НОВОСТИ УКРАИНСКОЙ ПСИХИАТРИИ
Более 1000 полнотекстовых научных публикаций
Клиническая психиатрияНаркологияПсихофармакотерапияПсихотерапияСексологияСудебная психиатрияДетская психиатрияМедицинская психология

Книги »  История Сабуровой дачи. Успехи психиатрии, неврологии, нейрохирургии и наркологии »

О МЕСТЕ И РОЛИ Р. А. АЛЕКСАНЯНЦ В ИСТОРИИ САБУРОВОЙ ДАЧИ

Ю. В. Чайка, Р. Б. Брагин

Харьков, Украина

* Публикуется по изданию:
Чайка Ю. В., Брагин Р. Б. О месте и роли Р. А. Алексанянц в истории Сабуровой дачи // История Сабуровой дачи. Успехи психиатрии, неврологии, нейрохирургии и наркологии: Сборник научных работ Украинского НИИ клинической и экспериментальной неврологии и психиатрии и Харьковской городской клинической психиатрической больницы № 15 (Сабуровой дачи) / Под общ. ред. И. И. Кутько, П. Т. Петрюка. — Харьков, 1996. — Т. 3. — С. 115–118.

Что вы знаете о том, как сумасшедший любит разум?

Фридрих Ницше

Если отвечать на эпиграф Ф. Ницше, то можно с уверенностью сказать, что среди плеяды ярких и талантливых психиатров, работающих на сабуровой даче, работал и человек, который по-особому знал, как «сумасшедший любит разум». Это врач-доцент кафедры психиатрии украинского института усовершенствования врачей, доктор медицинских наук Рита Аркадьевна Алексанянц. Она бесспорно относится к той редкой категории психиатров, которые уже только своим присутствием, своим бытием изменяют всю атмосферу психиатрической больницы. И это не только потому, что Рита Аркадьевна удивительно гармонично объединяет в себе уникальные личностные и профессиональные качества, а и потому, что является УЧИТЕЛЕМ по призванию и сущности.

Внешняя канва биографии Р. А. Алексанянц (Р. А.) во многом типична для лучших представителей её поколения. Окончание с отличием в 1948 году Дагестанского медицинского института, работа с 1948 по 1953 год в психиатрической больнице г. Орджоникидзе, где на её становление, как клинициста, благотворное влияние оказал проф. Б. Д. Фридман (со слов Р. А.). Аспирантура в Москве (1953–1956) на кафедре психиатрии ЦОЛИУВ под руководством А. В. Снежневского, которого Р. А. считала своим основным учителем, и защита в 1957 году кандидатской диссертации «Простая форма шизофрении». Затем работала в НИИ им. В. П. Сербского (1956–1958) с последующим переездом в г. Харьков по семейным обстоятельствам и не без влияния легендарного Г. Э. Рихтера. Первое время (1958–1961) Р. А. Алексанянц работала научным сотрудником УПНИ, в т. ч. с 1959 года заведовала отделом детской психиатрии. Но действительный расцвет её разносторонних талантов произошёл на кафедре общей и судебной психиатрии УИУВ, где она проработала с 1962 по 1973 гг. На кафедре Р. А. Алексанянц защитила докторскую диссертацию «Клинико-патофизиологические аспекты патогенеза шизофрении» (1969). Именно в период её работы на кафедре влияние Риты Аркадьевны на Харьковскую психиатрическую мысль было максимальным. Но, к сожалению, в 1973 году Р. А. Алексанянц вынуждена была оставить кафедру и вернуться в Москву. С её уходом как кафедра, так и Сабурова дача пережили существенную потерю, которую многие хорошо осознали. В Москве Рита Аркадьевна с 1973 по 1981 год работала в НИИ психиатрии АМН СССР, а с 1981 года по настоящее время она ведёт большую консультативную работу в ряде психиатрических учреждений Москвы.

Что же отличает Р. А. Алексанянц как личность, педагога, учителя и клинициста? Пытаясь ответить на эти вопросы, мы естественно опираемся на свой личный опыт общения с Ритой Аркадьевной и те отзывы и суждения хорошо знавших её коллег, прежде всего о том обаянии, которое исходило от Р. А. Алексанянц и делало притягательной её личности для врачей и пациентов.

