НОВОСТИ УКРАИНСКОЙ ПСИХИАТРИИ
Более 1000 полнотекстовых научных публикаций
Клиническая психиатрияНаркологияПсихофармакотерапияПсихотерапияСексологияСудебная психиатрияДетская психиатрияМедицинская психология

ИЗУЧЕНИЕ ОСОБЕННОСТЕЙ ЛИЧНОСТИ НАРКОМАНОВ-ПРАВОНАРУШИТЕЛЕЙ ПО ТЕСТУ СМОЛ

С. Н. Никольский, О. П. Карпова

* Публикуется по изданию:
Никольский С. Н., Карпова О. П. Изучение особенностей личности наркоманов-правонарушителей по тесту СМОЛ // Экспериментальная и клиническая медицина. — 2000. — № 3. — С. 100–103.

Наряду с социальными, юридическими и медицинскими вопросами требуется изучение психологических закономерностей становления наркомании. В результате этих исследований особую значимость приобретает изучение особенностей личности, её социально-психологических характеристик.

Понятие «структура» личности далеко не статично. Личности присуще то качество, которое можно назвать неоформленностью или неопределённостью. Личность никогда не представляет собой законченную и сформированную раз и навсегда конструкцию. Эта многогранность личности приводит к тому, что перед ней в определённые моменты открываются перспективы изменнения, хотя границы этих перемен, естественно, связаны с понятием «конституция».

Личность всегда имеет и несёт в себе внутренние потенции, скрытые энергии, которым ещё не присуща определённая фиксированная направленность. В начале жизни эти качества обладают тем или иным диапазоном неопределённости, но постепенно, благодаря характеру воспитания и контактам с соответствующей микросредой, они всё более и более развиваются в определённом социальном направлении, становятся всё более однозначными.

По данным И. Н. Пятницкой, асоциальное поведение у лиц, употребляющих наркотики, наблюдается ещё задолго до начала наркотизации. Оно появляется уже в подростковом или даже детском возрасте и выражается в хулиганстве, краже мелких вещей из дома, продуктов в магазинах, вымогательстве денег у младших, мелких спекуляциях, драках, бродяжничестве (И. Н. Пятницкая, 1975). Было выявлено, что у большей части лиц, злоупотребляющих наркотиками, уже в раннем детстве проявлялись такие черты характера, как капризность, повышенная раздражительность и возбудимость с элементами злобности. При ограничении свободы действий или подавлении инициативы у них отмечались истерические реакции с двигательным возбуждением или заторможенностью, с отказом отвечать на вопросы.

Начало наркотизации в подавляющем большинстве случаев приходится на подростковый возраст, в котором активно формируются социальные установки, определяющие характер социальной адаптации. Выпадение этого столь важного компонента становления личности в указанный возрастной период вследствие злоупотребления наркотическими средствами уже само по себе наносит непоправимый ущерб социальной адаптации личности. У подростков по ничтожному поводу возникают реакции психомоторного возбуждения с агрессивностью по отношению к близким, с угрозами покончить жизнь самоубийством, уйти из дома. Могут быть характерны бродяжничество, сексуальная активность, которая нередко принимала патологические формы. Обращали на себя внимание капризность, эгоцентризм, склонность к избыточному фантазированию, лживости, преобладание низших чувств, демонстративность, позёрство. Не менее важно отметить внушаемость, стремление к подражанию, слабость волевых процессов, лёгкость включения в асоциальные действия, иждивенческие установки с уклонением от любого вида труда.

Исходя из всего перечисленного и опираясь на результаты наших исследований, изложенные ниже, можно сделать однозначный вывод, что подростковый возраст является критическим в возникновении наркомании и приобщении к приёму наркотических средств.

При регулярном приёме наркотиков наркоманы становятся менее общительными. Личностные особенности претерпевают ряд изменений: психопатологические реакции становятся более продолжительными, отмечается их готовность к застреванию, наблюдается более выраженная конфликтность с окружающими. Повышенная раздражительность всё чаще сочетается со склонностью к пониженному настроению вне наркотического опьянения. В этот период у больных отмечается ощущение пустоты, скуки; жалобы, что все окружающее представляется им серым, «неинтересным, безысходным, тягостным», обращает на себя внимание выраженная раздражительность, грубость, цинизм, крайняя лживость.

