НОВОСТИ УКРАИНСКОЙ ПСИХИАТРИИ
Более 1000 полнотекстовых научных публикаций
Клиническая психиатрияНаркологияПсихофармакотерапияПсихотерапияСексологияСудебная психиатрияДетская психиатрияМедицинская психология

Книги »  Украина: взгляд психиатра. Мысли, выступления, статьи (1999–2004) »
Е. Юрьев

ФЕНОМЕН «ВИКТИМИЗАЦИИ» УКРАИНСКОГО НАРОДА И ПСИХИАТРИЯ КАК НАУКА, ИЗУЧАЮЩАЯ ПСИХИЧЕСКИЕ И ПОВЕДЕНЧЕСКИЕ РАССТРОЙСТВА ЧЕЛОВЕКА

Е. Юрьев

* Публикуется по изданию:
Юрьев Е. Феномен «виктимизации» украинского народа и психиатрия как наука, изучающая психические и поведенческие расстройства человека // Юрьев Е. Украина: взгляд психиатра. Мысли, выступления, статьи (1999–2004). — Днепропетровск: Пороги, 2004. — С. 7–24.

Итак, откроем «Кобзар» Т. Г. Шевченко (Київ: Радянська школа, 1986). Сборник начинается стихом «Причинна» (причинна — божевільна жінка, тут від чар ворожки).

Далее, после «На вічну пам’ять Котляревському», следует стих «Катерина». С одной стороны — сошедшая с ума девушка, не дождавшаяся своего суженого; с другой — брошенная и опозоренная женщина, также закончившая свою жизнь самоубийством. Что это: образ Украины, с такой душевной болью созданный гением самого почитаемого нами классика? Но, может быть, всё гораздо глубже, — может, это наша судьба (доля)? Наша доля — це недоля, а недоля — це наша доля. Почему, наконец, обретя свою государственность и независимость, имея на старте все шансы стать крепкой европейской державой, сегодня по большинству своих показателей мы находимся на мировых задворках? Почему у нас от самоубийств и пьянства погибает в год больше украинцев, чем за десять лет войны в Афганистане погибло военнослужащих бывшего СССР? Можно возразить, что в России гибнет ещё больше народа (по уровню самоубийств Россия сегодня занимает 2-е место в мире — ежегодно погибает около 60 тыс. человек), а, в целом, по уровню насильственной смерти, Россия опережает Колумбию, став самой опасной для проживания страной мира. Может быть, не надо стремиться к тому, чтобы у нас, как в России, на каждого жителя (включая детей и стариков) приходилось в год по 15 литров выпитого чистого спирта? Сегодня в большинстве государств бывшего СССР (в том числе и Украине) мы видим:

  1. Существенное снижение национального валового продукта.
  2. Очень низкую заработную плату — 5–10% (в цивилизованном мире 60% и выше).
  3. Ежегодное увеличение платы за коммунальные услуги.
  4. Развал института семьи.
  5. Серьёзные проблемы экологии.
  6. Эмиграция наиболее активного населения.
  7. Увеличение смертности среди населения.
  8. Самый высокий рост уровня самоубийств среди населения.
  9. Рост алкоголизма и наркомании.
  10. Постарение населения.
  11. Феномен «жизненного» страха.

В статье «Валеология в решении демографической катастрофы в Украине» Геннадий Апанасенко пишет: «К слову сказать, ситуация, сложившаяся на постсоветском пространстве, не является исключительной. Например, в США за время великой депрессии промышленное производство сократилось к 1932 году на 47% по сравнению с 1929 годом. Инвестиции упали в 4 раза. Тяжёлая промышленность была загружена на 15–20% от имеющихся мощностей. Численность безработных достигла трети населения. Разорились миллионы держателей акций, страну захлестнула волна банкротств. То есть ситуация очень напоминала нашу. Сходство в масштабах кризиса позволяло ожидать и сходного ухудшения демографических показателей1.

Ничего подобного! Большинство показателей здоровья населения, включая смертность, сохранили благоприятную динамику. Уровень самоубийств в Америке в 30-е годы вырос всего на 5–8% по сравнению с динамикой предшествующих лет.

В Украине количество самоубийств с 1988 по 1999 год возросло на 58%, а в России — на 60% (с 1990 по 1994). В 30-е годы выраженный экономический спад и ухудшение уровня жизни населения происходили и на территории Европы. Тем не менее, демографическая ситуация не претерпела существенных изменений: в Англии смертность повысилась на 5%, в Германии — на 2%, в Швеции — на 1%. В остальных государствах показатели здоровья остались стабильными»2.