Основа личности Риты Аркадьевны прямо и непосредственно высвечивается в её выразительных и глубоких глазах. В них открывается проникновение, понимание и мудрость. По сути сама природа, само женское начало мира смотрит на тебя её глазами. Этот всепонимающий взгляд проникает прямо в глубину твоей души, завораживает и раскрепощает, что делает общение с Ритой Аркадьевной удивительно доброжелательным, свободным, диалогичным. Её суждения о событиях, людях, жизни и мире всегда поражают оригинальной точностью и глубинной простотой, они пронизаны своеобразной позицией мудрого здравого смысла, который совсем не лежит на поверхности. Зная Р. А. Алексанянц, как человека демократичного, а в своих принципах — твёрдого, мы всегда понимали, что за её обаянием, видимой доступностью находится глубоко талантливая, очень сложная личностная структура.

Как педагог, Рита Аркадьевна лучше всего раскрывалась при чтении лекций. На трибуну поднималась хрупкая, небольшого роста женщина и перед тобой прямо здесь и теперь, рождались глубокие и кристально ясные, но никак не упрощённые мысли.

Рита Аркадьевна говорила тихим голосом, будто бы неторопливо размышляя вслух и излагаемом предмете, часто смотрела в окно, как бы проговаривая и продумывая вслух самые сложные части лекции, а когда она переводила взгляд на аудиторию, то в её ярких и живых глазах уже билась рождённая мысль, обращённая непосредственно к аудитории. Эффект её лекций был поразителен. И всё это происходило без тривиальных приёмов завоёвывания аудитории, без использования голосовых эффектов и надменной снисходительности, а главное — без желания самоутвердиться. Слушатель был соучастником этого творчества от первой до последней минуты, и окончание лекции воспринималось как неожиданность. До сих пор сохраняется чувство таинственности такого мастерства.

Но, конечно, апогеем её мастерства были виртуозные клинические разборы. Проработав на кафедре всего 11 лет, Р. А. Алексанянц сумела приобщить к школе академика А. В. Снежневского не только врачей Сабуровой дачи, но и врачей-психиатров Украины и бывшего Союза. При этом делала она естественно, без догматического нажима, а увлекая и убеждая своих слушателей в ходе клинических разборов. Их неповторимость и обаяние складывались из виртуозного сочетания Ритой Аркадьевной клинико-феноменологического метода с глубинно-психодинамическим и личностно-психологическим, что дополнялось широкими онто- и филогенетическими и социально-временными подходами. По сути это сложный личностно-антропологический метод исследования психически больного. Совершая такой синтез, Р. А. Алексанянц фактически создавала новый тип клинического мышления с особым методом исследования психических расстройств и заболевшей личности. Этот метод (как тогда, так и теперь) загадочен для большинства психиатров, и поэтому, вытекавшие из него обобщения и выводы, поражали слушателей своей глубиной, многогранность. И неожиданностью, каждый раз вновь подкупая их обманчивой простотой и очевидностью сути. Так возникал т. н. «ага-аффект», когда Рита Аркадьевна как художник мощными мазками воссоздавала удивительно реальный и понятный «клинический портрет» пациента.

Мы намеренно не касались научных достижений Р. А. Алексанянц, т. к. эту часть её жизни можно описать и не зная личности автора, но хотелось бы только отметить, что в науке Рита Аркадьевна обладала поразительной интуицией.

Завершая данные заметки, написанные в честь нашего учителя, мы ещё раз подчёркиваем, что роль Р. А. Алексанянц в истории Сабуровой дачи заключается в том, что ею в харьковский «психиатрический менталитет» были привнесены и разъяснены идеи А. В. Снежневского «из первых рук», показана неисчерпаемая глубина психопатологического метода, а всей своей личностью Рита Аркадьевна оказала непреходящее духовно-интеллектуальное влияние на формирование психиатров шестидесятых и начала семидесятых годов.


© «Новости украинской психиатрии», 2003
Редакция сайта: editor@psychiatry.ua
ISSN 1990–5211