НОВОСТИ УКРАИНСКОЙ ПСИХИАТРИИ
Более 1000 полнотекстовых научных публикаций
Клиническая психиатрияНаркологияПсихофармакотерапияПсихотерапияСексологияСудебная психиатрияДетская психиатрияМедицинская психология

Книги »  Профилактика наркомании: организационные и методические аспекты »

ПРОФИЛАКТИКА НАРКОТИЧЕСКОЙ ЗАВИСИМОСТИ СРЕДИ МОЛОДЁЖИ: НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКИЙ ПРОЕКТ («ACTION-RESEARCH»)

А. Лопес-Бласко

* Публикуется по изданию:
Лопес-Бласко А. Профилактика наркотической зависимости среди молодёжи: научно-практический проект («action-research») // Профилактика наркомании: организационные и методические аспекты. Итоговые материалы международного проекта / Сост. И. П. Рущенко. — Харьков: Финарт, 2002. — С. 48–72.

1. МОЛОДЁЖЬ И ЕЁ ПРОБЛЕМЫ СТАНОВЯТСЯ ВНОВЬ «ВИДИМЫМИ». ПОТРЕБЛЕНИЕ НАРКОТИКОВ И АЛКОГОЛЯ ПОПАДАЕТ В ФОКУС ЗРЕНИЯ ОБЩЕСТВЕННОСТИ

В рамках проекта INCO-Copernicus (1998–2002 гг.) проведены исследования, предметом которого были лица, зависящих от потребления наркотиков, а также способы лечения наркотической зависимости. В этом отношении можно констатировать, что организация и структура профилактики наркотиков в Испании в последние годы претерпели большие изменения, что было показано в нашей первой совместной книге с коллегами из Украины и Германии «Молодёжь и наркотики», подготовленной по итогам проекта «The dynamic, socio-cultural context and subjective conditions of the spread of illegal drugs amongs young people since Second World War». Здесь мы определили положение с профилактикой наркотической зависимости в Испании как переходную стадию между состоянием озадаченности, паники общества в отношении проблемы наркоманов, и движением и к толерантности в отношении наркоманов, их восприятию (будто бы они являются «просто потребителями»). В 90-е годы наркоманы всё чаще рассматриваются просто как потребители наркотиков. Из-за такой перемены в отношении восприятия наркоманов последние исчезли как явление из СМИ, хотя самой проблеме аддиктивного поведения «воздаётся должное». Таким образом, зависимые от потребления наркотиков становятся «невидимыми» и уже не являются актуальной темой для СМИ. Общество реагирует на серьёзные и конфликтные ситуации лишь по отчётам, о проведённых социальных и санитарных мероприятий, т. е. как будто интерес к теме просто исчез. И если вдруг проблематика наркотиков становится темой для обсуждения в СМИ, то ответственные лица предлагают «в ответ» списки с перечислениями своих мероприятий, где фигурируют вновь открытые социальные службы и количество принятых законов в рамках профилактических планов.

На наш взгляд, в последнее время (на конец 2001 года) обеспокоенность общества в отношении потребления наркотиков снова возросла, в том числе и озабоченность относительно потребления алкоголя и табачных изделий. Однако возникновение этой озабоченности связано, скорее всего, с тем, что данные виды наркотиков приводят к большим расходам со стороны здравоохранения, а, кроме того, мешают и отягощает тихий сон жителей городских районов, придают плохой имидж городу в целом, в том числе улицам и площадям, где открыто потребляется алкоголь, каннабис и кокаин и, наконец, обращают на себя конфликты на школьных дворах. Таким образом, речь идёт о конфликтных ситуациях, вызванных потреблением наркотиков, которые снова пробуждают интерес у СМИ.

После проведения конгресса на тему «Молодёжь, ночь и алкоголь» в феврале 2002 года, на который были приглашены молодёжные объединения, представители молодёжных организаций, многим работникам социальных служб, учёным и представители политики казалось, что осталось сделать последний шаг — запретить потребление наркотиков в общественных местах (на улицах и площадях), как того требовало Министерство внутренних дел.

Протест соседей, которым молодые люди мешают ночью, а также публикации последних данных о потреблении алкоголя молодёжью стали признаками, которые привели общество снова в паническое состояние: 58% молодёжи в возрасте от 14 до 18 лет привычно пьют алкогольные напитки, из них 43% делают это исключительно в конце недели. Обычное потребление алкоголя охватывает 58,3% девушек и 57,8% юношей. Паника и голоса тревоги звучат снова и снова, и, главным образом, их доносят СМИ, тематизируя тревожные настроения в двух аспектах.

В первом случае речь идёт о так называемом «botellón». Это — популярное название большой бутылки, т. е. символ безответственного и открытого распития молодёжью алкоголя на улицах и площадях. При этом алкоголь, эта вездесущая субстанция культуры нашей страны, становится проблемой по трём причинам: 1) демонстративное потребление в парках, на улицах и в общественных местах, где находится молодёжь; 2) конфликт с соседями, жителями кварталов; 3) уменьшение среднего возраста групп молодёжи, открыто потребляющих алкоголь. Это беспокоит родителей, ибо потребление алкоголя является причиной смертельных случаев на проезжей части, особенно в субботу (уик-энд). Таким образом, взрослое поколение начинает показывать свою озабоченность (якобы новым) общественным феноменом под названием «алкоголизм».

Второй аспект связан с большой тревогой, вызванной ростом потребления молодёжью во время «уик-эндов» наркотиков «экстази». Эта проблема становится «видимой» лишь из-за смертельных случаев, вызванных экстази. В отношении возможных влияний, которые могут оказывать эти наркотики, не существует единого мнения даже среди специалистов и экспертов. Лишь один аспект кажется определённым: распространение потребления этого наркотика испанской молодёжью безгранично возросло и растёт далее.

Тем не менее, о «botellón» (большая бутылка с алкогольными напитками) и о «litrona» (литровая бутылка) говорят по-прежнему, как будто ни в чем не бывало, не задумываясь об их происхождении и об их возможном обосновании. Мы будем далее разрабатывать эту тему, представив при этом статистические данные наших эмпирических исследований.

В заключении, составленном AREA для встречи в Харькове с 24 по 28 апреля 1999 года, мы назвали общественную реакцию на проблему аддиктивного поведения феноменом, на который оказывают влияние политические интересы, «в рамках которых не замечали существования такой проблемы» или руководствуюсь произволом «аккуратно закрывали глаза перед действительностью». Демократизация Испании дала старт осознанию и познания реальности с наркотиками, явилась стартовым сигналом для проведения соответствующих исследований, для удовлетворения потребностей санитарной сферы, которая занимается наркоманами.

В 1983 году социологами были проведены первые исследования в отношении потребления молодёжью алкоголя по «уик-эндам»: на дискотеках, в пабах и барах, как и на улице и во время праздников. Этот феномен тогда и был назван СМИ «культурой литровой бутылки».

Мы — общество потребителей со всеми его последствиями. Сегодня потреблять алкоголь в молодёжной среде одновременно означает и выкуривать пару «joints» и глотать ещё пару таблеток. Таким образом, мы имеем дело с новым поколением молодёжи, которое вырастает в культуре «питья алкоголя» и которое, в отличие от своих родителей, не нуждается в ценностях, поскольку оно само себя оправдывает. Это новая, всё дозволяющая мораль без комплексов, которые она рассматривает как уже преодолённые, как будто бы это осталось всё в прошлом.