«И ещё один пример, который заставит вас обратиться к нематериальным факторам, определяющим жизнь общества. Послевоенные годы характеризуются ростом благосостояния практически во всех странах мира, включая страны социалистического лагеря. Параллельно с этим уменьшались показатели смертности. Но с середины 60-х при продолжающемся росте ВВП показатели смертности в группе стран Варшавского договора стали неуклонно увеличиваться. В так называемых странах свободного мира динамика смертности по-прежнему носила позитивный характер».

В чём причины этого явления?

Касаясь проблем самоубийств, депрессий, алкоголизма, наркоманий и других крайне зависимых от социума расстройств высшей психической деятельности, нельзя не упомянуть такого известного учёного как, Эмиль Дюркгейм. Представляет огромный интерес его работа «La suicide» (1897), которая, безусловно, является базовой в этой области. Он и его последователи уделяли большое значение роли социальных факторов и интерперсональных взаимоотношений в природе самоубийства, полагая, что основные свойства общества обусловливают виды и частоту суицидов. Вместе с тем малоизвестным остаётся один из моментов анализа учёного, в котором он придавал огромное значение понятию интегрирования. Согласно Е. Durkgeim, чем больше индивидуум интегрирован в родину, нацию, религию, и т. д., тем больше у него шансов избежать суицида. Быть интегрированным означает быть защищённым, излечённым от возможности совершить самоубийство. Скажем то же самое иными словами: чем более «самоубивается» индивидуальность человека, тем большую защищённость он приобретает. В то же время, продолжая анализировать проблему, в своём основном произведении Durkgeim последовательно отвергает все экстрасоциальные факторы, считая их недостаточными для объяснения суицида. Он борется не только с психиатрическим тезисом, согласно которому суицид «неврастеничен» или «мономаниакален», но и с утверждением о его наследственной природе.

Если наши политики и экономисты не могут определиться, «жить нам или не жить, а если жить, то как?», то есть ведь международный опыт. Например, в Великобритании, по оценкам их специалистов, уже сегодня четверть населения страдает от проблем, связанных с психическим здоровьем, причём психозы в 4 раза чаще отмечены в бедных районах, чем в богатых. Примерно 20% населения Канады, имеющего наибольший доход, живут в среднем на шесть лет дольше, чем остальные.

Если посмотреть на распределение мировых расходов на научные исследования, то на США приходится 39,4%, на страны Евросоюза — 26,2%, на Японию — 15,0%.

Почему же у нас, даже несмотря на «последнее» предупреждение — Чернобыль, так мало делается для того, чтобы переломить ситуацию к лучшему. Ведь завтра наша «недоля» может уже необратимо превратиться в «долю». Попытаемся разобраться с этим и понять причину наших неудач.

«В Средние века, — говорил Якоб Буркхардт, — обе стороны сознания — та, что направлена на внешний мир, и та, что обращена на внутренний мир самого человека, — покоятся, словно под единой пеленой, в состоянии сна или полудрёмы. Эта пелена рассеивается сперва в Италии; зарождается объективное отношение к государству и ко всем вещам этого мира; но наряду с этим мощно заявляет о себе и субъективное: человек становится духовным индивидом и познаёт себя в качестве такого».

«В процессе интеллектуального (духовного) развития появляется новый класс людей. Духовное лицо уступает место литератору, писателю, профессору одного из университетов, основанных или реформированных городскими властями.

Наука отказывается подчиняться средневековой схеме религиозного способа представления, разрывает опосредующую связь между религиозными идеями как конструктивными средствами и действительностью» … «возникает объективный подход и позитивная наука. Возникает новое отношение познающего субъекта к действительности. С ростом индивидуального самоощущения и формированием объективного подхода растут как свободное многообразие мировоззрений, так и самостоятельность религии, науки и искусства, следовательно, и свобода индивида от узкокорпоративной жизни. Если заняться выяснением значения христианского опыта и определить его содержание, необходимо проанализировать факты сознания человека этой эпохи, так как в христианском сознании (впрочем, как и в любой из основных мировых религий — автор) изначально был заложен духовный строй, который позволял создать теоретико-познавательные, основополагающие с положительной целью обоснования реальности внутреннего мира. Интересы защиты христианства требовали создания такого основоположения».

Однако победило другое направление. «Трагедия христианства состояла в том, что сокровеннейшие опыты человеческого сердца были извлечены из тиши индивидуальной жизни и превращены в одну из движущих сил массовых движений мировой истории, в результате чего, — пишет В. Дильтей, — наряду с механизмом нравственности, был запущен и механизм иерархического лицемерия». В исторической области тяжёлые последствия этого мы можем наблюдать и сейчас.

