НОВОСТИ УКРАИНСКОЙ ПСИХИАТРИИ
Более 1000 полнотекстовых научных публикаций
Клиническая психиатрияНаркологияПсихофармакотерапияПсихотерапияСексологияСудебная психиатрияДетская психиатрияМедицинская психология

Книги »  Украина: взгляд психиатра. Мысли, выступления, статьи (1999–2004) »
Е. Юрьев

СИСТЕМЫ ПСИХИАТРИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ: ВОЗМОЖНЫЕ МОДЕЛИ УПРАВЛЕНИЯ И РЕФОРМИРОВАНИЯ

Е. Юрьев

* Публикуется по изданию:
Юрьев Е. Системы психиатрической помощи: возможные модели управления и реформирования // Юрьев Е. Украина: взгляд психиатра. Мысли, выступления, статьи (1999–2004). — Днепропетровск: Пороги, 2004. — С. 84–98.

В последние годы стало ясно, что программы по охране психического здоровья населения должны стать приоритетными для большинства стран мира в силу тех социальных последствий, которые эти заболевания вызывают. Масштаб проблемы таков, что, по мнению экспертов ВОЗ, мы имеем все основания рассматривать психические болезни (включая алкоголизм и наркоманию) в качестве основной угрозы здоровью и продуктивности жизни наций в мире.

Развитие медико-демографического кризиса в Украине, прежде всего, концентрирует внимание исследователей на процессах «обвального» снижения рождаемости и росте смертности, проблемах ухудшения качественных характеристик здоровья населения и, прежде всего, психического. Однако как в прошлом, так и сегодня мы не в состоянии или не хотим дать объективную оценку системе психиатрической помощи населению в соответствии с современными требованиями. К сожалению, приоритеты не меняются по мере того, как факт депопуляции населения осознаётся в качестве долгосрочной демографической реальности; перспективы воспроизводства населения страны не связываются с состоянием его, прежде всего, психического здоровья, а и без того скудное финансирование распыляется по многочисленным программам, вместо того, чтобы концентрироваться на нескольких главных направлениях, что является совершенно неоправданным в условиях глубокого социально-экономического кризиса.

Перед обществом и государством сегодня стоит очень сложная и долговременная проблема реформирования всей системы психиатрической помощи. Основной вопрос — превращение этой системы в успешно развивающийся организм, эффективно встроенный в новые системы связей с обществом и государством. Не вызывает сомнения тот факт, что осуществление этого возможно только через создание новой системы управления всеми заинтересованными и задействованными в этом процессе институтами современного украинского общества. Состояние психического здоровья нации — сегодня вопрос национальной безопасности государства, от решения которого зависит то, каким будет результат реформ, в долговременной перспективе — чем будет украинская нация и её государственные институты в третьем тысячелетии. В условиях длительного кризиса и серьёзного ухудшения психического здоровья населения, концепция реформирования психиатрической помощи, направленная на перенос акцента этой помощи во внебольничные условия, себя пока не оправдала, да и не могла оправдать при огромном количестве людей, нуждающихся в специализированной психиатрической помощи и полном отсутствии современной системы психосоциальной реабилитации. Решение этой проблемы невозможно осуществить, не опираясь на мировой опыт.

Так, например, испанская психиатрия конца XX века коренным образом отличается от психиатрии, которая была в Испании до 1914 года. Заслуга испанцев состояла в том, что они, как и мы, пройдя очень сложный путь государственных реформ, в том числе преодолев период диктатуры Франко, став членом Европейского Союза, не только адаптировали систему идей Э. Крепелина, но и основательно дополнили её, сформировав эффективную систему психосоциальной реабилитации для людей, страдающих расстройствами психической деятельности. Период реформирования начался после приглашения Э. Крепелина на съезд Национальной ассоциации нейропсихиатров, проходивший 30.12.1924 года в Барселоне, где было принято шесть важнейших решений, а именно:

  1. Неотложный пересмотр законодательства в части, касающейся больного.
  2. Неотложная перестройка психиатрической помощи на научной основе.
  3. Потребовать, чтобы врачи-психиатры имели специальную методическую подготовку и выступали экспертами в суде.
  4. Ввести обязательную должность психиатра в общественных и частных лечебницах для душевнобольных.
  5. Организовать преподавание психиатрии на должном научном уровне во всех испанских университетах и включить психиатрию как обязательный предмет во все курсы по медицине.
  6. Рекомендовать Институту географии и статистики официально признать современную классификацию душевных заболеваний, например, классификацию профессора Крепелина.