За последние годы в СМИ появились новости с заглавиями типа: «Напряжённость в гимназии», «Внимание! В школе возрастает насилие». Родители школьников, организация «APA» (представительство школьников и родителей в школьном совете) и учительские комитеты, шокированные таким разворотом событий, организовывают встречи, на которых принимаются заявления о планируемых мероприятиях, направленных против подобного наступления насилия. Однако впечатление, которое возникало в результате таких заявлений, основывалось, скорее всего, на желании добиться всеобщего спокойствия и найти виновных. Некоторые говорили о том, что «причины конфликтов известны» и намекали на проблему, связанную с введением новой школьной системы (так называемая LOGSE, которая действует с 1990 года). Вновь и вновь ставился вопрос о качестве планировании деятельности и недостатке средств. Другие связывали насилие с правовой ответственностью школы за учеников до 16-летнего возраста, как это можно было наблюдать в ходе дебатов, организованных 4 февраля 1999 года объединением FAPA, Федерацией и представительством отцов и детей школьников города Валенсии. В рамках этой дискуссии специалисты высказали свои мнения по вопросу «Действительно ли присутствует насилие в школах?» В информации, которая была посвящена этим дебатам в одной из газет за 06.02.1999, было заявлено, что «эксперты, не желая возбуждать панику, сошлись в едином мнении, что продление возраста детей с 14 до 16 лет для обязательного посещения школы стало причиной роста насилия в школах». Конечно, это было не всё, что дебатировалось, поскольку кажется невозможным сведение всего содержания дискуссии к объявлению одного «козла отпущения».

Беглый взор на ситуацию, то есть на общее обучение 3-го курса ESO (9-й класс) в учебном году 1998–1999 и 4-го курса (10-й класс) показывает, что этот школьный этап, несмотря на законодательное урегулирование, не является средним уровнем в соответствующих гимназиях. Первый цикл, т. е. 1-й и 2-й курс ESO (7-й и 8-й классы) преподаётся почти во всех школьных центрах, т. е. для 60–70% молодёжи. К этому можно добавить, что школьники должны учиться в неприспособленных условиях. Прежде всего, речь идёт о недостающих средствах и недостатке учителей, которые обычно привыкли к такой школьной системе, где нет обязательного посещения. Такая ситуация приводит к педагогическим, организационным, академическим проблемам. Следующими «козлами отпущения» в рамках проблемы роста насилия в городах являются иностранцы.

В нашем подробном отчёте об исследованиях за последние два года (выпущен в виде книги в сентябре 2002 года под названием «Беспокойное время настало. Наркотики и молодёжь, новые и старые причины социальных беспокойств») мы сообщаем об отношении общества к поведению молодёжи, которое долгое время игнорировалось и теперь стало проблемой.

2. НОЧЬ КАК ПРОСТРАНСТВО СОЦИАЛИЗАЦИИ И РОЛЬ «PEER-GROUPS»

В целом, исследования о потреблении алкоголя молодёжью во время «уик-энда» представляют собою не более, чем статистические констатации, которые в свою очередь не задаются постановкой вопросов о причинах такого поведения. Одной из таких констатаций является, например, тот факт, что можно связать между собою злоупотребление алкоголем, частоту «напивания до чёртиков», и ночные прогулки (31% молодых людей в 14-летнем возрасте возвращаются домой после 2 часов ночи, у 18-летних этот показатель возрастает до 85%). Такая информация всё чаще и чаще дополняют статистические данные о потреблении, маршруте потребления и заведениях, где потребляются наркотики. Но зачем молодёжи необходимы эти долгие ночи вне контроля семьи, вне родительского дома, в особенности, когда уже совершеннолетние молодые люди длительное время остаются жить в родительском доме?

Молодёжь постепенно овладела ночью. Ночная жизнь превратилась для молодых людей в пространство социализации и времени учения среди «равных»: «Для них ночь — это завоевание. Они наполняют её смыслом и многообразными символами, в отличие от предсказуемых и нормированных пространств свободного времени взрослых. Поскольку молодые люди как бы контролируют ночное пространство, оно превращается в выражение их власти и силы. Это и есть причина того, почему они мечтают о ночи. Ночь даёт им возможность освободиться от родителей, по крайней мере, от их контроля, и получить небольшие автономные пространства для организации своего свободного времени. Важнейшим занятием в это время для молодых людей является встреча с друзьями, причём всегда в группах, слушание музыки, выпивка, танцы.

Уик-энды, проходящие под знаком борьбы за то, чтобы как можно дольше продлить время возвращения домой, дают молодым людям возможность заниматься своими делами. 65% молодых людей Испании в возрасте между 15 и 24 годами идут гулять на каждый уик-энд, или, по крайней мере, делают это достаточно регулярно. 19% молодёжи делают это один или два раза в месяц, и лишь 4% — почти никогда не гуляют ночью по уик-эндам. 13% — делают это случай от случая. Лишь 14% молодых людей возвращаются домой до 1 часа ночи, 21% — возвращаются около 3 часов, 20% — до 4-х часов, 33% — после 4-х часов и 11% — уже на следующее утро» (González, 1999, цит. по Pallarés, Feixa, 2000, с. 35).

В ночных гуляниях большую роль играют два фактора: группа и пути движения, которые выбирают молодые люди, чтобы встретиться со своими сверстниками. Поэтому важными элементами здесь также являются мотоцикл и автомобиль: они придают молодёжи возможность мобильного передвижения, что для молодых людей в их возрасте, кажется, играет большую роль. Ночные гуляния, проходящие без влияния родителей, осуществляются со сверстниками в группе «равных».

За последние годы интерес к исследованиям феномена наркотической зависимости среди молодёжи и соответствующих функций «группы сверстников» упал. Мы сомневаемся в том, что достаточно лишь свести потребление наркотиков к негативным влияниям круга друзей. А именно такую позицию мы можем наблюдать во многих высказываниях по тематике профилактики: «До сих пор констатировали факт того, что потребление наркотиков, как правило, вплетено в групповые процессы. Однако такой вывод обрёл в ходе первичной профилактики под девизом обучения говорить «нет» исключительно отрицательный оттенок: группы сверстников рассматривались лишь в роли «соблазнителей» в направлении потребления наркотиков» (S. Sting, 2001).

Хотя такое влияние и существует, но круг друзей, т. е. группа равных, — это нечто более, нежели просто роль, к которой сводит её вышеупомянутое мнение. Это убедительно доказал дрезденский профессор Стефан Стинг (2001): «исследователи мало обращали внимание на тот факт, что молодёжная наркотическая культура подчиняется многообразным процессам ритуализации и саморегулирования, которая включает в себя как рискованные образцы, так и эффективные в отношении профилактики возможности урегулирования».

Задача и функция группы сверстников, т. е. субкультуры, обретают существенное значение, особенно в настоящее время, когда безработица среди молодёжи растёт, а престиж работы как социальной идентичности падает. Если после длительного процесса получения образования работа находится на далёком горизонте или даже её там не видно, то в этом случае трудно и получить её. В такой ситуации символы самоидентификации в свободное время или символы потребления обретают решающее значение.

Власть «peer-groups», т. е. компаний или кругов друзей обретает всё большее и большее значение на всех уровнях молодёжной жизни, вплоть до той точки, когда такая компания станет необходимой группой для жизни молодого человека. Группа друзей заменяет семью, а родители всё чаще рассматриваются молодыми людьми как партнёры. Молодёжь думает всё больше о дружбе, чем о конкуренции. Отсюда возникает настроение, что жизнь дома при определённых обстоятельствах может быть очень приятной, хорошей, для чего следует поддерживать «вынужденную гармонию» (López-Blasco, 1996). Для большинства молодёжи, которая оценивает жизнь реально, есть смысл благопристойно вести себя дома.

Роль групп сверстников, соседей, друзей и, прежде всего, способность иметь похожие с ними привычки, распространяется в обществе на многочисленные социальные группы. Некоторые исследователи, как, например, Беллах (Bellah) используют новую концепцию «Анклав жизненного стиля» для обозначения социальных групп, которые разделяют общий жизненный стиль.

Экспрессивный индивидуализм имеет, однако, и другие корни, уходящие в так называемый «анклав жизненного стиля». Анклав жизненного стиля состоит из многих лиц, разделяющих с «коллегами» некоторые аспекты личной жизни. Его члены выражают свою идентичность в форме совместных моделей поведения, потребления и свободного времени, которые часто помогают отличать их от других кругов молодёжи, исповедующих иные стили жизни. Эти анклавы не зависят один от другого, они действуют отнюдь не вместе в политическом отношении и не имеют общей истории или совместного прошлого.

