НОВОСТИ УКРАИНСКОЙ ПСИХИАТРИИ
Более 1000 полнотекстовых научных публикаций
Клиническая психиатрияНаркологияПсихофармакотерапияПсихотерапияСексологияСудебная психиатрияДетская психиатрияМедицинская психология

Книги »  Психиатрический и наркологический аспекты употребления листьев ката »
Р. Б. Брагин

ВВЕДЕНИЕ

* Публикуется по изданию:
Брагин Р. Б. Психиатрический и наркологический аспекты употребления листьев ката: Монография. — Харьков: Пегас, 2010. — 276 с.

Постоянно ускоряющийся темп жизни, нарастающие перегрузки организма и кризисные социальные ситуации приводят ко всё более распространяющемуся в обществе употреблению психостимуляторов. Этот факт вывел разностороннее изучение стимуляторов в ряд актуальных проблем современной психиатрии и наркологии. Особую обеспокоенность вызывает злоупотребление известными и новыми разновидностями амфетаминоподобных стимуляторов. Знание о них расширяется и требует постоянного восполнения. В этом плане оказалось пророческим предостережение И. Н. Пятницкой (1975), которое было высказано в своё время в отношении индийской конопли: «… мы не должны повторять прежних ошибок… мы должны дать пристрастную оценку возможным последствиям».

Как известно, со второй половины 80-х годов одной из наркологических бед ряда центрально- и восточно-европейских стран, включая Украину и Россию, стали последовательно появлявшиеся злоупотребления амфетаминоподобными продуктами кустарного синтеза, вначале — в виде эфедрона (И. Н. Пятницкая, Н. Г. Найдёнова, Е. И. Цимбал, 1986), затем первитина (B. C. Битенский, 1987), а позже — катинона (И. К. Сосин, Ю. Ф. Чуев, 2001). В качестве исходного материала для синтезирования кустарных амфетаминоподобных веществ используются эфедрин и эфедринсодержащие препараты. В последние годы для получения самодельного катинона перерабатывают препараты индийского производства («Колдакт», «Колдар», «Эффект»), в состав которых входит фенилпропаноламин (см. стр. 148).

Кустарно синтезируемый катинон в химико-фармакологическом плане имеет прямую связь с экзотическим для нашей территории растением кат (Catha edulis), в свежих листьях которого содержится природный катинон. Кустарник кат произрастает, главным образом, в северо-восточной Африке и на юге Аравийского полуострова. Листья ката жуют для достижения стимулирующего эффекта. Этот способ употребления самоограничивает интенсивность поступления катинона в плазму крови, и поэтому кат относится к «медленным наркотикам». Процесс изучения наркологических и психиатрических сторон действия ката протекает очень вяло по целому ряду причин. Вместе с тем, клинические и эпидемиологические знания о жевании листьев ката в сопоставлении с соответствующими известными данными относительно интенсивного (орального и внутривенного) употребления кустарного катинона, наряду с результатами экспериментально-фармакологических исследований катинона, важны для понимания всей широты его психотоксического действия. В теоретическом плане эти сведения важны для их использования при создании обобщённой модели действия психостимуляторов.

Жевание стимулирующих листьев ката (Catha edulis) представляет собой многовековую традицию населения ряда восточно-африканских и аравийских регионов. Эпидемиология этого явления и его последствий малоизучена. Известно, что в отдельных местах кат регулярно жуют около 70% мужчин и 7–10% женщин (T. Baasher, R. Sadoun, 1983). За несколько последних десятилетий ареал потребления ката в Африке и Азии резко расширился и вышел далеко за пределы зон его произрастания (A. Tongue, 1963). Обеспокоенность специалистов вызывает участившееся выявление случаев как эпизодического, так и регулярного жевания свежих листьев ката в европейских и американских странах (P. Nencini, M. Grassi, A. Botan et al., 1989; P. Kalix, R. Brenneisen, U. Koelbing, 1991; В. Бобохидзе, Т. Виртанен, 2001).

В отношении Эфиопии, являющейся основным местом произрастания и культивирования ката, в печати не приводится никаких эпидемиологических сведений, но в очень драматической форме констатируется, что потребление ката сейчас широко охватило все слои общества — вне зависимости от социальной, профессиональной, этнической и религиозной принадлежности (M. Assafa, 1983). Это явление быстро распространяется среди эфиопской молодёжи и среди женщин (A. Getahun, A. Krikorian, 1973).

Злоупотребление катом создаёт тяжёлые социально-экономические и медицинские последствия, что признают серьёзной проблемой здравоохранения целого ряда стран (ВОЗ, 1987). Острота проблемы порождает даже отдельные пессимистические высказывания о трагичности и безвыходности создавшейся ситуации. В 1982 г. региональное совещание экспертов ряда африканских стран рекомендовало Комиссии по наркотикам ООН держать вопрос о кате под международным контролем (A. Tongue, 1983). Однако широкомасштабное и опасное явление употребления ката продолжает оставаться без достаточно эффективного внимания и необходимого уровня научных исследований, что связывают с отсутствием на то реального социального запроса, формирование которого сдерживается тенденциозными политическими установками (J. Negrete, 1990).

