НОВОСТИ УКРАИНСКОЙ ПСИХИАТРИИ
Более 1000 полнотекстовых научных публикаций
Клиническая психиатрияНаркологияПсихофармакотерапияПсихотерапияСексологияСудебная психиатрияДетская психиатрияМедицинская психология

Книги »  История Сабуровой дачи. Успехи психиатрии, неврологии, нейрохирургии и наркологии »

ЯЗЫК КАК ДИАГНОСТИЧЕСКОЕ И ТЕРАПЕВТИЧЕСКОЕ СРЕДСТВО

А. С. Данилов

Харьков, Украина

* Публикуется по изданию:
Данилов А. С. Язык как диагностическое и терапевтическое средство // История Сабуровой дачи. Успехи психиатрии, неврологии, нейрохирургии и наркологии: Сборник научных работ Украинского НИИ клинической и экспериментальной неврологии и психиатрии и Харьковской городской клинической психиатрической больницы № 15 (Сабуровой дачи) / Под общ. ред. И. И. Кутько, П. Т. Петрюка. — Харьков, 1996. — Т. 3. — С. 183–184.

Установлено, что исследование бессознательного психического может проводиться через толкование сновидений, анализ символики симптомов заболеваний и языка.

Согласно положениям структуралистской психоаналитической школы, бессознательное структурировано как язык (Жак Лакан, 1966). В языке шифруется заболевание, но в языке указывается и рецепт исцеления. Уже само слово является лечебным фактором (К. И. Платонов, 1930). Но язык — это не просто набор слов и фраз. Язык является структурой, содержащей как филогенетический, так и онтогенетический опыт. Язык — это одновременно и «инструмент лжи» (то есть средство фиксации патологических симптомов) и орудие достижения истины (расшифровка и распутывание речевых узлов, соответствующих патологическим нарушениям психики больного). Ещё З. Фрейд писал о том, что мы хотим сказать, не говорим, а что не хотим — говорим. Он также подчёркивал важность исследования динамики языка, например, анализ оговорок пациента. Иногда эта динамика стимулируется методом свободных ассоциаций и специально подобранных.

У Ж. Лакана мы находим более глубокое понимание значения языка, возможность работы со статическим параметром — структурой языка. И тут применимы фрейдовские законы расшифровки процессов бессознательного, используемые при толковании сновидений, такие как смещение и сгущение (конденсация). Сюда можно добавить анализ специфических речевых феноменов — умолчание, повторы и некоторые другие проявления «психопатологии обыденной жизни» (проекция и т. д.). Эти положения психоаналитической структуралистской школы, ориентированной на работу с языком, использовались нами с диагностической целью наряду с анализом сновидений и символики болезненных симптомов. С другой стороны, мы считаем, что используя неоднозначность означающего и означаемого, то есть знаковых структур языка и глубинного, неоднозначного смысла слов, можно воздействовать на бессознательное психическое, на причины болезненных симптомов, добиваясь терапевтического эффекта. Например, воздействие на пациента осуществляется такими риторическими приёмами, как метафора и метонимия, что соответствует психоаналитическим понятиям сгущения (конденсации) и смещения (в интерпретации Ж. Лакана симптом представляет собой метафору, а желание — метонимию).

Итак, неоднозначность слов и языковых структур, открытия структуралистского психоанализа можно использовать как с диагностической, так и терапевтической целью.

Всё это успешно применялось нами в терапевтическом процессе и является составляющей частью нашего нового метода психотерапии вместе с новым методом — методом гипнотерапии (А. С. Данилов, 1995) и классическими психотерапевтическими методиками (прямая и косвенная суггестия, рациональная психотерапия и т. д.).



© «Новости украинской психиатрии», 2003
Редакция сайта: editor@psychiatry.ua
ISSN 1990–5211