НОВОСТИ УКРАИНСКОЙ ПСИХИАТРИИ
Более 1000 полнотекстовых научных публикаций
Клиническая психиатрияНаркологияПсихофармакотерапияПсихотерапияСексологияСудебная психиатрияДетская психиатрияМедицинская психология

Книги »  Психиатрический и наркологический аспекты употребления листьев ката »
Р. Б. Брагин

Глава 3

КАРТИНА КАТОВОГО ОПЬЯНЕНИЯ ПРИ НЕРЕГУЛЯРНОМ УПОТРЕБЛЕНИИ КАТА

* Публикуется по изданию:
Брагин Р. Б. Психиатрический и наркологический аспекты употребления листьев ката: Монография. — Харьков: Пегас, 2010. — 276 с.

Изучение обстоятельств употребления ката у 37 нерегулярных жевателей показало, что все они участвуют с различной частотой в традиционных катовых встречах. Только 21,6% опрошенных жуют кат во время катовых партий, а 79,4% употребляют кат при целом ряде обстоятельств. Так, более половины нерегулярных жевателей (56,8%) сообщили, что они используют иногда кат для снятия напряжённости («чтобы расслабиться», «успокоиться»). Немногим менее половины опрошенных (45,9%) периодически жуют кат перед интенсивным выполнением какой-либо работы или в ходе её осуществления, однако только часть из них (21,6%) используют этот приём «часто», а остальные — «редко» (10,8%) или «очень редко» (13,5%). Выяснилось, что 37,8% лиц употребляют кат при выполнении религиозных обрядов (во время молебна, в период уразы и других). С целью подавления чувства голода или взамен пищи кат принимало 35,1% нерегулярных жевателей, но подавляющая часть из них указывает на данный мотив как на «редкий» (18,9%) или «очень редкий» (10,8%). Также «редко» или «очень редко» треть опрошенных (29,7%) используют кат для повышения своих сексуальных возможностей. Физическую усталость после тяжёлой работы время от времени стремятся снять 27,0% нерегулярных жевателей, при этом «часто» прибегают к данному способу 16,2%, а остальные — «редко» или «очень редко» (по 5,4%). На жевание ката с определённой целью «забыться» или «отвлечься» от житейских проблем указало 16,2%. Только 3 чел. (8,1%) принимали кат в редких случаях как способ «улучшения настроения» при реальных бедах и неприятностях, но уже после минования их остроты.

Приведённые обстоятельства употребления ката нерегулярными жевателями достаточно отчётливо демонстрируют, что это явление широко и глубоко проникло в различные стороны жизни местного населения. Среди выявленного многообразия обстоятельств употребления ката наиболее характерными являются следующие: участие в традиционной катовой встрече, стремление снять внутреннее напряжение и исполнение религиозных обрядов.

Только 3 чел. (8,1%) отметили, что иногда они или не ощущали существенных перемен в своём состоянии, или же их самочувствие ухудшалось во время катовой партии. Все остальные жеватели (34 чел., или 91,9%) дают обобщённо-позитивную оценку ранее испытанным состояниям катового опьянения, при этом 73,0% лиц останавливаются на определениях высокого уровня: «прекрасное» — 27,0% и «очень хорошее» — 46,0%. Можно считать, что почти у половины опрошенных (48,6%) состояния катового опьянения во время традиционной встречи сходным образом повторяются при приёме равного количества листьев одного качества. У другой половины нерегулярных жевателей (51,4%) состояния катового опьянения бывают изменчивы по выраженности, хотя и в этой подгруппе доминируют высокие оценки.

Из приведённых данных видно, что у опрошенных отчётливо преобладают субъективно-позитивные оценки перенесённых состояний катового опьянения, и эти оценки возникают с определённым постоянством. С другой стороны, некоторая часть нерегулярных жевателей отмечает нестабильность опьянения как по выраженности (степени «приятности»), так и по частоте возникновения сходных состояний, что указывает на зависимость субъективной картины катового опьянения не только от самого употребляемого вещества и его дозы, но и от других привходящих факторов.

С тем, чтобы определить общие черты «притягательности» ката для нерегулярных жевателей, каждому из 37 опрошенных предлагалось назвать три наиболее важных или ценных для него момента, связанных с употреблением ката, и расставить их в порядке значимости. Ответы давались в произвольной форме, записывались дословно и при необходимости задавались дополнительные, уточняющие вопросы. Выдвинутый на 1-е место ответ оценивался в 3 балла, на 2-е — 2, на 3-е — 1. Полученные ответы были систематизированы, а затем с определённой условностью разделены на 9 групп, каждая из которых получила соответствующее обозначение. Ниже приводятся ранжированные по количеству баллов, а следовательно, и по степени значимости, группы ответов:

I группа (89 баллов) возможность общения;
II группа (41 балл) расслабляющее и успокаивающее действие;
III группа (33 балла) повышение уверенности в себе и в будущем;
IV группа (12 баллов) повышение сообразительности, ясность суждений;
V группа (12 баллов) повышение религиозного чувства;
VI группа (11 баллов) собственно наслаждение состоянием;
VII группа (10 баллов) повышение психологической готовности к работе;
VIII группа (8 баллов) ощущение силы, уменьшение усталости;
IX группа (6 баллов) возможность освободиться от проблем.

Как видно, одним из самых значительных признаков ката для нерегулярных жевателей является облегчение общения между людьми, при этом более половины опрошенных ставят это свойство на первое место (54,1%), а треть — на второе (32,4%). Две трети жевателей выделяют успокаивающее и расслабляющее воздействие ката, но большинство ставит его по значимости на третье (35,1%), на второе (21,6%) и первое (10,6%) место. Почти половина опрошенных относят к числу наиболее значимых свойств ката раскрепощение мышления и воображения; только немногие отдают первое место (10,8%) и несколько большее число — второе и третье (по 18,9%).

Приведённые данные показывают, что в процессе употребления ката субъективно-позитивным образом затрагиваются самые значимые социально-психологические, личностно-психологические и физиологические сферы жизнедеятельности человека, принося ему удовлетворение. Это свойство в значительной мере объясняет высокие эмоциональные оценки состояния катового опьянения, а также распространённость жевания ката и уже отмеченную нарастающую инфильтрацию этого явления в различные стороны жизни местного населения.

Изучение многообразного проявления картины катового опьянения у нерегулярных жевателей позволило выделить три основные формы: типичную, изменённую и осложнённую. Две первые формы выделились по результатам исследования в основной группе нерегулярных потребителей ката (37 чел.), а осложнённая форма — при консультации больных с тяжёлой катовой интоксикацией (8 наблюдений).

3.1. Типичная форма катового опьянения

Результаты наблюдения за нерегулярными жевателями ката и изучение их самоописаний состояния катового опьянения показывают, что наиболее характерное, типичное опьянение развивается у них в процессе традиционной катовой встречи. Как уже отмечалось, последняя обычно продолжается 4–6 часов и более. За это время атмосфера встречи, а также поведение, внешний вид и самоощущение участников существенным образом изменяются. Первые 2–3 часа происходит оживлённое общение и обсуждение различных проблем на фоне всеобщего благодушия, взаимной доброжелательности, альтруизма. Постепенно у многих участников целенаправленность бесед теряется, собеседники легко перебрасываются с одной темы на другую или же вмешиваются в полемику других лиц. Приблизительно между третьим и четвёртым часом общение суживается и теряет прежнюю живость. Часть участников как бы отгораживается и погружается в собственные мысли и переживания, расположившись в свободной позе и устремив взгляд вдаль. Только отдельные пары могут продолжать в этот период свой тихий разговор в интимно-доверительном духе. Такое состояние умиротворённости и покоя продолжается около двух часов. Затем часть участников катовой партии начинает расходиться, хотя большинство ещё продолжает общение достаточно продолжительное время. Уходя, многие предпочитают предаваться отдыху или сну, некоторые испытывают потребность побродить, посетить друзей или увеселительные заведения, и только отдельные лица берутся за какое-либо заранее намеченное или случайно подвернувшееся дело, часто не доводя его до конца и переключаясь на другие занятия.

Поведение и самочувствие участников катовой встречи может быть более многообразным, так как в такой встрече часто принимают участие и систематические жеватели. В приведённом описании общей картины катового опьянения отражены только наблюдения за нерегулярными жевателями. Такая обобщённо-схематическая канва представлена для сохранения целостности восприятия материала, характеризующего состояние отдельных систем и функций во время катового опьянения.

В целостной картине типичного катового опьянения можно выделить три группы проявлений: собственно физиологические, преимущественно психофизиологические и преимущественно личностно-психологические. Такое разделение в определённой мере условно, особенно это касается отдельных проявлений второй и третьей группы, которые, в одних случаях, в большей мере отражают объективно-констатирующую позицию исследователя, а в других — субъективно-описательную позицию жевателя ката.

