НОВОСТИ УКРАИНСКОЙ ПСИХИАТРИИ
Более 1000 полнотекстовых научных публикаций
Клиническая психиатрияНаркологияПсихофармакотерапияПсихотерапияСексологияСудебная психиатрияДетская психиатрияМедицинская психология

ОБ УПОТРЕБЛЕНИИ КУСТАРНОГО КАТИНОНА И ЖЕВАНИИ ЭКЗОТИЧЕСКИХ ЛИСТЬЕВ КАТА (CATHA EDULIS)

Р. Б. Брагин

* Публикуется по изданию:
Брагин Р. Б. Об употреблении кустарного катинона и жевании экзотических листьев ката (Catha edulis) // Нові підходи до діагностики, лікування та реабілітації психічних захворювань: Матеріали науково-практичної конференції з міжнародною участю. — Харків, 2010. — С. 41–44.

Со второй половины 80-х годов одной из наркологических бед ряда центрально- и восточно-европейских стран, включая Украину и Россию, стали последовательно появлявшиеся злоупотребления амфетаминоподобными продуктами кустарного синтеза, вначале — в виде эфедрона (И. Н. Пятницкая, Н. Г. Найдёнова, Е. И. Цимбал, 1986), затем — первитина (В. С. Битенский, 1987), а позже — катинона (И. К. Сосин, Ю. Ф. Чуев, 2001). В качестве исходного материала для синтезирования кустарных амфетаминоподобных веществ используются эфедрин и эфедриносодержащие препараты. В последние годы для получения самодельного катинона перерабатывают препараты («Колдакт», «Колдар», «Эффект»), в состав которых входит фенилпропаноламин.

Кустарно синтезируемый катинон в химико-фармакологическом плане имеет прямую связь с экзотическим для нашей территории растением кат (Catha edulis), в свежих листьях которого содержится природный катинон. Кустарник кат произрастает, главным образом, в северо-восточной Африке и на юге Аравийского полуострова. Листья ката жуют для достижения стимулирующего эффекта. Этот способ употребления самоограничивает интенсивность поступления катинона в плазму крови, и поэтому кат относится к «медленным наркотикам».

Во время служебной командировки автора в Эфиопию, в качестве специалиста-психиатра, инициативно был собран материал данного исследования. Сбор материала осуществлялся в ходе практической работы в единственном специализированном психиатрическом Аммануэль-госпитале (Аддис-Абеба), рассчитанном на 400 коек и с реальным содержанием 600 больных и более.

Предметом изучения стали три независимых объекта: первый — 45 нерегулярных потребителей ката, второй — 183 регулярных жевателя с психическими расстройствами и третий — 732 медицинские карты пациентов с диагнозом «катовый психоз», установленным всеми врачами госпиталя за четырёхлетний период нашего исследования.

Исследование проводилось с помощью следующих методов: клинико-психопатологического, клинико-анамнестического, наблюдения и интервьюирования, самонаблюдения и самоописания, экспериментально-психологического и статистической обработки данных.

Проведённое многостороннее исследование психиатрических и наркологических проявлений употребления свежих листьев кустарника ката, содержащих основополагающий алкалоид катинон, позволило выделить несколько основных положений.

При традиционном нерегулярном употреблении ката, во-первых, картина катового опьянения облигатно включает (помимо известной стимуляции и эйфории) седативно-релаксационный и нерезко выраженный анксиолитический эффекты, что предопределяет отсутствие брутальных эмоций и агрессивных действий; во-вторых, вне зависимости от глубины опьянения (интоксикации) у жевателей не возникают галлюцинации и состояния помрачения сознания, что отделяет листья ката от стимуляторов с психоделическими свойствами; в-третьих, выражено общее преобладание субъективно-позитивных эффектов, включая реальное и иллюзорное адаптогенное воздействие, что объясняет широкую инфильтрацию употребления ката в культурально-бытовую, профессиональную и религиозную стороны жизни местного населения.