Поясним: чтобы довести содержание своего «внутреннего опыта» до ясного сознания общества, любая идеология, доктрина, которую проводит какая-то группа людей, должна включить это содержание в комплекс представлений о внешнем мире, упорядочив его в аспекте пространства, времени, субстанции и причинности.

Совсем свежий «опыт» лицемерного «христианско-коммунистического миропонимания» многие народы до сих не могут переварить. И всё потому, что на определённом этапе методом «клонирования» попытались соединить метафизику и науку. Самое печальное, что этот опыт продолжает осуществляться кланово-корпоративными правящими элитами ряда стран бывшего СССР. Сегодня в Украине и в большинстве бывших республик — этакая современная разновидность феодально-крепостного строя. У людей отняли, обманув, право на часть общественного богатства, распределив его между своими. Но самое страшное, отняли реальное миропонимание, заменив его «виртуальной реальностью». До чего же можно довести светлые идеи христианского учения, мы можем проследить на совсем недавней истории человечества. Сначала Парижская коммуна, совершившая по сути дела самоубийство. Затем Великая Октябрьская социалистическая революция, закончившая своё «победное» шествие в мире также весьма печальным образом. Любой психиатр расскажет вам, как происходит развитие болезненной симптоматики при параноидной шизофрении. Как в данном случае, идеи человеческого равенства становились доминирующими, сверхценными, затем трансформировались в бредовые, т. к. полностью не соответствовали окружающей действительности, и, наконец, сформировались в парафренные, т. е. фантастические (я говорю о мировом коммунизме). В конце процесса всё заканчивается полным разрушением личности (в нашем случае развалом СССР). Никто сегодня не скажет, чем всё это обернётся завтра для нас и всего мира, учитывая, как эти идеи прививались. Последствия этого мир увидел 11 сентября 2001 г. и продолжает наблюдать и сегодня.

Теперь хотелось бы коснуться тех исторических и иных процессов, которые проходили и проходят в Украине. Вот что пишет об этом Б. Б. Глотов (2002): «Зіткнення двох християнських церков символізувало собою зіткнення двох культурно-цивілізованих світів: традиційно-консервативного, руського, під покровом православ’я, з притаманними йому ознаками — з одного боку, і західно-раціоналістичного, експансіоністського, зведеного католицькою церквою в одну систему, — з іншого», и далее:

«Межовість культурно-цивілізованого буття народу, існування на стикові цивілізацій; польсько-литовські, російські, татаро-турецькі (єврейські — автор) впливи обумовлювали двоїсть існування українців, які постійно роздумували, що краще: усе життя ходити за плугом чи здобувати свій хліб шаблюкою. Аналіз свідчить, що історичне буття українського народу в багатьох випадках неорганізоване, негативне, а інколи (частіше — автор) трагічне». Да, вся история Украины и украинцев, как нации — это история угнетения, унижения и порабощения. Таким образом, мы видим, что в историческом прошлом мы постоянно пребывали практически в рабстве. В культуральном — под постоянным давлением других культур. Это привело к тому, что в психическом и психологическом плане у людей формировались предрасположенность к различным суевериям и предрассудкам, амбивалентность и аутизм, иррациональность, неспособность отстаивать свои интересы, плохая приспособляемость к меняющимся условиям среды, склонность к алкоголизации и саморазрушающим формам поведения.

Мы знаем примеры в историях и других народов, когда на опредёленных этапах их развития формировались культуры, основанные на чувстве вины (guilt-based culture) и стыда (shame-based culture), и видим, как эти трудности успешно преодолеваются (Япония и Германия). И то, что происходит сейчас у нас в стране (а мы видим процесс очищения и духовного возрождения нации), свидетельствует, что сегодня уже рождается новая, свободная, порывающая с коммунистическим «совковым» прошлым, Украинская республика. Народ сказал «нет» кланово-олигархическому, криминальному «ручному» управлению государством на выборах Президента в 2004 году.

Как известно, здравоохранение — система государственных и общественных мероприятий по охране здоровья, предупреждению и лечению болезней и продлению жизни человека. Правительства многих государств, пытаясь обеспечить качественную охрану здоровья населения своих стран, сталкиваются сегодня с нарастающими трудностями финансирования и контроля за расходами на их осуществление. Во многом это обусловлено несоответствием между имеющимися ресурсами и реальным, адресным их использованием, особенно в странах с развивающейся экономикой. В начале 60-х годов США тратили на здравоохранение около 5% своих экономических ресурсов. В начале 90-х затраты на здравоохранение увеличились уже почти в три раза в процентном отношении от общей суммы государственных расходов. Экономисты предсказывают, что без смены медицинской доктрины государственные расходы на здравоохранение могут достичь 20% при сохранении тенденции дальнейшего роста.