Наиболее ярко физиологические реакции проявляются непосредственно во время интенсивного жевания ката, т. е. в первые 2–3 часа катовой партии, а затем эти эффекты сглаживаются и их могут сменять другие (табл. 1). Вскоре после начала жевания ката возникают вегето-сосудистые изменения, что субъективно проявляется «ощущением жара», «набуханием губ», «шумом или звоном в ушах», «ощущением сердцебиения и пульсацией сосудов шеи». Объективно определяется покраснение лица, инъецирование сосудов склер, учащение пульса, видимая пульсация магистральных сосудов шейной области и височных сосудов. Позже может появиться «давление в висках», «чувство сжатия в области сердца», лёгкий озноб. Ощущение учащённого и усиленного сердцебиения, как и объективно определяемая тахикардия, постепенно исчезают.

Таблица 1

Преимущественно физиологические проявления катового опьянения у нерегулярных жевателей (n = 37)

Проявления Количество
абс. %
А. Во время жевания ката
Сухость во рту 37 100,0
Мидриаз 37 100,0
Гипергидроз 19 51,3
Гиперемия 26 70,3
Инъецирование склер 23 62,2
Пульсация сосудов шеи 21 56,8
Пульсация в висках 16 43,2
Тахикардия 21 51,3
Частое мочеотделение 23 62,2
Задержка мочеотделения 17 45,9
Сперматорея 13 35,1
Метеоризм 22 59,4
Анорексия или снижение аппетита 37 100,0
Повышение либидо 31 83,8
Слабость эрекции 22 59,5
Тошнота 4 10,8
Головная боль 6 16,2
Чувство сжатия в области сердца 9 24,3
Мышечная вялость 10 27,0
Гиперестезия 19 51.2
Экстрасистолии 17 45,9
Общая слабость 9 24,3
Б. После жевания ката
Общая слабость 26 70,3
Мышечная вялость 22 59,5
Тахикардия 19 51,3
Задержка мочеотделения 9 24,9
Метеоризм 23 62,2
Неприятные ощущения в желудке 10 27,0
Кожный зуд 7 18,9
Парестезии 5 13,5
Двигательное оживление 11 29,7
Расстройство сна 19 51,2
Агрипния 7 18,9
Анорексия 33 89,2
Повышение либидо 19 51,2
Слабость эрекции 13 35,1

Характер дыхания вначале не изменяется, затем дыхательные движения углубляются и несколько урежаются, но позже — дыхание учащается и становится более поверхностным. Ритм и глубина респирации восстанавливаются только к концу катовой встречи.

Почти на всём протяжении катового опьянения наблюдаются мидриаз, сухость губ и слизистой рта. Резко повышается чувствительность в сфере различных анализаторов, в частности тактильного, обонятельного, осязательного, слухового, зрительного, т. е. возникает полигиперестезия, о чём свидетельствует целый ряд признаков в поведении жевателей, в особенностях обстановки и деталей самоописаний.

Характерными для типичного катового опьянения являются выраженная миорелаксация и расстройство функционирования сфинктеров. Так, мочеиспускание вначале учащается, а затем задерживается, многие отмечают белесоватый цвет мочи, возникавший за счёт сперматореи. В результате расслабления соответствующих сфинктеров многие жеватели отмечают метеоризм. Усиление перистальтики кишечника («урчание») или чувство дискомфорта ощущается только в первые часы, а затем наступает гипотония, иногда — атония с запором в течение длительного времени. Ряд жевателей отмечали острые позывы к дефекации или жидкий стул.

Всегда отсутствует потребность в пище во время жевания ката и в течение нескольких часов после завершения катовой встречи, даже в тех случаях, когда пища предварительно не употреблялась или имело место чувство голода. Активируется сексуальная функция, при этом возрастает влечение, а эрекция остаётся часто очень вялой. Однако молодые мужчины сохраняют способность к полноценному половому акту, если к тому располагает обстановка, а некоторые активно ищут сексуального контакта после жевания ката.

К концу катовой встречи приятная мышечная релаксация сменяется чувством мышечной вялости, сопровождаемой и чувством общей вялости или усталости. Только небольшая часть жевателей сохраняет высокий психофизический тонус с потребностью в движении или выполнении какой-либо работы. Стремящиеся к отдыху проводят его пассивно, находятся в полудремотном состоянии или усыпают. Сон обычно поверхностный с трудным засыпанием и частым пробуждением. Характерны эротические сновидения с компонентом навязчивой вербигерации незавершающихся сексуальных сцен. Во время сна отмечается вялая спонтанная эрекция (фиксируемая при просыпании).

После отдыха или сна часто сохраняется чувство мышечной вялости на относительно непродолжительное время (2–3 часа). Кроме того, несколько человек отмечали неприятные ощущения в области желудка («жжение»), кожный зуд, парестезии, тахикардию, задержку мочеиспускания и стула. У значительной части нерегулярных жевателей утром аппетит бывает снижен или отсутствует. Приём пищи, крепкий чай или кофе способствуют быстрому исчезновению перечисленных расстройств.

На психофизиологическом уровне кат оказывает на нерегулярных жевателей витально-активирующее, тимоаналептическое и седативно-релаксирующее действие (табл. 2).

Таблица 2

Преимущественно психофизиологические проявления катового опьянения у нерегулярных жевателей (n = 37)

Проявления Количество
абс. %
А. Во время жевания ката
I. Психофизическая активация 37 100,0
а) повышение витального тонуса 37 100,0
б) увеличение психической продуктивности 23 62,2
в) гипермнезия 17 45,9
г) повышение уровня бодрствования 16 43,2
д) энергизация 16 43,2
II. Тимоаналептические эффекты 37 100,0
а) эйфория 37 100,0
б) гипомания 29 78,4
в) экстаз 7 18,9
III. Психофизическая релаксация 37 100,0
IV. Седативный эффект 37 100,0
а) собственно седативный 24 64,9
б) седативно-анксиолитический 15 40,5
V. Состояние прострации 11 29,7
Б. После жевания ката
I. Активное стремление к уединению и покою 23 62,2
II. Психофизическое истощение 19 51,3
а) непереносимость нагрузок 10 27,0
б) трудность концентрации внимания 8 21,6
в) мнестические затруднения 7 18,9
г) замедление темпа мышления 7 18,9
III. Психофизическая активация 9 24,3
а) повышение работоспособности 8 21,6
б) полипрагмазия 7 18,9
в) дромоманические устремления 7 18,9
г) многоречивость 5 13,5
д) целенаправленные сексуальные планы и устремления 5 13,5
IV. Состояние прострации 8 21,6
V. Возвращение к прежнему самочувствию 4 10,8
  1. Витально-активирующее действие ката складывается из целого ряда эффектов, которые проявляются в различных сферах жизнедеятельности человека:
    а) тонизирующий эффект — выражается в повышении психофизической активности, а именно во внутренней готовности к действию, ускорении моторики, обострении реакции, усилении концентрации внимания, появлении гипермнезии;
    б) энергомобилизирующий эффект — заключается в повышении выносливости, в преодолении чувства психической и физической усталости;
    в) повышение уровня бодрствования («пробуждающий» эффект), проявляющееся в исчезновении сонливости, а иногда — в возникновении агрипнии;
    г) рост психической продуктивности («гиперпродуктивный» эффект), во многом является следствием перечисленных выше эффектов и может быть охарактеризован как появление лёгкости в усвоении нового учебного материала, творческом самовыражении, аргументации позиции или любого рода импровизации.
  2. Тимоаналептическое действие ката выражается в возникновении в процессе жевания различных форм повышения настроения, среди которых наблюдаются следующие:
    а) состояние эйфории — характеризуется наличием благодушно-приподнятого настроения, сочетающегося или с экспрессивным поведением со стремлением к общению, многоречивостью, оживлением мимики и моторики, или же с погружённостью во внутренний мир и малоподвижностью;
    б) состояние гипомании — проявляется в повышении настроения с ассоциативной гиперактивностью, речевой избыточностью, напористыми монологами, категоричным и стеничным отстаиванием собственной точки зрения, выразительной и бурной жестикуляцией, и в то же время — с повышенной отвлекаемостью и потерей целенаправленности в беседе или дискуссии;
    в) состояние экстаза — выражается в переживании особого восторга, который в рамках типичного катового опьянения сочетается часто с самодовольством, ощущением собственной мудрости или всемогущества; во многих случаях переживание «внутренней радости» сопровождается погружением в приятные воспоминания или построением прожектов; характерен внешний вид жевателя — его отрешённость от окружающего, расслабленная поза, гиподинамия с «застывшей улыбкой» или выражением самоудовлетворённости на лице.
  3. Седативно-релаксирующее воздействие ката проявляется в нескольких формах:
    а) собственно седативный эффект — выражается в исчезновении предшествовавших непосредственно жеванию ката таких явлений, как внутренняя напряжённость, раздражённость, гнев;
    б) седативно-анксиолитический эффект — заключается в том, что помимо эмоционального успокоения, исчезают такие проявления, как тревожность и опасения вне зависимости от конкретности или диффузности их содержания;
    в) психорелаксирующий эффект — ощущается как обретение душевного комфорта, психологической расслабленности и чувства отдыха;
    г) миорелаксирующий эффект — выражается в исчезновении чувства мышечной усталости, ощущении физического облегчения.

