НОВОСТИ УКРАИНСКОЙ ПСИХИАТРИИ
Более 1000 полнотекстовых научных публикаций
Клиническая психиатрияНаркологияПсихофармакотерапияПсихотерапияСексологияСудебная психиатрияДетская психиатрияМедицинская психология

Книги »  История Сабуровой дачи. Успехи психиатрии, неврологии, нейрохирургии и наркологии »

НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ КЛИНИЧЕСКОГО МЫШЛЕНИЯ В ПСИХИАТРИИ

Б. А. Воскресенский

Москва, Россия

* Публикуется по изданию:
Воскресенский Б. А. Некоторые проблемы клинического мышления в психиатрии // История Сабуровой дачи. Успехи психиатрии, неврологии, нейрохирургии и наркологии: Сборник научных работ Украинского НИИ клинической и экспериментальной неврологии и психиатрии и Харьковской городской клинической психиатрической больницы № 15 (Сабуровой дачи) / Под общ. ред. И. И. Кутько, П. Т. Петрюка. — Харьков, 1996. — Т. 3. — С. 161–163.

  1. Переживания больного, точнее — болезненные переживания — главное в клинической психиатрии. Единственный инструмент для познания переживаний — переживания другого человека. В психиатрии психикой врача познаётся психика больного. Сопоставляя душевный облик пациента на разных этапах заболевания, устанавливают, по каким закономерностям изменяется психика больного. Диагностическое мышление психиатра поэтому правомерно определить как образное (один из примеров — критерий тотальности при психопатиях).

  2. У других дисциплин — своё видение патологии. В «соседней» неврологии оно пространственное. Возможно, в этой разнице подходов причина антипатии многих невропатологов к психиатрии. Показательна здесь фигура З. Фрейда, который кратко познакомился с психиатрией у Мейнерта, а затем был впечатлён идеями Шарко, склонного к психологизации и «сескологизации» патологии. Неврологическое мышление проступает в разработанных З. Фрейдом топике и «гидравлике» психических процессов. Психиатру же больные З. Фрейда нередко могут представляться процессуальными, а ведь для многих из них характерны весьма своеобразные построения относительно своей сексуальной жизни (речь здесь не о критериях шизофрении, но лишь о том, что явная патология, с продуктивной симптоматикой не может служить моделью онтогенеза психики).

    Конечно, судьбу научного направления нельзя всецело выводить из биографии его творца, а пансексуализм давно оставлен. Но противопоставление «первичной» природы человека и гнёта социума присутствует в большинстве психоаналитических течений и ныне. Отметим, что широко пользуясь психиатрической терминологией, психоаналитики выстраивают свою, особую систему патологии, подчёркивают, что история их пациентов разыгрывается «на другой сцене», что, по выражению Л. Бинсвангера, психиатрия и психоанализ лишь пересекаются.

  3. Психика в целом, сознание и бессознательное до конца непознаваемые. Рискуя получить упрёк в мистицизме, приведём довод не столько научный, сколько эмоциональный. В. X. Кандинский и Г. Клерамбо представили, каждый по-своему, один из центральных психопатологических феноменов, имеющий «аналог» и в здоровой психике — проблема непосредственной передачи переживаний, телепатия, экстрасенсорика. Оба психиатра отличались душевным своеобразием, одинаков был и конец жизненного пути. Наверное, природа не подпускает слишком близко к своей главной тайне.

  4. Добиться продуктивного единства оценок в психиатрии возможно лишь анализом индивидуальных наблюдений, диагностическими семинарами (практика которых возрождается ныне Независимой психиатрической Ассоциацией — президент Ю. С. Савенко).

    В ходе подобной работы должно возникнуть нечто большее, чем чисто условное согласие по отношению к тому или иному термину. «Для познания истины в области математических или естественных наук духовная общность людей необязательна. Но эта общность должна быть более заметной, когда речь заходит о социальных науках. Философское познание не может абстрагироваться от человеческого существования, для постижения одной и той же истины здесь необходима душевная общность. Поэтому метафизическое знание никогда не может быть в такой же степени общезначимым, как и логическое познание» (Н. А. Бердяев, выделено нами — Б. В.).

  5. Психиатрическая норма психического здоровья — это отсутствие болезни. Адаптация и личностная гармония социальны, культуральны, изменчивы. Болезни же вневременны по своей сути, но понимание их исторично. Сказанным психическая индивидуальность не обезличивается (заметим, что бессознательное тоже «негативно»). По мере развития общества количество акцентуированных будет возрастать (Г. К. Ушаков). Прогресс состоит во всё большем усложнении психики, раскрытии новых граней. Психический статус неисчерпаем, подчёркивает Т. А. Доброхотова. Таков (вглубь, а не вширь), полагаем, путь дальнейшего развития психиатрии.



© «Новости украинской психиатрии», 2003
Редакция сайта: editor@psychiatry.ua
ISSN 1990–5211