НОВОСТИ УКРАИНСКОЙ ПСИХИАТРИИ
Более 1000 полнотекстовых научных публикаций
Клиническая психиатрияНаркологияПсихофармакотерапияПсихотерапияСексологияСудебная психиатрияДетская психиатрияМедицинская психология

О СУДЬБОАНАЛИТИЧЕСКОЙ МОДЕЛИ ТЕРАПЕВТИЧЕСКОЙ МЕТАФОРЫ

В. И. Павленко

* Электронная публикация:
Павленко В. И. О судьбоаналитической модели терапевтической метафоры [Электронный ресурс] // Новости украинской психиатрии. — Киев–Харьков, 2008. — Режим доступа: http://www.psychiatry.ua/brief/paper111.htm.

Обсуждение техник эриксонианского гипноза будет неполным без упоминания о терапевтической метафоре, с помощью которой достигается сознательное и бессознательное приобретение новых моделей поведения. По Вацлавику (1978), метафора — это язык правого полушария. И психотерапия приводит к существенному изменению, если обращается к процессам правого мозга.

Сферы клинического применения метафор обширны: подчёркивание или иллюстрирование чего-либо; предложение решения проблем; помощь людям в познании себя; посев идей и повышение мотивации; контролирование терапевтических отношений; встроенные указания; переформирование и переопределение проблем; построение Эго; моделирование способа общения; напоминание о собственных ресурсах; снятие чувствительности к страхам. В терапии метафоры являются непрямой формой лечения, они не вызывают сопротивления к принятию новых идей, что характерно для методов прямых, направленных воздействий и стимулируют мышление, ощущение и идеи для разрешения проблем. Характерно, что человек может буквально воспринять метафору на уровне сознания, в то же время на подсознательном уровне воспринимая её символическое значение (Баркер, 1996). Особое преимущество метафоры состоит в том, что люди реагируют на неё без усилия, поскольку их сознание не вмешивается. Метод не содержит ощущения опасности, является завуалированным и касается жизненных ситуаций, о которых не всегда легко говорить (Л. Камерон-Бэндлер).

Ключевыми моментами действия метафоры являются:

Построению метафор посвящены работы Эриксона и Росси (1980); Лэнктон и Лэнктон (1983, 1996); Мэтью и др. (1984, 1985); Гордон (1984); Баркер (1996).

Большинство авторов выделяют следующие шаги в конструировании метафоры:

  1. Полностью определите проблему.
  2. Определите структурные составляющие проблемы и соответствующие действующие лица.
  3. Найдите изоморфную ситуацию.
  4. Укажите логическое разрешение, определите, чему научиться и найдите контексты, где эти моменты будут очевидны.
  5. Облеките эти структуры в историю, которая будет занимательной или скроет намерение, чтобы избежать сопротивления клиента.

Метафора будет эффективной, если предложит замещающий опыт, в котором человек имеет возможность действовать с точки зрения другого ряда фильтров, что даёт доступ к ранее не замечавшимся возможностям выбора (Л. Камерон-Бэндлер). По мнению Хейли (1976), успешный результат возможен в случае, если психотерапия начинается с чётко определённых целей. Поэтому на этапе 1–3-го шагов наряду с исследованием, выявляющим информацию для конструирования метафоры (анамнез и репрезентативные системы НЛП), изоморфной реальной клинической ситуации автором статьи использованы возможности судьбоанализа. Судьбоанализ — одно из направлений глубинной психологии (наряду с психоанализом Фрейда и аналитической психологией Юнга) — был создан психиатром и психотерапевтом Леопольдом Сонди (1893–1986). По мнению Сонди, наши действия и поведение обусловливаются 4-мя побуждениями (или влечениями, векторами) — S, Sch, P, С, подразделяющимися в свою очередь на 8 потребностей (факторов, радикалов) — h, s, k, p, e, hy, d, m и 16 тенденций. Вариации проявления факторов (ситуационная картина энергии побуждений) называются возможностями судьбы. «…Судьбоанализ — это учение о выборе человека в любви, дружбе, профессии, болезни и смерти… Посмотри на побудительные выборы человека, и ты узнаешь, какая судьба его ожидает…» (Сонди). Исследование в судьбоанализе проводится предъявлением 6 серий по 8 портретов. Наибольшее динамическое действие оказывают ситуации с максимальным выбором портретов одной серии (до 4–6) и они включаются в сценарий сеанса гипнотерапии.