При возникновении критических ситуаций у наркоманов отмечаются истерические реакции, суицидальные попытки, большей частью демонстративные. Тревога, возникающая на фоне сниженного настроения, сочетается с другими изменениями психического состояния: ощущением неопределённой угрозы извне и тоскливым аффектом. Поведение больных характеризуется грубостью, агрессивностью, отмечаются немотивированные конфликты, пренебрежение общепринятыми нормами поведения.

Заслуживает внимания своеобразие эмоционально-мотивационных установок: ослабление потребностей в контактах с социальной средой, снижение интереса к межличностным взаимоотношениям и социально-практической деятельности окружающих людей. На фоне сужения контактов и легко возникающей тревожности у больных обнаруживались истощаемость, повышенная чувствительность к обидам, рассеянность, забывчивость, отсутствие умения сосредоточиться, длительно и продуктивно сконцентрировать внимание. По отношению к близким такие больные капризны. деспотичны, холодны, раздражительны. Следует отметить реакции гиперестезии: повышенную чувствительность к свету, шуму, нетерпимость к присутствию посторонних, особенно родственников, в комнате. При этом, несмотря на выраженную ранимость и астению, наблюдаются довольно стойкие стенические реакции, если дело касается вопросов изыскания наркотических средств.

Объектом нашего изучения были лица, совершившие уже повторно различного рода тяжкие правонарушения (рецидивисты) и отбывающие заключение в исправительно-трудовом учреждении ЮЖ 313/43. Нами было обследовано 66 лиц мужского пола. имеющих в приговоре помимо основных также статью 14, свидетельствующую о наличии заболевания наркоманией на момент совершения правонарушения.

При анализе результатов обследования получены следующие данные. Наиболее высоким, сравнительно с остальными, является показатель по шкале 6 (Pa — паранойяльности (56,90 Т)), что свидетельствует о склонности этих лиц к формированию сверхценных идей. Такие люди односторонние, агрессивные и злопамятные, кто не согласен с ними, кто думает иначе, тот или глупый человек, или враг. Свои взгляды они активно насаждают, поэтому имеют частые конфликты с окружающими: собственные малейшие удачи они всегда переоценивают. Это свидетельствует о повышенной агрессивности у этих лиц и безусловной склонности и предрасположенности к совершению ими противоправных действий.

Также высок у этих лиц показатель по 8-й шкале (Sc — шизоидности (52,85 Т)). Таким лицам свойственен шизоидный (аутистический) тип личности, общей чертой которого является сочетание повышенной чувствительности с эмоциональной холодностью и отчуждённостью в межличностных отношениях. Лица с подобными чертами являются группами риска в плане приобщения к употреблению наркотических средств. важным мотивом этого является облегчение контактов с окружающими, улучшение эмоционального состояния. Эти данные полностью подтверждаются тем, что у всех обследованных диагностирована наркомания.

Ещё большего внимания заслуживает тот факт, что очень высокой является корреляционная связь между шкалами паранойяльности и шизоидности (r = 0,636), что даёт безусловное основание сделать вывод о том, что одновременное повышение показателей по шкалам паранойяльности и шизоидности с большой долей вероятности может привести к формированию не просто злоупотребления наркотическими средствами, но и развитию у этих лиц делинквентного поведения, склонности к совершению ими преступлений.

Литература

  1. Шостакович Б. В. Психопатология и преступность // Врач. — 1995. — С. 37–38.
  2. Интересы и межличностные контакты молодёжи, склонной к токсикомании, наркомании, алкоголизму, их изучение и профилактика: Методические разработки / Сост. В. Л. Резанов и др. — Петрозаводск, 1989. — 27 с.
  3. Колесов Д. В. Эволюция психики и природа наркотизма. — М.: Педагогика, 1991. — 312 с.
  4. Курек Н. С. Особенности экспрессивно-импрессивного аспекта эмоциональной сферы больных наркоманией // Журнал неврологии и психиатрии им. С. С. Корсакова. — 1991. — Т. 91, вып. 2. — С. 64–67.
  5. Ялтонский В. М., Абшаихова У. А., Сирота Н. А. Вербально-невербальный диссонанс в структуре коммуникативного поведения наркотизирующихся подростков // Обозрение психиатрии и мед. психологии им. В. М. Бехтерева. — 1992. — № 1. — С. 68–70.
  6. Пятницкая И. Н. Клиническая наркология. — М.: Медицина, 1975. — С. 31.


© «Новости украинской психиатрии», 2002
Редакция сайта: editor@psychiatry.ua
ISSN 1990–5211