Говоря о влиянии французской психиатрии на испанскую, следует сказать словами Переса де Айала, который писал: «Франция стала интеллектуальной кормилицей, мы шли её путем, повторяя ошибки и находки. Но она не столько подталкивала нас к определённым действиям, сколько развивала способность к действенной критике». То был период горького осознания постоянного паразитирования в научной области и собственного творческого бессилия. Результатом развития стало формирование двух самостоятельных психиатрических школ: мадридской и барселонской. Свидетельством их достижений было проведение в Испании (Барселона) в 1995 году Первого Международного конгресса по психосоциальной реабилитации, а в 1996 году — 10-го Всемирного конгресса психиатров.

Философия и медицина при всём их, на первый взгляд, очевидном различии имеют много общего и, прежде всего, — обращённость к сущностным извечным вопросам человеческого бытия. В особенности это касается, пожалуй, самой гуманитарной области медицины — психиатрии. Каждое из понятий, постоянно используемых психиатрами в повседневной практике — личность, сознание, психические расстройства, бред и т. д. — представляют в своём основании принципиальные философские категории. Современная психиатрия не может динамично развиваться, опираясь только на медицинские тексты. В своей монографии, посвящённой развитию психопатологии, психиатрии и лечению душевных заболеваний, Клеменс Диркхофер охватывает период от античности до наших дней, раскрывая теологические, философские источники, работы по национальной психологии, историко-культурологические и лингвистические труды, что даёт возможность по-новому увидеть основные вехи испанской психиатрии. Согласно профессору К. Диркхоферу, уважение к человеческому достоинству, милосердие, христианское учение о равенстве всех людей перед лицом Всевышнего веками формировали отношение испанцев к феномену душевного заболевания. Классиком современной психиатрии Испании XX века по праву является Лопес Ибор, профессор психиатрии и психологии мадридского Универсидад комплутенсе, в течение многих лет возглавлявший Всемирную психиатрическую ассоциацию. Согласно его концепции, аффект страха («жизненный страх») является одним из основных ощущений, приводящих к физическим недугам, которые он считает эквивалентами депрессии. На психопатологическое понимание термина «жизненный страх» Лопес Ибора натолкнули работы философов-экзистенциалистов Кьеркегора и Хайдеггера. Этот страх, как предчувствие небытия, понимается Лопес Ибором, как изменение динамики в структуре личности. Идеи Лопес Ибора, безусловно, представляют огромную ценность, так как ведут к пониманию того, что происходит как с самим человеком, так и с целыми группами людей (обществом) в процессе исторического развития, как меняется их психическое здоровье в зависимости от социальных катаклизмов. Сегодня современному обществу необходимо объективно оценивать и наличие факта изменения индивидуального сознания современного человека, которое составляет основу понимания им окружающего мира и самого себя. История развития человека наглядно демонстрирует, что он научился жить в мире, в котором нарушены законы обыденной реальности (о чём свидетельствует спрос на иллюзию, мифы, породившие кино, телевидение, компьютерную виртуальность, наркоманию, алкоголизм и пр.), придавая им бытийный статус, сравнимый со статусом обыденной реальности. Однако платой за это является растущая дезинтеграция как индивидуального, так и общественного сознания, наблюдаемая в мире и проявляющаяся в обвальном росте суицидов, наркоманиях, агрессии, алкоголизме и др.

В последние годы во многих государствах мира (особенно это касается республик бывшего СССР), переживающих этап исторического реформирования и кризиса, у населения наблюдаются серьёзные проблемы со стороны психического здоровья. Эти изменения можно рассматривать как «кризис идентичности», который обычно определяется как потеря чувства самого себя, как невозможность приспособиться к изменившимся обстоятельствам, как разрыв между требованиями, предъявляемыми новой ситуацией, и прежними установками и взглядами. О кризисе идентичности можно говорить в том случае, когда большинство социальных категорий, посредством которых человек определял собственное место в обществе, кажутся утратившими свои границы и ценности (Г. М. Андреева).