При выполнении этапа диагностики и обсуждения результатов оцениваются невербальный сигналинг, комментарии пациента и плотность раппорта. Средством оптимизации и объективизации диагностики является компьютерная программа (разработчик — Д. Маркин, Орёл, 2006).

Для включения в терапевтический процесс результатов побудительного выбора (переднепланового личностного профиля) используются шаблоны Сонди (1972). Это позволяет пациенту самостоятельно осуществить обратный перевод общего неспецифического в неизменяемое персонифицированное. К примеру, при наличии в результате теста понятийного образования (фактора) «h+» (персональная любовь) — (Н + Г) — ставится уточняющий вопрос: «Кого именно любить?», а по фактору «s–» (самопожертвование) — (Н + Г = номинализация + генерализация) — «Ради кого (как) именно жертвовать собой?» и т. д. Вопросы задаются до максимально персонифицированной детализации фактора. Важно, чтобы полученная информация не провоцировала внутреннее сопротивление терапевтическому процессу. После окончательной интерпретации материалов теста психотерапевт использует в протоколе гипнотической индукции специфическую информацию о переживаниях клиента в прошлом в обобщённом виде и создаёт опорные точки для необходимых изменений в будущем. Для стимулирования у пациента самопознания (саморефлексии), трансдеривационного поиска и формирования связующей стратегии используются шаблоны наведения транса по М. Эриксону и речевые модели НЛП. При их выслушивании пациент усваивает и сопоставляет наиболее общие словообразования (номинализации, глаголы и прилагательные с генерализациями, операторы возможности) с личными значениями и опытом (К. Бюрги-Майер).

Двухлетний опыт использования данной модели метафоры свидетельствует о её практичности, дополнительных возможностях работы с глубинными ресурсами личности, относительной простоте.

Литература

  1. Баркер Ф. Использование метафор в психотерапии. — Воронеж: Модек, 1995. — 223 с.
  2. Бернье Ж. Судьбоанализ и психосоматическая медицина // Психология судьбы: Сборник статей по глубинной психологии / Под ред. В. Б. Куликова. — Екатеринбург: УрО РАН, 1995. — С. 88–127.
  3. Бюрги-Майер К. Загляни в себя — узнай о себе. Тест Зонди: путь к самопознанию // Психология судьбы: Сборник статей по глубинной психологии / Под ред. В. Б. Куликова. — Екатеринбург: УрО РАН, 1995. — С. 34–85.
  4. Гордон Д. Терапевтические метафоры. Оказание помощи другим посредством зеркала. — СПб: Белый кролик, 1995. — 196 с.
  5. Коннер Р. Рамочные метафоры в трансе: Семинар. — Томск, 1999. — 33 с.
  6. Кроль Л. М. Образы и метафоры в интегративной гипнотерапии. — М.: Класс, 2001. — 128 с.
  7. Лэнктон К. Х., Лэнктон С. Р. Волшебные сказки. Ориентированные на цель метафоры при лечении взрослых и детей. — Воронеж: Модек, 1996. — 432 с.
  8. Сонди Л. Учебник экспериментальной диагностики влечений. — М.: Когито-Центр, 2005. — 556 с.
  9. Ютнер Ф. Судьбоанализ в выводах. — Екатеринбург: Уральский университет, 2002. — 261 с.

© «Новости украинской психиатрии», 2008
Редакция сайта: editor@psychiatry.ua
ISSN 1990–5211