НОВОСТИ УКРАИНСКОЙ ПСИХИАТРИИ
Более 1000 полнотекстовых научных публикаций
Клиническая психиатрияНаркологияПсихофармакотерапияПсихотерапияСексологияСудебная психиатрияДетская психиатрияМедицинская психология

Книги »  Профилактика наркомании: организационные и методические аспекты »

РОЛЬ СЕМЬИ В ПРОФИЛАКТИКЕ НАРКОМАНИИ, РЕАЛЬНАЯ И ПОТЕНЦИАЛЬНАЯ

Ю. А. Свеженцева, Д. А. Головченко

* Публикуется по изданию:
Свеженцева Ю. А., Головченко Д. А. Роль семьи в профилактике наркомании, реальная и потенциальная // Профилактика наркомании: организационные и методические аспекты. Итоговые материалы международного проекта / Сост. И. П. Рущенко. — Харьков: Финарт, 2002. — С. 123–137.

Есть множество социально-культурных факторов, способствующих приобщению молодёжи к наркотикам. Но один среди них превосходит по силе влияния и, буквально, затмевает действие остальных факторов, — это общение с людьми, имеющими опыт употребления наркотиков. Знакомые, друзья, родственники, уже знающие вкус наркотика, но ещё не чувствующие зависимости, ломки, представляют серьёзную опасность для подростка. Во-первых, он им доверяет, уверен, что близкие люди не хотят ему зла. Во-вторых, такие люди совершенно искренне делятся своим впечатлением о «кайфе» и предлагают попробовать. В-третьих, они заражают своей уверенностью в том, что наркотики можно употреблять, контролируя себя, чтобы не стать «законченным» наркоманом. В-четвертых, в глазах подростка такие люди выглядят смелыми и решительными, готовыми рисковать, что часто привлекает молодёжь в силу их возрастной специфики.

Фактор общения с людьми, пробовавшими наркотики, приобретает особую силу также потому, что молодёжь формирует своё представление о наркотиках, в основном, в общении со сверстниками и из СМИ [1]. Однако в молодёжной прессе информация зачастую подаётся так, что может способствовать приобщению к наркотикам [2]. Кинофильмы, музыкальные программы также «грешат» эстетизацией наркопотребления. В школах, вузах проводятся беседы о вреде наркотиков, но исследования показывают их низкую результативность. Как видно, нет ничего, вызывающего доверие подростка, в противовес тому, что говорят о наркотиках сверстники, знакомые с их вкусом.

Можно ли оградить своего ребёнка от людей, пробовавших наркотики? Нет. Он может их встретить везде: в школе, на улице, в вузе, на спортивных площадках и дискотеках. Но ребёнка можно подготовить к этим встречам так, чтобы они не стали для него фатальными. Важную роль в такой подготовке может сыграть семья подростка.

Семья может и должна ограждать ребёнка от употребления наркотиков. С этим выводом согласны зарубежные и отечественные специалисты, занимающиеся профилактикой наркомании, — социологи, психологи, педагоги, психиатры-наркологи. Однако социологические опросы молодёжи показывают, что родители мало обсуждают со своими детьми проблему употребления наркотиков. Кроме того, даже если такие беседы проводятся родителями, они не влияют на решение подростка попробовать или нет наркотик [3]. Напрашивается предположение: современные семьи не готовы противостоять приобщению к наркотикам их детей.

Что нужно делать родителям, чтобы защитить ребёнка от наркозависимости? Каких знаний, навыков не хватает современным родителям для этого? Видят ли они реальной угрозу приобщения к наркотикам своего ребёнка? Каким надо воспитывать ребёнка, чтобы он мог противостоять соблазнам попробовать наркотик? Могут ли родители опознать, что их ребёнок употребляет наркотики? Знают ли они, что надо делать в таком случае? Ответы на эти важные для определения направлений профилактики наркомании вопросы требуют углублённого изучения нынешней ситуации с применением разнообразных социологических методик.

В проведённом нами исследовании мы попытались выяснить, чего же не хватает современным семьям, чтобы быть результативным субъектом профилактики наркомании. Исследование выполнено по методике RAR («быстрая оценка и ответ»). Оно включало:

  1. 8 полуформализованных интервью с родителями наркоманов для определения внутрисемейных факторов, способствовавших (или не препятствовавших) приобщению ребёнка к наркотикам.
  2. 7 полуформализованных интервью с «экспертами» для определения потенциальной роли семьи в профилактике наркомании. В качестве экспертов выступили люди, работающие с наркозависимой молодёжью и их родителями: врачи-наркологи и лидеры групп поддержки для наркозависимых при церквях.
  3. 223 формализованных интервью родителей детей в возрасте 12–18 лет для определения того, какова ныне роль семьи в профилактике наркомании.

