НОВОСТИ УКРАИНСКОЙ ПСИХИАТРИИ
Более 1000 полнотекстовых научных публикаций
Клиническая психиатрияНаркологияПсихофармакотерапияПсихотерапияСексологияСудебная психиатрияДетская психиатрияМедицинская психология

Книги »  История украинской психиатрии »

РАЗВИТИЕ ИДЕИ ЕДИНСТВА БИОЛОГИЧЕСКОГО И ПСИХИЧЕСКОГО В УКРАИНСКОМ НИИ КЛИНИЧЕСКОЙ И ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЙ НЕВРОЛОГИИ И ПСИХИАТРИИ

Т. М. Воробьёва, И. И. Кутько

Харьков

* Публикуется по изданию:
Воробьёва Т. М., Кутько И. И. Развитие идеи единства биологического и психического в Украинском НИИ клинической и экспериментальной неврологии и психиатрии // История украинской психиатрии: Сборник научных работ Украинского НИИ клинической и экспериментальной неврологии и психиатрии и Харьковской городской клинической психиатрической больницы № 15 (Сабуровой дачи) / Под общ. ред. И. И. Кутько, П. Т. Петрюка. — Харьков, 1994. — Т. 1. — С. 7–13.

История психиатрической науки в нашем институте показывает, что плодотворное её развитие оказалось возможным благодаря тому, что методологической основой исследований служил диалектический подход в понимании единства биологического и психического. Так, изучение физиологических основ психической деятельности, начатое И. М. Сеченовым, а затем И. П. Павловым было успешно продолжено В. П. Протопоповым. Им создано оригинальное патофизиологическое направление, сблизившее психиатрию с нейрофизиологией и общей медициной, открывшее перспективу познания сущности психики и изыскания рациональных методов лечения и профилактики. Основываясь на экспериментальном материале, В. П. Протопопов первым в отечественной психиатрии развил концепцию И. П. Павлова о рефлексе цели, показал, что в конкретной деятельности человека, наряду с целью важное организующее и мобилизующее значение приобретает преграда, которая в единстве с целью составляет основу активности, воли. Эти представления В. П. Протопопова согласуются с концепцией П. К. Анохина о функциональной системе. Стимул-преградная ситуация моделирует отношения человека с факторами внешней среды, но это не предполагает сведения активности, воли только к физиологической схеме реакции преодоления. У человека воля и активность обусловлены социальным характером окружающей среды, природной личности, когда в качестве преграды выступают логические преграды. С этих позиций А. Н. Шогам рассматривал сознание — как процесс оценки своих действий, чувств, состояния, суждений специальным аппаратом «третичным акцептором», имеющим отношение к контролю работы обеих сигнальных систем. Эти представления раскрывают суть ряда психопатологических синдромов.

Мощным оружием в преодолении консерватизма мышления психиатров, рассматривающих психические заболевания как заболевания особого класса, явилось учение В. П. Протопопова о роли соматических процессов в их развитии. На основе этого учения стало очевидным, что психиатр должен быть не только психопатологом, а прежде всего врачом, опирающимся на данные физиологии, патофизиологии, биохимии в изучении психических заболеваний и исходить из принципа единства биологического и психического.

Эти воззрения получили дальнейшее развитие в работах А. Н. Шогама, А. И. Плотичера, И. И. Кутько.

Было экспериментально доказано важное значение эмоций в мобилизации реакции преодоления, как механизма построения функциональных систем простых и сложных психических форм поведения. Именно модель положительной эмоции в акцепторе действия является системообразующим фактором, на котором строится любая функциональная система поведенческого акта, будь-то биологическая или социальная мотивации.