Трагедия заключается в том, что каждые два года один из четырёх жителей любой страны лишается тех медицинских возможностей, которыми он обладает. Организации здравоохранения во всём мире отмечают ежегодный рост заболеваемости населения, и это на фоне непрерывного обновления диагностической и лечебной базы учреждений здравоохранения. Современное общество сталкивается с такими сложными процессами, как глобальная интеграция, нарастающее ухудшение экологической и демографической ситуации, рост самоубийств, особенно среди молодёжи. Сегодня уже сделан вывод о неэффективности существующей доктрины, основанной на диагностике и лечении результатов заболевания, т. е. финала патологического процесса. На первое место ставится формирование новых ценностей и установок общества, личностной мотивации к сохранению и укреплению своего здоровья, воспитанию цивилизации активных, здоровых и успешных людей.

«Болезнь человека, — писал один из представителей психосоматического направления, доктор Вульф, — имеет более сложное значение, т. к. стремление к адаптации направлено не только на разрушение микробных, механических и физических сил, но и на уничтожение социально-психологических угроз и символов опасности, поскольку они вовлекают его в отношения с другими людьми». По словам американского философа Дж. С. Клайтона, «общество, находящееся в состоянии прогрессирующего разложения и кризиса, вызывает рост душевных расстройств, несчастий, смятения и даже серьёзных психических заболеваний…». Существует теория «социальной дезорганизации», получившая особенно широкое распространение в США.

Считается, что в сознании и моральных принципах людей современного общества возникают глубокие противоречия и конфликты между традиционно-индивидуалистическими «нормами-целями» и сдерживающими их «нормами-рамками», что приводит к нарушению «социальной интеграции», возникновению «социальной дезинтеграции», а на её основе — заболеваний (главным образом, психических) у людей. Эти конфликты, по мнению сторонников этой теории, проявляются в разнообразных формах социальной патологии — преступлениях, аморализме, суицидах и др.

Кроме того, говоря о социальной дезорганизации и дезинтеграции личности в любом обществе, мы не можем не коснуться такого понятия, как «жизненный страх».

Психологи и психиатры всегда констатировали увеличение числа самоубийств в моменты политических передряг. Ещё Фальрет говорил, что «самоубийства учащаются во время политических потрясений потому, что возбуждённое событиями воображение преувеличивает опасность и человек из одной боязни, что он не сможет победить, заранее падает духом». «Жизнь теряет свою цену, потому что всякий считает себя обреченным заранее».

Представим вашему вниманию таблицу, на которой показана динамика роста уровня самоубийств в Украине за 10 лет с начала реформ.

Таблица 1

Динамика самоубийств в Украине (в расчёте на 100 000 нас.) (1999 г. — 29,1 на 100 000)

Области Годы
1986 1987 1988 1989 1990 1992 1996
Украина 18,5 19,6 19 21,1 20,6 22,5 29,1
Автономная Республика Крым 18 19,4 18,8 22,6 24 25,9 38,1
Винницкая 21,2 22,4 20,9 25,1 23,9 26 28,8
Волынская 11,5 12,4 9,9 10,7 12,6 14,1 18,6
Днепропетровская 21,3 23 20,4 24,6 22 24,9 33
Донецкая 21,6 23,4 23 25,3 23,9 25,9 38,2
Житомирска 16,6 17 13,2 18,6 20 19,6 29,2
Закарпатская 10,1 11,1 10,7 12,2 11,2 13,4 19,4
Запорожская 20,4 22,4 23,7 23,4 22,5 31 46
Ивано-Франковская 10,2 9,5 10,3 8,3 8,3 10,2 13
Киевская (без г. Киева) 17,9 22,9 19,2 22,6 21,1 21,1 29,7
г. Киев 11,3 13,4 14,2 13 13,1 12,9 13,7
Кировоградская 23 22,5 22,9 29,4 27 31,6 38,2
Луганская 19,6 18,4 19,9 24 22,8 26,6 39,2
Львовская 10,1 9,7 8,5 9,6 7,6 6,6 9,2
Николаевская 19,7 22,4 23,5 24,6 21,7 23,5 29,4
Одесская 22,9 21,3 23,6 23,6 25,3 26,2 34
Полтавская 21,6 24,1 21,9 25,6 26,6 27,7 35,2
Ровенская 12,4 12,8 11,5 11 13,8 16,2 17,1
Сумская 24,1 27,2 28,3 28,5 31 32,6 44,4
Тернопольская 9,1 10,7 9,3 9,9 11,8 10,2 12
Харьковская 21 21,5 20,3 23,2 22,1 22,8 37
Херсонская 22,9 24,4 26,7 28,9 25,3 28,4 37,2
Хмельницкая 17,1 17,1 16,2 18,8 17,6 19,4  
Черкасская 24 22,1 23,4 26,4 28,2 29,4 31,9
Черновицкая 11,9 9,6 10,4 13,3 11 13 13,2
Черниговская 25,1 30,6 25,2 25,6 24,8 31,3 39,5