Среди множества причин употребления подростками наркотиков практически все эксперты, имеющие медицинское образование, на первое место выделяют генетические и физиологические: наследственная предрасположенность к аддиктивному поведению, осложнённые беременность и роды, черепно-мозговые травмы с потерей сознания в анамнезе. Эти факторы «готовят благодатную почву» для развития наркозависимости. Таким детям сложнее учиться в школе, ходить в детский сад, отстаивать свои интересы, заниматься спортом, проявлять интерес к обучению и т. д. Однако приобщится или нет подросток к наркотикам, — далее это зависит от психологических и социальных причин. Все эксперты подчёркивают важность влияния семьи, так как правильное воспитание может уменьшить, а то и вовсе сгладить биологические предпосылки.

«Социально-психологические факторы даже больного ребёнка могут сделать здоровым, помочь ему выровняться. Но отрицательные социально-психологические факторы даже здорового ребёнка со здоровой наследственностью со здоровой нервной системой сделают больным, обязательно».

«…Если биологические факторы вышли на переднее место, то целая группа социально-психологических факторов могут изменить цену этих биологических факторов. Т. е. если этих детей правильно воспитывать, загрузить их спортом, направить их интересы на учёбу, помочь им утвердиться в этом мире, то все эти факторы нивелируются».

Среди важнейших факторов, способствующих наркопотреблению, эксперты назвали также отношение к учёбе, к преподавателям, успеваемость; отношения в семье («могут быть конфликтные, формальные — тоже плохо»); вынужденный выбор профессии; эпизодическое употребление других психоактивных веществ.

Эксперты, ведущие группы поддержки для наркоманов и алкоголиков, основную причину наркомании видят в отсутствии родительского внимания, ощущения заботы и нужности у ребёнка.

«Основная причина наркомании — это их одинокая жизнь. Может быть, в чём-то недостаточное проявление родительского внимания, воспитания. Где-то недосмотрели, где-то было просто упущено, какое-то время они не проявили любовь и внимание к ребёнку. Почему? Потому что в основном проблема заработать побольше денег на жизнь, или как-то выкарабкаться в этой жизни. Они забывают, что основное не это, а дети, которым нужно больше внимания, больше любви. Вот они, я со многими разговаривала, они были одинокими, в своей семье они были оставлены родителями».

Все эксперты сходятся в том, что роль семьи в воспитании ребёнка, в том числе и антинаркотическом, определяющая. С раннего детства родители должны придерживаться такой линии в воспитании, когда ребёнок ощущает опеку и внимание родителей, и в то же время имеет пространство для независимых действий, зная при этом, что ему доверяют.

«Патологическое воспитание (гипопротекция и гиперпротекция), которое в принципе коверкает личности детям, приводит к тому, что ребёнок предрасположен к возникновению наркомании и алкоголизма».

При опросе родителей наркоманов наблюдались виды неправильного воспитания, описанные А. Личко в работе «Подростковая наркология» [4].

«В детстве он был очень спокойный, послушный. Если вот ему скажешь, что вот этого не делай, то он не будет делать до тех пор, пока не разрешишь».

«Он податливый такой, мягкий, я и не думала, что он будет таким же податливым в компании друзей, что им так легко управлять. Я думала, что знала всё про него».

«С родителями никогда не спорил».

«Он был послушным, образцовым, хорошим мальчиком, проблем с ним никогда не было, мне с ним было легко. Я его легко контролировала… Но он легко попадал и под влияние других детей».

«До какого-то определённого возраста он не проявлял какого-то своего недовольства ко мне. Да, это он мне сейчас говорит: «Мама, ты меня слишком зажимала». Но он меня слушался. Я сказала, он делал. Я его в таких вот строгих рамках держала».

Воспитанные таким образом дети привыкают к тому, что всё за них решают родители, самостоятельно принимать решения они, в результате, не умеют. Кроме того, как только появляется возможность уйти из-под всеобъемлющей опеки, у них обостряется реакция эмансипации: они нарушают все родительские запреты и стремятся туда, куда раньше было нельзя. Но из-за не сформировавшейся самостоятельности, неумения постоять за себя, они, уходя из-под влияния родителей, попадают под влияние друзей.

Другой тип неправильного воспитания, проявившийся в интервью, — воспитание ребёнка «в культе болезни». Такое воспитание встречается в семьях, где дети часто болеют. Болезнь ребёнка становится центром внимания всей семьи, его ограждают от малейших усилий и, в результате, при столкновении с проблемами такой ребёнок пытается уйти от решения проблем, от реального мира, в частности, с помощью наркотиков.

«…для него не было никаких ограничений в жизни, может быть я и виновата в чём-то. Я всегда его старалась ограничить от физического труда. Он болел, поэтому мы всегда его берегли. Никаких обязанностей по дому у него не было».

По мнению экспертов, нужно воспитывать в ребёнке сильную личность, чтобы он накопил опыт собственных побед, а не поражений.