Основные наркологические признаки хронической катовой интоксикации (катизма) своеобразны, они определяются фармакологическими свойствами ката, способом его употребления (жевания) и культурально-этническими особенностями потребителей. Психическая зависимость носит преимущественно сверхценно-доминирующий характер, крайне редко — обсессивноподобный и не обнаруживает компульсивных черт. Абстинентный синдром проявляется у жевателей с многолетним непрерывным стажем и выражается тремя психопатологическими вариантами: псевдоневрастеническим, астено-дисфорическим и субпсихотическим. Изменения картины опьянения и толерантности характеризуются клинической очерченностью, но отличаются медленной и маловыразительной динамикой.

Развитие сформировавшейся хронической катовой интоксикации в дальнейшем проходит в три стадии, каждая из которых имеет свои собственные наркологические и психопатологические отличительные особенности.

Острый катовый интоксикационный психоз (ОКИП) проявляется психопатологическими нарушениями собственно экзогенного и экзогенно-органического типов реагирования. Широкий диапазон психопатологических синдромов обусловлен наличием в клинической структуре хронической катовой интоксикации сомато-неврологических нарушений и физического истощения различной степени выраженности. Наиболее характерным, неосложнённым вариантом ОКИП является анксиозно-параноидный синдром.

Ежегодная выявляемость катового психоза среди первичных больных-психотиков мужского пола занимает следующую (вторую) позицию после группы эндогенных заболеваний. Наивысшие показатели ОКИП относятся к регионам наиболее обширного произрастания, культивирования и потребления ката, что косвенно подкрепляет клинические данные о существовании катового психоза как самостоятельной единицы.

Эпидемиологический анализ выявил наиболее неблагоприятное сочетание условий («факторов риска»), при котором развивается наибольшее (25,55%) количество случаев ОКИП: второй (регулярно-интенсивный) тип употребления ката, длительность пристрастия от 11 до 20 лет, возраст начала регулярного жевания — до 15 лет, высокая физическая нагрузка (связанная с работой), проживание в среднегорье (регион произрастания ката), официальный статус «неплатёжеспособного» гражданина (по отношению к медицинскому и иным формам обслуживания). Установлено, что иная комбинация параметров этих же факторов имеет многократно меньшие показатели частоты возникновения психоза.

Статистически доказано, что у хронических жевателей ката фактор «неплатёжеспособности» прямо и опосредовано связан с возникновением ОКИП в существенно преобладающей части случаев. За официальным термином и статусом «неплатёжеспособность», по существу, стоит крайняя степень бедности с физической и психической истощённостью, как результат постоянного недоедания и периодического, вынужденного употребления листьев ката вместо пищи. Эти обстоятельства поднимают значение фактора «неплатёжеспособности» (в его расшифрованном виде) до уровня основного патогенетического звена в развитии катовых психозов у данной социально-экономической категории постоянных жевателей ката. То есть, во всех этих случаях имеет место острая психотоксическая психотическая реакция глубоко изменённой почвы (в общемедицинском и собственно психиатрическом смысле). В остальных случаях возникновения ОКИП присутствовала иная констелляция факторов, позволяющая допускать значительную роль соматогенной вредности и других влияний, не исключающая провоцирующее воздействие хронической катовой интоксикации на манифестацию латентного эндогенного процесса.

Клинические и эпидемиологические знания о жевании листьев ката, в сопоставлении с известными данными относительно интенсивного (орального и внутривенного) употребления кустарного катинона, а также с результатами экспериментально-фармакологических исследований природного и синтезированного катинона, важны для понимания всей широты и глубины психотоксического действия названных веществ. В теоретическом плане приведённые сведения важны для их использования при создании обобщённой модели действия психостимуляторов.



© «Новости украинской психиатрии», 2010
Редакция сайта: editor@psychiatry.ua
ISSN 1990–5211