Условная схема (древо) суицида, где его корни являются основой данного явления

Рис. 1. Условная схема (древо) суицида, где его корни являются основой данного явления

Дополняя эту схему, следует выделить также несколько важных личностно-психологических (интрапсихических) и межличностно-адаптивных факторов, имеющих непосредственное значение для формирования суицидального поведения, а именно:

а) эгоизм и эгоцентризм;
б) низкий порог переносимости к психической и физической боли и состояние повышенного возбуждения;
в) амбивалентность, противоречивые чувства и неоднозначное отношение к переживаемой проблеме, какому-то лицу и даже жизни;
г) ригидность когнитивных функций;
д) ограниченность и скудность жизненного опыта;
е) трудности к адаптации в меняющихся условиях, с преобладающими реакциями по типу отверженность–агрессия или уход, как избавление от страданий.

Теперь, если мы сведём всё это вместе, то станет понятно, почему многие из нас не выдерживают и уходят из жизни, особенно на фоне наблюдающейся на протяжении последних лет гиперполитизации общества.

В развивающемся мире в результате научно-технического прогресса накоплены гигантские средства, создано огромное поле взаимодействия между людьми и государствами (процессы мировой интеграции в настоящее время набирают темп). Эверест собранных знаний настолько не вмещается уже в сознание современного человека, по-прежнему стоящему у его подножия, что впору кричать — где же истина и существует ли она вообще? Вместе с тем, любому современному обществу необходимы ясные ориентиры, куда идти, как будут протекать процессы развития и чего следует ожидать в будущем.

Социальная направленность медицинских исследований определяется не только непосредственной связью медицины с обществоведением и не только тем, что медицина при изучении человека широко использует методы и достижения социальных дисциплин, но и тем, что сама медицина в силу своего внутреннего развития рождает такие отрасли знаний, которые изучают законы функционирования организма и психики человека на общественном уровне. В связи с этим сегодня одним из важнейших направлений стратегии успешного развития любого современного государства является создание эффективной системы управления психическим здоровьем нации, что подразумевает организацию стройной системы влияния на все уровни, формирующие психическое здоровье человека. Сегодня в государствах Евросоюза уже присутствует такое понятие, как право личности на качественное профессиональное государственное управление.

Философия и медицина при всём их на первый взгляд очевидном различии имеют много общего и, прежде всего, обращённость к сущностным извечным вопросам человеческого бытия. В особенности это касается, пожалуй, самой гуманитарной области медицины — психиатрии. Каждое из понятий, постоянно используемых психиатрами в повседневной практике — личность, сознание, расстройства психической деятельности, кризис, мораль, целостность высшей нервной деятельности, страх и др. — представляют в своём основании принципиальные философские категории.

Современная психиатрия не может динамично развиваться, опираясь только на медицинские тексты, точно так же как и любое общество не может правильно развиваться и идентифицировать себя, не опираясь на такие инструменты науки, как психиатрию и психологию (социологию). Такие категории, как духовность, гуманизм, этика, единство, целесообразность, взаимопреемлемость, истинность, смысл, мечты, жизнь — ежедневно присутствуют в практике любого психиатра. И этими же категориями наполнено существование любого цивилизованного общества. И чем выше уровень развития государства, тем чаще эти категории встречаются в его повседневной жизни. И наоборот: что мы видим на примерах существования всех без исключения тоталитарных режимов и хунт? До морали ли, когда цена человеческой жизни — порой 20 гривен? Итак: с одной стороны, исторические процессы развития целых народов, с другой — психиатрия. Давайте рассмотрим, какими понятиями оперирует психиатрия. Чаще всего, сталкиваясь с патологией психической деятельности, специалисты рассматривают симптомы, свидетельствующие о нарушениях в процессах восприятия, мышления и настроения. Прежде всего, это нарушения функции сознания (а, именно адекватного осознания себя, окружающей обстановки, времени и себя в этом времени и обстановке). Затем нарушения мышления, наличие и характер дезинтеграции мыслительных процессов, чаще это различные бредовые идеи (преследования, реформаторства, величия и т. д.). А также степень интеграции (вовлечённость, востребованность, т. е. адаптация личности в окружающей её среде). Наконец, какое настроение у человека в данное, конкретное время (патология выражается в депрессии или, наоборот, мании, которая выражается неадекватным ситуации повышенным настроением). Важно так же исследовать склонности объекта к агрессии и аутоагрессии.