Кризис идентичности влечёт за собой изменения личности, представление о себе теряет целостность, идентичность «рассыпается». Серьёзную трансформацию претерпевает профессиональная идентичность. Многие люди переживают сегодня «культуральный шок». В результате переживаемых событий разрушается само основание идентичности — происходит трансформация той картины мира, которая формировалась с самого рождения и включала в себя широчайший диапазон образов, представлений, убеждений, вплоть до осознания себя гражданином определённой страны. Состояние психоэмоционального дисстресса обслуживают эмоции страха заболеть, потерять работу, стать инвалидом, страха за своё будущее и будущее своих детей и родных. Всё это характерно сегодня и для Украины. В течение 5 лет (1994–1998) сотрудниками Института социологии и фирмой «Социс» проводился социологический опрос 9044 респондентов из всех областей Украины и Автономной Республики Крым. Генеральную совокупность выборки составили лица старше 17 лет, по социально-демографическим показателям полностью отражающие соответствующую структуру населения. Анализ позволил констатировать социальную дезинтеграцию общества, прогрессирующее ухудшение психологического самочувствия людей и усиливающееся массовое национальное отчуждение (Н. В. Паніна, Є. І. Головаха, 1999). В 1998 г. 23,9% интервьюированных причисляли себя к лицам, стоящим на самой низкой ступени социальной иерархии, и 45,4% отметили, что не могут приспособиться и жить в новых социальных условиях. И если в 1994 г. около половины респондентов не были в полной мере удовлетворены жизнью, то в 1998 г. уже свыше 70% людей причисляли себя к этой категории.

Особого внимания заслуживает анализ структуры и динамики стрессовых ситуаций, которые переживает население в данный исторический период времени отраженный в следующей таблице.

Таблица 1

Распределение ответов на задание: «Отметьте, пожалуйста, в каких из перечисленных ниже стрессовых ситуациях вам пришлось быть в течение последнего года?» (в %)

Ситуации 1994 1995 1996 1997 1998
Оказаться в большом материальном затруднении, когда даже не за что купить необходимые продукты 34,0 36,4 40,1 44,2 46,1
Разочароваться в людях, встречаясь с подлостью, предательством 29,8 26,6 29,7 27,1 27,0
Пережить тяжёлую болезнь близких 24,9 26,8 26,1 23,9 24,8
Утратить социальный оптимизм, надежду на то, что состояние в стране изменится к лучшему 24,8 29,1 29,6 29,3 32,2
Утратить веру в свои силы до такой степени, что буквально ничего не хотелось делать 18,5 19,6 20,8 20,9 21,5
Ощутить свою беспомощность перед произволом власти 16,5 20,6 19,9 21,9 24,1
Пережить тяжёлую болезнь, операции 14,2 16,9 12,4 11,3 13,9
Лишиться работы, быть вынужденно безработным 9,9 11,2 11,2 13,1 14,4
Серьёзно конфликтовать с окружающими 9,8 8,0 9,3 8,0 7,6
Пострадать от какого-нибудь преступления (кража, ограбление, нападение и т. д.) 7,9 10,3 7,9 7,4 7,9
Потерять большую сумму денег из-за неудачной финансово-коммерческой операции 4,0 5,7 5,5 3,8 3,6
Обращаться за помощью в суд, прокуратуру, к адвокату 3,1 3,6 3,4 3,4 5,0
Находиться в состоянии, близком к самоубийству 2,6 2,9 2,9 1,9 3,1
Переживать другие стрессовые ситуации 4,5 4,8 5,4 5,4 7,3
Никаких тяжёлых стрессовых ситуаций в течение года я не переживал 19,0 22,0 20,4 21,2 14,6
Не ответили 0,9 0,3 0,0 0,1 0,3

При анализе структуры стрессовых ситуаций и её динамики в Украине за период 1994–1998 гг. видно, что подавляющее большинство респондентов переживают тяжёлые, неуправляемые, хронические, множественные, преимущественно неятрогенного характера макрострессы, которые усугубляются сменой национальной мотивации и ведут к стрессу социальных изменений.

