НОВОСТИ УКРАИНСКОЙ ПСИХИАТРИИ
Более 1000 полнотекстовых научных публикаций
Клиническая психиатрияНаркологияПсихофармакотерапияПсихотерапияСексологияСудебная психиатрияДетская психиатрияМедицинская психология

Книги »  Украина: взгляд психиатра. Мысли, выступления, статьи (1999–2004) »
Е. Юрьев

ФЕНОМЕН САМОУБИЙСТВА: ФИЛОСОФИЯ, ПСИХОЛОГИЯ, РЕЛИГИЯ, МЕДИЦИНА

Е. Юрьев

* Публикуется по изданию:
Юрьев Е. Феномен самоубийства: философия, психология, религия, медицина // Юрьев Е. Украина: взгляд психиатра. Мысли, выступления, статьи (1999–2004). — Днепропетровск: Пороги, 2004. — С. 76–83.

* Выступление на Всеукраинских философско-богословских чтениях «Православие в мировой культуре» (Днепропетровск, 20.11.2003 г.).

Феномен самоубийства как результат бездуховности и безверия в периоды исторических кризисов.

Смерть! У всякого человека в начале жизненного пути это слово вызывает отрицательные эмоции: неприятие, отрицание, негодование. Почему же мы, порой, предпочитаем жизни смерть? Человеком, предпринимающим попытку самоубийства, движут разные мотивы и причины:

Все мы прекрасно знаем эти причины, но не все знают, что «всякий человек, «желающий смерти», в какой-то миг своего бытия, хочет жить!».

Сегодня современному обществу необходимо объективно оценивать наличие факта изменения индивидуального современного человека, которое составляет основу понимания им окружающего мира и самого себя. Обращает внимание то, что, несмотря на огромные достижения современной науки, передовые технологии, вера в астрологию, телепатию, НЛО, «опыт псевдосмерти», колдовство, не только не ослабла, но и продолжает вызывать интерес у многих и многих миллионов людей. История развития человека наглядно демонстрирует, что он научился жить и в мире, в котором нарушены законы обыденной реальности, о чём свидетельствует спрос на иллюзию, мифы, породившие кино, телевидение, компьютерную виртуальную реальность, наркоманию, алкоголизм и т. д., придавая им бытийный статус, сравнимый со статусом обыденной реальности. Однако платой за это является растущая дезинтеграция как индивидуального, так и общественного сознания, наблюдаемая в мире и проявляющаяся в росте суицидов, наркоманиях, агрессии, алкоголизме и т. д. По мнению ряда учёных, суицидальное поведение — это частный случай агрессии, цель которой — смерть личности (индивидуума). Считают, что суицид — это, прежде всего, отказ от поиска выхода из фрустрирующей ситуации. Выделяют пять психологически определяемых типов суицидального поведения: призыв, протест, отказ, самонаказание, избежание страданий, парасуицидальная пауза. Выделяют также две условные модели, управляющие обществом: жизненно-целесообразная и социально-гуманистическая. Человек есть метафизическое существо. Как физическое существо — он объект изучения науки, а как метасущество — религии. Философия гармонично соединяет всё это, работая как с материалами науки, так и религии. В человеке есть что-то такое (и это то как раз составляет его загадку), что не поддаётся объективированию. Жизнедеятельность всех живых существ, включая и родственных человеку высших животных, заранее запрограммирована, развёртывается в рамках изначально заданных возможностей. Этих возможностей каждый раз может быть больше или меньше, но они всегда заданы и заранее ограничены. Человек — исключение. Его жизнедеятельность не запрограммирована. Он живёт по нормам и программам, которые сам себе создаёт. В этом смысле он сам формирует свои возможности без каких-либо изначальных ограничений, так что разные люди и один и тот же человек в разное время могут совершать в сходных обстоятельствах различные, нередко взаимоисключающие поступки. У человека нет даже врождённого запрета на братоубийство, защитного механизма, ограничивающего проявления агрессивности во внутривидовом поведении, который, по мнению этологов, есть даже у хищных зверей. Как повествует Библия, Каин убил Авеля. А они были братьями, детьми Адама и Евы. История знает многочисленные случаи, мгновенные повороты в человеческих жизнях и судьбах, которые кардинально меняли всё, наподобие тех, что описал Л. Толстой в своих произведениях «Отец Сергий», «Воскресение», «Исповедь». Когда неуёмный в страстях 34-летний Блаженный Августин вдруг стал христианином. Превращение, которое никак не вытекало из его предшествующей жизни. Неудовлетворённость собой, отрицательное отношение к своему бытию, различные табу и самоистязания, не психологические реакции человека, а сама суть его естества, проявляющаяся в стремлении возвыситься над собственной животно-телесной оболочкой. И только смерть, образ её абсолютности в сознании человека, это то единственное, что движет им в этом стремлении. Человек смертен и знает об этом. Может быть, он один из всех живых существ, кто знает об этом и ещё, по мнению К. Ясперса, «человек — единственное существо в мире, которому в его наличном бытие открывается бытие». Загадка человека в том, что его существование — нечто большее, чем просто его существование, а сама проблема человека состоит в том, что он в конечность своего существования смотрит в перспективе его бесконечности. И в этом, и только в этом состоит «живительная сила» ВЕРЫ!

