НОВОСТИ УКРАИНСКОЙ ПСИХИАТРИИ
Более 1000 полнотекстовых научных публикаций
Клиническая психиатрияНаркологияПсихофармакотерапияПсихотерапияСексологияСудебная психиатрияДетская психиатрияМедицинская психология

Книги »  История Сабуровой дачи. Успехи психиатрии, неврологии, нейрохирургии и наркологии »

О ЗНАЧЕНИИ РЕАКЦИИ ЗРАЧКА ПРИ УСЛОВНОРЕФЛЕКТОРНОЙ ТЕРАПИИ АЛКОГОЛИЗМА

А. Г. Утков, В. Г. Тринус

Киев, Украина

* Публикуется по изданию:
Утков А. Г., Тринус В. Г. О значении реакции зрачка при условнорефлекторной терапии алкоголизма // История Сабуровой дачи. Успехи психиатрии, неврологии, нейрохирургии и наркологии: Сборник научных работ Украинского НИИ клинической и экспериментальной неврологии и психиатрии и Харьковской городской клинической психиатрической больницы № 15 (Сабуровой дачи) / Под общ. ред. И. И. Кутько, П. Т. Петрюка. — Харьков, 1996. — Т. 3. — С. 538–540.

Нами изучались реакции зрачка как предиктора эффективности условнорефлекторной терапии алкоголизма. Как известно, диаметр зрачка регулируется двумя мышцами — сфинктером зрачка и его дилататором, расширителем. Первая — циркулярная, суживает зрачок, иннервируется парасимпатическими волокнами глазодвигательного нерва, преганглионарные волокна которого берут начало в добавочных ядрах (Якубовича и Эдингера–Вестфаля), а постганглионарные в ресничном узле. Таким образом, раздражение этих ядер, узлов, коротких ресничных нервов и самого глазного нерва ведёт к сужению зрачка. Мышца, расширяющая зрачок, иннервируется симпатическими волокнами. Его симпатические преганглионарные волокна начинаются в цилиоспинальном центре (боковые рога C8–Th1, сегментов спинного мозга). Постганглионарные — преимущественно выходят из верхнего шейного узла симпатического пограничного ствола и участвуют в образовании сплетения внутренней сонной артерии, откуда уже направляются к глазу. Следовательно, раздражение упомянутых структур вызывает сужение глазной щели и энофтальм (с-м Бернара–Горнера) и расширение зрачка. Симпатический цилиоспинальный центр находится в зависимости от субталамического ядра (Льюиса). В настоящее время признаётся не только подкорковый симпатический зрачковый центр, но и корковый, находящийся в передних отделах лобной доли. Проводники из коркового центра идут к подкорковому. Раздражение некоторых участков затылочной и теменной долей также вызывает сужение зрачка.

Учитывая вышеизложенное, можно представить механизм рефлекса Пильтца (расширение зрачка при представлении ночи или темноты) и симптома Гааба (сужение зрачка при мысленном представлении яркого света — пламени или солнечного света). Для осуществления целостного поведенческого акта необходимо участие аффективных механизмов — эмоционального и вегетативного, а также и памяти, собственно — тех функций, которые связываются со структурами лимбической системы, вернее, «лимбическим мозгом» (В. Н. Козаков, 1995). Под «лимбическим мозгом» подразумевается «комплекс структур среднего, межуточного и конечного мозга, включая архипалеокортекс, поясную кору, завершающихся фронтальным неокортексом, который осуществляет программирование и контроль аденативного поведения». Тем более, что Т. Н. Ониани (1983) считает, что и основной лимбический круг принимает участие в организации мотивационно-эмоциональных реакций, также как и амигдала, мезенцефальные структуры и гипоталамус, имеющие непосредственное отношение к формированию мотивационно-эмоциональных реакций, принимают участие в обеспечении памяти и обучении. Представляет интерес концепция А. В. Вальдмана и М. М. Козловской (1969): в каждой эмоционально-поведенческой реакции выделяется «эмоциональное выражение», характеризующиеся эмоционально-выразительными движениями, двигательно-вегетативными стереотипами и «эмоциональное состояние», отличающиеся тонко дифференцированным, адаптивным к окружающей обстановке целенаправленным поведением с сопутствующим ему эмоциональным переживанием. «Эмоциональные выражения» обеспечиваются мезодиенцефальным уровнем лимбической системы.

Учитывая вышеизложенное, была проведена условнорефлекторная терапия с использованием аппаратов для гальванофореза и электросна, как технических средств (В. Г. Тринус, 1995). В качестве основы психотерапевтического компонента применена условнорефлекторная психотерапия, созданная В. М. Бехтеревым (1918), позволяющая включить в оборонительно-защитный рефлекс принципы поведенческой психологии (В. Е. Рожнов, 1985; Б. Д. Карвасарский, 1985).

Реакцию зрачка на запах и вкус спиртного визуально определяли после сеанса немедикаментозного варианта условнорефлекторной терапии (НВ УРТ). Любая реакция на вкус, запах спиртного рассматривалась как положительная при НВ УРТ. С целью объективизации симптома зрачка на спиртное, как предиктора эффективности НВ УРТ, использовали клиническую модель предрецидивного периода, суть которой заключалась в том, что больной под видом лекарства от алкоголизма в течение трёх дней натощак принимает 50 мл 15% спирта с каплями ментола. В течение суток обеспечивается свободный, но контролируемый доступ к спиртному и веществу, снимающему влечение к спиртному — «тягу» (отвар спорыша — ОС). При этом контролируются и изучаются поведение больного, наличие и выраженность вторичного влечения, кристаллизация того или другого симптомокомплекса алкоголизма (В. Г. Тринус, 1995).

Исследование реакции зрачка проводилось у 50 больных с I–II-ой стадией алкоголизма по классификации А. А. Портнова и И. Н. Пятницкой (1973). Тяжесть заболевания при этом не учитывалась. Все испытуемые — мужчины в возрасте 25–55 лет, обследовавшиеся на 2–3 день после прекращения употребления спиртного.

Обнаружено, что реакция зрачка на вкус и запах спиртного, в виде волнового колебания (расширения и сужения) визуально определилась тенденцией к расширению. Она появилась после I-го сеанса у 3-х больных — 6%; II-го сеанса у 24-х больных — 48%; III-го сеанса у 9-ти больных — 18%; IV–X-го сеанса — 6–12%. У 8 (16%) — обнаружить изменение зрачка при наличии защитнооборонительного рефлекса на вкус, вид, запах спиртного не удалось. Определяется зависимость между проявлением реакции зрачка и попыткой употребления спиртного, подавления влечения к алкоголю волевым усилием или приёмом ОС на фоне сеансов НВ УРТ. Больные, у которых отмечалась реакция зрачка, спиртное не употребляли, не делали попыток купировать влечение приёмом ОС и отрицали наличие у себя патологического влечения. Тогда как при отсутствии реакции зрачка после сеанса НВ УРТ 3-е больных (6%) — употребили спиртное, 5 больных (10%) — употребляли как спиртное, так и ОС и 1 больной (2%) подавил патологическое влечение волевым усилием.

Необходимо дальнейшее изучение реакции зрачка при условнорефлекторной терапии алкоголизма с использованием технических средств, объективно фиксирующих его изменение, как предиктора эффективности УРТ алкоголизма.



© «Новости украинской психиатрии», 2003
Редакция сайта: editor@psychiatry.ua
ISSN 1990–5211