В популяции идёт накопление тревожных, психосоматических расстройств, депрессивных состояний.

Попытаемся дать сравнение процессов управления реформами системы психического здоровья на примерах других государств мира. Разбирая различные модели развития систем охраны психического здоровья, нельзя не остановиться на опыте строительства и последующего реформирования психиатрии в Израиле.

В статье Е. Б. Лобова (1998) показано, как процессы, происходящие в современной психиатрической службе Израиля, отражают национальные ценности и реальности, общие тенденции реформирования здравоохранения в новом мире «управляемой помощи».

С момента образования государства (1948 год) здравоохранение Израиля развивалось в условиях ограниченности ресурсов, массовой иммиграции (только в первые годы независимости его население увеличилось вдвое), среди последних — до полумиллиона переживших Холокост; постоянного прессинга угрозы национальной безопасности и войн. Имея 5,7 млн. человек населения, из них 80% населения — иммигранты или израильтяне в первом поколении (конец 1996 года), Израиль относится к индустриальным государствам с развитой экономикой, преобладанием городского населения (более 90%) и средним «подушным» доходом более 17000 $ США. Средний ожидаемый возраст жизни 77 лет, показатель смертности от суицидов 7 на 100 000 населения (неизменен на протяжении 30 лет).

Начиная с одной психиатрической больницы (основана ещё британскими властями) и 1200 психиатрических коек, из которых только 200 были государственные (1,32 на 1000 населения), недостатка персонала, недофинансирования, к 70-м годам они имели уже более 70 психиатрических лечебниц (в середине 60-х годов больничные койки уже составили 2,4 на 1000 населения).

Профессиональная ориентация большинства психиатров основывалась на клинической модели с психоаналитическим уклоном и идеях З. Фрейда. В истории израильской системы охраны психического здоровья выделяется ряд событий, оказавших существенное влияние на её дальнейшее развитие, а именно:

  1. 1972 г. Выбор «сценария» общественной психиатрии.
  2. 1972 г. Разделение страны на зоны обслуживания населения службами здравоохранения.
  3. 1978 г. Соглашение о рационализации психиатрической помощи между государством (в лице МЗ) и больничными кассами.
  4. 1995 г. Принятие закона о государственном страховании здоровья.

С начала 70-х годов МЗ начинает проводить политику реформирования психиатрической помощи согласно теоретическим принципам общественной психиатрии. Планируется сокращение используемых коек для душевнобольных (к 1980 г. количество их достигает максимума), в последующие 15 лет ликвидируется 1/4 стационарных мест. Происходит реорганизация психиатрических больниц в центры психического здоровья (в структуре: обсервационно-диагностическое отделение; для интенсивной (краткосрочной) помощи и длительного лечения, институциональной реабилитационной помощи, дневной стационар; амбулаторная клиника (по примеру США); мастерские и цеха терапии занятости). Отделениям придаются клинические психологи и социальные работники и даже клинические антропологи. На сегодняшний день госпитальные службы включают в себя специализированные больницы, психиатрические палаты общих больниц, амбулаторные клиники, частные больницы.

Количество психиатрических больниц под муниципально-государственным управлением сократилось на 2/3, продолжает сокращаться количество психиатрических коек в больницах общего типа (сегодня не более 3,5% психиатрического фонда). На частные лечебницы приходится теперь 40% психиатрических коек. Формируется система оказания психиатрической помощи по вектору популяции — семейный врач — служба охраны психического здоровья — психиатрическая больница.