Самоубийство — это действие, уничтожающее психологию веры, или наоборот — это вера в бессмертие человека?

«Разве не знаете, что вы — храм Божий и Дух Божий живёт в вас? Если кто разорит храм Божий, того покарает Бог, ибо храм Божий свят; а этот храм — вы».

(Первое послание к коринфянам 3:16, 17).

«Не знаете ли, что тела ваши суть храм живущего в вас Святого Духа, которого имеете вы от Бога, и вы не свои?».

(Первое послание к коринфянам 3: 19–20).

Огромное количество противоречий, которые заложены в нас, настолько осложняют существование, что хочется привести целый ряд высказываний, которые, на мой взгляд, хорошо характеризуют это:

«…Я хочу сказать о двух духах в начале бытия, из которых светлый сказал злому: «Не согласуются у нас ни мысли, ни учение, ни воля, ни убеждения, ни слова, ни дела, ни наша вера, ни наши души».

«Авеста», раздел «Ясна» (51, 9) — VI век до н. э. Из книги «Третий глаз Шивы» Е. Парнов.

  1. Человек всегда отчуждён от самого себя:
    «Ничем не заполнить рва между достоверностью моего существования и содержанием, которое я пытаюсь ему придать. Я навсегда отчуждён от самого себя».
  2. Человек навсегда отчуждён от окружающего его мира:
    «Но всем земным наукам не убедить меня в том, что это — мой мир».
  3. «Отчуждённый от самого себя и от мира, вооружённый на любой случай мышлением (читай разумом — автор), которое отрицает себя в самый миг собственного утверждения, — что же это за удел, если я могу примириться с ним, лишь отказавшись от знания и жизни, если моё желание всегда наталкивается на непреодолимую стену».
  4. «Я хочу, чтобы мне объяснили всё, либо ничего не объясняли. Разум бессилен перед криком сердца». А. Камю.
    «Даже тело, по сути, не принадлежит человеку, оно дано ему как бы взаймы». Из книги «Ларец Медичи» Е. Парнов.
  5. «Как сладко умирать!…». Одна из последних фраз, сказанных Н. Гоголем ещё в сознании перед смертью.