Концепция анклавов стилей жизни, которая вошла в научный оборот, в частности, в социологической науке, основана на отрицании иной концепции, в данном случае — общества или общины. Вопреки определению понятия как разновидности тотальности, эти анклавы являются сегментирующими, то есть они определяют лишь частную жизнь индивидов. Кроме того, они склонны к «нарциссизму сходства» и получают только частичное признание. Эти моменты — жить по соседству или в одном и том же месте, носить похожую одежду, слушать любимую группой музыку — дают нам минимальное представление о связях и сопринадлежности членов анклава. Возможно, всё указанное выше представляет собою единственный фактор или границу знаний о группе. Таким образом, анклавы заполняют пустые пространства, которые возникли в результате недостаточной профессиональной востребованности или недостаточного участия в социальной сфере. Молодёжная культура, занятия в свободное время пожилых людей, бары для одиноких или кафе для встреч гомосексуалистов могут быть примерами разделённых кругов людей (удалённых друг от друга по возрасту, полу, роду деятельности, происхождению и т. д.). Эти элементы являются неизбежными для современного города или населённого пункта (Bejar, 1996, с. 89).

Группы сверстников (peer-groups) «выступают на сцену», что облегчает изучение ролей и что невозможно сделать в рамках учреждений. Таким образом, возникает понятие «субкультуры» или «культуры молодёжи». Парадигма поколения появляется вместе с парадигмой молодёжи как формы объяснения этого феномена. Известный учёный Маннгайм (Mannheim) приписывает «поколению» особую форму жизни и мышления — «участие в специальной форме исторического процесса». Он объединяет процесс социального изменения с позицией нового поколения. Культурная модернизация содержит, по Маннгайму, текущий момент опосредованной передачи основ культурных сфер.

Среди большинства теорий относительно функции сверстников выделяется структурно-функциональная перспектива Парсонса, для которого процесс социализации характеризуется необходимостью интеграции в обществе (благодаря «взвешенному» изучению ролей). Особенно он подчёркивает роль общества и необходимость интеграции в него индивидуума.

Перспектива «символического интеракционизма» направлена на индивида с целью достижения идентичности «Я» и социальной идентичности. Изменения, прошедшие во время постмодерна или второго модерна, приводят к новой интерпретации роли группы сверстников. Эта новая перспектива может иметь большое значение для профилактических мероприятий, как показывают результаты наших исследований (López-Blasco (coord.), 2002).

3. ТРАКТОВКА И ПРЕДСТАВЛЕНИЕ СТАТИСТИЧЕСКИХ ДАННЫХ КАК ОСНОВА ПРОФИЛАКТИЧЕСКИХ МЕРОПРИЯТИЙ

В рамках данного проекта к исследованиям методологических и организаторских аспектов профилактики наркотической зависимости молодых людей мы привлекли данные ситуации в Испании. Одним из наших первых шагов был поиск уже существующих профилактических планов в школах и выработка новых дидактических материалов. Последние были завершены благодаря исследованиям, проведённым учителями среди школьников среднего уровня (AREA: «Programes of Primary Prevention in Spain»; «Suchtprävention: Erfahrungen im schulischen Bereich» und «Suchtprävention: Erfahrungen auf lokaler Ebene» — здесь речь идёт об использованных документах для встречи в Белгороде, 03–07.05.2001).

В наших исследований мы ссылались на данные новейших исследований в публикациях по насилию в школах (испанский контекст), в том числе на следующие работы: Diaz-Aguado (1998, 1996, 1996a), R. Ortega Ruiz (1997, 1995, 1994), причём, в этой последней работе мы не обращали внимания на результаты исследований, проведённых за рубежом и переведённые на испанский язык; далее, работы о школах в целом: J. Carbonell (1996), Casamayor et al. (1998), M. Fernández Enguita (1995), A. López-Blasco (1985), J. Martínez Bonafé (1998), S. Notу (1998). Принимая во внимание позиции этих и других исследований, мы полагаем, что, прежде всего, необходимо обратить внимание на молодых людей, поскольку они являются активной частью процессов, происходящих в школе.

Отметим, что новейшая литература по тематике молодёжи и проблеме наркотической зависимости не содержит ни данных о действительной ситуации (длительное пребывание в образовательных учреждениях, безработица, трудности, связанные с переходом из школы в профессиональную жизнь, негарантированные рабочие места), ни о возможности её развития в будущем. Также нет прогноза развития молодёжи как социальной группы в будущем, и совсем ни слова не сказано о роли социализации или социальной самоидентификации в «peer-group». Поэтому, хотелось бы поделиться некоторые собственными размышлениями, которые могли бы быть полезными при поиске ответов на эти и другие вопросы.

Введение новых общественно-педагогических мероприятий нуждается в предварительном анализе сложившейся ситуации с молодёжью. Необходимо чётко выяснить возможные и уже существующие проблемы, причиной которых являются социальные и структурные изменения в обществе. Мы должны распознать факторы-признаки, которые описывают социальную интеграцию или исключение молодёжи из общества.

Мы полагаем, что существующее положение является реальным фактом в настоящий момент. Однако если обратиться к исследователям, то последние склонны рассматривать проблему наркотиков не из ограничивающей, а с позиций широко-дисциплинарной перспективы. Исходя из различных социологических перспектив, с помощью которых можно приблизиться к тематике наркотической зависимости, мы можем отметить, что теория позитивизма играет всё большую роль. Потребление наркотиков и последствия от этого пытаются измерить, выразить числовыми значениями, чтобы понять его взаимосвязи и закономерности. При этом позитивистская позиции является в настоящее время доминирующей.

Процентные данные и соотношения, содержащиеся в исследованиях, сразу бросаются в глаза и могут вызывать сильную тревогу. Однако успокоение приносят различные СМИ, где часто появляются репортажи об устранении наркоманов и наркоторговцев в окраинных районах городов. Повседневное и привычное потребление наркотиков сконцентрировано в так называемых «социально дезорганизованных» зонах, как в своё время определили этот феномен социологи Чикагского университета. На основании серии собственных исследований, которые эти социологи провели в разных городах, ими был сделан вывод о существовании в каждом городе так называемых «социально дезорганизованных» зон, где показатели уровня потребления наркотиков выше среднего.

Во время второй фазы проекта мы провели опрос около 900 школьников в возрасте от 12 до 18 лет. Опрашивались школьники, среди которых мы хотели провести наши профилактические мероприятия. Результаты этих опросов предварительно обсуждались с учителями и родителями. Впоследствии они послужили нам основой для педагогических мероприятий в 2001–2002 учебном году, а также будут учтены в планировании мероприятий на 2002–2003 учебный год.

3.1. Знания молодых людей о наркотиках на основе получаемой ими информации

При опросе респондентам было предоставлено три возможных ответа, фиксирующих их понимание содержания понятия «наркотик». Таким образом, молодые люди сами должны были выбрать подходящую с их точки зрения концепцию. В качестве определений понятия были даны следующие альтернативы:

  1. Наркотики — это всё, что вызывает аддиктивное поведение.
  2. Наркотики — это стимулирующие, депривирующие, галюциногенные и наркотические вещества или препараты.
  3. Наркотик — это любое вещество, вызывающее изменения функции центральной нервной системы при введении в наше тело и которое способно делать человека зависимым (OMS).

Результаты опроса показали, что большинство молодых людей (68%) выбрали последнее определение (OMS). Наиболее популярная концепция (26,3%) является одновременно наиболее фетишистской, в том смысле, что наркотики рассматриваются молодёжью как нечто магическое, имеющее заражающие силы и способности. При этом из их поля зрения выпадал важный элемент — зависимость. Наконец, только 5,7% опрошенных связывают наркотики с зависимостью (табл. 1).