Личностно-психологические проявления катового опьянения тесно связаны в своей основе с описанными выше психофизиологическими эффектами. Однако в конкретном выражении эти проявления представляют собой глубоко субъективные и содержательно индивидуализированные переживания, что позволяет выделить их в отдельную группу; данные переживания могут относиться к различным психическим сферам: чувственно-эмоциональной, когнитивно-мотивационной и мотивационно-поведенческой или же проявляются на уровне сознания и самосознания (табл. 3).

Таблица 3

Преимущественно личностно-психологические проявления катового опьянения у нерегулярных жевателей (n = 37)

Сфера проявлений Проявления Количество
абс. %
Сознание и самосознание А. Изменения во время жевания: 37 100,0
а) повышение самооценки 37 100,0
б) элементы гиперлюцидности 33 89,2
в) обретение социально-позитивного места в окружающем мире 17 45,9
г) углубление самоанализа и самопознания 15 40,5
д) появление компонентов отрешенности 12 32,4
е) элементы дереализации и деперсонализации 8 21,6
Б. Изменения после жевания: 17 46,0
а) снижение самооценки 13 35,1
б) чувство одиночества 11 29,7
в) сохранение повышенной самооценки 9 24,9
г) ощущение внутренней опустошенности 9 24,9
д) рудименты гиперлюцидности 2 5,4
Чувственно-эмоциональная А. Изменения во время жевания: 37 100,0
а) миролюбиво-альтруистическая позиция 31 83,8
б) переживание эмоциональной комфортности 19 51,2
в) усиление эстетического чувствования 13 35,1
г) восполнение сенсорно-эмоционального дефицита 11 29,7
д) обострение религиозных чувств 8 21,6
Б. Изменения после жевания: 12 32,4
а) чувство эмоционального дискомфорта 9 24,9
б) компоненты мизантропии 5 13,5
в) чувство равнодушия к окружающим 3 8,1
Когнитивно-мотивационная А. Изменения во время жевания: 37 100,0
а) реализация желаемого в прожектах, мечтах, фантазиях 37 100,0
б) гипермнезия с наплывом воспоминаний 30 81,1
в) «гештальт-эффекты» 26 70,3
г) ощущение эвристичности мышления 21 56,8
д) ревизия устоявшихся представлений 12 32,4
Б. Изменения после жевания: 27 73,0
а) ощущение психической непродуктивности 21 56,8
б) критическое переосмысление «прожектов» 15 40,5
в) развитие рациональных моментов в «прожектах» 9 24,3
г) наплывы неприятных воспоминаний 3 8,1
Поведенчески-мотивационная А. Изменения во время жевания: 37 100,0
а) повышение коммуникативности 37 100,0
б) уменьшение «внутренней борьбы» мотивов 24 64,9
в) рост инициативности 22 59,4
Б. Изменения после жевания: 25 67,9
а) сужение общения 23 62,2
б) повышенная осторожность в поведении 19 51,3
в) усиление «внутренней борьбы» мотивов 17 46,0
г) потеря инициативности 17 46,0
д) амбитендентность 3 8,1
  1. В чувственно-эмоциональной сфере наблюдаются следующие переживания и ощущения личностного плана:
    а) обретение чувства внутренней эмоциональной комфортности, «душевного покоя», «безмятежности»;
    б) утоление эмоционально-сенсорного дефицита, что связано с радостью встречи с близкими и друзьями, живым обменом новостями и желанными дискуссиями;
    в) удовлетворение миролюбиво-доброжелательной атмосферой, царящей во время катовой встречи;
    г) появление или усиление альтруистической настроенности и тотального чувства симпатии;
    д) усиление эстетического чувствования, выражающееся в наслаждении звучащими мелодиями или какими-то деталями интерьера.
  2. В мотивационно-поведенческой сфере можно выделить следующие изменения:
    а) уменьшение внутренней борьбы мотивов, появление уверенности при принятии решений и повышение твёрдости намерения;
    б) повышение коммуникативности, устранение «внутренних барьеров» при общении, появление «раскованности» в поведении (если эти моменты присутствовали до приёма ката);
    в) снижение поведенческого самоконтроля и потеря чувства опасности в определённых ситуациях.
  3. Воздействие ката на когнитивно-мотивационную сферу может выражаться такими эффектами:
    а) ощущение «улучшения памяти», которое можно расценивать как репродуктивную гипермнезию, исходя из того, что жеватели описывают наплывы воспоминаний; особенностью этих воспоминаний является то, что обычно они касаются только самых приятных событий, образуя как бы целую цепочку желанных воспоминаний различных лет; неприятные эпизоды опускаются или видоизменяются в личностно-приемлемые формы;
    б) реконструкция отдельных ранее сложившихся представлений и умозаключений; такая реконструкция происходит на фоне гипертимного эффекта и касается личностно-значимых переживаний и, следовательно, может рассматриваться как сложный результат голотимно-кататимного хода мышления;
    в) появлением «гештальт-эффектов», когда в состоянии катового опьянения внезапно находит «озарение» в виде решения какой-либо давно вынашиваемой идеи или догадки; это решение воспринимается как единственно верное, как необыкновенная удача, хотя в дальнейшей жизни (иногда уже на следующий день) оно может признаваться сомнительным или ошибочным;
    г) ощущением «эвристического» хода мыслей, когда обдумывание каких-либо вопросов постепенно завершается субъективно-позитивным решением, хотя эти решения и мысли могут оказаться также ошибочными или переоцениваемыми как и при «озарении»;
    д) раскрепощением воображения с прожектёрством и фантазированием, в ходе которого иллюзорно реализуются амбиции и комплексы; в таком состоянии одни жеватели представляют себя «богатыми», «знаменитыми» или «наделёнными большой властью» и т. д., другие — предаются сексуальным грезам, а третьи — пассивно отдаются во власть калейдоскопически меняющихся представлений.
  4. На уровне сознания и самосознания в различные периоды катового опьянения обнаруживаются следующие изменения:
    а) появление компонентов отрешённости от реальности, что характеризуется в самоописаниях как «все проблемы отступают и забываются», «нет никаких забот» и др.;
    б) возникновение элементов дереализации, когда окружающая обстановка и участники встречи воспринимаются как прекрасно преобразившиеся, «радующие глаз и душу»;
    в) возникновение элементов деперсонализации, когда появляется чувство необыкновенной телесной лёгкости;
    г) повышение самооценки, самоуважения и рост ощущения собственной социальной значимости; последнее переживается различными людьми как обретение или превосходящей, или равной, или хотя бы не приниженной роли среди других участников встречи (или в иной значимой среде);
    д) непроизвольное углубление самоанализа и самопознания, когда с погружением в жизненные воспоминания происходит переосмысление и переоценка отдельных поступков, событий или линии жизни в целом, в результате чего возникает субъективное чувство происходящего самосовершенствования;
    е) возникновение элементов гиперлюцидного состояния сознания, когда на фоне экстатического аффекта переживается чувство «необыкновенной проницательности и ясности ума», «прозрения», «постижения жизненного смысла» или «разгадки тайн мироздания».

Описанные явления личностно-психологического порядка возникают только в первые часы катового опьянения. Затем эти эффекты редуцируются или исчезают, а их сменяют уже явления другого плана. На чувственно-эмоциональном уровне может возникнуть ощущение внутреннего дискомфорта или чувство одиночества, на когнитивном — ощущение опустошённости, на мотивационно-поведенческом — обострение борьбы мотивов, нерешительность, затруднение в общении. Со стороны самосознания отмечается иногда снижение уровня самооценки. У части жевателей на определённом этапе возникает обнубиляция, которую они описывают так: «всё слышу, но не реагирую» или «сижу как сонный». После достаточного отдыха или сна у нерегулярных жевателей не отмечается каких-либо отклонений на личностно-психологическом уровне, которые были бы связаны с приёмом ката. Важно отметить, что в состоянии катового опьянения у нерегулярных жевателей, как правило, сглаживаются личностно-характерологические особенности, затрудняющие их общение с людьми. Происходит повышение коммуникабельности у лиц с чертами нерешительности, тревожности и повышенной осторожности. У людей раздражительных, обидчивых и резких как бы блокируется острота реагирования, повышается терпимость и готовность к компромиссам даже на высоте гипертимии, хотя неагрессивные формы самоутверждения могут доминировать.

При характеристике физиологических эффектов, вызываемых катом, в тексте и в табл. 1 были отмечены ощущения и изменения соматического плана во время жевания и после. Выделим только отдельные из них: в период употребления ката отмечалась общая слабость (24,9%), головная боль (16,2%), тошнота (10,8%), резкая мышечная слабость (21,0%), экстрасистолии (45,9%), чувство сжатия в области сердца (24,3%), задержка мочеиспускания (45,9%); после жевания ката — общая слабость (70,3%), мышечная вялость (59,5%), задержка мочеиспускания (24,9%), неприятные ощущения в области желудка (27,0%). Кроме того, трое жевателей жаловались в конце катовой встречи на лёгкое вздутие живота, двое — на «распирание» в области поясницы. При осмотре у них не было отмечено каких-либо патологических симптомов. Подробные данные о состоянии пульса, респирации, кровяного давления и температуре тела будут представлены ниже в подразделе о физикальных исследованиях.

