НОВОСТИ УКРАИНСКОЙ ПСИХИАТРИИ
Более 1000 полнотекстовых научных публикаций
Клиническая психиатрияНаркологияПсихофармакотерапияПсихотерапияСексологияСудебная психиатрияДетская психиатрияМедицинская психология

Книги »  Невменяемость »
В. Б. Первомайский

ВВЕДЕНИЕ

* Публикуется по изданию:
Первомайский В. Б. Невменяемость. — Киев, 2000. — 320 с.

Наблюдаемый в последнее десятилетие несомненный прогресс общественного самосознания обнажает наиболее уязвимые места в теории и практике судебно-психиатрической экспертизы (СПЭ) прежде всего потому, что психиатрия, как медико-социальная наука, имеет самое непосредственное отношение к правам человека. Это означает, что любое решение психиатра, а тем более психиатра-эксперта, так или иначе затрагивает социальный статус индивида и может влечь за собой определённые социальные последствия. Уже в силу этого возникает проблема доказательности психиатрического заключения, расхождения диагнозов и повторных экспертиз, гарантий истинности заключения психиатра и независимости его от возможных ошибок следствия и суда. Актуализируется вопрос о пределах компетенции психиатра-эксперта и его правомочности давать заключение о вменяемости–невменяемости, о степени категоричности выводов эксперта при проведении экспертизы на этапе предварительного следствия, когда, с одной стороны, имеется лишь версия обвинения относительно обстоятельств инкриминируемого лицу деяния, а с другой, согласно закону, суд может принимать во внимание лишь категорическое заключение эксперта по вопросам, поставленным перед ним следствием или судом, о принудительном характере лечения и некоторым другим.

Системные исследования указанных вопросов в судебной психиатрии единичны (И. Н. Боброва, С. Н. Осколкова, 1990). Потребность же в них обусловлена всё более очевидным противоречием между существующими теоретическими подходами к проблеме невменяемости, с одной стороны, экспертной и судебной практикой — с другой, противоречия, имеющего в своей основе отсутствие адекватного решения проблемы соотношения объёмов двух понятий, одно из которых (психическое состояние) разделено на три части (здоров — пограничная патология — психоз), а второе (юридическая оценка состояния) — на две (вменяем–невменяем). Негативные последствия этого для судебно-психиатрической практики становятся всё более ощутимыми, привлекают к себе внимание как специалистов, так и общественности, подвергаются достаточно жёсткой критике в печати, вплоть до появления подозрений в ведомственном стремлении утвердить особый статус психиатров в обществе, их независимость от требований закона, обвинения экспертов в настойчивых попытках занять место в механизме правосудия, в «поползновении психиатров подменить суд и определять судебную практику по уголовным делам невменяемых» (W. Reich, 1980; Б. Протченко, А. Рудяков, 1989; М. Фуко, 1991).

Характерно, что причину такого положения критики видят в том, что эксперты дают заключения о вменяемости–невменяемости, как вопросах, не относящихся к их компетенции, а следствием считают низкое качество предварительного расследования и осуществления правосудия, упрощенческий подход к рассмотрению уголовных дел данной категории, нарушение процессуальных прав обвиняемого (Б. Протченко, 1987, В. И. Никандров, 1989). Несмотря на спорность этого тезиса, несомненно одно — объективная ситуация диктует необходимость тщательной научной проработки принципов взаимодействия права и судебной психиатрии, а значит и чёткого определения и однозначного понимания сторонами таких основополагающих понятий, как вменяемость–невменяемость и объём компетенции психиатра-эксперта не только по форме, но и по сути.

Проблема невменяемости, имеющая системную природу, интегрирует в себе указанные выше дискуссионные вопросы. Поэтому, являясь одной из ведущих проблем в судебной психиатрии, она постоянно привлекает к себе внимание исследователей, несмотря на то, что формула невменяемости, в совокупности своих основных элементов, существует в законодательстве уже 100 лет (В. Х. Кандинский, 1890). Исходя из её содержания эксперты отвечают на вопросы следствия и суда, составляют своё заключение, на которое затем опирается суд, принимая решение о признании лица невменяемым и освобождении его от ответственности. В то же время в структуре формулы невменяемости нет ни одного элемента, который бы во всех отношениях удовлетворял психиатров и юристов, и не вызывал бы дискуссий вплоть до настоящего времени как в отечественной науке (В. С. Трахтеров, 1923, 1947, 1966; Е. Н. Маркова, И. К. Шахриманьян, 1962; Д. Р. Лунц, 1966; Р. И. Михеев, 1983; С. Н. Шишков, 1983; Г. В. Морозов; Т. П. Печерникова, Б. В. Шостакович, 1981, 1983; Ф. В. Кондратьев, 1983, 1989; И. И. Карпец, 1984; Ю. М. Антонян, С. В. Бородин, 1987; Б. А. Протченко, 1987; И. А. Кудрявцев, 1988; Ю. С. Богомягков, 1989; М. С. Доброгаева, Т. П. Печерникова, 1989; В. П. Котов, М. М. Мальцева, 1989), так и за рубежом (W. Reich, 1980; И. Гусар, 1981; Й. Погади, Л. Кочиш, Ш. Брайер, 1981; R. J. Bonnie, 1983; С. Н. Шишков, 1983; J. Glatzel, 1985; H. Merskey, B. Shafran, 1986; Д. Монахан, С. Шах, 1991; М. Фуко, 1991).