Таблица 1

Концепция наркотиков с точки зрения всей молодёжи (N = 900)

  N %
Всё, что вызывает наркотическую зависимость 51 5,7
Стимулирующие, депривирующие, галюциногенные и наркотические вещества 237 26,3
Любое вещество, вызывающее изменения в нашем теле 612 68,0
Всего 900 100


Таблица 2

Концепция наркотиков по половым признакам (%), N = 900

  Муж. Жен. Все
Всё, что вызывает поведение наркотической зависимости 5,3 5,9 5,7
Стимулирующие, депривирующие, галюциногенные и наркотические вещества 28,9 24,2 26,3
Любое вещество, вызывающее изменения в нашем теле 65,8 69,9 68,0
Всего 100 100 100


Таблица 3

Концепция наркотиков по возрастным группам (%), N = 900

  12–15 16–17 > 18 Все
Всё, что вызывает наркотическую зависимость 3,9 6,6 11,6 5,7
Стимулирующие, депривирующие, галюциногенные и наркотические вещества 30,7 21,1 29,0 26,3
Любые вещества, вызывающие изменения в нашем теле 65,4 72,3 59,4 68,0

По результатам опроса можно видеть, что почти нет никаких существенных отличий в ответах респондентов в половом отношении. Однако, относительно возраста опрошенных видно, что молодые люди в возрасте после 18 лет связывают наркотики скорее с зависимостью, в то время как респонденты в возрасте с 12 до 15 лет выделяют концепцию OMS. Последнее может быть связано с тем, что данная альтернатива является более сложной по содержанию, или, может быть, школьники усвоили определённую концепцию на уроках.

Выбор молодыми людьми того или иной концепции понимания наркотиков одновременно свидетельствует об уровне их знаний по проблеме наркотиков. Молодёжь понимает под наркотиками только вещества, поскольку она не причисляет к своей концепции понимания наркотической зависимости другие виды аддикции, например, чрезмерное сидение перед телевизором или за видеоиграми. Кроме того, молодёжь обозначает наркотиками как легальные, так и нелегальные вещества, которые принимаются внутрь любым способом: вдыхание, инъекция, курение и т. д. При этом «новые наркотики» обрели свою популярность не в последнюю очередь из-за того, что они имеют форму таблеток, и таким образом, становятся для потребителей «чистыми наркотиками».

К этому добавляются знания молодёжи о том, что наркотики каким-то образом наносят вред центральной нервной системе. Речь идёт о возбуждении (кокаин, амфетамины, например, «спид», или таблетки MDMA и тому подобные); далее, об успокоительном или болеутоляющем воздействии (алкоголь, успокоительные средства, героин и другие опиаты); затем, наркотики являются причиной нарушения чувств восприятия, причём в различной степени («joints», ЛСД или «таблетки»); наркотики изменяют поведение, т. е. повышают или понижают агрессивность (амфетамины) и, наконец, повышают чувства контактности или снижают сдержанность (алкоголь, «таблетки», кокаин, амфетамины и др.).

На последнем месте находится идентификация молодыми людьми наркотиков с субстанциями, которые вызывают зависимость, будь то психологическая, физическая или обе сразу. Тем не менее, есть некоторые вещества, которые, несмотря на их повторное потребление, не вызывают никакой телесной зависимости (например, ЛСД, а также «трипс»), что вовсе не умаляет опасности их потребления.

На основании указанных результатов опроса мы можем утверждать, что молодёжь знакома с возросшими критериями и официальной точкой зрения на ситуацию с наркотиками. Информационная борьба с наркотиками имеет положительное влияние на молодёжь, поскольку она достаточно объективно обобщает достоверные данные относительно роста распространения наркотиков в обществе. Несмотря на то, что молодые люди знакомы со всеми аспектами влияния наркотиков, в том числе знают о возникновении зависимости и т. п., их поведение является неадекватным полученной информации: они, тем не менее, делают пробы наркотиков, а некоторая часть — потребляет наркотические вещества достаточно систематически (по уик-эндам или даже ежедневно).

Фактом является то, что почти большинство молодых людей уже попробовало хотя бы одну субстанцию, которая признается наркотиком. В этом отношении приведём некоторые данные: 86% молодёжи пробовали алкоголь, 42% — потребляют алкоголь на каждый уик-энд. 71,6% молодёжи пробовали табачные изделия 33,3% — курят по уик-эндам, а 22% делают это ежедневно. 50,3% молодёжи пробовали joints, а 21,7% — курят его каждый уик-энд. 13,7% молодёжи пробовало кокаин, 9,7% — «спид», и ещё 8,3% — «экстази.

К каким же выводам можно прийти на основании этих данных? Может быть недостаточен уровень информированности? Однако, имея в распоряжении результаты исследований, ответ на последний вопрос будет отрицательным, или, в худшем случае, можно лишь говорить частичной о недостаточности уровня информации. Информирование «по вертикали» посредством отдельных отношений на уровнях учитель–школьники, родители–сын или родители–дочь — не достаточно. В своих исследованиях Мегиас (Megías, 2001) признает, что основными составными трактовки социума являются социальные источники и контексты, из которых получается информация. Именно это является ключом к решению данной проблемы. Как уже было косвенно сказано в предыдущей главе, важнейшими информационными каналами для молодёжи являются информация от групп сверстников (peer-group) и имеющийся у неё опыт. Это связано, прежде всего, с тем, что молодёжь всегда сомневается в нормах и информации взрослых. Поэтому информации и опыт сверстников служат для молодёжи элементами её отличия и усиливают собственную идентичность. Экспериментирование — это важнейший канал информации для молодёжи, не говоря уже о возбуждающем факторе «запрещённого» и соответствующих ожиданий от него со стороны молодёжных групп. Таким образом, мы располагаем всеми параметрами социального и законодательного изложения поведения молодёжи в отношении наркотиков. Вследствие этого общество оказывается в панике и становится озабоченным.

3.2. Информационные каналы молодёжи о наркотиках

Информация заняла без сомнения центральное место в программах по профилактике и устранению рисков, которые осуществляются различными учреждениями. Таким образом, информация стала стратегическим и педагогическим элементом, благодаря которому должна решаться проблема потребления наркотиков молодёжью.

Мы уже привыкли в нашем окружении наблюдать за тем, как профилактические программы пытаются стратегическим образом добиться того, чтобы социальные сферы, в рамках которых протекает основная часть жизнедеятельности молодёжи, содержали бы детальную и полную информацию о феномене наркотиков с надеждой получения обширного эффекта от данной информации. Особенно это имеет место в образовательных центрах, в деятельности которых в последние годы были усилены соответствующие задачи учителей, так как они признаются в качестве несущих «колонн» образовательного процесса. Кажется, что совсем уж не стоит упоминать, что также родителям отводится подобная роль, поскольку их информация и беседы со своими детьми являются одними из важнейших форм профилактики вообще. Одновременно возрос интерес к позиции СМИ, поскольку они должны руководствоваться этическим кодексом при создании определённых программ и рекламы, могущих подталкивать к потреблению «опасных веществ».

По результатам последнего опроса среди школьников, организованного «Observatorio de Drogodependencias, Plan Nacional de Drogodependencias» (Станция по наблюдению за наркотической зависимостью, в рамках Национального плана по наркотической зависимости, 2000 г.), было выявлено, что подавляющее большинство школьников (82%) высказалось, что они хорошо или достаточно хорошо информированы о наркотиках, об их влияниях и последующих проблемах. В упомянутом выше заключении как раз подчёркивается «рост информационного уровня среди школьников за последние годы».