Некоторые изменения со стороны нервной системы также описаны при характеристике физиологических эффектов и представлены в табл. 1. Ещё раз выделим отдельные из них: во время жевания отмечены мидриаз (100,0%), гиперестезия (51,2%), чувство тошноты (10,8%); после жевания — кожный зуд (18,9%), парестезии (13,5%). При специальном обследовании в ходе катовой встречи был выявлен целый ряд отклонений: ослабление фотореакции (75,7%), слабость конвергенции (89,2%), горизонтальный мелкоразмашистый нистагм (81,1%), оживление сухожильных и периостальных рефлексов (67,6%) с последующей нормализацией или торпидностью (32,4%).

Выраженных нарушений статики и координации движений не наблюдалось на всём протяжении встречи. Однако в течение первых двух часов, наряду с общим моторным оживлением, отмечались резкость в движениях и затруднение при выполнении действий, требующих точности и осторожности; при этом было очевидным, что эти затруднения компенсируются повышенным самоконтролем (например, при выполнении пальце-носовой пробы). Это свидетельствует о том, что в этот период мышечный тонус несколько повышен, за счёт чего страдают тонкие моторные акты. На это же указывает проба «пожатие рук», которая выполняется излишне энергично (70,3%), а также размашистость и изменение буквенного строя при выполнении «письменной пробы» (83,8%).

Во второй половине катовой встречи у всех обследованных наступало заметное снижение мышечного тонуса не менее чем на 1,5–2 часа. Это отражалось в вялых движениях, занимаемой позе (расслабленное полулежачее положение с подпиранием головы рукой или подушками), пассивном «пожатии рук», замедлении написания текста с чрезмерно тщательным, а иногда отрывочным написанием букв.

После отдыха или сна (приблизительно через 11–14 часов) у всех обследованных мидриаз отсутствовал, фотореакции были живыми, конвергенция — сохранена, движения глазных яблок — в полном объеме. У 5 чел. отмечено снижение сухожильных и периостальных рефлексов. Нередко выраженную мышечную вялость и общую слабость до приёма пищи и тонизирующих напитков подчёркивали соответственно 59,5 и 70,3% жевателей.

Физикальные исследования производились многократно: за 15–20 мин до жевания ката, затем каждый час в течение 6 часов и последний раз — через 12–14 часов после окончания катовой встречи, обычно на следующее утро (данные представлены в динамике в табл. 4).

Таблица 4

Данные физикальных и экспериментально-психологических исследований при катовом опьянении (n = 37)

Исследованные параметры Результаты исследований
Исходные показатели Время от начала жевания ката (в часах)
1 2 3 4 5 6 12–14
Артериальное давление (мм рт. ст.) систолическое 123±3,21 129±5,24 133±7,31 149±6,03 132±3,27 128±4,30 117±2,11 110±3,63
диастолическое 73±2,42 76±5,36 78±6,29 80±5,35 83±4,18 83±2,21 74±2,06 72±3,17
Частота пульса (в 1 мин) 71±3,03 98±7,33 86±5,69 80±4,87 68±5,02 73±6,23 75±4,31 80±8,47
Частота дыхания (в 1 мин) 19±2,44 17±2,61 19±2,90 24±3,11 29±4,07 32±5,13 24±3,27 17±5,34
Аксиллярная температура (°C) 36,5±0,11 36,7±0,22 37,2±0,35 36,8±0,41 36,7±0,11 36,7±0,19 36,6±0,08 36,1±0,17
Таблицы Шульте (с) 27±3,59 45±5,74 47±6,03 46±4,19 25±3,21 23±4,29 38±3,06 32±5,41
Шкала самооценок (в баллах) здоровье 6,3±0,12 7,7±2,23 7,7±1,94 8,1±0,16 6,9±2,71 6,3±2,15 5,9±2,64 5,3±2,69
сообразительность 6,2±1,24 7,8±1,74 8,3±0,21 8,5±1,13 7,7±1,67 7,1±2,17 6,9±2,01 6,3±2,49
удачливость 5,9±0,43 7,9±1,90 8,0±1,67 8,2±1,11 8,6±1,07 8,1±1,54 8,0±1,34 5,6±3,21

Учащение сердцебиения наиболее выражено через 30–50 мин после начала жевания ката и иногда достигает 120 уд. в мин. В течение первых трёх часов тахикардия сохраняется, постепенно снижаясь, и к концу третьего — началу четвёртого часа она нормализуется. После отдыха, т. е. через 12–14 часов, частота пульса несколько выше исходной.

Во время жевания ката повышается как систолическое, так и диастолическое давление. Систолическое давление постепенно повышается к концу третьего часа, достигая в некоторых случаях 155 мм рт. ст.; в последующие три часа оно приблизительно равно исходному, а утром — несколько снижено (не более чем на 10 мм рт. ст.). Диастолическое давление повышается также постепенно, но максимальные показатели приходятся на четвёртый–пятый часы от начала жевания; максимальные показатели доходят до 90 мм рт. ст. Можно отметить, что повышение систолического давления (иногда более чем на 25 мм рт. ст.) менее выражено, чем диастолического.

В течение первого часа дыхание несколько урежается, затем — возвращается к исходному, а между вторым–шестым часом частота дыхания постепенно нарастает, достигая максимума на пятом часу. Отмечается ещё одна особенность: в первые два–три часа дыхание углубляется, а затем — становится поверхностным. После отдыха респирация практически полностью восстанавливается.

Температура тела колеблется в течение катовой встречи, однако повышение свыше 37°C наблюдалось, главным образом, на втором и третьем часу жевания ката, хотя у отдельных жевателей близкие показатели к порогу нормы наблюдались на четвёртом и пятом часу. Утренняя аксиллярная температура во всех случаях была нормальной. Тестирование по таблицам Шульте производилось за 15–20 мин до катовой встречи, повторялось 6 раз ежечасно и затем — утром следующего дня (табл. 4). Результаты исследования к концу первого часа были почти вдвое хуже исходных и удерживались на этом уровне ещё два часа. Между третьим и четвёртым часом показатели резко улучшались и были несколько лучше исходных приблизительно в течение трёх часов. Через 12–14 часов показатели уступали исходным, но они были лучшими, чем в первые три часа жевания ката.

Следует отметить, что между третьим и пятым часом заметно выражено амбициозное отношение участников обследования к выполнению задания со стремлением к получению наилучших результатов. Описывая внутреннее состояние в этот период, обследуемые отмечали, что у них возникало состояние, когда они как бы «охватывали взглядом всю таблицу», «не нужно было перебрасывать взгляд от одной группы цифр к другой» и поэтому они легко находили «искомые цифры». К концу шестого часа, как и утром следующего дня, тестирование становилось нежеланным, тягостным, хотя протеста никто не высказывал.

Шкала самооценки включала три параметра: «здоровье», «сообразительность», «удачливость». Общая тенденция изменения самооценки такова: исходные оценки по всем трём параметрам несколько выше срединных и достигают максимума на 3–4-м часу жевания ката, а утренние самооценки ниже исходных (табл. 4) Самооценки по шкале «здоровье», поднимаясь от первого часа к третьему, через 5–6 часов уже были на уровне исходных и даже несколько ниже, а утренние оценки были ещё более низкими.

Самооценка «способностей» также имела наивысшие отметки через 3 часа после начала жевания, однако рост оценок был более экстенсивным и после минования «пика» сохранялся на значительно более высоком уровне, чем исходный. Оценки «удачливости» на всём протяжении катового опьянения находились на очень высоком уровне и были достаточно близки по своему выражению, за исключением самооценки четвёртого часа, когда, резко поднимаясь, достигли максимального уровня; утренняя самооценка «удачливости» была ниже исходной.

Сопоставляя между собой показатели трёх шкал, можно заметить, что во время катового опьянения наибольший «оптимизм» возникает в отношении собственной удачливости в жизни. Самооценка «здоровье», хотя существенно и повышается, но её максимальный уровень ниже, чем на двух других шкалах, и временной отрезок повышенной самооценки значительно короче. Показатели самооценки «способностей» ближе по своим значениям к оценкам «удачливости», но наиболее высокие сценки собственных умственных возможностей выше в первые три часа, чем в три последующих, а показатели «удачливости» — наоборот. Приведённые различия указывают на то, что общий личностно-психологический оптимизм по-разному захватывает различные сферы как по глубине, так и по времени.