«Как вы думаете, какое внутреннее содержание у энуреза, заикания, алкоголизма, наркомании? Внутреннее содержание их — это защитное поведение ребёнка, это способ защиты. В этом мире мы можем двумя способами защищаться. Первый способ для сильных людей, активное самозащитное поведение, когда человек кончает институт, собирается на самую высокую гору планеты, любит самую красивую женщину, стихи ей пишет, когда он дерется, отстаивает свои интересы. Ну, в крайнем случае, убегает, когда много слишком противников, это всё активное самозащитное поведение. А есть ещё пассивное поведение, для слабых. ребёнок может выйти на сцену, громовым голосом рассказать стихотворение, анекдот. Ему будут все кричать «молодец», и он, довольный, сядет на место. Но он может выйти на сцену и «пых-пых», и ни одного слова не сказать, и получит внимания в тридцать раз больше, чем тот, который рассказал. И все его будут жалеть, и он сопли выпустит, слёзы выпустит, будет жевать это, и будет этим жить, это способ защиты, способ поведения. И до десяти лет порой хватает невротического способа слабому ребёнку, чтоб спрятаться от проблем, его все жалеют, его даже за хлебом никто не посылает. Его вызвали на уроке, он сразу тут же замолчал, «садись-садись, потом ответишь», — он уже имеет преимущества перед другими. Он свою слабость превратил в своё преимущество, но остановилось теперь его развитие. А в 10–11 лет такого способа защиты уже становится недостаточно, и тогда слабый человек может другими способами защищаться, пассивными тоже. Скажем, в газете написали письмо офицера, что ему три месяца не платят зарплату и он не может накормить детей, поэтому он уходит из жизни. Взял и застрелился. Он поступил как слабый человек, радикально разрешил для себя проблему: бац — и его нет. Другой слабый человек, когда ему плохо, трудно, у него многое не получается, он даёт депрессию, галлюцинации, бред, реактивные состояния, и прячется у нас в психбольнице здесь, 5–7 лет живёт. А мама ходит его кормит из клювика в клювик, а он даже не спрашивает, откуда она еду берёт, он поступил как слабый человек. Третий слабый человек выставил впереди себя невроз, и спрятался за этот невроз, как ежик спрятался за свои колючки, и живёт теперь. Четвертый слабый человек напился, нанюхался, наширялся, у него улыбка на лице, ему хорошо. Он ни за что не отвечает, ему не надо ходить в институт, не надо ночью сидеть заниматься, не надо девушку самую красивую любить, не надо на самую высокую гору подниматься, — он показал, что он слабый.

В том-то и дело, что мы должны из своих детей воспитать победителей, а не побежденных, они должны накопить опыт побед, а не опыт побежденного. Невротик, алкоголик накапливает опыт побежденного, и это воспитание, это социология».

В исследовании судеб наркоманов методом биографического интервью [5] большинство респондентов рассказывали о том, что родители их баловали, задаривали дорогими подарками. «Выполнялись все мои желания», «у меня первого появлялись самая модная одежда, радиоаппаратура», «в нашем доме был закон: для ребёнка — всё!». Так построенные отношения, по всей видимости, формировали у ребёнка своеобразный «паралич воли», неумение сопротивляться соблазнам, особое отношение к своим желаниям: они должны выполнятся. Подобный тип отношений часто встречается в состоятельных семьях, в которых родители заняты своими проблемами, а недостаток внимания ребёнку «компенсируют» подарками и деньгами. Некоторые такие респонденты, описывая первую пробу наркотиков, говорили: «Мне захотелось, во что бы ни стало, попробовать, прямо закортило». Незнание с детства слова «нет» создало иллюзию вседозволенности в жизни, особое отношение к запретам и ограничениям: их можно нарушать. Один из опрошенных сформулировал это так: «Я по жизни такой. Если мне чего-либо захотелось, я обязательно сделаю. Если я вижу цель, то не вижу препятствий».

Эксперты настаивали на том, что родители должны уделять внимание своим детям, стремиться организовать свободное время подростка в соответствии с его интересами, приобщать ребёнка к здоровому образу жизни, «чтобы у него не было свободного времени, потому что многие поступки плохие совершаются именно от скуки. Когда ребёнок не имеет каких-то определённых интересов, когда он не знает, чем себя занять, то это очень рискованная ситуация».

«Чтобы защитить от наркотиков, надо просто заинтересовать ребёнка чём-то совсем другим. Интересоваться, быть внимательным к ребёнку, что ему интересно. Не навязывать ему что-то своё, как делают зачастую родители. Я знаю как родители: « Ты должен пойти вот туда, ты должен заниматься этим». Ребёнок никому ничего не должен на самом деле. Ребёнку лучше дать занятие по интересам, чтоб он был счастлив. И, конечно, всегда подогревать это. Больше общения, брать с собой ребёнка в те интересные места, где ему будет нравиться. И как можно меньше бывать в компаниях, где могут и курить, и ругаться, и пить».

«Главное, — когда недостаток любви, и если родители не смотрят, чем увлекается их ребёнок. То есть на каком-то этапе, где-то в 12 лет, уже нужно, безусловно, смотреть, с кем он связан, какой круг общения, и безусловно, со своей стороны как родителя проявлять особенную заботу и внимание, постараться его отвлечь, найти ему какое-то занятие, проследить, привить к этому любовь своим отношением».

