НОВОСТИ УКРАИНСКОЙ ПСИХИАТРИИ
Более 1000 полнотекстовых научных публикаций
Клиническая психиатрияНаркологияПсихофармакотерапияПсихотерапияСексологияСудебная психиатрияДетская психиатрияМедицинская психология

Книги »  Актуальные вопросы современной психиатрии и наркологии »

ДИАГНОСТИКА СИФИЛИТИЧЕСКОГО ПОРАЖЕНИЯ МОЗГА НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ

Н. И. Стрельцова, Т. Б. Желдоченко, А. Г. Плотников

Харьковская медицинская академия последипломного образования,
Харьковская областная клиническая психиатрическая больница № 3 (Сабурова дача), г. Харьков

* Электронная публикация:
Стрельцова Н. И., Желдоченко Т. Б., Плотников А. Г. Диагностика сифилитического поражения мозга на современном этапе [Электронный ресурс] // Актуальные вопросы современной психиатрии и наркологии: Сборник научных работ Института неврологии, психиатрии и наркологии АМН Украины и Харьковской областной клинической психиатрической больницы № 3 (Сабуровой дачи), посвящённый 210-летию Сабуровой дачи / Под общ. ред. П. Т. Петрюка, А. Н. Бачерикова. — Киев–Харьков, 2010. — Т. 5. — Режим доступа: http://www.psychiatry.ua/books/actual/paper109.htm.

Сифилитическое поражение мозга, как известно, вызывает бледная трепонема и проявляется оно в двух нозологических формах: сифилисе мозга и прогрессивном параличе. Возникают эти формы в случаях плохо леченного сифилиса. Разнятся временем инкубационного периода и тяжестью клинических проявлений. История знает динамику заболеваний сифилисом, сифилисом мозга и прогрессивным параличом. Было время, когда «свирепствовал» сифилис, не всегда успешно лечился, с годами давали о себе знать поражения мозга. В последующем отмечалось снижение этих форм в связи с успехами в терапии сифилиса.

До Великой Отечественной войны формы нейросифилиса встречались редко. Студентам Харьковского медицинского института на занятиях не могли демонстрировать больных — их не было. Война «подбросила» сифилис мозга и прогрессивный паралич. Спустя годы, т. е. в 50–60-х годах двадцатого столетия, в отделениях Сабуровой дачи их насчитывалось одновременно от 5 до 7 человек. Клиника прогрессивного паралича была классической, наблюдалась экспансивная форма и даже галопирующая. Диагностика этих случаев не представляла трудностей. Примеры тех времён приводятся учащимся и сейчас.

В дальнейшем резкое сокращение заболеваемости, обязательное, полное, эффективное лечение на ранних стадиях повлекло за собой резкое сокращение поздних проявлений — поражения головного мозга. Особенно заметно это в последние десятилетия прошлого и вначале нынешнего века. Демонстрировать студентам больного с прогрессивным параличом не представляется возможным — таких больных попросту нет. На конгрессах заговорили о конце нейросифилиса.

Однако, эти формы нейросифилиса, хотя редко, но встречаются, особенно сифилис мозга. При этом опасны диагностические ошибки.

Единой классификации форм сифилиса мозга нет. Дифференциация форм исходит, главным образом, из морфологических и клинических проявлений. Особенно трудна дифференциальная диагностика сосудистых форм, психоорганического синдрома, деменции. Приводим для иллюстрации случай из практики.

Б-нов С., 1962 г. р., прапорщик, водитель. Поступил 05.09.2005 года в 3-е психиатрическое отделение первично. Выписан 31.10.2005 года.

Диагноз: сифилитическое поражение головного мозга, сосудистая форма, синдром деменции.

Жалоб не предъявлял.

Из анамнеза: родом из г. Харькова, родители — пенсионеры, единственный ребёнок в семье. В школу пошёл вовремя, после окончания школы окончил железнодорожное училище. В 1980–1982 годах служил в армии, в десантных войсках. С 1982 года работал в УВД. Перенёс аппендэктомию. С 1991 года женат, сыну от первого брака 20 лет.

Доставлен сотрудниками УВД с места работы, т. к. высказывал бредовые идеи преследования, заявлял, что его хотят убить. Был подозрительным, рассеянным, указывал сотрудникам на разных людей, принимал их «за тех, которые».