Если сопоставить динамические результаты тестирования по таблицам Шульте и динамику самооценок, то можно отметить, что существенное улучшение показателей поиска цифр приходится на период наивысшей отметки по шкале «удачливости» и следующие два часа эти показатели продолжают позитивно коррелировать. А самооценки «здоровья» и «способностей» в период высоких результатов тестирования хотя и остаются в основном выше исходных, но уже ниже, чем в первые три часа. В целом же очевидно, что слабые показатели тестирования по таблицам Шульте в первые три часа катового опьянения находятся в противоречии с высокими самооценками по всем трём шкалам.

В приведённом выше описании отдельных сторон картины катового опьянения отчётливо просматриваются признаки возбуждения, успокоения и спада психофизической деятельности. Эти состояния в определённом сочетании признаков возникают и сменяют друг друга. Всю картину опьянения можно разделить на 6 стадий: гипертимии, релаксации, целенаправленной мобилизации, астении, восстановления и отдалённых дисфункций. Первые три стадии относятся к собственно катовому опьянению, а остальные — к последствиям опьянения (интоксикации), т. е. представляют собой постинтоксинкационное состояние.

Первая стадия, или стадия гипертимии, развивается приблизительно через 10–15 мин после приёма первых порций листьев ката и продолжается 3–4 часа. Её ведущим признаком является неадекватно повышенное настроение — гипертимия. В зависимости от особенностей выраженности, оформления и сочетания гипертимии с другими проявлениями катового опьянения, в развитии этой стадии можно выделить три этапа:

а) этап экстравертированной эйфории: его продолжительность составляет 30–50 мин. В это время у жевателей преобладает благодушно-приподнятое настроение со стремлением к установлению контактов и общению. Постепенно возникает обмен мнениями по различным вопросам, при этом все высказывают друг другу взаимное внимание и доброжелательность. Несмотря на довольно интенсивное общение и оживление участников встречи, каких-либо признаков ажитации, амбициозности или агрессивности в поведении не наблюдается.
На этом этапе выражены сухость во рту, мидриаз, инъецирование склер, ощущение ускорения кровотока и «чувство жара».
Температура тела, несмотря на субъективное ощущение «сильного жара», изменяется не столь значительно (36,74±0,22). Пульс заметно учащается (98±7,33), становится напряжённым. Систолическое и диастолическое давление несколько увеличивается и соответственно составляют 129±5,24 и 75,21±5,36 мм рт. ст. Результаты исследования по таблицам Шульте резко ухудшаются, приблизительно в 1,5 раза (почти на 20 секунд).

б) этап ассоциативной гиперактивности, или гипоманиакальный этап: длится обычно 1–1,5 часа. Его ведущими компонентами являются лёгкость и быстрота возникновения ассоциаций, многоречивость и напористость в отстаивании собственной точки зрения и, главное, выражено приподнятое настроение, но уже без признаков благодушия, что приближает эти состояния к гипомании. В высказываниях жевателей на данном этапе присутствует самодовольное бахвальство и переоценка собственной личности, что свидетельствует о значительном снижении критических возможностей. Беседы и дискуссии постепенно теряют целенаправленность, и поэтому обсуждаемые вопросы часто сменяются, не будучи исчерпанными. Характерным является обильная жестикуляция и выразительная мимика во время споров.
Сухость во рту усиливается, отчётливо выражен мидриаз, появляется блеск глаз, заметна пульсация шейных или височных сосудов, выражен гипергидроз. Движения быстрые, резкие, но координация заметно не страдает.
Температура тела повышается до максимального уровня (37,21±0,35), а затем начинает снижаться. Пульс учащён, но несколько реже, чем на предыдущем этапе. Систолическое давление по-прежнему продолжает повышаться (133±7,31), диастолическое также увеличивается (78,74±6,29), но ещё не достигает наивысшего уровня. Дыхание несколько учащается, но респирация углубляется. Результаты по таблицам Шульте — наихудшие (47±6,03).

в) этап интравертированной эйфории (или экстаза): также продолжается 1–1,5 часа. Он характеризуется как бы возвращением благодушно-приподнятого настроения, но уже без экспрессивности, вместо которой появляется стремление к резкому сужению контактов с погружением в мир внутренних переживаний и гиподинамией. Жеватели ката находятся в состоянии «тихой радости» и «самоуверенной мудрости» с раскрепощением воображения и фантазии. Это время позитивно-иллюзорного разрешения личных проблем, реализации комплексов и всякого рода амбиций с построением прожектов и погружением в грёзы. Обычно участники встречи располагаются в свободной полусидячей позе, внешне они спокойны, выражение лица умиротворённое, часто с застывшей улыбкой. Отмечается повышенная «хрупкость» переживаний при действии каких-либо внешних воздействий (неудобная поза, громкий звук, яркий свет и т. д.), что указывает на тотальную гиперестезию на этом этапе опьянения.
Некоторые жеватели отмечают, что у них иногда возникает ощущение «прозрения», когда они переживают чувство «познания мирских тайн», сопровождаемое восторгом и оцепенением. Эти явления очень кратковременны и по описанию соответствуют экстазу.
На данном этапе по-прежнему выражен мидриаз, но уменьшается гиперемия лица, исчезает пульсация сосудов, в меньшей мере ощущается сердцебиение, однако у некоторых жевателей периодически возникает чувство «сжатия» в области сердца, движения становятся несколько замедленными, плавными. Позывы к мочеотделению редкие, но при мочеиспускании отмечается сперматорея («белая моча»). Появляются признаки усиления перистальтики кишечника («урчание в животе»).

Температура тела приближается к изначальной (36,83±0,41). Пульс несколько урежается, но остаётся выше исходного (80,09±4,87), отмечаются экстрасистолии. Систолическое давление достигает максимума (149±6,03), а диастолическое давление еще продолжает повышаться (80,61±5,35). Результаты исследования по таблицам Шулъте остаются в числе наихудших, как и ранее (46±4,19).

Вторая стадия, или стадия релаксации, продолжается от 0,5 до 1 часа или чуть более. На этой стадии приподнятое настроение последнего этапа (интравертированной эйфории или экстаза) сменяется ощущением покоя и «беспроблемности» на фоне выраженной мышечной расслабленности. Для жевателей в это время характерна полулежачая поза, гиподинамичность и гипомимичностъ со спокойным выражением лица и устремлённым вдаль взглядом или с полуприкрытыми веками. В большинстве случаев мечты и грёзы постепенно замещаются отрывочными, калейдоскопически сменяющимися воспоминаниями, представлениями или же цветовыми орнаментами. Однако часть жевателей может продолжать негромкую беседу или же остаётся во власти сексуальных фантазий.

Внешне определяется уменьшение и исчезновение гипергидроза; кожные покровы приобретают изначальную окраску; менее выражено инъецирование склер. Мидриаз сохраняется. Значительно снижается мышечный тонус. Многие ощущают «урчание в животе», сопровождаемое метеоризмом, дыхание поверхностное и продолжает ещё более учащаться (29±4,03). Пульс напряжённый, ритмичный, но его частота вновь несколько выше исходной (7,28±6,23). Систолическое давление начинает снижаться, но остается ещё выше исходного (128,4±4,30), а диастолическое — максимально повышено (83,92±4,18). Результаты исследования по таблицам Шульте резко улучшаются, превосходя исходные данные. Характерно появление интереса исследуемых к данным тестирования, что выражается в соответствующих вопросах.

Третья стадия, или стадия психофизической мобилизации, продолжается от 0,5 до 2–3 часов и более. Эта стадия отмечена подъёмом психической и физической активности. Жеватели вновь испытывают потребность в общении, участии в настольных играх или же в выполнении заранее намеченной работы. Некоторые ощущают потребность в движении и отправляются с визитами к друзьям, бродят в оживлённых местах или направляются в увеселительные заведения. Молодые мужчины, испытывая сексуальное напряжение, стремятся к реализации влечения. Вместе с повышением общей активности отмечается отсутствие аппетита.

На этой стадии сохраняется мидриаз, но значительно уменьшается сухость во рту и исчезает влажность кожных покровов. Восстанавливается естественный тонус мышц. Внешнее двигательное оживление не сопровождается признаками нарушения координации, включая тонкие моторные акты. Позывы к мочеиспусканию исчезают. Перистальтика кишечника ослабевает (уменьшается «урчание» и метеоризм).

Частота дыхания максимально повышается, более чем в 1,5 раза. Пульс несколько ниже исходного (66,5±4,31). Иногда отмечаются экстрасистолии и «чувство сжимания» в области сердца. Систолическое давление продолжает приближаться к исходному, а диастолическое — остаётся на наиболее высоком значении. Результаты исследования по таблицам Шульте — наилучшие (23±4,29), превосходя исходные приблизительно на 2 с; при этом тесты выполняются, как уже отмечалось, с удовольствием, заинтересованностью и стремлением к наилучшим показателям. Сами испытуемые отмечают «лёгкость» выполнения задания и ощущение «расширения поля зрения», они как бы «одновременно видят все цифры таблицы» и «поэтому быстро их находят».