Термин «психическое здоровье» — понятие как философское, так и психиатрическое. Сегодня на Западе большое внимание уделяется биосоциальной модели распространения психических расстройств Дэвида Голдберга и Питера Хаксли (1999). Почему же мы боимся признать, что признаки (симптомы) нарушения психической деятельности личности не могут быть присущи и обществу как единому, функционирующему по тем же естественным законам жизни организму? Ведь симптомы — это всего лишь условные признаки, т. е. понятия динамичные и меняющиеся, и всё дело только в степени выраженности их, т. е. нарастании количества (может быть, через десятки тысяч лет произойдёт и качественный сдвиг в психическом облике человека будущего, а это, вероятно, произойдёт, и тогда наши потомки будут смотреть на это совсем по-другому, вероятней всего так и будет) и в том, насколько они мешают организму приспосабливаться к меняющимся условиям жизни.

Теперь рассмотрим часть терминов, которыми оперирует сегодня психиатрия.

Агрессия —
психологическая стратегия защиты субъективной реальности личности, действующей на основе инстинкта. Инстинкт агрессии — один из четырёх основных инстинктов: голод, секс, страх, агрессия.
Ажитация (agitation) —
выраженное беспокойство и чрезмерная двигательная активность, сопровождающиеся тревогой. Или — тревога, сопровождающаяся сильным двигательным беспокойством.
Алкоголизм (alcoholism) —
синдром зависимости, вызванный алкоголем.
Амбивалентность —
понятие, которое первоначально использовалось в психиатрии для характеристики состояния личности, когда она испытывает полярные эмоции по отношению к одному и тому же объекту (эмоциональная амбивалентность), высказывает взаимоисключающие идеи (интеллектуальная амбивалентность) и постоянно колеблется между двумя противоположными решениями (волевая амбивалентность). Введённое в психиатрический лексикон Э. Блейлером и одобренное З. Фрейдом, это понятие в дальнейшем широко использовалось в психоанализе для характеристики одновременного проявления влечения и отталкивания, симпатии и вражды, побуждения к действию и страха перед ним.
Бред —
ложные утверждения, основанные на неправильных выводах относительно внешних явлений, не соответствующие культурному уровню и интеллекту больного человека, которые нельзя скорректировать.
Бред, обусловленный настроением: бред, содержание которого соответствует настроению (например, депрессивный больной полагает, что он виноват в разрушении мира).
Бред, не связанный с настроением: бред, содержание которого не соответствует настроению (например, депрессивный больной считает, что он является новым Мессией).
Виктимология (victimology) —
исследование жертв жестокого (грубого) обращения, включающее исследование не только непосредственной реакции на травматическое событие, но и других аспектов — как жертва стала объектом нападения, какое именно физическое или психологическое воздействие она перенесла, каковы долговременные последствия перенесённых переживаний и др.
Восприятие —
процесс трансформации физической стимуляции в психологически оцениваемую информацию; психический процесс, с помощью которого сенсорные стимулы переводятся на осознаваемый уровень.
Депрессия (depression) —
в обыденном понимании — состояние уныния, подавленности, печали; этот термин может употребляться для обозначения болезненного состояния. В медицинском контексте он применяется для определения психического состояния, характеризующегося снижением настроения, которое часто сопровождается целым рядом сопутствующих симптомов, в частности, тревогой, ажитацией, чувством никчемности, суицидальными мыслями, снижением аппетита, психомоторной заторможенностью, а также различными соматическими симптомами, психологическими дисфункциями (например, бессонницей) и различными жалобами.
Избегание —
психологическая стратегия защиты субъективной реальности, основанная на экономии интеллектуальных и эмоциональных ресурсов.
Кризис идентичности (identity crisis) —
состояние психологической дезориентации и ролевого смешения, связанное со значительным психосоциальным сдвигом, происходящим за относительно короткий период времени.
Может возникать на протяжении переходных периодов жизненного цикла (например, подросткового возраста, периода отцовства, материнства, ухода на пенсию) или в связи с институциональными, культуральными или социальными изменениями.
Культура, основанная на чувстве вины (guilt-based culture) —
культура, в которой индивидуум переживает раскаяние и потерю самоуважения при неспособности вести себя социально приемлемым образом.
Культура, основанная на чувстве стыда (shame-based culture) —
культура, в которой неспособность индивидуума вести себя социально приемлемым образом несёт с собой позор для его семьи, товарищей или другой социальной группы к которой он принадлежит.
Мания (mania) —
расстройство, характеризующееся повышенным вне зависимости от обстоятельств настроением, которое по интенсивности может варьировать от беззаботной весёлости до почти неконтролируемого возбуждения.
Подъём настроения сопровождается повышением энергии. Самооценка часто завышена, отмечаются идеи величия и чрезмерная самоуверенность. Утрата нормальных социальных ограничений может приводить к безрассудному, опрометчивому или не соответствующему обстоятельствам поведению.
Мышление —
целенаправленная система идей, символов и ассоциаций, возникающая в процессе выполнения задачи и приводящая к выработке правильного решения; мышление нормально, если его результатом является логическая система выводов.
Формы нарушения мышления:
— аутистическое мышление: мышление, которым выражаются только собственные желания, которое не связано с реальной жизнью, поглощённость своими личными, внутренними переживаниями.
Нарушения сознания:
— дезориентировка — нарушение ориентировки во времени, месте и собственной личности;
— помрачение сознания — неполное, неотчётливое осознание окружающего с нарушением восприятия и правильного отношения к своему состоянию.
Психоз —
неспособность отличить реальность от выдумки; нарушения оценки реальных событий и создание в своём воображении другой действительности.
Самоубийство —
сознательные и умышленные (преднамеренные) действия человека с целью прекращения жизнедеятельности.
Сверхценные идеи —
мысли, содержащие и стойко сохраняющие неадекватные утверждения: не так устойчивы, как бредовое мышление.
Сознание —
состояние, позволяющее ориентироваться в окружающем мире и собственной личности.
Страх —
тревога, связанная с осознанным восприятием реальной опасности.
Тревога —
ощущение страха, связанное с предчувствием беды, ожидаемой извне или с собственной болезнью.
Фантазирование (дереизм) —
умственная деятельность, не согласующаяся с логикой и опытом.