Человек идёт на исповедь с осознанием своих грехов. Это момент, когда вы подтверждаете, что хотите спастись. Человек получает от исповеди спасение и облегчение (И. Х. своей кровью смыл его грехи не только прошлые, но и будущие). Человек верует в милосердие божие. Самоубийца — не верит уже в милосердие. У него нет веры, он её утратил. Как ему её вернуть? Почему сегодня мы видим катастрофический рост суицидов, и особенно в развитых государствах? На мой взгляд, это связано с тем, что мы «всё глубже и глубже погружаемся в виртуальный мир и всё дальше и дальше уходим от высшей бытийной сути человека». В своей статье «Кризис психоанализа» Владимир Борисович Микушевич (философ, поэт, религиозный мыслитель) пытается рассуждать, почему психоанализ не приводит к Богу. Он пишет: «Есть проблема, которую З. Фрейд, по-моему, недооценил: то, что сознание бывает порой более бессознательным, чем подсознание». Потому что подсознание действует стереотипно. Человек многие вещи мыслит по инерции, под влиянием телевидения, прессы, Интернета, он уже не думает самостоятельно. Многие мысли ему навязаны. Но, с другой стороны, под влиянием СМИ он как бы подсматривает за самим собой, за собственным подсознанием. А оно деформируется, искажается, и человек страдает, не сознавая отчего. Прекрасно о человеке написал Ницше: «…Его НЕТ, которое он говорит жизни, как бы по волшебству извлекает на свет целое изобилие более нежных ДА; и даже когда он ранит себя, этот мастер разрушения, — то сама-то рана и принуждает его жить». И ещё: «В человеке тварь и творец соединены воедино: в человеке есть материал, обломок глины, грязь, бессмыслица, хаос, но в человеке есть также и творец, ваятель, твёрдость молота, божественный зритель и седьмой день — понимаете ли это противоречие? Человек — это Нет и Да, тварь и творец одновременно». «Ибо человек — что и говорить — больнее, неувереннее, неопределённее любого другого животного — он есть больное животное вообще: откуда это? Верно и то, что он больше рисковал, затейничал, упрямствовал, бросал вызов судьбе, нежели все прочие животные вкупе: он великий самоэкспериментатор, неугомон, ненасытный, борющийся за право быть первым со зверьми, природой и богами, — неисправимый строптивец, вечный заложник будущего, одуревший от собственной прущей куда-то силы, так что и само будущее беспощадно, точно шпора, вонзается в плоть каждого переживаемого момента, — возможно ли, чтобы такое отважное и щедрое животное не было чаще всего взято на мушку и не оказалось наиболее затяжно и запущено больным среди всех больных животных?». С тех пор как человек начал разделять себя и окружающий его живой мир, с тех пор, как он осознал себя существом разумным, с тех пор, как он сделал свой выбор пути по дороге жизни, с этих пор он и находится в постоянной борьбе с самим собой. С этих пор в нём постоянно борются чувства и разум, с этих пор в нём постоянно происходит борьба между стремлением к жизни и смертью. И эта борьба может происходить только во времени, отсчёт которому положил начало Разум. Только высшая субстанция человеческой психики, его «Я», даёт возможность переживать свою целостность и тождественность с самим собой — как в отношении настоящего, так и прошлого, и будущего. Этим человек отличается от всего остального мира. Ни одно существо не может осмыслить свой жизненный путь, определить своё предназначение, отделить начало от конца, и только человек прослеживает весь ход жизни во времени и пространстве. Только разум человека может воспринимать ход времени и своё бытие в нём. Человек стал человеком разумным тогда, когда смог выделить себя из окружающего мира, попытался определить своё место в нём и времени, когда сумел поделиться этим с другим человеком, который понял, что это другой, непохожий на него индивид. И тогда он осознал, что «Я», «Пространство» и «Время» — это и есть то, что он и назвал потом словом БОГ. «Я» разделило Пространство и Время на две части и тем самым человек ограничил себя в нём, с тех пор, как разделил себя и его, разделил на жизнь и смерть. Человек не может выбирать своё рождение, может ли он выбирать свою смерть? Родившись, человек идёт к своей смерти. Разве в этом смысл жизни? Смерть может оборвать жизнь в любой момент. Как говорил Э. Фромм, «в жизни нет никакого смысла, кроме того, который человек придаёт ей сам». Так ли это? «Смерть для человека — ничто, так как, когда мы существуем, смерть ещё не присутствует, а когда смерть присутствует, тогда мы не существуем», — учил Эпикур.

Становится понятным, для чего нужны человеку сознание и разум. Это те опоры, которые помогают личности подняться над своим личным бытием и заглянуть в бесконечность.

Феномен самоубийства — как и всё в мире, имеет суть дуализма. Двойственное начало: с одной стороны, он, безусловно, относится к смерти, с другой стороны, если отбросить ситуацию помешательства, это инструмент познания себя, как существа живого, т. е., к категории жизни.