Таблица 4

Информированность респондентов о наркотиках и их последствиях

  Полученная информация (%)
Очень хорошо информирован 39,7
Достаточно информирован 42,4
Информирован отчасти 15,1
Плохо информирован 2,9

Источник: Опрос школьников о наркотиках, 2000. DGPNSD

3.3. Источники информации о наркотиках

Какие эффекты инициирует подобная информация? Какое влияние она оказывает на молодёжь? Выше мы установили, что респонденты неплохо ориентируются в подходе OMS, однако само поведение молодых людей далеко от официального требования и взгляда на проблему медиков. Отсюда вывод: сама информация ещё не оказывает должного влияния на поведение молодых людей. В целом вызывает большую трудность процедура корректного измерения происходящих поведенческих изменений, что в свою очередь осложняет оценку эффективности различных элементов информативных и профилактических мероприятий. Кроме того, необходимо обратить внимание на тот факт, что не каждая информация имеет значение для всех молодых людей. Кто-то может её недооценить, а другой — переоценить, в зависимости от субъективного восприятия авторитета источника.

Весьма важными обстоятельствами являются вид и способ, а также время, когда информация по данной проблематике будет получена молодыми людьми. Показательными в этом отношении являются результаты, которые мы получили при проведении нашего исследования в Валенсии. Опрошенная молодёжь должна была ответить на вопрос об источниках информации по наркотикам (семья, школа, друзья или СМИ). Результат опроса чётко свидетельствует о том, что именно друзья, группа сверстников или peer-group передают основную часть информации. 7 из 10 опрошенных (72,7%) считали, что они получили ценную информацию о наркотиках из своего круга друзей. Удивительно, конечно, что именно эта категория как раз меньше всего исследована.

Вторым по значимости источником информации назывались СМИ: 7 из 10 школьников (67%) назвали их главным источником. Институты социализации, как, например, семья или школа, выбирались респондентами реже, несмотря на то, что почти половина опрошенных назвала их источниками информации. Таким образом, мы наблюдаем «особую любовь» молодёжи к информации, получаемой «горизонтально» (peer-group, телевидение, Интернет, радио).

Таблица 5

Источники информации о наркотиках и их последствиях

  Все Муж. Жен.
N % N % N %
Все 192 21 86 21 106 22
Друзья и СМИ 132 15 55 13 77 16
Только друзья 98 11 55 13 43 9
Друзья, учителя и СМИ 67 7 16 4 51 10
Семья и друзья 62 7 27 7 35 7
Семья, друзья и СМИ 51 6 25 6 26 5
Семья и СМИ 49 5 22 5 27 6
Семья, учителя и друзья 44 5 21 5 23 5
Только СМИ 35 4 22 5 13 3
Семья и учителя 32 4 16 4 16 3
Друзья и учителя 32 4 8 2 24 5
Учителя и СМИ 32 4 9 2 23 5
Только семья 28 3 20 5 8 2
Только учителя 21 2 16 4 5 1
Семья, друзья и учителя 20 2 11 3 9 2
Никто из всех 5 1 3 1 2 0
Все 900 100 412 100 488 100


Таблица 6

Доля молодых людей, пробовавших тот или иной вид наркотиков

  % молодёжи, рассматривающей вещество как наркотик % молодёжи, пробовавшей вещество
N 900 900
Экстази 99 8,3
Кокаин 99 13,7
Героин 98 0,7
Амфетамины 93 9,7
ЛСД 90 8,7
Джойнтс (joints) 88 50,3
Табак 75 71,6
Алкоголь 71 85,8
Успокоительные средства 57 3,2
Клей 41 Нет данных
Кофе 22 Нет данных
Какао 9 Нет данных
Чай 7 Нет данных
Молоко 1 Нет данных
Фруктовый сок 1 Нет данных


Таблица 7

Идентификация респондентами веществ как наркотиков (оценка по всему массиву опрошенных, по полу и возрасту)

  Все Пол Возраст
Муж. Жен. 12–15 16–17 > 18
N 900 412 488 437 394 69
Кокаин 99 99 99 98 100 100
Экстази 99 98 99 98 100 99
Героин 98 97 98 97 99 99
Амфетамины 93 94 93 90 96 97
ЛСД 90 90 89 85 93 99
Джойнтс (joints) 88 86 90 88 89 90
Табак 75 76 74 72 76 86
Алкоголь 71 72 69 62 78 86
Успокоительные средства 57 60 54 54 59 67
Клей 41 51 33 41 43 36
Кофе 22 23 21 20 20 46
Какао 9 7 10 11 6 13
Чай 7 8 6 7 5 15
Молоко 1 2 0 1 1 1
Фруктовый сок 1 2 0 1 1 1


Таблица 8

Вещества, обозначенные как наркотики. Оценка с точки зрения различных определений наркотиков

  Все Концепция 1 Концепция 2 Концепция 3
N 900 51 237 612
Экстази 99 98 99 99
Кокаин 99 98 100 99
Героин 98 96 97 98
Амфетамин 93 96 93 93
ЛСД 90 86 88 90
Джойнтс (joints) 88 90 81 91
Табак 75 84 71 76
Алкоголь 71 82 61 74
Успокоительные вещества 57 69 49 60
Клей 41 43 38 43
Кофе 22 39 13 23
Какао 9 14 14 9
Чай 7 14 5 7
Молоко 1 2 1 1
Фруктовый сок 1 4 0 1

Концепция 1: Всё, что вызывает аддиктивное поведение
Концепция 2: Стимулирующие, депривирующие, галюциногенные и наркотические вещества
Концепция 3: Любое вещество, вызывающее изменения в нашем теле

Здесь следует подчеркнуть различия оценок в зависимости от пола, возраста и той концепции наркотиков, которой придерживаются молодые люди. Большинство молодёжи, представляющей 1-ю концепцию определения наркотиков, считают, что подобные вещества становятся проблемой тогда, когда их потребляют в больших количествах. В этой группе бросается в глаза большое количество юношей и это, преимущественно, молодые респонденты. В группе тех, кто полагает, что наркотики становятся проблемой, если их часто потребляют, мы находим молодых людей, которые также идентифицируют концепцию наркотиков с аддиктивным поведением. Такого мнения придерживаются, главным образом, представительницы женского пола и самая юная молодёжь (от 12 до 15 лет). Те, кто придерживается концепции релятивного потребления наркотиков, т. е. учитывает их тип, ситуацию потребления, составляют группу молодёжи в возрасте старше 18 лет. Их концепция наркотиков исходит из различий между потреблением наркотиков и зависимостью от наркотиков.

Таблица 9

Мнение респондентов о том, когда потребление наркотика становится проблемой (по половому признаку и по возрасту, в %)

  Все Пол Возраст
Муж. Жен. 12–15 16–17 > 18
N 900 412 108 437 394 69
Если принимать в больших количествах 12,1 11,9 12,3 14,6 10,4 5,8
Если потреблять часто 35,6 33,3 37,5 37,8 34,0 30,4
Зависит от потребителя, типа наркотиков или ситуации 52,3 54,9 50,2 47,6 55,6 63,8
Всего, % 100 100 100 100 100 100


Таблица 10

Мнение респондентов о том, когда потребление наркотика становится проблемой, в % (по группам определения наркотиков)

  Концепция 1 Концепция 2 Концепция 3
N 51 237 612
Если потреблять в больших количествах 18,7 12,7 11,8
Если часто потреблять 32,3 35,0 35,6
Зависит от потребителя, типа наркотиков или ситуации 49,0 52,3 52,6
Всего, % 100 100 100

3.4. Длительность потребления алкоголя

Лишь 3% опрошенной молодёжи сообщили, что они длительное время потребляли алкоголь. Это в свою очередь повышает интерес к проблеме «пикового» потребления спиртных напитков на уик-эндах. Таким образом, возникает вопрос: «какое значение мог бы иметь факт того, что большинство воздерживающихся от потребления алкоголя в течение недели превращается в большинство выпивающих во время уик-эндов» (Martín Serrano, 2002).

Возможным ответом мог бы быть факт того, что молодые люди рано возвращаются домой; а поэтому они пьют много и быстро, чтобы уже до «похода» быть в состоянии «high», и таким образом использовать последующее время «по полной программе». Всё это вместе с другими наркотиками приводит к тому, что молодёжь пьёт алкоголь не из-за наслаждения от самой субстанции, а из-за последующего удовольствия и «отпускания тормозов», которому она способствует. Таким образом, мы можем утверждать, что, к сожалению, алкоголь стал средством, с помощью которого молодёжь пытается перебороть свою неуверенность, типичную для её возраста. Молодёжь так поступает потому, что она неопытна и вынуждена играть роль, в рамках которой необходимо переступать границы, связанные со страхом. Такое потребление алкоголя становится постепенно рациональным, а выпивка — более контролируемым процессом.

