НОВОСТИ УКРАИНСКОЙ ПСИХИАТРИИ
Более 1000 полнотекстовых научных публикаций
Клиническая психиатрияНаркологияПсихофармакотерапияПсихотерапияСексологияСудебная психиатрияДетская психиатрияМедицинская психология

ВЫДЕЛЕНИЕ СВЕРХЦЕННОЙ ФОРМЫ ПАТОЛОГИЧЕСКОГО ВЛЕЧЕНИЯ В КЛИНИКЕ ТОКСИКОМАНИЙ И НАРКОМАНИЙ

Р. Б. Брагин, Ю. В. Чайка

* Публикуется по изданию:
Брагин Р. Б., Чайка Ю. В. Выделение сверхценной формы патологического влечения в клинике токсикоманий и наркоманий // Психиатрические аспекты наркологии: Тезисы докладов областной научно-практической конференции. — Харьков, 1985. — С. 74–76.

Вопрос о квалификации и систематике проявлений патологического влечения (ПВ) при токсико- и наркоманиях остаётся актуальным, так как его решение тесно связано с патогенетическими, клинико-диагностическими и терапевтическими проблемами. Среди выдвинутых в рамках наркологии разнообразных классификаций ПВ (А. А. Портнов, 1959; И. В. Стрельчук, 1966, 1973; K. Ernest, 1983 и др.) привлекают внимание «синтетические» типологические схемы, в которых одновременно охватывается несколько клинических параметров ПВ (А. А. Качаев и соавт., 1976; Н. Н. Иванец, А. Л. Игонин, 1983). Эти схемы позволяют разрабатывать психопатологический подход к анализу ПВ, выдвинутый А. А. Портновым (1959). Наличие обсессивной и компульсивной форм ПВ, являясь психопатологической реальностью, не всегда отражает клиническое разнообразие ПВ к токсико- и наркоманическим средствам. Отсюда и возникла необходимость анализа некоторых проявлений ПВ, которые с достаточной корректностью не могут быть квалифицированы ни как обсессивное, ни как компульсивное влечение.

Материалом к психопатологическому анализу послужило клиническое наблюдение за проявлениями ПВ у восьми больных наркоманиями, 53-х с хроническим алкоголизмом и 146 лиц, страдавших токсикоманиями.

Анализ показал, что у всех больных проявление ПВ имело ряд общих признаков. Так, оно характеризовалось постоянной и высокой эмоционально-личностной значимостью. Это выявлялось в наличии стойкой личностной установки на постоянное потребление токсико- и наркоманических средств, которая входила как неотъемлемый компонент в структуру всего образа жизни личности. При этом несмотря на разную степень выраженности и возможность к осцилляции, возникшее ПВ имеет тенденцию к доминированию в сознании с определяющим влиянием на поведение личности в виде поведенческой реализации ПВ. Психопатологическая структура такого типа ПВ отличается относительной простотой идеаторно-эмоционального компонента, что выявляется в низкой интенсивности интеллектуально-эмоциональной переработки личностью ПВ, в снижении критической оценки и относительной лёгкости реализации ПВ. Уровень интеллектуально-эмоционального отношения личности к ПВ может быть различным.

В некоторых случаях отмечается действительная отрицательная оценка наличия ПВ, сопровождающаяся самостоятельными попытками личности сформировать контрастные установки и «отвлекающие» формы поведения (как психологические компенсаторные механизмы). Одновременно выявляются и внутренние эмоциональные реакции с попытками противостоять «давлению» патологической потребности, что оформляется в борьбу мотивов различной интенсивности. Однако чаще критическая позиция личности весьма формальна — на уровне вербального «порицания» с одновременным выдвижением «смягчающих обстоятельств» в отношении реализации ПВ и его последствий. Такого рода «вторичная» психологическая защита приводит к резкому снижению интеллектуальной и эмоциональной переработки патологического влечения как такового, вплоть до полной утраты критического отношения в виде анозогнозии. Основным становится цепь поведенческих актов, относительно легко реализующих ПВ, со стабилизацией «вторично» защитных механизмов, приобретающих устойчивый характер.

От обсессивной формы ПВ данный тип его отличается тем, что воспринимается личностью без компонентов «внутреннего паразитизма» и «чуждости», несмотря на формальную борьбу мотивов, и имеет отчётливую тенденцию к реализации влечения. А от компульсивного варианта выявляемая нами форма отличается отсутствием выраженной принудительности. Кроме того, данный вариант ПВ имеет выраженную личностную опосредованность, которая выступает как устойчивая личностная установка.

Приведённое описание ПВ, таким образом, имеет следующие основные особенности: доминирование в сознании с колеблющейся интенсивностью и длительностью существования; наличие определяющей роли мотивационно-волевых установок с присутствием компонентов идеаторной и аффективной переработки ПВ; разная степень критической оценки с диссимулятивно-защитными тенденциями; личностная приемлемость, значимость не «противостоит» личности как абсолютно чуждое ей образование; поведенческая реализация без фактической борьбы мотивов или принудительности.

Описанная структура ПВ по своим психопатологическим признакам соответствует основным критериям, характерным для сверхценных образований, особенно «гиперболическому» типу сверхценности, ранее выделенному одним из соавторов (Р. Б. Брагин, 1977, 1978). Для неё как раз и характерно то, что ведущее место занимает стремление к реализации влечения (потребности, мотива) при относительной простоте идеаторного и аффективного компонентов.

Поскольку выделяемая форма ПВ содержит в себе элементы и обсессивного и компульсивного проявлений, то, вероятно, это и определяет трудности её фиксирования и выделения. В ряде работ имплицитно содержится фактическое описание ПВ в виде сверхценного образования. Например, И. Н. Пятницкая (1975), описывая развитие ПВ, отмечает: «…возникла аффективно насыщенная привязанность, кататимно исказившая мышление и снизившая субъективную ценность прежних интересов». В этом описании с достаточной очевидностью выявлены основные признаки сверхценного образования.

Таким образом, кроме обсессивной и компульсивной форм проявления ПВ, есть достаточно оснований выделять и его сверхценную форму. Это позволяет углубить терапевтическую тактику в лечении токсико- и наркоманий.



© «Новости украинской психиатрии», 2004
Редакция сайта: editor@psychiatry.ua
ISSN 1990–5211