НОВОСТИ УКРАИНСКОЙ ПСИХИАТРИИ
Более 1000 полнотекстовых научных публикаций
Клиническая психиатрияНаркологияПсихофармакотерапияПсихотерапияСексологияСудебная психиатрияДетская психиатрияМедицинская психология

Журнал «Медицинские исследования»
Том 1, выпуск 1, 2001

НЕКОТОРЫЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ МОТИВАЦИИ СУИЦИДАЛЬНОГО ПОВЕДЕНИЯ

М. Ф. Андрейко, Н. А. Шатайло

Днепропетровский коммунальный межобластной клинический психоневрологический центр

* Публикуется по изданию:
Андрейко М. Ф., Шатайло Н. А. Некоторые психологические особенности мотивации суицидального поведения // Медицинские исследования. — 2001. — Т. 1, вып. 1. — С. 108–109.

В числе причинных факторов суицидов определённое место занимают психологические закономерности, определяющие данный вид поведения человека, учёт которых является достаточно значимым для решения ряда проблем суицидологии. Практика работы с суицидентами показывает, что субъективно-психологические характеристики суицидального поведения содержат в себе ряд общих черт, имеющих теоретическое и практическое значение.

Применяя термин «суицидальное поведение», специалисты должны учитывать прежде всего его мотивационно-побудительную сторону, состоящую из взаимодействия когнитивного и эмоционального компонентов. Мотивация же суицида, как показывают наблюдения, имеет свою особенную специфичность. Происходит то, что мы в своей практике обозначаем как мотивационную инверсию психологической защиты человека.

Суть данного феномена состоит в том, что если в обычных условиях между когнитивной и эмоциональной составляющими поведения существует гармоничное единство, т. е. защита жизни окрашена положительными эмоциями, а угроза жизни — отрицательными, то при суицидальном повороте поведения происходит перемена знаков эмоций на противоположные. Более положительными эмоциями начинает окрашиваться идея прекращения жизни индивида, а мысль о сохранении жизни окрашивается в негативные тона. Уход из жизни представляется субъекту как разрешение некоторой мучительной проблемы, выбор меньшего из двух зол, а иногда — как некое благо и способ самоутверждения. Из опроса пациентов, переживающих суицидальную настроенность, можно установить, что с какого-то момента мысль о суициде начинает приносить им внутреннее облегчение, уменьшает тревогу, несёт успокоительную функцию. Такие мысли могут стать привычными и притягательными. Занимая доминирующее место в сознании субъекта, они могут сформировать привычный стиль поведения в виде так называемой суицидомании. Человек поддаётся иллюзии решения собственной проблемы столь парадоксальным способом, каким является суицид. При этом внешний контур поведения остаётся прежним и привычным — от плохого к лучшему. С той лишь разницей, что для суицидента лучшее не в сохранении жизни, а в её прекращении. Нарастание суицидальной мотивации может происходить как медленно, так и достаточно быстро в зависимости от разнообразных конкретных обстоятельств. Наличие специфической эмоционально инвертированной субъективной мотивации у суицидентов, по нашим наблюдениям, подтверждается в более чем 90% случаев.

Указанная мотивация является необходимым, но не достаточным условием реализации суицидального замысла, поскольку препятствием исполнения суицидального намерения является мощный инстинкт самосохранения и вся прижизненная система психологической защиты человека. Условиями ослабления такой естественной защиты человека оказываются сильные эмоциональные потрясения, ведущие обычно к состояниям постаффективного опустошения, психическая анестезия вследствие накопления отрицательных переживаний, блокада чувства страха приёмом алкоголя и наркотиков и другие причины. Именно в такие моменты путь к исполнению суицидальных замыслов оказывается открытым, и они зачастую реализуются.

Таким образом, можно констатировать, что суицидальное поведение формируется в неблагоприятной для субъекта ситуации, повлекшей специфическую инверсию жизнезащитной мотивации с эмоциональным предпочтением суицидального намерения и реализуется в момент блокады прежней системы психологической защиты личности.

Установленные психологические компоненты суицидального поведения могут использоваться в диагностике, экспертизе и профилактике суицидальных форм поведения.

Так, при отграничении истинных суицидальных действий от симулятивных можно убедиться, что в случаях демонстративного поведения указанная специфика не наблюдается, а сообщения субъектов носят надуманный характер в меру их собственной фантазии. При проведении психокоррекционных мероприятий на первый план мы ставим снятие суицидально-мотивационной инверсии и восстановление нормальной психологической защиты личности. В дальнейшем проводим работу по повышению противострессовой устойчивости пациентов и минимизации аффективных переживаний у них, а также по мобилизации резервных возможностей человека для осуществления полноценной адаптации во внешней среде.



© «Новости украинской психиатрии», 2005
Редакция сайта: editor@psychiatry.ua
ISSN 1990–5211