«Многие вообще не замечают и по сегодняшний день, есть дети, которые освободились от наркотиков, а родители не знают. У меня есть несколько таких человек. Так много таких, да. Родители эти в основном настолько небрежно относятся к своим детям, что я так понимаю, что они им не нужны. Если уже она освободилась, уже ходит в церковь, уже свободна, и только потом она говорит: «Мама, я же кололась!», или «Папа, я кололся!», а родители по-настоящему узнают, что они были наркоманами. Это ж понятно, что та самая причина, что дети не нужны им были. Просто проблемы были важнее какие-то, но не воспитание детей. Может финансовые проблемы, больше заработать, обеспечить на жизнь более облагораживающую. Хотя гибнет ребёнок. Ну, это всё зависит от родителей, только от родителей».

По мнению экспертов, трудно выделить какой-либо тип семей, относящихся к «группе риска» наркомании. Проблема наркотиков может затронуть как богатые, так и бедные семьи, разница лишь в том, что дети из богатых семей употребляют дорогие наркотики, а дети из бедных семей — те, что дешевле. Однако если родители курят, имеют пристрастие к алкоголю и наркотикам, это делает более вероятным аддиктивное поведение детей.

«Конечно, если родители алкоголики, если родители наркоманы, тогда в этой семье намного больше риска, что их ребёнок тоже будет злоупотреблять спиртными напитками, будет употреблять алкоголь. Если, например, в семье все курят, если девочка или мальчик видят, что мама курит, папа курит, старший брат курит, старшая сестра курит, ребёнок уже считает это чем-то обычным. Естественно, такой подросток курит рано, уже в 10–12 лет. Таким образом, первый фактор риска — дурной пример родителей. Те практические стереотипы, которые ребёнок видит в течение жизни, они легко подхватываются, схватываются, усваиваются детьми, особенно в раннем детском возрасте, в подростковом возрасте. И потом даже родители не могут понять. Они ведь всё улавливают, даже позы, например, как сидят за столом, а если присмотреться, так они отражением родителей получаются. Кроме того, если родители алкоголики-наркоманы, то они, естественно, не могут нормально уделять внимание своим детям. 10–15 лет назад для нас это было не так актуально: дети наркоманов. В 85-й, 86-й годы не было такого, чтобы мы видели, что отец — наркоман, и ребёнок — наркоман, сейчас же такие случаи есть. Раньше мы видели только алкоголизм: папа — алкоголик и ребёнок — алкоголик, то сейчас уже есть такие случаи: папа — наркоман, дядя — наркоман, ребёнок — наркоман. Есть уже пациенты — потомственные наркоманы, наркоманы, выросшие в семье наркоманов, подростки, которым сейчас 15–16 лет, у которых родители были наркоманами».

«А бывает и полная семья, и благополучная семья во всех отношениях, но опять же уделяли мало внимания, потому, что папа зарабатывает деньги, там какой-нибудь крупный предприниматель, тоже там чуть ли не круглосуточно. Мама тоже ребёнка особо не замечает. Потом с одной стороны хорошо, что семья богатая, обеспеченная, а с другой стороны дают подросткам без контроля деньги. Т. е. есть возможность купить наркотик. Куда их ещё тратить? Ну, сходил в бар, на дискотеку, теперь ещё это попробую. Попробовал раз-два и пристрастился. Всё должно быть со стороны семьи под контролем. Моё мнение, что папа с мамой должны знать, куда идёт ребёнок, в какую компанию, знать, с кем он общается».

«К нам привёл преподаватель юридического института своего сына. Сын учился за границей, они его отправили школу кончать в Лондоне. Сюда приехал, папа его в свой юридический институт устроил на первый курс. Ребёнок сейчас на втором курсе, но на занятия не ходит. И, наконец, папа увидел, что сын токсикоман. Пожалуйста, только два года! Так папа же с высшим образованием, ему и в голову не приходило такое. А мама работает в милиции, крупный милицейский чин. И мама говорит: «Что с ним делать?» Я говорю: «Мама, бросайте работу, берите наручники, пристёгивайте к себе, и ходите вместе, вдвоём кругом. То, что вы раньше не делали. Вы сына даже в Лондон отправили, чтоб им не заниматься. А ему нужна любовь, внимание, ласка, одобрение, поощрение, совместная деятельность, у него этого не было».

Практически все опрошенные родители наркоманов в прошлом не считали проблему наркомании актуальной для города, не ощущали её близости. Они не знали симптомов наркомании, не обсуждали эту проблему с детьми и не представляли, куда можно обращаться за информацией и помощью. Они ошибочно считали, что эта беда не может случиться с их детьми, обосновывая это рядом стереотипов:

«В то время, когда наркомания только начиналась в нашей стране, в 1980–1981 гг., я работала учителем в школе. У нас проводили беседу, как различать наркоманию, как отличать, и я думала, как хорошо, что у меня дочка, ведь наркомания — это удел мальчишек. Какая глупая я была!»

«Меня на это не тянуло никогда, а чего его должно тянуть?»