Таблица 11

Продолжительность потребления алкоголя

  Вся молодёжь Молодёжь, которая регулярно потребляет алкоголь % Средний возраст, начиная с которого они начали потреблять алкоголь
Все 900 27 3,0 14,0
Муж. 412 18 4,3 14,0
Жен. 488 34 1,8 14,0

3.5. Мотивация и обоснование

Осознавая, что причины, приводящие человека к потреблению наркотиков (в данном случае речь идёт о выпивке) могут быть очень разными, и что их тяжело охватить, мы всё же опросили молодых людей относительно мотивов. Они, как выяснилось, были разными и обширными, хотя основными причинами фигурируют любопытство и получение удовольствия. 45,3% полученных ответов говорят о том, что действительной причиной потребления алкоголя было всё же любопытство; а именно: любопытство и стремление молодёжи поэкспериментировать с новыми веществами.

46,4% опрошенных назвали в качестве причин потребления алкоголя удовольствие и «поддержание себя в форме». Это соответствует логике потребления молодёжью алкоголя в рамки свободного времени (как мы уже констатировали, потребление алкоголя связано с праздничной сферой). Остальные причины почти не встречались; например, третьей причиной потребления алкоголя было известное «peer-pressure», которое упомянуло всего 6,4% молодых людей.

Таблица 12

Мотивация потребления алкоголя

  Все По полу
Муж. Жен.
N 900 338 418
Любопытство 45,3 51,3 40,4
Мои друзья делали это 6,4 4,5 7,9
Забыть свои заботы 1,9 1,8 1,9
Получить удовольствие 42,9 38,3 46,7
За компанию 3,6 4,2 3,1
Всего, % 100 100 100

В структуре мотивов определённую роль играет пол. Девушки признают, что главной причиной их потребления было получение удовольствия, в то время как юноши главной причиной назвали любопытство.

3.6. Молодёжь между риском и предрасположенностью: восприятие и оценка опасности наркотиков. Опасность наркотиков — зависимость

Зависимость, как главная опасность наркотиков, не в полной мере осознаётся молодёжью. Вместо того, чтобы связать опасность и потребление, она соединяет воедино риск и длительное потребление. Контролируемое потребление этих субстанций с целью получения удовольствия и наслаждения не рассматривается молодыми людьми в качестве проблемы, даже если это потребление происходит в чрезмерных дозах. Последнее стало образцом, моделью потребления для определённой части молодёжи, приветствующей потребление в свободное время и на уик-энде. Молодые люди, следовательно, и воспринимают данный феномен как «контролируемое потребление», в то время как в течение недели потребление отсутствует. Таким образом, концепция зависимости растворяется в виде потребления в свободное время. Молодые люди оправдывают наркотики как элемент удовольствия, не рассматривают себя в качестве зависимых от потребления наркотиков и не видят в таком потреблении проблемы.

Чтобы убедиться в том, как молодёжь в Валенсии оценивает уровень зависимости от этих веществ, респондентам было предложено высказать своё отношение к тезису: «Можно произвольно закончить потребление алкоголя». Нас интересовало мнение молодых людей о пороге зависимости от алкоголя, ибо спиртные напитки знакомы многим валенсийским «тинейджерам» уже не понаслышке. Результаты показывают, что большинство из опрошенных (49%) не согласны с этим высказыванием. Это значит, что остановиться в потреблении алкоголя не является такой уж лёгкой задачей. 21% опрошенных утверждал, что алкоголь не вызывает зависимости. Поэтому, по мнению этой категории молодёжи, можно легко прекратить потребление алкоголя. 30% опрошенных не нашли ответа, то есть выразили свою неуверенность относительно данного высказывания.

Эти данные имеют большое значение, поскольку они свидетельствуют о том, что каждый второй валенсийский юноша (девушка) не уверены или думают, что алкоголь не вызывает никакой зависимости.

В отношении восприятия этого тезиса не заметны значительные различия между полом опрошенных, зато имеются возрастные отличия. Молодёжь после 18 лет согласна с начальным высказыванием, что потребление алкоголя можно закончить в любое время (32%). Напротив, молодёжь в возрасте от 12 до 15 лет удалена от такого мнения (17%).

Таблица 13

Мнение молодёжи о том, можно или нет в любой момент «завязать» с алкоголем (по половому и возрастному признакам), %

Оценка Все Пол Возраст
Муж. Жен. 12–15 16–17 > 18
Полностью согласен 9 11 8 8 10 16
Согласен 11 12 11 9 13 16
Не уверен 28 27 29 28 29 29
Не согласен 24 22 26 26 25 13
Совсем не согласен 25 26 24 27 23 25
Не знаю, нет ответа 2 2 2 2 1 1
Согласен 21 23 19 17 23 32
Не согласен 49 48 50 53 48 38

Уровень согласия или несогласия с тезисом, что потребления алкоголя можно закончить в любое время, тесно связан с образцом потребления и контактом, который молодёжь имеет с этим веществом. Так, молодые люди, не употребляющие алкоголь, считают, что он является причиной сильной зависимости, которую тяжело преодолеть после начала потребления. А именно: 60% молодёжи, которая никогда не пробовала алкоголь, не согласны с тем, что потребление алкоголя можно закончить в любое время. Такое мнение удерживает их от потребления алкоголя. Тем не менее, после первого контакта с этим веществом степень зависимости, которую приписывают алкоголю, субъективно становится всё меньшей. В то время, когда 22,3% молодёжи, пробовавшей алкоголь, согласны с тем, что алкоголь вызывает лишь небольшую зависимость, соответствующий процентный уровень среди молодых людей, потребляющих алкоголь каждый уик-энд, возрастает до 31,1%. Этот показатель у молодёжи, потребляющей алкогольные напитки ежедневно, составляет 34,8%. Складывается впечатление, что знание опасных последствий потребления алкоголя оправдывается собственной потребностью, и это приводит соответствующую часть молодёжи к занижению ощущения страха пред зависимостью.

Таблица 14

Распределение ответов на вопрос: «Можно в любое время прекратить потребление алкоголя?»

  Начинающие потребление Потребление по уик-эндам Ежедневное потребление
Пробовал алкоголь Не пробовал алкоголь Потребл. на уик-энд Не потребляет на уик-энд Потребл. ежедневно Не потребляет ежедневно
Согласен 22,3 10,9 31,1 15,6 34,8 18,7
Не уверен 28,8 25,0 26,0 29,3 24,8 28,7
Не согласен 47,6 60,1 42,6 52,8 38,6 50,9
Не знаю, нет ответа 1,3 3,9 0,3 2,3 1,8 1,6
Всего, % 100 100 100 100 100 100

В ответах на поставленный вопрос наблюдается значительная степень неуверенности в ответах во всех группах. Это значит, что большой процент молодёжи не знает, или не в состоянии распознать уровень зависимости, вызванной алкоголем. В данном отношении большое значение имеет социальный критерий легитимности потребления алкоголя.

Очень важно выделить этот аспект для профилактической политики, поскольку большинство молодёжи не видит негативные последствия зависимости от потребления наркотиков. Иными словами: можно ли и далее без угрызений совести предаваться по уик-эндам чрезмерному потреблению наркотиков?