Всё это присутствовало и присутствует в нашей повседневной жизни. «При этом, разумеется, нельзя отрицать, что сознательное причинение вреда самому себе, — пишут Е. Головаха и Н. Панина, авторы книги «Социальное безумие», — явный признак психопатологии. В этом смысле саморазрушение сверхдержавы, начатое её неограниченным властителем и законченное дружными усилиями раскрепощённых подданных, является, на первый взгляд, признаком, по меньшей мере, массовой психической аномалии, если не массового психоза, страдая от которого, общество, тем не менее, продолжает процесс дезинтеграции, переходя от республиканских суверенитетов к региональным, сословным и цеховым. И чем дальше идёт этот процесс, тем навязчивее становится аналогия с распадом и деградацией личности, для которой, по остроумному высказыванию Наума Коржавина, плюрализм в одной голове означает не столько демократию, сколько шизофрению». Хотя тут же авторы и подчёркивают: «отличие научного анализа проблем социальной дезинтеграции от их аллегорической (действительно, какая уж тут аллегория — автор) или иронической интерпретации, чтобы избегать соблазна психиатрического истолкования состояния общества исключительно по аналогии с отключениями сознания и поведения индивида» и в доказательство приводят высказывания К. Юнга о том, что «с древнейших времен наиболее рассудительные люди понимали, что любого рода внешние исторические условия — лишь повод для действительно грозных опасностей, а именно социально-политических безумий, которые не представляют каузально необходимых следствий внешних условий, но в главном были порождены бессознательным».

Да, конечно, несколько тысяч психически больных людей не окажут существенного влияния на психическое здоровье целой нации. Но когда количество поведенческих и психических расстройств в государстве прогрессивно начинает увеличиваться (статистические данные приводятся в последующих статьях — автор), то будет расти и число ошибочных политических и экономических решений, которые принимаются конкретными людьми, волей судьбы «попадающих» во власть. Не секрет, что сегодня государство сталкивается с серьёзным кадрово-управленческим кризисом.