С системно-биологических позиций и представлений И. П. Павлова о подкреплении, доминанте, физиологической сущности потребности, и с использованием современных нейрофизиологических, нейропсихологических, различных электрофизиологических и биохимических методов исследования, а также оригинальных реалистических моделей, в институте углублённо изучаются закономерности формирования биологических и социальных мотиваций, эмоций, активности, памяти, их роль в проявлении психопатологических синдромов и психических заболеваний. В результате вскрыты системные механизмы положительных эмоций, как особого класса биологических мотиваций (влечения к положительным эмоциям), показана их сложная морфолого-функциональная организация, обеспечивающая высокую биологическую надёжность, свойство дублирования и пластической реорганизации. Показано, что в условиях стимул-преградных отношений (где стимул — внутренняя потребность и её субъективное переживание), мотивационное поведение направлено на преодоление объектом преграды с целью достижения гомеостаза эмоций. В этом проявляется единство биологического и психического. Вместе с тем, показано, что эти закономерности эмоциональной деятельности не могут быть полностью перенесены в сферу человеческой деятельности, т. к. внутренняя потребность у человека имеет общественный характер и человек для удовлетворения программирует свою деятельность (А. Н. Шогам, Н. К. Липгарт). Поддержание эмоционального гомеостаза у человека определяется его общественной жизнью, условиями существования, ядром личности. Эти положения явились весьма продуктивными в изучении патогенеза современных форм истерического невроза. Базисным механизмом их развития является исходно-эмоциональный фонд лимбико-ретикулярного уровня мозговых механизмов эмоций (П. В. Волошин, Т. М. Воробьёва, В. И. Сухоруков, Н. А. Марута).

Показано, что одним из патогенетических звеньев формирования неврозов является поломка архитектоники функциональной системы сексуального поведения в результате хронического рассогласования в акцепторе действие модели и результата.

Открыта закономерность участия эмоций в управлении деятельностью мозга в норме и при психических заболеваниях. На основе клинико-физиологических исследований обнаружено, что эмоции через доминантные гибкие связи оказывают управляющее воздействие практически на любые, в том числе высшие психические функции мозга. На этой основе сформулировано представление о болезнях мозга, как об особых биологических формах адаптивной реорганизации функций, в которой эмоциям принадлежит особая роль (А. Г. Лещенко).

Описаны основные варианты нарушений мотивационной сферы у больных, страдающих МДП и шизофренией: общая редукция мотивационной сферы; перестройка иерархического строения мотивационной сферы и актуализации; патологическая стабилизация мотивов, отражающих болезненное изменение отношения к себе и к окружающему миру, в их основе лежит поломка механизмов «третичного акцептора» действия и его оценочного блока — эмоционального реагирования. Этот механизм причастен и к патоморфозу МДП (И. И. Кутько).

На основе большого клинико-физиологического материала высказана оригинальная концепция о сути депрессий как приспособительной реакции биосистемы в условиях психической патологии (Г. В. Столяров). Показана роль биологических, возрастных факторов в оформлении рецидивов у больных шизофренией, особенно значение биологической основы течения шизофрении детского возраста (В. А. Стефановский).

На основе оригинальных представлений о существовании особого вида мотиваций — влечения к положительной эмоции (Т. М. Воробьёва) в институте по новому разрабатываются вопросы патогенеза патологических влечений. Экспериментально доказано, что морфолого-функциональная системная организация влечения к положительным эмоциям является матрицей для построения морфолого-физиологической интеграции влечения к алкоголю, наркотикам как подкрепляющему фактору в системе позитивного подкрепления. Пусковым инициирующим механизмом формирования болезненных влечений являются положительные эмоциогенные зоны гипоталамуса с последующим подключением других образований лимбической и экстрапирамидной систем, новой коры, со специфическим и неспецифическим характером медиаторного нейрогормонального, эндокринного и энергетического обеспечения (С. И. Гарбузова, Т. И. Гармаш, Л. Н. Пайкова, А. М. Титкова). Длительная алкоголизация приводит к структурной дефектности этих мозговых структур (Т. М. Воробьёва, О. Г. Берченко, Л. П. Бакуменко), которая по мере развития болезни проявляется клиническим разнообразием эмоциональных нарушений (З. Н. Болотова, А. И. Минко). Показано, что в условиях запредельных стимул-преградных состояний, когда не реализуется реакция преодоления при биологических или социальных мотивациях, происходит срыв механизмов физиологической активности, его предупреждение возможно приёмом алкоголя. Это один из механизмов пристрастия к спиртному в условиях хронических стрессовых состояний, наследуемых в виде родовой памяти в поколениях, рождённых от родителей алкоголиков (В. В. Гейко).

На основе идеи единства биологического и психического вскрыты механизмы формирования юношеского алкоголизма, когда происходит гормональная буря, конкуренция биологических и социальных мотиваций. Описаны биоритмические закономерности формирования алкоголизма и возникновения белой горячки (З. Н. Болотова, Н. И. Протасевич), при этом важное значение в патогенезе делирия имеют нарушения (М. Ю. Игнатов) сна — бодрствования.