Литература

  1. AREA Materiales para el Encuentro de Charkov (24–28 abril 1999).
  2. Bejar H. Una época de frío moral: la sociología comunitarista de Robert N. Bellah // Reis. — 1996. — № 74. — P. 77–126.
  3. Bell R. Die Teilkultur der Jugendlichen // Jugend in der modernen Gesellschaft / Ed. L. V. Friedburg. — Köln–Berlin: Kiepenheuer et Wisch, 1965.
  4. Brain K. Youth, alcohol, and the emergence of the post-modern alocohol order. Occasional Paper № 1. — New Serier. January 2000. — IAS Alliance Hourse: Londres, 2000.
  5. Calafat A., Bohrn K., Juan M., Kokkevi A., Maalsté N. et al. Night life in Europe and recreative drug use. Sonar 98. — Palma de Mallorca: IREFREA, 1999.
  6. Calafat A., Stocco P., Mendes F., Simon J., van de Wijngaart G., Sureda P. et al. Characteristics and social representation of ecstasy in Europe. — Palma de Mallorca: IREFREA and European Commision, 1998.
  7. Calafat A., Fernández C., Becoсa Iglesias E., Gil E., Juan M. Consumo y consumidores de cannabis en la vida recreativa // Adicciones 12 (2) monográfico sobre cannabis, 2000. — P. 197–130.
  8. Carbonell J. La escuela entre la utopía y la realidad. — Barcelona: Eumo Octaedro, 1996.
  9. Casamayor et al. Cómo dar respuestas a los conflictos. La disciplina en la enseсanza secundaria. — Barcelona: Graó, 1998.
  10. CIS. Centro de Investigaciones Sociológicas. Opiniones y comportamiento de los espaсoles ante el consumo de drogas, tabaco y alcohol. Estudio 2.080. — Madrid: Centro de Investigaciones Sociológicas, 1994.
  11. Coleman I. S. Youth-transition to adulthood. — Chicago: Universuty Press, 1974.
  12. Comas D. Los jóvenes y el uso de drogas en la Espaсa de los aсos 90. — Madrid: Instituto de la Juventud. Ministerio de Asuntos Sociales, 1994.
  13. Conde F. Los hijos de la des-regulación. Jóvenes, usos y abusos en los consumos de drogas. — Madrid: Fundación CREFAT, 1999.
  14. Consellería de Bienestar Social. Normativa autonómica valenciana en materia de drogodependencias. — Valencia: Consellería de Bienestar Social, 1999.
  15. Díaz Aguado M. J. Escuela y tolerancia. — Madrid: Pirámide, 1996.
  16. Díaz Aguado M. J. Programas de educación para la tolerancia y prevención de la violencia en los jóvenes. — Madrid: INJUVE, Ministerio de Trabajo y Asuntos Sociales, 1996. (Cuatro volúmenes y un video).
  17. Díaz Aguado M. J. Prevenir la violencia desde la escuela. Programas desarrollados a partir de la investigación — acción // Revista de Juventud. — 1998. — № 42. — P. 63–73.
  18. Elkin F., Westley W. A. Der Mitos von der Teilkultur der Jugendlichen // Jugend in der modernen Gesellschaft / Ed. L. V. Friedburg. — Köln–Berlin: Kiepenheuer et Wisch, 1965.
  19. Elliott J. Facilitating actinon research in schools: some dilemmas // Fields methods in the study of education / Ed. by R. Burgess. — The Falmer Press, 1985.
  20. Elliott J., Barret G., Hull Ch. Investigación acción en el aula. — Valencia: Generalitat Valenciana, Conselleria de Cultura, Educació i Ciencia, 1986.
  21. Elzo J. Cómo y por qué consumen los jóvenes? Texto de la intervención de Javier Elzo en la Mesa 1, Qué está pasando en la noche? Del Congreso sobre “Jóvenes, Noche y Alcohol” organizado por la Delegación del Gobierno para el Plan Nacional Sobre Drogas. — Madrid, Palacio de Congresos. 12–14 de Febrero de 2002.
  22. Elzo J., Elorza M. A., Laespada M. T. Alcoholismo juvenil. — Bilbao: Universidad de Deusto, 1994.
  23. Eseverri y otros. Educar para la salud. Drogodependencias. — Madrid: CCS, 1995.
  24. FAD. Fundación de Ayuda contra la Drogadicción. Drogas. Curso de prevención. Manual. — Madrid: ECCA, 1994.
  25. FAD. Fundación de Ayuda contra la Drogadicción. PIPES. Plan integral de prevención escolar. — Madrid: FAD, 1996.
  26. FAD. Fundación de Ayuda contra la Drogadicción. Contextos, sujetos y drogas: un manual sobre drogodependencias. — Barcelona: Pla d’Acció sobre drogues. Ajuntament de Barcelona y FAD, 2000.
  27. Fernández Enguita M. La escuela a examen. — Madrid: Pirámide, 1995.
  28. Flores E. A. Curso Psicobiología De La Drogadicción, Uned.
  29. Funes J. Drogas y adolescencia. Dos iniciaciones simultáneas // Fundación de Ayuda contra la Drogadicción (FAD). Pla d’Acció sobre drogues. — Ajuntament de Barcelona y FAD, 2000.
  30. Furlong A., Cartmel F. Young people and social change // Individualization and risk in late modernity. — Buckingham–Philadelphia: Open University Press, 1997.
  31. Gamella F. Drogas de síntesis en Espaсa; patrones y tendencias de adquisición. Delegación del Gobierno para el Plan Nacional de Drogas. — Madrid, 1997.
  32. Gamella F. Las rutas del éxtasis: drogas de síntesis y nuevas culturas juveniles. — Barcelona: Ariel, 1999.
  33. García R. y otros. Tratado sobre prevención de las drogodependencias. FAD. Gobierno Vasco. EDEX kolektiboa. — Madrid, 1993.
  34. GID. El profesorado y la prevención de las drogodependencias. Edita GID, Grupo Interdiscipinar Sobre Drogas. — Madrid, 1997.
  35. Giddens A. The constitution of society. Outline of the theory of structuration. — Cambridge: Polity Press, 1984.
  36. Giddens A. Modernity and self-identity. — Cambridge Polity Press, 1991.
  37. Grundy S., Kemmis S. Social theory, group dynamics and action-research. The profesional development of teachers through involvemnt in action-research. — Victoria 3217, Australia: Deakin University, 1981.
  38. Habermas J. Gegen einen positivistisch halbierten Rationalismus // Kölner Zeitschrift für Soziologie und Sozialpsychologie. — 1964. — 16.
  39. Habermas J. Erkenntnis und Interesse. — Frankfurt a. M: Suhrkamp Verlag, 1973.
  40. Habermas J. Theorie des Kommunikativen Handelns. — Tomo 2. — Frankfurt a. M.: Suhrkamp Verlag, 1981.
  41. I. P. E. Desarrollo de Valores y Autoestima. DEVA. Adaptación del programa de formación en valores y prevención de las drogodependencias discoverí: aprendiendo a vivir. Edita I. P. E. Derio (Bizkaia), 1998.
  42. Jabakhanji H. Consumo de alcohol y tabaco: Segunda etapa de E.G.B. en la provincia de Castellón // Uso de drogas en población escolar. — Valencia: Conselleria de Treball i Seguretat Social, 1988.
  43. Jernigan D. Global status report: alcohol and young people. — Geneva: World Health Organization, 2001.
  44. Krappmann L. Sozialisation in der Gruppe der Gleichaltrigen // Handbuch der Sozialisationsforschung / Ed. K. Hurrelmann, D. Ulich. — Weinheim–Basel: Beltz Verlag, 1980.
  45. Ley orgánica 1/1990, de 3 de octubre, de Ordenación General del Sistema Educativo (LOGSE).
  46. López-Blasco A. Fracaso Escolar en Valencia. — Valencia: Ediciones Alfons el Magnаnim, 1985.
  47. López-Blasco A. Erzwungene Harmonie. Junge Erwachsene — zufireden, freundlich, aber ohne Zukunft? // Junge Erwachsene in Europa. Jenseits der Normalbiographie? / Comp. Walther. — Leske–Budrich: Opladen, 1996. — S. 187–200.