«Я старалась заострять внимание, чтобы он не пил. Что такая беда ещё будет — я не думала».

«Нет, не говорила я с ним о наркотиках. Он всё прекрасно это знает».

«О наркотиках я с ним не говорила ни в детстве, ни в старших классах. Это же и так понятно. Я не думала, что это может его касаться»

«О наркотиках мы с ним в детстве не говорили никогда. Почему? Я думал, что он достаточно разумный, чтобы не употреблять это дело».

«О наркотиках не говорили, так как я сама ничего о них не знала».

«Разговоров о наркотиках не было, потому что это было в 1999 г., и никакой информации не было».

Не владели информацией о наркотиках даже те из родителей, которые работали учителями и по роду деятельности должны были бы сами нести эти знания и детям, и их родителям.

Уровень информированности родителей о наркотиках все опрошенные эксперты также оценивают как недостаточный. Родителям не хватает знаний, они не могут грамотно беседовать с ребёнком на данную тему, не могут вовремя определить, что ребёнок пробовал наркотики, и принять соответствующие меры.

«Родители плохо информированы о наркотиках. Статистики у меня такой точно нет, но если подросток попробовал наркотик, т. е. состоялось знакомство с наркотиком, то обычно проходит где-то около года, пока родители начинают догадываться. А потом получается, что у него та же среда, круг друзей, и он начинает злоупотреблять. А бывает и сразу: раз попробовал, два и пошло, и где-то через 2–3 недели или месяц уже ежедневно и зависим от наркотиков. Т. е. обычно где-то около полугода, как рассказывают. А узнают родители по-разному: которые более так замечают, что состояние какое-то не такое — сонливость, потерял интерес к тому-то — проходит обычно не год, а когда колется уже месяц-два. Родители замечают: «Что такое?» «Да, я просто сонный или там поругался с кем-то».

«…и не хватает знаний, и не замечают вовремя по поведению ребёнка, что что-то немножко не так. Потому что если человек работает или на заводе, или в каком-то учреждении не медицинском, то откуда ему знать? Я ещё не сталкивался с таким, чтобы как-то более-менее подробно рассказывали по телевидению, или ещё где-то. Рекламу я видел тампаксов, зубной пасты, чего угодно, но чтобы рассказывали вот это всё: признаки, какие дети могут быть и т. п., я не встречал, чтоб было такое. Поэтому вполне возможно, что не хватает знаний. Знают, что такое наркотики, знают, что это плохо, но как это заметить на ребёнке, я думаю, мало кто знает».

«Наркотическое действие трудно определить незнающему человеку. Внешне поначалу мальчик или девочка могут выглядеть, в общем-то, нормально, особенно, если это действие героина, то он просто спокоен. Он может быть настолько обходительным и вежливым со своими родителями. Единственно, что его может выдавать, то это глаза, в которых маленький зрачок. Но это ж надо ему заглянуть в глаза. Наркоманы обычно очень технично отводят взгляд в сторону, родители ничего не замечают. То есть зачастую не хватает знаний у родителей, чтобы определить. Просто если по себе судить, сейчас я знаю. Я, допустим, за километр их вижу, мне не надо в глаза смотреть. Я просто знаю их походку, стойку и т. д., все жесты наркоманов. Конечно, родители, которые не посвящены в это, даже ничего не видели и не слышали, конечно, им трудно определить. Идёт такая игра хорошая актёрская, то есть каждый наркоман — хороший актёр. Вот чему учат наркотики, так это хорошо обманывать».

Недостаточная информированность родителей о наркотиках и их действии приводит к нерезультативному контролю: в семьях очень долго не могли распознать, что ребёнок употребляет наркотики. Их «водили за нос» от полугода до двух и более. И это не случайно. Как сказала одна мама: «Меня обмануть не сложно». Практически все родители считали, что у них были близкие и доверительные отношения с детьми, но в какой-то момент оказывалось, что это стало заблуждением.

«Мы заметили, что ребёнок употребляет наркотики, когда уже было поздно, он уже был на системе, в глубокой зависимости», «мы увидели уже, когда вся рука была заколота, там уже дальше скрывать было нечего», «И узнала я об этом, когда он мне сам сказал. И на этот момент он уже регулярно каждый день потреблял наркотики…»

«Какое-то помрачение, у него не было никаких желаний: ни работать, ни учится, ничего-то делать. А только спать, смотреть телевизор и читать. Я понимала, что с ним что-то творится. Думала, может ему нужна женщина, ну, мало ли?»

«Говорил, что пива с друзьями выпил. Единственное что — из дома пропадала сода. Я спрашивала, а он говорил, что он чего-то мыл, чистил. Уже потом, когда узнала, что он употребляет наркотики, я стала догадываться, что они как-то это используют в приготовлении или очищают им что-то».

«Я никогда за ним этого не замечала. В доме он этим, естественно, не занимался. Я относила этот его странный вид за счёт того, что он выпил, я не думала, что это наркотики. Я думала, он выпивший, хотя запаха нет».