Четвёртая стадия, или стадия астенизации, имеет очень неопределённую продолжительность (иногда до 3–4 часов). Она зависит от многих причин, в том числе и от времени отхода ко сну или отдыху. Обычно чувство усталости возникает как бы внезапно. Физическое «бессилие» всегда сопровождается ощущением внутренней «опустошённости» и потерей интереса к окружающему, включая обследование и тестирование.

На этой стадии мидриаз ослабевает и отмечается вялая фотореакция. Сухость во рту сменяется сухостью в носоглотке. Появляется нерезко выраженное чувство жажды. Аппетит отсутствует. Перистальтика не ощущается. Мочеиспускание задерживается.

Пульс возвращается к исходной частоте или бывает чуть реже (66,8±4,31). Кровяное давление устанавливается на цифрах, близких к исходным. Частота дыхания начинает существенно урежаться (24±3,27). Результаты исследования по таблицам Шульте резко ухудшаются (38±3,06), но продолжают оставаться выше, чем в первые часы, при этом интерес к тестированию исчезает и даже иногда определяется скрытое лёгкое раздражение.

Пятая стадия, или стадия восстановления (или отдыха), длится не менее 5–6 часов. Жеватели это время стараются проводить в затемнённом помещении. Они находятся в полудремотном состоянии или же усыпают. Засыпание обычно трудное, сон поверхностный, с частым пробуждением, тягостными сновидениями сексуального содержания и спонтанной утренней эрекцией. Чувство свежести и бодрости после сна часто отсутствует.

Шестая стадия, или стадия отдалённых психофизических дисфункций, наблюдается после отдыха и сна. Обычно ощущается лёгкая слабость, разбитость, трудность концентрации внимания. Эти явления исчезают через 2–3 часа, обычно после приёма пищи, чая или кофе. Более длительно может отсутствовать аппетит. Задерживается стул. Утреннее мочеиспускание обильное. Только в отдельных случаях в течение первой половины дня отмечается чувство «замедленности мыслей» и «ухудшения памяти», а некоторые ощущают также головную боль, сердцебиение, «жжение в желудке» или неприятный кожный зуд.

При утреннем обследовании мидриаз отсутствует, фотореакции живые, мышечный тонус обычен, координация и тонкая моторика сохранны. Пульс несколько чаще исходного (80,1±8,47). Систолическое давление ниже изначального (110±3,63), а диастолическое — более близко к исходному (72,13±3,17). Результаты тестирования по таблицам Шульте хуже, чем до начала жевания (32±5,41). Отношение к исследованию защитно-скептическое, хотя в процессе выполнения обычно чувствуется усердие и стремление к хорошему результату.

3.2. Изменённые формы катового опьянения

Наряду с катовым опьянением, которое было обозначено как типичная форма, 11 человек из 37 описали у себя состояния, которые имеют достаточно существенные отличительные особенности. Такие состояния катового опьянения указанные лица испытывали неоднократно. Они употребляли кат вне ситуации традиционной катовой встречи и преследовали иные цели, чем развлечение, отдых или общение. Кат жевали в этих случаях перед выполнением тяжёлой физической работы (8 чел.), при подготовке к ответственным занятиям или экзаменам (3 чел.), во время ночной работы (2 чел.), многочасовой религиозной службы (3 чел.) и длительного вождения автотранспорта (4 чел.), при половой близости (3 чел.), в процессе осуществления творческих замыслов (2 чел.), во время религиозного поста (7 чел.) и вынужденного голодания (4 чел.), а также в период отдыха после изнурительной работы (9 чел.). Во всех приведённых случаях процедура употребления ката, его доза, продолжительность жевания и возникающие эффекты имели свои различия.

Перед выполнением тяжёлой физической работы кат чаще употребляют крестьяне (6 из 8 чел.) и реже — рабочие (2 чел.). Листья жуют утром, обычно за 1–1,5 часа до начала работы. После 2–3 часов интенсивного труда приём ката может повторяться, но уже в меньшем количестве. Все опрошенные лица однозначно отмечают, что в отличие от опьянения во время катовой встречи, употребление листьев перед работой не сопровождается чрезмерной приподнятостью настроения, потребностью в общении и погружением в мечты, но при этом быстрее и ощутимее возникает чувство бодрости и готовности к работе. Сама работа выполняется, по их мнению, быстрее и энергичнее, повышается выносливость к длительной и однообразной нагрузке; чувство усталости возникает значительно позже, чем обычно, и может быть на время снято повторными приёмами небольшого количества ката. Если после приёма первой и наибольшей порции листьев намеченная работа по каким-либо причинам срывается, то жеватели становятся многоречивыми, суетливыми и испытывают потребность в движении.

Эти же 8 человек иногда употребляли кат не перед работой, а после её завершения. Они отмечают, что в таких случаях несколько повышается настроение, но главным является — приятное ощущение мышечного расслабления и смягчения чувства усталости, хотя последнее полностью не исчезает. Приблизительно через 2–3 часа (иногда после кратковременного ощущения прилива сил) наступает вялость и сонливость. Характерно, что жевание ката в состоянии глубокой усталости не позволяет восстановить физические силы даже до уровня обычной трудоспособности человека.

Учащиеся и студенты употребляют кат при подготовке к ответственным занятиям и экзаменам. Листья жуют непосредственно перед началом работы над учебным материалом, а также несколько раз небольшими порциями уже в процессе подготовки, которая часто затягивается до глубокой ночи или до утра. Со слов опрошенных, после приёма ката возникает лёгкость восприятия и усвоения материала, повышается трудоспособность. Из самоописаний также понятно, что нерезко повышается фон настроения, углубляется концентрация внимания, облегчаются и ускоряются ассоциативные возможности, возникает эффект фиксационной гипермнезии. При этом практически отсутствуют признаки, характерные для типичного катового опьянения: отвлекаемость, потребность в общении, моторная гиперактивность. Описанное состояние может поддерживаться и сохраняться 6–8 часов и более. Если сон был достаточным, то на следующее утро сохраняется чувство бодрости, ассоциативная активность и хорошая способность репродукции освоенного материала. Однако, если сон был коротким и поверхностным, или если вся ночь была посвящена занятиям, то только сдача зачёта или экзамена в первые утренние часы может ещё дать хороший академический результат, ибо ещё задолго до полудня наступает резкое снижение концентрации внимания, безразличие, вялость, сонливость, т. е. развивается астеническое состояние. Замечено, что большой объём информации, освоенный в состоянии катового опьянения, довольно быстро сокращается в течение нескольких последующих дней.

Представители творческих профессий (известные в данном регионе писатель и художник) сообщили, что они перед работой и в процессе её выполнения иногда жуют листья ката небольшими порциями. После приёма первых доз ката они ощущают подъём настроения и в этот период стараются сконцентрироваться на обдумывании общего плана или отдельных фрагментов своих произведений. Продолжая принимать малыми дозами листья, они постепенно достигают состояния полного раскрепощения творческого воображения, что позволяет им создавать эскизы и находить разнообразные решения своих задумок. В описании таких состояний определяются одновременно признаки как ассоциативной гиперактивности, так и гиперлюцидного сознания с компонентами эвристичности и гештальт-эффектами. Несмотря на повышенный фон настроения, моторная гиперактивность не отмечается, а наоборот, возникает гиподинамия. Затем наступает как бы «внутреннее успокоение», после чего начинается уже конкретное воплощение замыслов. В течение нескольких последующих часов сохраняется увлечённость и высокая работоспособность. Однако выполненная в таком состоянии работа в последующем требует значительных переделок, но многие интересные замыслы и решения, по мнению этих творцов, возникали у них именно во время жевания ката.

Употребление ката только после завершения длительной творческой работы всегда сопровождается непродолжительным подъёмом настроения и приятным чувством расслабления, которое удерживается несколько часов. Жевание ката в состоянии накопившейся усталости, с целью обрести работоспособность или преодолеть сонливость, почти всегда оказывается малоэффективным.

Мусульмане, жевавшие кат во время Рамадана, могли без устали долгое время (иногда всю ночь) проводить за молитвой, не отвлекаясь и постепенно ощущая приподнятость духа и глубокую охваченность религиозными чувствами. И только по истечении нескольких часов молящиеся начинают испытывать вначале чувство общего расслабления, вялости, а затем — усталость. Описанное состояние во многом сходно с тем, что испытывают учащиеся и студенты во время интенсивных занятий, т. е. на фоне лёгкого гипертимического эффекта повышается уровень бодрствования (вплоть до агрипнии), усиливается концентрация внимания, что, в конечном счёте, выражается в наступлении многочасового периода психической мобилизации.

Эти же лица описывают иного рода эпизоды, иногда возникающие у них во время молебна. В такие моменты молящиеся начинают чувствовать себя «особо праведными мусульманами», «приблизившимися к Аллаху». Они кажутся себе «бестелесными», «парящими», «растворяющимися», «движущимися к Аллаху». Окружающая обстановка воспринимается как «окрашенная особой торжественностью», а присутствующие — как «исполненные полного единения». Описанные состояния ближе к «интравертированной» эйфории, переходящей в «религиозный экстаз» с компонентами деперсонализации и дереализации, а также с резким повышением самооценки. Эти переживания напоминают переживания творческих натур, с той разницей, что у последних они оформляются в состояние «творческого экстаза».