  48. López-Blasco A., Palanca F., Viscarret J. J. Entrevistas a expertos en conductas adictivas: una investigación social cualitativa. — Valencia:Colec. Iscual, 2000. — № 1. — P. 84–100.
  49. López-Blasco A., Fernández A., Palanca F., Viscarret J. J., Faubel V. Prevención de conductas adictivas en jóvenes: intervención en el ámbito escolar y local. — 2002.
  50. Valencia, Colec. iscual (investigación social cualitativa). — № 2. — AREAIS editorial.
  51. Martín Serrano M. Cómo se divierten los jóvenes. Texto de la intervención en el Congreso sobre “Jóvenes, Noche y Alcohol” organizado por la Delegación del Gobierno para el Plan Nacional Sobre Drogas. Madrid, Palacio de Congresos, 12–14 de Febrero de 2002.
  52. Martín Serrano M., Velarde Hermida O. Informe Juventud en Espaсa 2000. — Madrid: INJUVE, Ministerio de Trabajo y Asuntos Sociales, 2001.
  53. Martínez Bonafé J. Trabajar en la escuela: profesorado y reforma en el umbral del siglo XXI. — Madrid: Miсo y Dávila editores, 1998.
  54. Megías E. Los valores de la sociedad espaсola y su relación con las drogas. — Barcelona: Fundación La Caixa, 2000.
  55. Megías E. et al. La percepción social de los problemas de drogas en Espaсa. FAD. — Madrid: Fundación de Ayuda contra la Drogadicción, 2000.
  56. Miles S. Youth lifestyles in a changing world. — Philadelphia: Open University Press, 2000.
  57. Mörch S. Informal learning and social contexts // Lifelong learning in Europe / Ed. by A. Walter, B. Stauber. — Tübingen: Neuling Verlag, 1999. — Vol. 2.
  58. Notó S. Cómo dar respuesta a los conflictos? — Barcelona: Graó, 1998.
  59. Observatorio Espaсol de Drogodependencias. Informe № 1. Ministerio del Interior. Delegación del Gobierno para el Plan Nacional sobre Drogas, 1998.
  60. Observatorio Espaсol de Drogodependencias. Informe № 2. Ministerio del Interior. Delegación del Gobierno para el Plan Nacional sobre Drogas, 1999.
  61. Observatorio Espaсol de Drogodependencias. Informe № 3. Ministerio del Interior. Delegación del Gobierno para el Plan Nacional sobre Drogas, 2000.
  62. Observatorio Espaсol de Drogodependencias. Encuesta sobre Drogas a Población Escolar, 2000. Informe Web OED. Plan Nacional sobre Drogas, 2001.
  63. Observatorio Espaсol de Drogodependencias. Informe № 4. Ministerio del Interior. Delegación del Gobierno para el Plan Nacional sobre Drogas, 2001.
  64. Observatorio Europeo de la Droga y Toxicomanías. Informe anual sobre el problema de la drogodependencia en Europa. OEDT. Luxemburgo: Oficina de Publicaciones Oficiales de la Unión Europea, 2000.
  65. OECD. Education at a Glance. OECD Indicators. Education and skills. — Paris, 2001.
  66. Ortega Ruiz R. Violencia interpersonal en los centros educativos de educación Secundaria. Un estudio sobre maltrato e intimidación entre compaсeros // Revista de Educación. — 1994. — 304. — P. 253–280.
  67. Ortega Ruiz R. et al. Cuestionario sobre intimidación y maltrato entre iguales. Proyecto Sevilla Anti Violencia Escolar. — Universidad de Sevilla, 1995.
  68. Ortega Ruiz R. El proyecto Sevilla anti-violencia escolar. Un modelo de intervención contra los malos tratos entre iguales // Revista de Educación. — 1997. — 313. — P. 143–161.
  69. Pallarés J., Cembranos F. La marcha, la pugna por el espacio // Revista De Juventud. — 2001. — № 54. — P. 35–45.
  70. Pallarés J., Feixa C. Espacios e itinerarios para el ocio juvenil nocturno // Revista De Juventud. — 2000. — № 50. — P. 23–41.
  71. Palmer H., Aldridge J., Measham F. Illegal leisure. The normalization of adolescent recreational drug use. — Londres: Routledge, 1998.
  72. Peinado A., Pereсa F., Portero P. La cultura del alcohol entre los jóvenes de la Comunidad de Madrid. Consejería de Salud de la Comunidad Autonóma de Madrid, Documento № 9. Citado en: Conde F. (1999) Los hijos de la des-regulación. Jóvenes, usos y abusos en los consumos de drogas. — Madrid: Fundación CREFAT, 1993.
  73. Pineault, Daveluy. La planificación sanitaria: conceptos, métodos, estrategias. — Barcelona: Edita Masson, 1990.
  74. Plan Nacional sobre Drogas. La prevención de las drogodependencias en la comunidad escolar. Actuar es posible. Ministerio del Interior. Delegación del Gobierno para el Plan Nacional sobre Drogas. Secretaría General Técnica. — Madrid, 1997.
  75. Plan Nacional sobre Drogas. Prevención de las drogodependencias. Análisis y propuestas de actuación. Ministerio del Interior. Delegación del Gobierno para el Plan Nacional sobre Drogas. Secretaría General Técnica. — Madrid, 1997.
  76. Plan Nacional sobre Drogas. Memoria 1998. Ministerio de Justicia e Interior. — Madrid, 1999.
  77. Plan Nacional sobre Drogas. Salir de Marcha y consumo de Drogas. IREFREA. Ministerio del Interior. Delegación del Gobierno para el Plan Nacional sobre Drogas. — Madrid, 2000.
  78. Pons J., Berjano E. El consumo abusivo de alcohol en la adolescencia: un modelo explicativo desde la psicología social. Plan Nacional sobre Drogas. Ministerio del Interior, 1999.
  79. Real decreto 1911/1999, de 17 de diciembre, por el que se aprueba la Estrategia Nacional Sobre Drogas para el periodo 2000.
  80. Roberts K. Same activities, different meanings: British youth cultures in the 1990s // Leisure Studies. — 1997. — 16. — P. 1–15.
  81. Roberts, Campbel, Furlong. Class and gender divisions amongst young adults at leisure, 1990.
  82. Rochon A. Educación para la salud. Guía práctica para realizar un proyecto. — Barcelona: Masson, 1991.
  83. Romaní O. Las drogas, sueсos y razones. — Barcelona: Ariel, 1999.
  84. Rosenmayr K. Eltern und Gleichaltrige als Faktoren sozialen Einflusses bei jugendlichen und «jungen Erwachsenen // Ed. G. Wurzbacher. — Die Familie als Sozialisationsfaktor. — Stuttgart: Enke Verlag, 1968.
  85. Snyder S. H. Drogas y Cerebro. — Editorial Prensa Científica, 1996. — 2 Edición.
  86. South N. Cultures, controls and everyday life. — Londres: Sage Publications, 1999.
  87. Sting S. Suchtprävention als Bildungsaufgabe. Perspektiven für die ausserschulische Jugendarbeit // Neue Praxis. — 1999. — 5. — P. 490–499.
  88. Sting S. Projektantrag «Informal Prävention». — SERD-2002-195, 2001.
  89. Teresa S.-L. Avances y retos en prevención de drogas. En papeles de colegio // Revista del colegio oficial de psicólogos. — 2000. — № 77.
  90. Torres M. A. Las drogas entre estudiantes de Bachillerato de la provincia de Valencia. — Valencia: Institució Alfons el Magnаni, 1986.
  91. Vielva I. et al. Las familias y sus adolescentes ante las drogas. Instituto Deusto de Drogodependencias. — Bilbao: Universidad de Deusto, 2001.
  92. Younis J. A. Identidad, valores y estilos de la población juvenil en la actualidad [Resourse electrónico]. — 1999. — Modo del acceso: http://www.cinterfor.org.uy/public/spanish/region/ampro/cinterfor/temas/youth/doc/not/libro47.

Перевод с нем. В. Абашника



© «Новости украинской психиатрии», 2003
Редакция сайта: editor@psychiatry.ua
ISSN 1990–5211