«Он был в каком-то перевозбуждённом состоянии, какое-то неудержимое веселье, что ли. Он мог сутками не спать. Мало того, я заметила, что стал очень сильно худеть. Мамы всегда стараются покормить, чтоб он был в нормальном виде. Он моментально похудел, он высох. Я говорю: «Ты болен». А потом он мне признался: «Мне нужно лечь в больницу, срочно»…

«Я заметил, что он стал пассивным. И потом я заметил, что он приходит не в гости, а за деньгами. Он приходит, говорит: «Дай денег». Причины приводил такие веские».

«Поздно приходил, смотрел телевизор, и было такое ощущение, что он ничего не видит и не слышит. Отсутствующий взгляд. Спал без конца: утром и днём, а ночами не спал. Вроде всё в порядке: где-то гулял. А мене говорил, что даже курить брошу».

Массовый опрос родителей г. Харькова показал, что, с одной стороны, родители понимают всю серьёзность проблемы наркомании: 92% опрошенных считают наркоманию серьёзной проблемой для города. Однако угрозу наркомании для своих детей родители воспринимают не столь адекватно: 48% родителей считают, что эта проблема их детям не угрожает, и лишь 30% признают эту опасность.

Интересны представления родителей о том, откуда их дети черпают информацию о наркотиках. В числе наиболее актуальных источников информации назывались СМИ (61%), родители (мать — 48%, отец — 14%), учителя (45%) и друзья (44%). Опрос учащихся, проведённый Национальным университетом внутренних дел [6], даёт другую картину: на первом месте СМИ (84%), на втором — друзья (78%), и на последнем — родители (53%)1. Можно заметить, что родители недооценивают влияние СМИ и друзей ребёнка на его представление о наркотиках. Напомним, что СМИ практически не подают информации, препятствующей пробе наркотиков.

Таблица 1

Мнения родителей о необходимости профилактических бесед

Суждения Согласен, % Не согласен, %
Родители могут не беседовать с ребёнком о наркотиках, т. к. это делают учителя 12 88
Достаточно один раз поговорить с ребёнком о наркотиках и больше не возвращаться к этой теме 19 81
С детьми лучше не говорить о наркотиках, чтобы не возбуждать интерес к ним 11 89
Беседы родителей мало влияют на решение подростка попробовать наркотик 23 77
Мой ребёнок знает о наркотиках больше меня, ничего нового я ему сказать не могу 28 72
Большинство родителей не знает, как говорить с детьми о наркотиках 56 44

Подавляющее большинство опрошенных родителей полностью осознают необходимость бесед с детьми о наркотиках: 88% опрошенных согласны, что с детьми необходимо говорить о наркотиках, не надеясь, что это будут делать учителя (см. табл. 1). Но при этом 56% опрошенных сетуют: большинство родителей не знают, как проводить такие беседы.

Нужно отметить, что среди родителей достаточно распространены опасные заблуждения, о которых с горестью рассказывали родители наркоманов. Так, 28% опрошенных родителей согласились с суждением «мой ребёнок знает о наркотиках больше меня, ничего нового я ему сказать не могу»; 23% — с суждением «беседы родителей мало влияют на решение подростка попробовать наркотик»; 19% — с суждением «достаточно один раз поговорить с ребёнком о наркотиках и больше не возвращаться к этой теме»; 11% — с суждением «с детьми лучше не говорить о наркотиках, чтобы не возбуждать интерес к ним».

Таблица 2

Тематика профилактических бесед с детьми

Обсуждались ли Да, % Нет, % ЗО, %
Эффект, который наркотики оказывают на организм 62 32 6
Опасность и последствия употребления наркотиков 82 17 1
Кто и как может предложить наркотики 54 38 8
Как отказаться от предложения попробовать наркотики 44 47 9
Опасность общения с людьми, употребляющими наркотики 63 34 3

Тот факт, что многие родители не знают, как и о чём говорить с детьми о наркотиках, подтверждает следующий результат (см. табл. 2). Одних разговоров об опасности употребления наркотиков, которые ведут со своими детьми 82% опрошенных родителей, явно недостаточно для предотвращения первой пробы наркотика. Без обсуждения остаются важные темы, которые вырабатывали бы у детей реальные поведенческие навыки и установки по отношению к наркотикам: лишь 44% родителей обсуждали с детьми, как отказаться от предложения попробовать наркотики, 53% — кто может предложить им наркотики, 62% — эффект, оказываемый наркотиками на организм, 63% — опасность общения с людьми, употребляющими наркотики.