Характеризуется положительно: исполнителен, добр, ответственен. Направлен поликлиникой МВД.

Мать больного сообщила, что наследственность не отягощена. Рос единственным ребёнком в семье, развивался нормально. Ранее к психиатрам не обращался. Впервые психическое нарушение заметили 23 августа, когда заявил матери, что его преследуют «те, которые украли телефон», угрожают его убить. Уходил от жены к родителям, не объясняя причины, был напряжён и «страшен».

В соматическом статусе — норма.

В неврологическом статусе. Глазные щели D = S. Ограничение взора в стороны. Зрачковые реакции на свет снижены, опущен правый угол рта. Язык по средней линии. Сухожильные реакции с рук D = S, средней живости; с ног — D = S, торпидные. Положительный симптом Бабинского слева. Парезов нет, чётких нарушений чувствительности не выявлено. В позе Ромберга пошатывание в стороны. Пальценосовая проба — нечёткая с обеих сторон.

Психический статус. При первичном осмотре в речевой контакт вступает охотно, но отвечает не на все вопросы, считает себя здоровым. Госпитализацию расценивает как «необходимое обследование, т. к. должны повысить в звании». С большим трудом удалось выявить, что «в июне месяце в троллейбусе украли мобильный телефон», «видел людей, которые ему угрожали, видел вора — ему кондуктор подмигнул», слышал голоса угрожающего характера — «мы подготовили план, как его убрать», «крутые машины возле дома стоят», никуда из дома не выходил, т. к. болел. Напряжён, суетлив, повышает голос на врачей, злобен, оглядывается по сторонам. Периодически оглушён.

В отделении: контакту малодоступен, подозрителен. Не может назвать дату, недопонимает окружающее. Говорит, что половина преследователей исчезла. Временами оглушён. Пишет письма врачу нелепого содержания с нелепыми рисунками. Интеллектуально снижен. Совершает нелепые поступки: в 2 часа ночи своим полотенцем пытался мыть окна, раскручивать кровати, будил больных.

Симптоматика мерцает: то отвечает на вопросы правильно, ориентирован, то дезориентирован, неадекватен, на лице выражение удивления. В дальнейшем: эйфория, заявляет, что «жизнь хороша», улыбается, благодушен, может танцевать, высказывать отрывочные бредовые идеи о преследовании. Интеллектуально снижен. Не знает таблицы умножения, не может от 100 отнять 9 — ответ «99», не может объяснить ни конкретного, ни переносного смысла пословиц.

Дополнительные исследования. Невропатолог: дифференцировать с объёмным процессом головного мозга, вероятно средней локализации, и сифилитическим поражением мозга. Экспериментально-психологическое исследование: интеллектуальное снижение, наиболее вероятной представляется органическая (сосудистая или объёмная) патология ЦНС. Доминирует депрессивно-параноидный регистр. МРТ головного мозга от 23.09.05 г.: внутренняя гидроцефалия. ЭЭГ от 27.09.05 г.: в фоновой записи доминирует низкоамплитудный, нерегулярный, немодулированный α-ритм. Очаговой патологии не выявлено. МПА — нет. ЭхоЭГ: эхо без смещения, ликворная гипертензия, S > D. Анализ крови в норме. Анализ мочи: белок 0,021, глюкоза 33,3, лейкоциты. Сахар крови 10,8. Реакция Вассермана в крови от 08.09.05 года № 21715 — положительная. Реакция Вассермана от 22.09.05 года № 3091 — положительная. Консультирован дермато-венерологом: диагностирован сифилис. Назначено лечение. РВ от 20.10.05 года № 25583 — отрицательная. Из амбулаторной карты № 328 известно, что с 1991 года данных о проведении реакции Вассермана не обнаружено. Получены сведения, что у жены больного положительная реакция Вассермана. Предложено ей лечиться.

Лечение. Больной получил: трифтазин, пирацетам, рибоксин, витамины, оксибрал, пенициллин. Был выписан.

Катамнестически известно, что больной к работе не приступил, так как был инвалидизирован по психиатрическому профилю.


© «Новости украинской психиатрии», 2010
Редакция сайта: editor@psychiatry.ua
ISSN 1990–5211