Человек одинок в этом мире и, двигаясь по дороге жизни, он спрашивает и пробует себя — «на что я гожусь, что я могу», «для чего пришёл в этот мир?». Свидетельство силы человека мы видим в таких экстремальных ситуациях, как альпинизм, мотогонки, виндсёрфинг, одиночные плавания в океане и путешествия, фристайл и т. д. Но это есть, по сути, парасуицид. С другой стороны, мы видим, как слаб человек: когда он теряет веру, он становится слаб и пребывает в смятении, не переносит душевную и физическую боль, страдания для него становятся мукой и возникает так называемый «жизненный страх», о котором писал выдающийся испанский психиатр Лопес Ибор. Такое понятие, как индивидуальная чувствительность к боли, «порог боли» — это феномен не физический, а духовный. Его индикатором является вера. Вера в себя, Бога, высший справедливый, целесообразный смысл всего окружающего. Как только человек утрачивает это, он становится слаб и уязвим, тогда уже ничего не может противостоять смерти.

Только вера, и только она одна, является главным индикатором, который указывает, насколько человек разумный жив, в полном (не только физическом, а и душевном, духовном) смысле этого слова, мерилом жизни и смерти.

А теперь подведём итоги всему здесь изложенному, с моей точки зрения. С рождением человек ощущает, что он любим, что его приход в этот мир нужен и крайне необходим тем, кто окружает его. Эта подсознательная вера в дальнейшем трансформируется в веру в добро, любовь, гармонию и целесообразность всего в мире. Но в один прекрасный день всё это начинает разрушаться и возникает «жизненный страх», который приводит, в конце концов, к утрате веры. Этот страх является «киндлингом», тем пусковым механизмом, который приводит в действие процесс дезорганизации психической деятельности по цепочке: жизненный страх — суицидальная попытка — психоз или выздоровление.

Утрата веры ослабляет волю, что, в свою очередь, ещё больше усиливает жизненный страх и приводит к мыслям о смерти, как неизбежности конечности бытия, суицидальным мыслям и, в итоге, — к самоубийству. Опять же, мы просматриваем здесь суть дуализма: с одной стороны (страх, апатия, усталость от жизни), с другой — бесстрашие (воля), две составляющие феномена суицида. Слово «смерть» может воплотиться в реальную смерть, а может стать импульсом к жизни. Феномен суицида объединяет и содержит в себе всё, все важнейшие нарушения высших психических функций: дезорганизацию мышления, изменение сознания, нарушение восприятия реальности бытия, импульсивность и т. д. Феномен самоубийства универсален, дело в том, что он встречается при всех патологических состояниях психики (шизофрении, маниакально-депрессивном психозе, эпилепсии, алкоголизме и наркоманиях, расстройствах личности, органических поражениях ЦНС и у практически здоровых людей под влиянием сильного стресса или длительного дисстресса). Познав механизмы суицида, мы познаём патопсихологию многих нарушений психической деятельности.

Исходя из всего вышесказанного, суицидальное действие (или феномен суицидального поведения с точки зрения психиатрии может и должно рассматриваться, как особое состояние (кратковременное расстройство) высшей психической деятельности человека.

Этапы (стадии) развития:

Стресс, дистресс (страх, «жизненный страх») — суицидальное поведение — психоз — суицидальное поведение — выздоровление (или ремиссия).

Литература

  1. Решетниченко А. В. Парадигма жизнедеятельности и мировоззрение. Методологический аспект. — 1997. — 176 с.
  2. Борохов Э. Энциклопедия афоризмов. Мысль в слове. — М.: АСТ, 1998. — С. 518.
  3. Гусейнов А. Что же мы такое? // Человек. — 2001. — № 2. — С. 9.
  4. Камю А. // Сумерки богов. — М.: Издательство политической литературы, 1989. — С. 234, 235, 240.
  5. Парнов Е. Третий глаз Шивы. — Харьков, 1992. — С. 132.
  6. Парнов Е. Ларец Медичи. — Харьков, 1992. — С. 52.


© «Новости украинской психиатрии», 2010
Редакция сайта: editor@psychiatry.ua
ISSN 1990–5211