НОВОСТИ УКРАИНСКОЙ ПСИХИАТРИИ
Более 1000 полнотекстовых научных публикаций
Клиническая психиатрияНаркологияПсихофармакотерапияПсихотерапияСексологияСудебная психиатрияДетская психиатрияМедицинская психология

РАННЯЯ ДИАГНОСТИКА И ПРОФИЛАКТИКА ТРЕВОЖНЫХ И ДЕПРЕССИВНЫХ РЕАКЦИЙ У ВОЕННОСЛУЖАЩИХ СРОЧНОЙ СЛУЖБЫ

К. Р. Субаева

* Публикуется по изданию:
Субаева К. Р. Ранняя диагностика и профилактика тревожных и депрессивных реакций у военнослужащих срочной службы // Український вісник психоневрології. — 2007. — Т. 15, вип. 1 (додаток). — С. 240–241.

* Тезисы доклада на III Национальном конгрессе неврологов, психиатров и наркологов Украины (Харьков, 2007 г.).

Целью настоящего исследования явилось изучение эмоционального состояния военнослужащих в различные периоды срочной службы. Скрининговым методом было обследовано 305 человек: на 1-м месяце службы — 173, на 6-м месяце — 98, на 2-м году — 29. Использованы следующие методики: шкала реактивной и личностной тревоги Спилбергера–Ханина, шкала депрессии SCL-90. Параллельно проводилось интервьюирование с изучением медицинской документации и личных дел.

Как показали результаты исследования, у 79,36% обследованных уровень тревожности и депрессии не выходил за пределы нормы, из них 37,38% показали высокую эмоциональную стабильность. У 20,64% был выявлен повышенный уровень тревожности. Среди последних по данным тестирования и клинико-психопатологической оценки выделены следующие группы: 1 группа — состояния повышенного риска в плане развития тревожных и депрессивных реакций (6,88%), 2-я — реакции субклинического уровня (12,78%) и 3-я — клинически оформленные проявления тревоги и/или депрессии (0,98%). Следует отметить, что у военнослужащих, вошедших в группу с реакциями субклинического уровня, способность к выполнению служебных обязанностей сохранялась, но на сниженном уровне. У них имелись отдельные проявления тревоги и депрессии, которые по степени выраженности не укладывались в клинически очерченные психопатологические синдромы. Лица, отнесённые к группе риска, имели повышенные показатели по шкалам тревоги и депрессии, но при обследовании не обнаруживали каких-либо внешних признаков аффективных расстройств, хотя испытывали выраженное внутреннее напряжение, а выполнение служебных обязанностей сопровождалось потребностью в постоянной мобилизации и повышенном самоконтроле.

При этом в течение первого года службы у военнослужащих происходит существенный рост тревожных и депрессивных изменений, который в различных формах удерживается на этом уровне в течение второго года службы. Среди военнослужащих второго года службы установлено снижение частоты субклинических тревожно-депрессивных реакций и отсутствие подобных расстройств клинического уровня за счёт увеличения показателей в группе повышенного риска. Частота и структура тревожных и/или депрессивных реакций обнаруживают тесную связь со сроками службы, имеющими свои особенности, что указывает на существенную роль социального и средового факторов в их возникновении и оформлении.

Таким образом, у значительной части военнослужащих срочной службы выявлен высокий уровень тревожности и депрессии, что требует применения в отношении них различных форм своевременной и адекватной психокоррекции и психопрофилактики, а в отдельных случаях — лечения.



© «Новости украинской психиатрии», 2007
Редакция сайта: editor@psychiatry.ua
ISSN 1990–5211