Количество амбулаторных клиник с 1988 по 1993 год увеличивается на 50%. Службы реабилитации практически все финансируются государством. Сформированы и функционируют службы для детей и подростков, психогеронтологической помощи, «горячие» линии EPAN (более 10 филиалов по стране), для оказания помощи в кризисных состояниях, лечебно-реабилитационные центры для страдающих наркоманией под эгидой МЗ и Министерства труда и социального обеспечения. Однако общий кризис приводит к сокращению объёма и качества предоставляемых услуг и ставит под сомнение идею «справедливой» медицинской помощи. Происходит постепенное сокращение расходов на психиатрические службы, за последние 15 лет на нужды психиатрических служб выделяется не более 5% затрат на здравоохранение (в 1978 году — 15%).

Государственное участие в научных исследованиях минимально. Престиж специальности в стране становится сравнительно низким. Персонал стационаров игнорирует новую философию общественной психиатрии, не имея экономических стимулов в своей работе. При этом количество хронически больных с длительной госпитализацией и инвалидизацией составляет до 1,5% общей популяции страны (около 1/3 инвалидов страны — психические больные). Создание центров охраны психического здоровья оказалось, по существу, единственным достижением реформы. Служба в целом не поняла и не выполнила превентивной функции, приоритетной для общественной психиатрии.

Психиатрическая реформа поднимает вопрос об обеспечении эффективной и адекватной помощи населению, но в современном мире за высокие цели нужно платить. Израиль присоединяется к Всемирной Организации Здравоохранения и её курсу «Здоровье для всех к 2000 году», что ускорило формирование долгосрочной политики в планировании психиатрической службы. Отчёт так называемой «комиссии Нетаниягу» (члена Верховного суда Израиля) указал на неотложность фундаментальных реформ в здравоохранении и в системе охраны психического здоровья и заложил основы нового закона о страховании в здравоохранении. Новый закон о государственном (обязательном) медицинском страховании изменил правовой и финансовый контекст психиатрической системы. Министерство здравоохранения перестаёт быть прямым поставщиком медицинских услуг. Его отдел психиатрических служб реорганизуется, действуя как функциональная единица Министерства и отвечая за профессиональные стандарты оказания специализированной помощи, координацию и планирование работы служб. Центры психического здоровья становятся экономически независимыми единицами по типу некоммерческих и автономно управляемых «трестов», как в системе национального здравоохранения Великобритании. Однако и сегодня исполнение реформ откладывается из года в год в связи с разногласиями относительно уровня участия и принципах финансирования между МЗ, больничными фондами и Министерством финансов.

О подходах к реализации целевых программ неотложных мер развития психиатрической по мощи можно судить на примере Российской Федерации, изложенных в статье главного психиатра МЗ Б. А. Казаковцева (1998), где приводится перечень мер, предпринятых по реформированию системы психиатрической помощи населению России, а именно:

Совет Безопасности России, с учётом роста заболеваемости психическими расстройствами, а также инвалидности и преступности среди страдающих ими лиц, счёл, наконец, необходимым принять решение на уровне межведомственной комиссии по здравоохранению под названием «Психическое здоровье населения России как проблема национальной безопасности», датированный 23.07.1997 года, в котором сказал следующее: «В целях усиления внимания государства к психическому здоровью нации как фактору национальной безопасности, просить Президента Российской Федерации:

  1. Обратиться к органам государственной власти Российской Федерации, её субъектов, местного самоуправления и общественности с требованием исполнения конституционных гарантий на охрану здоровья, оказания медицинской помощи и мероприятий, предусмотренных Законом Российской Федерации «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при её оказании».
  2. Поручить правительству Российской Федерации запланировать на своём заседании слушание вопроса о принятии срочных мер по профилактике заболеваемости, инвалидности и преступности среди лиц, страдающих психическими расстройствами, а также пролонгировать до 2000 года выполнение федеральной целевой программы неотложных мер по совершенствованию психиатрической помощи, обеспечив её необходимым финансированием.
  3. Рекомендовать органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации разработать и утвердить региональные целевые программы по развитию психиатрической помощи, социально-психологической службы, сети суицидологических кабинетов, кризисных стационаров и телефонов доверия. Обеспечить создание общежитий для граждан, страдающих психическими заболеваниями, утратившими жильё и социальные связи.
  4. Потребовать от руководителей органов здравоохранения и правопорядка недопущения использования психиатрии в немедицинских целях, в том числе, при взаимодействии с общественными объединениями социальной, расовой, национальной и религиозной принадлежности.
  5. Поручить федеральным и региональным органам, координирующим деятельность средств массовой информации, активизировать работу по пропаганде здорового образа жизни, запретить использование в программах телевидения и печати рекламы алкоголя, табакокурения, средств и методов лечения, не утверждённых в установленном порядке.

