НОВОСТИ УКРАИНСКОЙ ПСИХИАТРИИ
Более 1000 полнотекстовых научных публикаций
Клиническая психиатрияНаркологияПсихофармакотерапияПсихотерапияСексологияСудебная психиатрияДетская психиатрияМедицинская психология

КЛИНИКО-ПСИХОПАТОЛОГИЧЕСКИЕ ВАРИАНТЫ АФФЕКТИВНЫХ РАССТРОЙСТВ АДАПТАЦИИ СРЕДИ ПРАВОНАРУШИТЕЛЕЙ МОЛОДОГО ВОЗРАСТА, НАХОДЯЩИХСЯ В ИСПРАВИТЕЛЬНЫХ КОЛОНИЯХ РАЗНОГО ТИПА

К. Р. Субаева

* Публикуется по изданию:
Субаева К. Р. Клинико-психопатологические варианты аффективных расстройств адаптации среди правонарушителей молодого возраста, находящихся в исправительных колониях разного типа // Український вісник психоневрології. — 2010. — Т. 18, вип. 3. — С. 151.

Лишение свободы, что является одним из видов криминального наказания, переносится осуждёнными как ситуация жизненного кризиса. Реакция на длительную социальную изоляцию с жёсткой регламентацией поведения может выходить за рамки «нормальной», психологически обусловленной реакции и приобретать характер дистресса. В МКБ-10 выделены под шифром F43.2 расстройства адаптации (РА) как кратковременные реакции с простой (субсиндромальной) психопатологической структурой. Вместе с тем, по отношению к ряду расстройств категории F41 рекомендуется (в соответствующих случаях) также использовать шифр F43.2. Оговорённые в этом плане единицы F41.2 и F41.3 отчасти соответствуют признакам и критериям РА (F43.2), однако при учёте всей широты картины (сложная клинико-психопатологическая структура, динамика формирования и длительность проявления), они по существу представляют собой невротические состояния и именно в этом качестве могут относиться к группе аффективных нарушений адаптации. Данное сообщение касается исключительно тех случаев, которые изначально соответствуют критериям РА (F43.2).

Обследовано 552 осуждённых молодого возраста (18–28 лет), которые находились в исправительных колониях (ИК) разного типа содержания, из них в колонии строгого режима (КСР) — 224 человека, в колонии общего режима (КОР) — 162 человека и в колонии-поселении (КП) — 166 человек. Выявлено 148 случаев РА (26,81%). По отношению к числу обследуемых в каждой из ИК, количество лиц с РА значительно отличалось: в КСР установлен 31 случай (13,84%), в КОР — 23 случая (14,20%), а в КП наибольшее — 94 случая (56,62%).

РА проявлялись в рамках следующих клинико-психопатологических вариантов: кратковременные депрессивные реакции (КДР — F43.20), которые длились не более 2–3 недель и проявлялись в виде лёгкой меланхолии или мягкой депрессии на фоне астении или же тоскливо-враждебного настроения; пролонгированные депрессивные реакции (ПДР — F43.21) выражались в меланхолическом настроении с апатическими чертами и продолжались до 3–6 месяцев; смешанные тревожные и депрессивные реакции (СТДР — F43.22), которые соответствовали известным характеристикам тревожной депрессии, длились до 3–5 месяцев; тревога с преобладанием других эмоций (ТПДЭ — F43.23) наблюдалась в виде реакций устойчивой ситуационной тревожности с периодическим нарастанием внутренней напряжённости и выраженной раздражительности, иногда с дисфорическим оттенком.

Показатели различных вариантов РА проявлялись в следующем нисходящем порядке: СТДР — 75 случаев (50,58%), ТПДЭ — 52 случая (35,13%), КДР — 18 случаев (12,16%) и ПДР — 3 случая (2,03%). Частота клинико-психопатологических вариантов РА существенно отличалась в каждом из типов ИК. В КСР определись одиночные ПДР — 3 случая (1,34%) и СТДР — 4 (1,79%) при значительно большей численности ТПДЭ — 24 (10,71%) и отсутствии КДР. В КОР не зафиксированы КДР и ПДР при приблизительной равности случаев ТПДЭ — 10 (6,17%) и СТДР — 13 (8,03%). В КП значительно преобладали СТДР — 58 случаев (34,94%) при равном количестве КДР и ТПДЭ — по 18 случаев (по 10,84%) и отсутствии ПДР.

Сопоставление полученных данных (взятых по каждой ИК в отдельности) указывает на следующие тенденции: во-первых, РА (F43.2) в каждой ИК имеют индивидуальное соотношение вариантов их проявления; во-вторых, тревожный вариант (ТПДЭ) в ИК всех типов проявляется относительно близкими и умеренными показателями (до 10%); в-третьих, тревожно-депрессивные реакции наиболее характерны для КП и в значительно меньшей мере для КОР; в-четвёртых, кратковременные лёгкие депрессии выявлялись только в КП; в-пятых, длительные мягкие депрессии практически не встречаются (1%) в рамках РА. Важно подчеркнуть, что высокий удельный вес РА в КП (то есть в колонии с наиболее мягким режимом содержания) не следует рассматривать в негативном плане без учёта частоты выявления аффективных нарушений адаптации невротического типа во всех ИК, что выходит за рамки данного сообщения.

Приведённые показатели РА важны для освещения большого массива адаптационных аффективных расстройств в их клинико-психопатологически дифференцированном разнообразии, которое следует учитывать при планировании психопрофилактической работы в ИК различного типа содержания осуждённых.



© «Новости украинской психиатрии», 2010
Редакция сайта: editor@psychiatry.ua
ISSN 1990–5211