Мусульмане также употребляют кат во время уразы (поста). Жуют кат в очень небольшом количестве перед приёмом пищи рано утром (перед восходом солнца) и поздно вечером (после захода солнца). Каких-либо ощущений и переживаний из круга гипертимических, а также чувства прилива сил они практически не испытывают. Однако все подчёркивают анорексогенный эффект, что выражается в снижении аппетита, отсутствии резкого чувства голода. Хотя постившиеся обращают внимание только на то, что кат позволяет легче перенести голодание, но из их описаний следует также и то, что вечерний приём ката предохраняет их от переедания при разговлении. Сходное, но более выраженное анорексогенное действие ката описывают лица, которые употребляли кат или вместо пищи, или с очень скудным количеством съестного во время вынужденного голодания.

С целью бодрствования употребляют кат ночные сторожа. Они жуют кат небольшими порциями несколько раз в течение ночи. Своё настроение после приёма ката они называют «хорошим». В их самоописаниях не определяется признаков гипомании, но выражено благодушие с наклонностью к воспоминаниям и резонёрству. Вместе с тем, отмеченное благодушие мгновенно сменяется полной готовностью к решительным действиям при служебной необходимости. То есть в этих случаях действие ката выражается длительным агрипническим эффектом и быстрой ситуационной психофизической мобилизацией.

Водители автотранспорта иногда жуют кат для предотвращения усталости и для борьбы с сонливостью. Но они отмечают, что положительное действие ката резко ослабевает, если усталость уже накопилась. Кроме того, жевание ката должно осуществляться малыми порциями с относительно небольшими интервалами. Они предостерегают от приёма больших доз, так как это может привести к беспечности и излишней самоуверенности, приводящих к авариям.

Кат также употребляют при реализации половой потребности. Однако многие при этом ждут от ката приобретения чувства уверенности, решительности, лёгкости общения, т. е. стремятся повысить свои коммуникативные возможности и улучшить атмосферу общения. Лишь некоторые стремятся таким образом пробудить у себя сексуальную «изобретательность» и повысить потенцию. В этих случаях кат жуют в небольшом количестве совместно с партнёршей. Многие лица отмечают, что на женщин кат оказывает более сильное сексуально-растормаживающее действие, чем на мужчин. Из всех опрошенных только в одном случае выявилось, что кат используется для обострения эротических ощущений. Со слов рассказчика, для достижения такого эффекта необходимо употребить значительное количество ката. Так как такое количество листьев повышает влечение, но снижает эрекцию, то основная порция ката принималась партнёрами уже во время полового акта, осуществляемого в определённой позе.

Анализируя и сопоставляя приведённые выше описания разнообразных картин катового опьянения, можно отметить, что эти состояния, с одной стороны, имеют ряд признаков типичного катового опьянения, а с другой — обладают определёнными отличительными чертами, что позволяет их рассматривать как изменённые формы катового опьянения.

В картине изменённого катового опьянения, в отличие от типичного, утрачивается ведущее место и роль гипертимического компонента. Последний присутствует, но и внешне, и в переживаниях он теряет центральное место. В поведении это проявляется многообразно, например, в слабо выраженной общительности и экспрессивности, а внутренне — в отсутствии ощущения «прекрасного настроения» и наслаждения им как таковым. Основным или ведущим компонентом изменённого катового опьянения становится какой-то другой из радикалов типичной формы: прилив энергии, высокая работоспособность, выносливость, состояния экстаза и «озарения», эротичность, исчезновение сонливости и голода, релаксация или что-то другое. Ведущий компонент как бы полностью заполняет соответствующую стадию опьянения, значительно удлиняя её за счёт других. Остальные стадии как бы редуцируются или резко укорачиваются по сравнению с их выраженностью и продолжительностью в рамках типичного катового опьянения. В зависимости от особенностей структуры и течения опьянения можно выделить неразвёрнутый и развёрнутый варианты изменённой формы. К неразвёрнутому варианту следует отнести такие состояния, когда после жевания ката доминирует только один из эффектов, например, подавляется чувство голода, исчезает сонливость или повышается сексуальное влечение. Развёрнутый вариант включает такие сложные состояния, как творческий подъём, высокая интеллектуальная работоспособность, религиозный экстаз и другие.

3.3. Осложнённые формы катового опьянения (случаи тяжёлой катовой интоксикации)

При изучении картины катового опьянения у нерегулярных жевателей в круг задач входило выявление возможных острых осложнений, возникших непосредственно после употребления ката или вскоре после этого. На такого рода нарушения не указал в отношении себя ни один из 37 членов изученной группы нерегулярных жевателей. Ни среди амбулаторных, ни среди стационарных больных психиатрического госпиталя случаи острой осложнённой или тяжёлой катовой интоксикации у нерегулярных жевателей также не встречались. Однако при осуществлении консультативной помощи в различных госпиталях общего профиля было выявлено 8 таких случаев. Больные обращались в госпиталь и наблюдались по поводу различного рода сомато-неврологических расстройств, на фоне которых отмечались и психические отклонения.

Среди общих признаков, ориентирующих на подозрение острой катовой интоксикации, можно выделить следующие: зелёный или коричневый язык (признаки жевания ката), мидриаз, сухость кожи и слизистых, тахикардию (иногда брадикардию), экстрасистолию, гипертензию, гипертермию, вздутие живота или метеоризм, головокружение, различной выраженности оглушённость, эпизоды тревожности. Во всех случаях острая интоксикация развивалась только после приёма очень большого количества листьев ката (для данного человека) и обычно сочеталась с какими-либо дополнительными факторами, усугублявшими развитие интоксикации (голодание, беременность).

Пятеро из данной группы больных были проконсультированы по вызову дежурного хирурга. Из них 3 человека были осмотрены на санпропускнике с болями в животе, возникавшими через несколько часов после приёма значительного количества ката (около 0,5 кг) в период вынужденного или же ритуально-религиозного голодания. Во всех случаях вначале отмечался метеоризм, а затем — вздутие живота и медленное нарастание болей. При пальпации брюшная стенка была напряжена, но без признаков раздражения брюшины. Кишечные шумы не прослушивались. У всех больных была диагностирована динамическая непроходимость кишечника (парез кишечника, атония), которая связывалась с приёмом листьев ката. Паретические нарушения устранялись подкожным введением простигмина, физостигмина или прозерина. Вызов психиатра в описываемых случаях всегда был связан с появлением у больных тревоги или же оглушённости, однако центральным оставался вопрос о связи непроходимости кишечника с катовой интоксикацией.

При осмотре в психоневрологическом статусе определялась лёгкая диффузная тревожность или обнубиляция, периодический гипергидроз с ознобом, головокружение и чувство «проваливания», общая мышечная слабость. Отмечалась также бледность кожных покровов, неустойчивость кровяного давления, приступы тахикардии, экстрасистолии.

При улучшении состояния удавалось выяснить, что больше часа после последнего приёма ката они чувствовали себя так же, как и ранее во время катовых встреч. Однако потом возникала резкая потливость, озноб, головокружение, слабость, из-за чего они ложились или их укладывали. Затем появлялось чувство тревоги, сменявшееся у некоторых недопониманием происходящего вокруг. В этот период возникало вздутие живота и появлялись боли.

Наличие резко выраженных астено-вегетативных расстройств, сменяющихся тревожностью и оглушённостью, на фоне которых возникает парез кишечника, позволяет рассматривать последние как соматические проявления острой катовой интоксикации.

Две совершенно сходные картины острой катовой интоксикации наблюдались в терапевтических отделениях. В обоих случаях постившиеся мужчины (в дни Рамадана) сжевали непривычно большое для них количество ката, употребив листья за относительно короткий отрезок времени (не более часа). Приблизительно через 1–1,5 часа у них возникла резкая головная боль, головокружение с чувством проваливания, двоение в глазах, резкая слабость, вследствие чего они были доставлены в госпиталь родственниками и знакомыми.

При осмотре дежурным врачом отмечался выраженный мидриаз, сухость языка и губ, тахикардия с экстрасистолиями. Больные испытывали сжимающие боли в области сердца, чувство нехватки воздуха, страх остановки сердца, неопределённую тревожность с эпизодами перевозбуждения в пределах постели. Быстро нарастала мышечная слабость, появлялся озноб с гипергидрозом (холодный пот), временами усиливалось головокружение, дыхание становилось частым и шумным, определялась гипертермия. Кровяное давление в этот период повышалось до 160–180/110–120 мм рт. ст. На фоне описанного контакт с больным затруднялся, что ставило вопрос о консультации психоневролога.