Это не полный перечень утверждённых мер, направленных на улучшение психического здоровья россиян. Были выработаны принципы организации сетевого и модульного проектирования психиатрических стационаров и психиатрических подразделений в структуре многопрофильных больниц по типам регионов России. Был разработан целый ряд директивных документов в плане обеспечения взаимодействия специалистов разного профиля, участвующих в оказании психиатрической помощи: психиатров, психотерапевтов, медицинских психологов, юристов, работников правоохранительных органов. Принято решение о подготовке проектно-сметной документации по реконструкции 8 региональных психиатрических больниц специализированного типа МЗ России. В половине регионов начато или запланировано новое строительство или реконструкция психиатрических учреждений. Палата по правам человека при Президенте Российской Федерации приняла решение рассмотреть вопрос об организации в своей структуре Службы защиты прав пациентов, находящихся в психиатрических стационарах. МЗ России в рамках выполнения федеральной целевой программы предполагает направить главные усилия на разработку организаций и сетевого проектирования региональных внебольничных психиатрических учреждений и служб, включая скорую психиатрическую и суицидологическую службы и т. д.

Известно, что профилактика здоровья населения, в том числе и психического, обычно рассматривается на трёх уровнях:

Например, особенность концепции профилактики психического здоровья и взаимодействия различных профессионалов (врачей, психологов, церковнослужителей и др.) в Республике Польша основана на ряде взаимосвязанных принципов:

А вот что пишет Л. С. Драгунская (1998) по поводу менталитета и основ организации психиатрической помощи в США. Особенность развития американского общества, его культуры и правосознания связана с людьми, которые бежали из Европы в поисках свободы — прежде всего, свободы совести.

Любые государства, любые социальные группы для своего эффективного развития должны иметь ценностные ориентиры. В американской правовой культуре общество рассматривается как сочетание разнообразных, зачастую пересекающихся групп, каждая из которых обладает правом на собственный образ жизни.

Основными жизненными ценностями, составляющими краеугольный камень англосаксонской и американской культур, являются личная ответственность и личное достоинство материально независимого гражданина. Они воспроизводятся этой культурой как:

Исходя из этих посылок и формировалась американская система охраны здоровья, и психического здоровья в частности. Таким образом, основой её организации явились особенности ментальности, правовая культура и финансовая специфика. Главный тезис — на первом месте стоит учёт прав и законных интересов больного человека. Ни государство, ни штат или город не может заставить гражданина лечиться или социально реадаптироваться против его воли, «если только он не болен холерой или не стрелял в Президента». Медицинская сторона дела в решении судьбы больного ни в коей мере не является самодовлеющей.

В связи с этим обязательная и бесплатная для больного психиатрическая помощь — т. е., по сути дела, принудительное стационарное лечение, может осуществляться только по решению судьи. Даже мнение родственников не может быть основанием для такого решения. Судья, не зная клинических критериев заболевания, принимая решение, руководствуется, прежде всего, здравым смыслом с учётом мнения полиции, соседей, работников районной службы социальной помощи, а именно — угрожает ли поведение данного лица окружающим его людям или ему самому. Поэтому личный запрос на психиатрическую помощь является частным делом гражданина. Широкий спектр форм и методов этой помощи, а также сама возможность обращаться или не обращаться за помощью — это реализация ценности свободного выбора, которая является фундаментальной для этого развитого гражданского общества. Например, только в системе оказания суицидологической помощи молодёжи в США существует несколько сотен центров, «горячие телефонные линии», сотни образовательных (университетских, школьных), религиозных, научно-исследовательских, и других программ (1992). По этой тематике работают: Национальный научно-исследовательский суицидологический центр, Ассоциация суицидологов США, Национальный институт психического здоровья, многие университетские клиники, общество самаритян, OASIS и т. д.