Развивая учение В. П. Протопопова о роли и месте общесоматических процессов, обмена веществ в патогенетических звеньях аффективной патологии, в частности МДП, А. М. Бару внёс большой вклад в понимание патохимических механизмов развития депрессивных состояний. Была разработана концепция роли диссоциации адреномедиаторной и адреномедулярной активности как узлового патохимического звена в развитии депрессивных состояний. Впервые в эксперименте изучены особенности синтеза рибонуклеиновых кислот в мозгу при аффективных расстройствах, установлена зависимость этого процесса от центральных норадренергических механизмов и экспериментально доказана возможность проникновения норадреналина в клеточные ядра, связывание его с белками хроматина и кариоплазмы, что позволяет говорить о генетической предрасположенности к этим заболеваниям (А. М. Бару, Т. П. Бойко, В. С. Краева). Впервые показано, что этанол — мощный генерализованный ингибитор белкового синтеза, оказывающий негативное действие на уровнях трансляции и транскрипции (Г. X. Божко). Существенную роль в этих процессах играет продукт дегидрогеназного превращения этанола — ацетальдегид, который легко проникая в ядра клеток, связывается с белковыми компонентами хроматина прочными ковалентными связями (Г. X. Божко, Г. И. Хоменко). Это явление трактуется как один из основных патогенетических механизмов алкогольной интоксикации, поскольку служит причиной многочисленных нарушений в процессах белкового синтеза, в том числе новообразования хроматиновых белков, и, с другой стороны, объясняет природу разнообразных генетических аномалий, связанных с алкоголизмом.

С указанных выше методологических позиций понимания единства биологического и психического разработан ряд оригинальных способов лечения больных, направленных на регуляцию базисных (биологических) функций. К их числу относится метод биоадаптивного регулирования психофизиологическим состоянием объекта. Сущность такого регулирования заключается в обучении пациента самоконтролю и саморегуляции непроизвольных функций, психофизиологического состояния. Экспериментально доказано, что одним из основных механизмов такого управления с помощью биологической обратной связи являются стволово-диэнцефальные системы позитивного подкрепления (П. В. Волошин, Т. Е. Медведева, Т. М. Воробьёва, В. С. Мерцалов).

Разработаны новые варианты — инструментальное биоуправление с использованием информации, заключённой в биопотенциалах мозга (Т. М. Воробьёва, А. Г. Лещенко, О. Г. Берченко, Л. П. Бакуменко, Л. П. Пайкова, Т. Е. Медведева).

Впервые в институте разработан метод церебральной гипотермии, воздействующий первоначально на биологический субстрат психики и значительно изменяющий неспецифическую и специфическую реактивность организма, что улучшает эмоциональные, мнестические, интеллектуальные процессы (А. Д. Таранская).

Высокая эффективность достигается применением в лечении больных неврозами таких биологических методов, как: дозированная разгрузочно-диетическая терапия, модификации метода рефлексотерапии с воздействием на точки акупунктуры общего действия в сочетании с гипнотерапией, изменяющие реактивность и повышающие адаптационные возможности организма (Н. К. Липгарт, Д. И. Теренковский).

Показано исключительно благоприятное применение метода анодной микрополяризации мозга. Его эффекты связаны с активацией нервного субстрата положительных эмоций (В. И. Шеверева) и, как показали клинические исследования, применение анодной микрополяризации успешно при лечении больных с различными депрессивными состояниями (И. И. Кутько, В. И. Букреев).

На основе изучения патохимических механизмов аффективных расстройств в институте широко разрабатываются новые комплексы медикаментозного и безмедикаментозного лечения с использованием периферических альфа- и бета-адреноблокаторов (анаприлина и др.), диазолина, витамина «У»; одномоментной отмены антидепрессантов на фоне депривации сна, люкстерапии (В. И. Царицинский).

Широко известный и эффективный метод стресстерапии алкоголизма по А. Р. Довженко также в сложной цепи механизмов имеет воздействие и на биологический субстрат психики.

Таким образом, использование идеи единства биологического и психического является важным инструментом в решении различных вопросов психиатрии и наркологии.



© «Новости украинской психиатрии», 2002
Редакция сайта: editor@psychiatry.ua
ISSN 1990–5211