Предметом дискуссий являются не только содержательные характеристики критериев невменяемости, понятий «хроническое душевное заболевание», «временное расстройство душевной деятельности», «способность отдавать себе отчёт…», соотношение интеллектуальной и волевой части психологического критерия, взаимосвязь медицинского и психологического критериев, но и смысл самого понятия «невменяемость», его принадлежность к судебной психиатрии или правовой науке, соотношение вменяемости и невменяемости с такими уголовно-правовыми понятиями, как виновность и ответственность.

Дискуссия по поводу принадлежности самого понятия «невменяемость» юриспруденции, на чём настаивают многие юристы, или судебной психиатрии питается отсутствием чётких критериев разграничения невменяемости и неспособности отдавать себе отчёт в своих действиях и руководить ими, как её существенного элемента. Неясность объёма и содержания этих понятий, ассоциирование невменяемости только с психическим состоянием субъекта низводит дискуссию до спора о праве психиатра-эксперта на применение термина «невменяемость» в своём заключении, хотя проблема значительно глубже.

Признание вменяемым лица, страдающего хроническим душевным заболеванием (тенденция, наблюдаемая в отечественной судебной психиатрии последнее время), встречает непонимание как у судей, так и у психиатров в связи с неопределённостью границ психических расстройств, составляющих медицинский критерий невменяемости, объединяющий хронические душевные болезни, временные расстройства душевной деятельности, слабоумие и иные болезненные состояния. Вместе с тем есть основания полагать, что по той же причине именно судебно-психиатрическая практика признания невменяемыми лиц с так называемой вялотекущей шизофренией в различных её вариантах побудила к дискуссии о сущности этого расстройства и его критериях.

С момента введения в 1903 г. в законодательство волевого признака психологического критерия невменяемости до настоящего времени нет единства в понимании содержательных характеристик последнего. Не установлено его соотношение с медицинским критерием, которое, с одной стороны, определяется как органическое единство, а с другой — как некая последовательность, которой необходимо придерживаться в процессе экспертной диагностики. До настоящего времени интеллектуальная и волевая части психологического критерия невменяемости разделяются союзом «или», чем предполагается возможность их самостоятельного функционирования, вопреки существующей в психологии концепции единства сознания и деятельности. Причём диапазон попыток усовершенствовать формулу невменяемости весьма широк — от предложений по введению в неё новых признаков как юридического, так и медицинского характера, уточняющих и дополняющих существующие критерии невменяемости (нозологические формы, признаки противоправных действий), до полного изъятия отдельных понятий, таких как, например, душевное заболевание (В. П. Котов, М. М. Мальцева, 1989) и критериев, например, волевого (R. Bonnie, 1983).

Содержательные характеристики понятия «невменяемость», его критериев, правомочность эксперта указывать в заключении на невменяемость субъекта и другие связанные с этим вопросы дискутируются судебными психиатрами и в других странах (J. M. Williams, 1961; A. S. Goldstein, 1969; R. L. Goldstein, 1973; R. H. Bendt, 1973; G. M. Miller, 1979; И. Гусар, 1981; Й. Погади, Л. Кочиш, Ш. Брайер, 1981; С. Н. Шишков, 1983; J. Glatzel, 1985). Это свидетельствуют об отсутствии существенных различий в уровне разработки проблемы невменяемости и пределов компетенции психиатра-эксперта в различных странах.

Одной из причин такого положения является фрагментарность исследований, акцент на частных вопросах при недостаточно чётком решении общих проблем, имеющие в своей основе слабость методологической базы судебной психиатрии. Диссертационные исследования по проблеме невменяемости единичны как в правовой науке (В. С. Орлов, 1951; И. К. Шахриманьян, 1961), так и в судебной психиатрии (Д. Р. Лунц, 1964; Л. А. Подрезова, 1988) и представляют либо исторический интерес, либо рассматривают частные вопросы невменяемости. Это относится и к монографическим исследованиям юристов (С. И. Тихоненко, 1927; В. С. Трахтеров, 1966; Р. И. Михеев, 1983) и психиатров (Ц. М. Фейнберг, 1946; Д. Р. Лунц, 1966). Между тем, если, как утверждает И. И. Карпец (1981), «в уголовном праве назрела потребность в более чётком осмысливании понятий вменяемости и невменяемости, а значит в доктринальном (сначала) и законодательном их определении» (с. 79), то в судебной психиатрии такая потребность тем более очевидна, ибо юридическое решение вопроса о невменяемости невозможно без привлечения психиатрических знаний.