Анализируя то, как подходят к реформам в области психического здоровья правительства и общественность в других государствах, мы видим, что только в XX столетии в мире начало формироваться понимание важности проведения кардинальных перемен в этой сфере человеческого бытия. Как показывают процессы, происходящие в мире, изменяется не только индивидуальное сознание людей, но и общественное психическое здоровье, и здесь психиатрия как система человеческих знаний начинает выступать уже не только как сугубо медицинская область, но и как структура, которая несёт уже непосредственную ответственность за психическое здоровье сообщества в будущем, т. е. начинает выполнять функции управления обществом.

Таким образом, речь может идти только о создании государственной системы по управлению сферой психического здоровья, которая должна иметь долговременную программу реформирования, а именно:

  1. Применительно к нашему государству речь может идти о создании Государственного комитета «По охране психического здоровья нации», имеющего права министерства.
  2. Создание национального «Института человека», который стал бы важнейшим научно-исследовательским центром, координирующим такие области человеческого знания, как генетику, нейробиологию, психоневрологию, хрономедицину, философию, психологию, социологию и др.
  3. Разработка долговременной программы финансирования затрат на восстановление психического здоровья нации.
  4. Коренное реформирование региональных систем оказания психиатрической помощи и др.

В условиях кризиса необходима концентрация усилий на наиболее важных направлениях охраны психического здоровья. Приоритетными направлениями в долговременной перспективе являются:

  1. Развитие генетических исследований, детская и подростковая психиатрия.
  2. Депрессии и профилактика самоубийств.
  3. Алкоголизм и наркомании и др.
  4. Психические расстройства позднего возраста.

Возможные основные пути реформирования:

  1. Организация в крупных городах департаментов психического здоровья.
  2. Разработка долговременных региональных программ по охране психического здоровья.
  3. Децентрализация в плане свободного выбора той модели реформирования системы психиатрической помощи, которая более соответствует нуждам региона (например, для Днепропетровской области целесообразной может стать система помощи Израиля).
  4. Формирование системы оказания помощи по вектору: семейный врач — служба охраны психического здоровья — психиатрическая больница.
  5. Создание и развитие региональных центров и систем оказания специализированной помощи и профилактики для суицидентов, при наркогенных состояниях, для лиц с посттравматическими стрессовыми расстройствами, мигрантов и др.
  6. Развитие общественных организаций: ассоциации больных и родственников, ассоциации профессионалов, фондов и др.
  7. Освобождение структур охраны психического здоровья от налогообложения.

Если мы хотим создать эффективную и длительно работающую систему, то она должна соответствовать ряду критериев, а именно:

  1. Иметь высокий уровень приспособляемости к меняющимся условиям.
  2. Иметь лучший уровень управляемости.
  3. Иметь чёткую и достаточно простую структуру (с взаимозаменяемыми звеньями).
  4. Система не должна ложиться тяжёлым бременем на общество.

Литература

  1. Дикхофер  К. Развитие психиатрии в Испании // Независимый психиатрический журнал. — 1997. — № 3. — С. 71–77.
  2. Иванова А. Е. Проблемы оценки психического здоровья россиян // Социс. — 1997. — № 7. — С. 81–91.
  3. Казаковцев Б. А. О реализации целевых программ неотложных мер развития психиатрической помощи // Социальная и клиническая психиатрия. — 1998. — Т. 8., вып. 1. — С. 84–88.
  4. Звіт «1999. Україна. Людський розвиток. Спільний проект ПРООН та Уряду України «Сталий людський розвиток в Україні». — 96 с.
  5. Любов Е. Б. Система охраны психического здоровья в Израиле: проблемы и тенденции развития // Социальная и клиническая психиатрия. — 1998. — Т. 8, вып. 3. — С. 115–129.
  6. Солдатова Г. У., Шайгерова Л. А. Психологическая адаптация вынужденных мигрантов // Психологический журнал. — 2002. — Т. 23, № 4. — С. 66–81.


© «Новости украинской психиатрии», 2010
Редакция сайта: editor@psychiatry.ua
ISSN 1990–5211