Опрос также показал низкую информированность родителей о том, как выглядят наркотики, и о симптомах их употребления. Это наглядно показывает рис. 1. Несомненно, если родители не обладают информацией об основных видах наркотиков, то они не смогут дать такую информацию детям. В лучшем случае, разговоры будут идти о наркотиках вообще, и родители рискуют выглядеть дилетантами в глазах своих «подготовленных» друзьями детей. И самое главное, родители не смогут распознать наркоманов в окружении своего ребёнка, а также на раннем этапе определить, что ребёнок употребляет наркотики. Так, например, об одном из популярных наркотиков — «экстази» — слышали 47% опрошенных родителей и лишь 9% знают симптомы его употребления. Лучше всего родители знакомы с тем, как выглядит конопля (37%) и чифир (60%), симптомы употребления этих же наркотиков знает ещё меньше родителей — 23% и 22% соответственно. Распознать симптомы употребления маковой соломки и кокаина могут лишь 14% опрошенных родителей, транквилизаторов — 12%, ЛСД — 10%, барбитуратов — 8%, амфетамина, фенамина — 7%. Отцы больше матерей знают о наркотиках, о том, как они выглядят, и симптомах их употребления. Так, например, лишь 13% матерей знают симптомы употребления вытяжки маковой соломки, среди отцов — 34%. Среди матерей, представляющих, как выглядит экстази, — 15%, среди отцов — 36%.

Информированность родителей о видах наркотиков

Рис. 1. Информированность родителей о видах наркотиков

Хотя практически все родители понимают опасность регулярного употребления наркотиков, 20% опрошенных родителей уверены, однократное употребление наркотиков не опасно. Уровень информирования о наркотиках не зависит от уровня образования родителей. 20% отцов считает, что употребление марихуаны не опасно, среди матерей таких только 7%.

Большинство родителей не заблуждаются, считая, что наркотики одинаково угрожают как девочкам, так и мальчикам, как хорошо обеспеченным, так и материально неблагополучным семьям.

Что знают родители о приобщении к алкоголю, наркотикам, курению своих детей? 58% опрошенных родителей считают, что их дети пробовали курить, 59% — что дети пробовали алкоголь и 3% — наркотики. Совпадает ли это с ответами детей на аналогичный вопрос? По результатам опроса, проведённого кафедрой общей социологии Национального университета им. В. Н. Каразина в 2000 году [7], пробовали курить 73% детей, пробовали алкоголь — 91%, наркотики — 20%. Как видно, поведение учащихся существенно отличается от того, каким его представляют родители. Различаются также ответы родителей и детей на вопрос о регулярном курении, употреблении алкоголя и наркотиков. 40% опрошенных детей курят, 75% — употребляют алкоголь и 6% — наркотики. По мнению родителей, 14% детей курят, 12% — употребляют алкоголь и 1% — наркотики. Очевидно, что родители не владеют полной информацией о своих детях.

Несколько лучше родители представляют, что происходит с друзьями их детей. В этом выражается психологический феномен — «предрасположенность в пользу своего Я», т. е. тенденция воспринимать себя и своих близких более благосклонно. [8] По ответам родителей, 82% детей имеют друзей, которые курят, 57% — употребляют алкоголь и 15 % — наркотики. По ответам детей, 88% имеют друзей, которые курят, 90% — употребляют алкоголь и 39 % — наркотики.

Как видно, различия между мнением родителей и детей достаточно большие. Это подтверждают и ответы учащихся. 27% подростков, которые курят, ответили, что родители не знают об этом; 12% скрывают от родителей факты употребления алкоголя и 76% — наркотиков. Кроме того, 39% детей дружат с теми, кто употребляет наркотики, и только 15% родителей об этом догадываются. А ведь по данным опроса, 87% детей, у которых есть друзья, употребляющие наркотики, тоже пробовали их.

Интересно также сравнить оценки взаимоотношений между детьми и родителями. 59% родителей оценили как доверительные отношения между отцом и ребёнком, и 88% — между матерью и ребёнком. Ответы детей значительно отличаются: лишь 26% детей оценили как хорошие отношения с отцом и 42% — с матерью. Напомним, что интервью с родителями детей-наркоманов показали, что практически все они считали, что между ними и детьми были достаточно доверительные отношения, но в какой-то момент оказывалось, что это не так.

Надо сказать, что отношения между детьми и родителями играют большую роль в профилактике наркомании. Особенно важны отношения с матерью. По результатам опроса подростков в целом по всему массиву данных 20% пробовали наркотики, но среди тех, кто оценил отношения с матерью как плохие, попробовали наркотики уже 42%. Характер отношений с отцом не оказывал такого влияния на решение подростка попробовать наркотик. Притом, что отцы информированы о наркотиках лучше, матери всё же оказываются более значимым источником информации о наркотиках для детей. Данный факт говорит о том, что отцы недостаточно участвуют в воспитании детей. Таким образом, более активное участие отцов в воспитании детей является резервом в профилактике наркомании.