Основной предпосылкой этого является необходимость тщательного анализа процесса экспертного исследования, исходя из научных представлений об объектах и предмете судебной психиатрии, решения вопросов о границах компетенции психиатра-эксперта, возможности и необходимости учёта им в своём заключении обстоятельств инкриминируемого лицу деяния, о критериях истинности выводов экспертизы, когда исследование носит ретроспективный характер, а эксперт элиминирован из процесса сбора фактического материала, осмысления специфических особенностей и места судебно-психиатрической экспертизы в рамках судебной экспертологии (А. И. Винберг, Н. Т. Малаховская, 1979).

Приведённые аргументы определяют необходимость и актуальность настоящего исследования, его теоретическую и практическую значимость, состоящую в разработке более совершенной концептуальной модели невменяемости в судебной психиатрии. Вторая, подчинённая цель настоящей работы, состояла в выделении критериев, определяющих пределы компетенции психиатра-эксперта в уголовном процессе при решении вопросов вменяемости–невменяемости.

Исследование показало, что достижение его цели невозможно без решения ряда задач, таких как:

Предусмотренные задачами исследования аспекты проблемы невменяемости в судебно-психиатрической экспертизе настолько тесно взаимосвязаны между собой, что раздельное решение их практически немыслимо. Поэтому предпосылками успешности подобного исследования является:

Поэтому при выполнении настоящей работы применены: системный метод с использованием концептуального аппарата диалектической и формальной логики, клинико-психопатологический метод, метод экспертной оценки медицинской документации, метод анкетирования и статистический метод. В целях более полного выявления параметров действующей парадигмы невменяемости, обоснования путей её коррекции, решения практических вопросов разграничения компетенций эксперта и юриста при её определении, проведено:

Сложность проблемы как для научного анализа, так и для практического решения связанных с ней вопросов, определила несколько необычную структуру книги. Думается, что предложенная последовательность её частей и глав поможет читателю постепенно «войти» в проблему и сформировать своё отношение к представленным фактам, аргументам, суждениям и умозаключениям автора.

Книга состоит из четырёх частей. В части 1 «Развитие теории невменяемости и проблема пределов компетенции психиатра-эксперта» прежде всего излагается методика исследования. Посвящённая этому 1-я глава имеет целью показать инструмент исследования, что должно минимизировать возможность субъективных интерпретаций излагаемых фактов. Далее в части 1 представлена история вопроса, включающая три этапных монографических исследования В. Х. Кандинского (1890), Д. Р. Лунца (1966) и Р. И. Михеева (1983).

В разделе 2 представлена экспертная практика решения вопросов невменяемости, как она сложилась на момент исследования. Значение полученных при этом данных состоит не только в том, что они отражают существующую идеологию судебно-психиатрической экспертизы, но и в том, что демонстрируют её доминирование по отношению к действующему несовершенному законодательству. Противоречия, возникающие при этом, наглядны и очевидны. Триединая система судебно-психиатрической экспертизы — научный базис, законодательное обеспечение и практика — выглядит достаточно разбалансированной, чтобы явиться предпосылкой для злоупотреблений ею.

В разделе 3 излагаются системные представления о проблеме невменяемости в судебной психиатрии. Стремясь к логической последовательности изложения и обоснования умозаключений, автор не уклоняется от рассмотрения спорных вопросов и не навязывает свою точку зрения как единственно правильную. Задача более тривиальна — призвать оппонента спорить не с выводами, а с аргументами.

В разделе 4 представлены основные подходы к научно обоснованному определению пределов компетенции психиатра-эксперта при экспертизе обвиняемых в уголовном процессе. Эта проблема в специальной литературе освещена недостаточно и выглядит как бы дополнительной или производной от проблемы невменяемости. Однако если помнить о том, что субъектом экспертизы является эксперт, будучи при этом носителем специальных знаний и, в определённом смысле, посредником между объектами экспертизы и судом, значение правильного решения проблемы пределов компетенции психиатра-эксперта принципиально меняется. Раздел завершается обоснованием рекомендаций по формулированию экспертных выводов, исходя из предлагаемой концепции вменяемости–невменяемости.

Может быть, в представленной книге читатель найдёт больше информации к размышлению, чем абсолютных решений. Но что делать — такова степень сложности проблемы.


Консультации по вопросам судебно-психиатрической экспертизы
Заключение специалиста в области судебной психиатрии по уголовным и гражданским делам


© «Новости украинской психиатрии», 2010
Редакция сайта: editor@psychiatry.ua
ISSN 1990–5211