В клиническом плане следует отметить, что до сих пор недостаточно изучена картина острой катовой интоксикации, не очерчены границы традиционных и болезненных форм потребления ката, остаются невыясненными вопросы изменения толерантности и формирования физической зависимости, отсутствуют систематизированные описания статики и динамики хронической катовой интоксикации, по-разному понимается возможность возникновения поведенческих девиаций и психотических нарушений, сохраняется только как допущение развитие интеллектуального снижения и деменции у хронических жевателей (J. Carothers, 1945; D. W. A. Peters, 1952; J.-M. Laurent, 1962; R. Rodgkinson, 1962; M. La Brass, V. Fretillers, 1965; M. Pavicevic, 1967; E. Margetts, 1967; Report of a WHO Advisory Group, 1980; A. S. Elmi, 1983).

В большинстве публикаций кат оценивается как вещество амфетаминового типа (R. Ralbach, 1972; Report of a WHO Advisory Group, 1980; P. Kalix, 1980–1984, 1986; P. Nencini, A. M. Ahmed, A. S. Elmi, 1987). В то же время, отмечая стимулирующие эффекты ката, его действие сближают с кокаином (В. А. Галкин, А. В. Миронычев, 1962) или же причисляют его к галлюциногенам (O. Kiedel, V. Vondracek, 1980). В фармакологических классификациях листья ката по выраженности их действия относятся к «малым стимуляторам» (G. G. Nahas, 1981). Вместе с тем, относительно недавно выделенный из листьев ката основополагающий алкалоид катинон, вызывающий у животных выраженную зависимость (T. Yanagita, 1966), включён в Список I Конвенции по психотропным веществам (ВОЗ, 1987). Катинон, как и эфедрон (метил-катинон), входит в Списки наркотических веществ ряда стран (Э. А. Бабаян, 1989), а препараты, содержащие фенилпропаноламин, из которых кустарно синтезируют катинон, состоят в Списке прекурсоров, подлежащих контролю (М. Л. Рохлина, 2002). В ряду 20 опасных психоактивных веществ кат занимает последнее место (А. И. Головко, 2007).

Однако следует иметь в виду, что специалисты высказывают вполне обоснованные опасения по поводу возможной химической экстракции катинона из ката в зонах традиционного жевания листьев (Report of the JPDD, 1986). К сожалению, уже реальными оказались их тревожные предположения относительно самодельного синтеза катинона из медицинских препаратов, по схемам подобным получению кустарного эфедрона (метилкатинона).

Таким образом, эпидемиологические признаки быстрого роста потребления ката, недостаточная изученность клиники острой и хронической катовой интоксикации, а также целый ряд сведений о катиноне и метилкатиноне (эфедроне) заставляют с особо повышенным вниманием и большой осторожностью относиться к ранее сложившимся оценкам клинико-фармакологических, наркогенных и психотоксических свойств листьев ката. Названные обстоятельства обосновывают актуальность проблемы и раскрывают цель и задачи настоящего исследования, инициативно осуществлённого автором в Эфиопии.

Цель работы: провести многоаспектное клиническое и эпидемиологическое исследование употребления ката среди эфиопского населения и на основе полученных данных разработать диагностические, терапевтические и профилактические рекомендации в отношении нарушений катового происхождения.

Задачи исследования:

  1. Изучить картину катового опьянения у нерегулярных (эпизодических) потребителей ката.
  2. Установить особенности проявления наркологических признаков хронической катовой интоксикации.
  3. Выделить стадии развития хронической катовой интоксикации.
  4. Выявить и описать психические нарушения катового происхождения.
  5. Осуществить эпидемиологический анализ условий возникновения катового психоза.

В процессе выполнения исследования возникла необходимость изучения литературных сведений о религиозной, культуральной, социальной и других сторонах проблемы употребления ката, главным образом для того, чтобы учесть их при выработке адекватных профилактических предложений; результаты выполнения этой задачи отражены в соответствующих разделах обзора литературы, а также в заключении и практических рекомендациях.

Материал, методы и методики исследования. В качестве общей исследовательской установки в работе принята рекомендация специальной группы экспертов ВОЗ о необходимости проведения раздельного изучения действия ката на лиц с различными типами его употребления (Report of a WHO Advisory Group, 1980). Предметом изучения стали три независимых объекта: первый — 45 нерегулярных потребителей ката, второй — 163 регулярных жевателя ката с различного рода психическими расстройствами и третий — 732 медицинские карты пациентов с диагнозами «катовый психоз», установленными врачами госпиталя за четырёхлетний период нашего исследования. Исследование проводилось с помощью следующих методов: клинико-психопатологического, клинико-анамнестического, наблюдения и интервьюирования, самонаблюдения и самоописания, экспериментально-психологического и статистической обработки данных.

Далее »


© «Новости украинской психиатрии», 2010
Редакция сайта: editor@psychiatry.ua
ISSN 1990–5211