Подведём итог. Семья имеет большой потенциал в предотвращении приобщения ребёнка к наркотикам. Правильное воспитание должно формировать ответственную самостоятельную заинтересованную личность со сложившимися ценностями-целями, жизненными планами, здоровыми способами получения удовольствия, собственным опытом побед и уважением к себе. Родители должны поддерживать доверительные отношения с ребёнком, но в то же время постоянно контролировать его поведение, избегая гиперопеки. Необходимо знать окружение подростка и уметь вовремя распознать у приятелей признаки употребления наркотиков. Кроме того, родители должны обсуждать с ребёнком проблемы наркомании, рассказывать о видах наркотиков и их воздействии на организм; о решающей роли первой пробы наркотика на пути к наркозависимости; об опасности общения с людьми, употребляющими наркотики; о том, где, кто и как может предложить наркотики; о том, как отказаться от предложений «присоединиться». Такие беседы должны проводиться постоянно, так как чувство опасности может со временем притупляться, в особенности, если подросток общается со сверстниками, употребляющими наркотики. При правильном воспитании ребёнка, при его полной информированности об опасности приобщения к наркотикам, родительский контроль подкрепляется, а со временем полностью замещается, самоконтролем человека, ценящего здоровый образ жизни.

Это идеал. Реальная роль семьи, как показало исследование, заметно отличается от идеальной. Ей характерны: недостаток внимания детям; неумение правильно воспитать самостоятельную целеустремлённую личность, ценящую здоровый образ жизни; недостаточный родительский контроль; неумение поддерживать доверительные отношения с ребёнком; непонимание и неуважение интересов ребёнка; недостаточная информированность родителей о наркотиках; пребывание в плену заблуждений относительно опасности приобщения к наркотикам своего ребёнка, относительно его поведения и отношения с родителями.

Проведённое исследование ещё раз подтверждает необходимость разработки на национальном и местном уровне программ информационно-разъяснительной работы среди родителей. Такое информирование потребует объединения усилий различных государственных структур, органов местного самоуправления, различных общественных организаций, научных учреждений, СМИ, церкви, учебных заведений.

  1. Необходимо разработать действующие механизмы информирования и повышения уровня педагогических и психологических знаний родителей.
  2. При комитетах по делам семьи и молодёжи должна быть организована консультативная помощь родителям по вопросам воспитания детей и профилактики наркозависимости.
  3. Необходимо организовать широкое информирование родителей:
    • об опасности употребления любых видов наркотиков;
    • о необходимости обсуждения данной проблемы с детьми;
    • о том, в каком возрасте, каким образом проводить эти беседы и какие темы необходимо обсуждать;
    • о современных наркотиках (с учётом региональной специфики), их действии на организм и о том, как они выглядят;
    • о симптомах употребления наркотиков;
    • о недопустимости пробы наркотика;
    • об опасности общения с людьми, употребляющими наркотики.
  4. Разработать и напечатать большим тиражом информационные материалы для родителей, которые должны бесплатно раздаваться через школы и родительские комитеты.
  5. Использовать потенциал школ в проведении информационно-разъяснительной работы среди родителей. Подготовить учителей к проведению индивидуальных и групповых собеседований с родителями, нуждающимися в консультировании.
  6. Информировать родителей через СМИ, используя разные формы подачи материала: образовательные программы и фильмы, круглые столы, телевизионные форумы, социальную рекламу.
  7. Очень важно организовать активность самих родителей на уровне школы, микрорайона в виде становления и поддержки таких общественных движений как «Родители против наркотиков».

Литература

  1. Свеженцева Ю. А. Социокультурные аспекты приобщения к наркотикам: качественный анализ проблемы // Молодёжь и наркотики (социология наркотизма) / Под ред. В. А. Соболева, И. П. Рущенко. — Харьков: Торсинг, 2000. — С. 124–127.
  2. Головченко Д. А. Роль прессы в профилактике наркомании // Методологія, теорія та практика соціологічного аналізу сучасного суспільства: Збірник наукових праць. — Харків: ХНУ, 2001. — С. 552–556.
  3. Свеженцева Ю. А. Социокультурные аспекты приобщения к наркотикам: качественный анализ проблемы // Молодёжь и наркотики (социология наркотизма) / Под ред. В. А. Соболева, И. П. Рущенко. — Харьков: Торсинг, 2000. — С. 124–125.
  4. Личко А. Е. Подростковая наркомания — М, 1983. — С. 85–90.
  5. Свеженцева Ю. А. Социокультурные аспекты приобщения к наркотикам: качественный анализ проблемы // Молодёжь и наркотики (социология наркотизма) / Под ред. В. А. Соболева, И. П. Рущенко. — Харьков: Торсинг, 2000. — С. 100–101.
  6. Ярмыш А. Н., Соболев В. А., Сердюк А. А. Политико-правовая и методологическая основа профилактики аддиктивного поведения в Украине и Харьковском регионе // Молодёжь и наркотики (социология наркотизма) / Под ред. В. А. Соболева, И. П. Рущенко. — Харьков: Торсинг, 2000. — С. 285.
  7. Підліток у великому місті: фактори та механізми соціалізації / Під ред. Л. Г. Сокурянської. — Харків, 2000. — С. 160–162.
  8. Майерс Д. Социальная психология. — СПб, 2000. — С. 93.

    Примечание

  1. Опрос проведён в 1999 г. среди учащихся 40 учебных заведений г. Харькова: школ, ПТУ, техникумов и вузов, N = 1000.


© «Новости украинской психиатрии», 2003
Редакция сайта: editor@psychiatry.ua
ISSN 1990–5211