А ошибочный политический выбор населения, наделяющего властью политиков? И здесь при увеличении психических и поведенческих расстройств процент неверных, а зачастую и нелепых решений будет нарастать, что в конечном счёте скажется самым серьёзным образом на развитии государства. Примеры этому мы видим на конкретных выборах населения, в том числе и у наших ближайших соседей.

Если никто из философов и политиков не отрицает постулат о роли личности в истории, то каково же влияние сотен тысяч и миллионов людей с психическими поведенческими расстройствами на исторические процессы? На западе это уже давно поняли, поэтому такое огромное значение уделяется психическому здоровью в развитых странах мира. А что же говорить о неразвитых, может, они потому и неразвиты, что психическое здоровье их членов оставляет желать лучшего?

Не потому ли одним из привлекательных образов Украины (да и России) сегодня есть Верка Сердючка (сродни Иванушке-Дурачку), а танцы граждан под слова: «всё будет хорошо, всё будет хорошо — я это знаю», напоминают групповые танцы культа «зар»3 Восточного Средиземноморья, использовавшего их с целью исцеления. Народ исцеляется самостоятельно, пытаясь ломать стереотип «недоли».

Методология философии истории выходит за рамки традиционных методов познавательной рефлексии и акцентирует внимание на переживаниях человека. Сегодня политический и этический уровни феномена нации рассматриваются с точки зрения и антропологического подхода восприятия нации, когда она является одной из форм коллективной идентификации.

Речь уже идёт о глобальных, интеграционных процессах, где развитые страны мира объединяются вокруг наиболее сильных и перспективных лидеров. Я думаю, в третьем тысячелетии будет сформировано не три мира — развитый, развивающийся и мир стран-изгоев, а один: разумный мир государств с эффективной, человекоцентрированной организацией жизнедеятельности, лидером которого уже сейчас становятся США, а новые государства бывшего СССР найдут, наконец, свои правильные ориентиры на пути дальнейшего развития. Есть надежда, что и европейская цивилизация, пережившая такие катаклизмы, как средневековье, татаро-монгольское иго, первую и вторую мировые войны, переживёт и процесс распада советской империи.

Нам надо только помнить, что от индивидуального безумия до коллективного — один шаг и делать всё, чтобы во главе такого государства как Украина были люди, которые понимают, что:


Стаття 3. Людина, її життя і здоров’я, честь і гідність, недоторканість і безпека визнаються в Україні найвищою соціальною цінністю.
Конституція України.



Литература

  1. Дильтей В. Собрание сочинений. — Т. 1: Введение в науки о духе. — М.: Дом интеллектуальной книги, 2000. — С. 654–659.
  2. Глотов Б. Б. Культурно-цивілізаційна ідентифікація українського народу. — Дніпропетровськ: Моноліт, 2002. — 210 с.
  3. Лексиконы психиатрии Всемирной организации здравоохранения. — Киев: Сфера, 2001. — 390 с.
  4. Головаха Е. И., Панина Н. В. Социальное безумие. — Киев: Изрис, 1994. — 168 с.
  5. Практическая психодиагностика. Методики и тесты / Под ред. Д. Я. Райгородского. — Бахрах, 1998. — 669 с.
  6. Каплан Г. И., Сэдок Б. Дж. Клиническая психиатрия. — Москва: Медицина, 1994. — Т. 1. — С. 41–50.
  7. Кабанес О., Насс Л. Революционный невроз. — М.: КСП, 1998. — С. 349–350.
  8. Юрьев Е. Психическое здоровье и государственные реформы // Вісник Асоціації психіатрів України. — 2002. — № 1–2. — С. 17–25.
  9. Юрьев Е. Системы психиатрической помощи: возможные модели управления и реформирования // Вестник Ассоциации психиатров Украины. — 2003. — № 1–2. — С. 124–138.
  10. Юр’єв Є. Роль психіатрії в системі аналізу медико-соціальних проблем сучасного суспільства // Методологія аналізу соціально-політичних проблем сучасного українського суспільства. — Дніпропетровськ, 2004. — С. 44–48.

    Примечания

  1. Здоров’я України. — 2004. — № 10. — С. 8–9.
  2. Nervure D. C. Esse sur la narration du suicide. — 1999. — T. 12, № 5. — Р. 26–32.
  3. Культ «зар» (zar cult) — религиозное движение Восточного Средиземноморья, в котором групповые танцы, музыка, транс и песнопения предпринимаются с целью исцеления.


© «Новости украинской психиатрии», 2010
Редакция сайта: editor@psychiatry.ua
ISSN 1990–5211