К моменту психиатрического осмотра (приблизительно через 1,5 часа после вызова) состояние больных несколько улучшилось: кровяное давление снижалось, пульс и дыхание стали менее частыми. Сохранялись нерезкая головная боль (большей частью давящая, в затылочной области) и головокружение. Со стороны психики определялась обнубиляция, брадипсихия, макро- и (или) микропсии. В неврологическом статусе отмечался мидриаз, очень вялая прямая и содружественная фотореакция, недостаточность конвергенции, горизонтальный нистагм, слабая девиация языка влево, снижение сухожильных рефлексов с верхних и нижних конечностей. Определение статики и координации было затруднено из-за мышечной вялости и головокружения, вместе с тем признаки их расстройств были очевидны (промахивания при выполнении пальце-носовой пробы в положении лежа, невозможность выполнить тест Ромберга).

В последующие 2–3 часа состояния лёгкой оглушённости проявлялись волнообразно, совпадая с усилением головных болей, головокружением, подташниванием, ознобом, а иногда гипергидрозом. Улучшение наступало после введения внутривенно валиума, вызывавшего к тому же медикаментозный сон на 1–3 часа. После сна отмечалась вялость, торпидность, нечёткость отдельных воспоминаний периода госпитализации.

В этих двух случаях причинная связь между приёмом листьев ката и развившимися расстройствами достаточно очевидна. Картина острой катовой интоксикации у данных больных включала сосудистую и внутричерепную гипертензию с явлениями тревоги — в начале, а затем — с брадипсихией и оглушённостью, а также — с вегетативными, вестибулярными и психосенсорными расстройствами, сменявшимися признаками постинтоксикационной астении.

Одна из консультаций состоялась в гинекологическом отделении, куда больная была переведена после нескольких дней пребывания в реанимационном отделении. Этот случай отмечается особой тяжестью и обширностью развившихся нарушений после употребления ката и поэтому заслуживает более подробного описания.

Наблюдение 1. Больная Ц. В., 23 лет, провинциальная женщина из окрестности Аддис-Абебы, не замужем. Ранее несколько раз пробовала жевать кат в небольшом количестве. Следуя чьему-то совету, с целью срыва беременности сжевала очень большое количество листьев ката (около 1 кг). Родственники обнаружили её в бессознательном состоянии рядом с ветками ката. Приблизительно через 2–3 часа она была доставлена в столичный госпиталь в бессознательном состоянии.

При поступлении дежурным врачом отмечены: состояние глубокой комы, зелёный язык, мидриаз, резкая бледность и сухость кожного покрова и слизистых оболочек, мышечная гипотония с периодическим кратковременным гипертонусом, лёгкая ригидность мышц затылочной области, аритмия пульса, брадикардия, лабильность кровяного давления, повышение температуры тела до 38°C, периодический гипергидроз.

Анализ крови показал картину нормоцитарной анемии, сдвиг формулы влево, наличие непрямого билирубина. Моча взята катетером, объём малый, цвет тёмный, определены следы белка и свободного гемоглобина. При спинномозговой пункции жидкость истекала капельно, цвет обычный, содержание белка нормальное, клеточный состав без отклонений.

Больная находилась в реанимационном отделении более двух суток. На фоне интенсивной инфузионной терапии приблизительно через сутки коматозное состояние сменилось сопорозным, а еще через 3–4 часа — перешло в оглушённость. Ундулирующая оглушённость удерживалась более двух суток при выраженной астении и гиперестезии. В этот период у больной появилась иктеричность склер, нерезкие боли в правом подреберье, жажда, вздутие живота, задержка стула. Моча отделялась небольшими порциями, анализы показали нерезкую гипопротеинемию, гиперглобулинемию и гиперхолестеринемию.

Психиатром была осмотрена на пятый день госпитализации, в связи с нарушением сна, неустойчивостью настроения и периодическим недоосмыслением ситуации. В беседе жаловалась на общую слабость, непереносимость резких звуков и яркого света, раздражительность, периодические резкие головные боли с подташниванием, чувством распирания глазных яблок, головокружением, чувством проваливания и ощущением то приближения, то удаления предметов, а также — трудное засыпание (только с гипнотиками), частое просыпание, отсутствие аппетита.

Объективно продуктивной психосимптоматики, признаков депрессии, суицидальных тенденций, поведенческих нарушений выявлено не было. Отмечалась нерезко выраженная фиксационная гипомнезия, антероградная амнезия и ретроградная — на несколько часов, предшествовавших жеванию ката; а также истощаемость и трудность концентрации внимания.

Неврологическая симптоматика выражалась в лёгкой дизартрии, гипомимии, общей мышечной гипотонии, расстройстве акта конвергенции, горизонтальном нистагме, нарушении чувствительности по полиневритическому типу, снижении рефлексов с нижних конечностей и выраженной вазомоторной лабильности при незначительных нагрузках. Отмечен также интенционный тремор при выполнении пальценосовой пробы (в положении лёжа), неустойчивость в позе Ромберга, болезненность в супраорбитальных точках, нерезко выраженный нижний симптом Брудзинского.

Данный случай консилиум оценил как тяжёлую форму острой катовой интоксикации с возникновением глубокой комы, внутричерепной гипертензии, менингизма, гепато-ренальной недостаточности и анемии. Психоневрологические нарушения первоначально выражались в глубоком коматозном состоянии, которое по мере проведения интенсивной терапии последовательно сменилось сопором и оглушённостью с психосенсорными, вестибулярными и вегетативными симптомами; далее наблюдалась астеническая спутанность сознания с растерянностью, нечёткостью ориентировки в местонахождении и времени, лёгкой фиксационной гипомнезнией; затем длительное время удерживались астенические расстройства в виде психофизической истощаемости, гиперестезии, нарушения сна и другого. Перечисленные расстройства, их выраженность и последовательность развития позволяют говорить о тяжёлой форме экзогенной церебральной реакции транзиторного типа.

Описанные случаи острой осложнённой катовой интоксикации у нерегулярных жевателей по признаку наиболее выраженного, ведущего нарушения могут быть разделены на три типа: а) кишечно-паретический, б) церебрально-гипертензионный и в) коматозный.

Как видно из описаний, каждый тип острой осложнённой катовой интоксикации включает определённый круг соматических, неврологических и психических нарушений. Сопоставление случаев острой интоксикации показывает, что вне зависимости от степени тяжести интоксикации в её клинической картине не наблюдаются какие-либо психотические нарушения, т. е. галлюцинаторные, бредовые или аффективные симптомы. В относительно нетяжёлых случаях преобладают сомато-вегетативные расстройства, а нервно-психические — выражены нерезко. При более тяжёлой интоксикации преобладают вегетативно-неврологические, сочетающиеся с выраженной оглушённостью. Особо тяжёлая интоксикация включает поражение многих систем организма, приводящих к сопору и глубокой коме. В соматической сфере при относительно нетяжёлой острой интоксикации или же на первых этапах более тяжёлых случаев вначале возникают расстройства желудочно-кишечные или сосудистые. По мере утяжеления состояния (поражения) возникают нарушения церебральной гемодинамики, гепаторенальной системы и кроветворной. Нервно-вегетативные расстройства вначале проявляются психосенсорными симптомами, затем — вестибулярными и вегетативными. В зависимости от тяжести интоксикации, расстройство сознания может проявляться от обнубиляции до глубокой комы. Состояние интоксикации всегда завершается астенией, которая в одном самом тяжёлом случае сочеталась с астенической спутанностью сознания и транзиторным психоорганическим синдромом.

Из сказанного следует, что острая осложнённая катовая интоксикация имеет достаточно определённый стереотип развития, характерный для экзогенных типов реакций. Выраженность в её клинической картине сомато-неврологических расстройств, при отсутствии собственно психотических, объясняет, почему случаи острой катовой интоксикации не встречаются среди больных психиатрического госпиталя.

Резюме

Обобщая результаты изучения действия ката на нерегулярных жевателей, можно выделить следующее: катовое опьянение протекает в несколько стадий и имеет несколько форм — типичную, изменённую и осложнённую; помимо известного стимулирующего эффекта, кат обладает релаксирующим и лёгким анксиолитическим действием; кат вызывает изменение самосознания и восприятия внешнего мира, что оказывает реальное и иллюзорное адаптогенное действие на жевателей; при всех формах картина катового опьянения (интоксикации) не содержит каких-либо негативных эмоциональных реакций, агрессивных поступков, грубых расстройств поведения или галлюцинаторно-бредовых симптомов; оформление и течение катового опьянения определяется взаимодействием и взаимовлиянием таких факторов, как доза ката, темп употребления, внутренняя установка на определённый эффект, внешняя ситуация и психофизиологическое состояние жевателя, при этом основные проявления опьянения главным образом определяются дозой и внутренней установкой, а остальные факторы в большей мере оказывают модулирующее влияние. Многолетнее нерегулярное употребление ката без признаков психической и физической зависимости косвенно указывает на слабые наркогенные свойства ката при традиционных формах употребления; преобладание субъективно-позитивных эффектов и отсутствие серьёзных осложнений объясняют широкую инфильтрацию жевания ката в культурально-бытовую, профессиональную и религиозную стороны жизни.


© «Новости украинской психиатрии», 2010
Редакция сайта: editor@psychiatry.ua
ISSN 1990–5211