НОВОСТИ УКРАИНСКОЙ ПСИХИАТРИИ
Более 1000 полнотекстовых научных публикаций
Клиническая психиатрияНаркологияПсихофармакотерапияПсихотерапияСексологияСудебная психиатрияДетская психиатрияМедицинская психология

Книги »  Актуальные вопросы современной психиатрии и наркологии »

МАЛОИЗУЧЕННЫЕ ФАКТОРЫ РИСКА СУИЦИДАЛЬНЫХ ТЕНДЕНЦИЙ СРЕДИ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ СРОЧНОЙ СЛУЖБЫ

И. К. Сосин, О. В. Друзь

Харьковская медицинская академия последипломного образования, г. Харьков,
Главный военный клинический госпиталь, г. Киев

* Электронная публикация:
Сосин И. К., Друзь О. В. Малоизученные факторы риска суицидальных тенденций среди военнослужащих срочной службы [Электронный ресурс] // Актуальные вопросы современной психиатрии и наркологии: Сборник научных работ Института неврологии, психиатрии и наркологии АМН Украины и Харьковской областной клинической психиатрической больницы № 3 (Сабуровой дачи), посвящённый 210-летию Сабуровой дачи / Под общ. ред. П. Т. Петрюка, А. Н. Бачерикова. — Киев–Харьков, 2010. — Т. 5. — Режим доступа: http://www.psychiatry.ua/books/actual/paper104.htm.

Противоречивость, парадоксальность и драматизм суицидально-нигилистического поведения в молодом возрасте издавна привлекали к себе внимание психологов, психиатров, социологов, философов, демографов, политиков, юристов, суицидологов, реаниматологов и др. Многочисленные научные публикации свидетельствуют об увеличении показателей распространённости аутоагрессивного поведения в большинстве стран мира. Специалисты утверждают, что за последние десятилетия суициды в молодёжной среде, в том числе в организованных молодёжных коллективах, в частности среди контингента военнослужащих, начали взаимообусловлено инициировать микросоциальную и социальную напряжённость, затрагивая общенациональные, экономические, общественные интересы и влияя на настоящее и будущее обороноспособности и государственной безопасности любой страны. Для Украины данная проблема особенно актуализировалась в связи с появившейся реальной перспективой формирования вооружённых сил новой формации — профессиональной армии.

Каждый суицид у военнослужащего, как завершённый, так и незавершённый, являясь отражением киндлинговой развязки личной трагедии, в то же время вызывает, во-первых, закономерное стрессовое состояние у родственников суицидента и, во-вторых, всегда оказывает деморализующее воздействие на психологический статус микросоциального окружения сослуживцев, угнетающе действует на их настроение, вызывает толки и кривотолки, не способствует воспитанию патриотизма и, в конечном итоге, на тот или иной период времени, несомненно снижает моральный дух и боеготовность воинского подразделения.

В научной литературе достаточно полно освещено многообразие причин, вызывающих суицидальную настроенность в армейской солдатской среде. Суицидальная настроенность у военнослужащих, как установлено, может формироваться в результате многочисленных специфических для условий воинской службы причин, имеющих как личностный, так и микросоциальный генез. Однако до настоящего времени роль сексологической психотравматизации в происхождении аутоагрессивных форм поведения у военнослужащих фактически не идентифицировалась как научная проблема и изучалась лишь фрагментарно.

Целью настоящей работы явилось целенаправленное исследование и описание роли малоизученных, а, следовательно, нередко недооценивающихся суицидоопасных факторов у молодых военнослужащих в период их срочной службы в армии. Речь идёт об избрании в качестве объекта исследования «сексологической проблематики в генезе аутоагрессии у военнослужащих».

Настоящее сообщение базируется на многофакторном анализе 436 случаев незавершённых суицидов у военнослужащих срочной службы в украинской армии образца «до 2005 года». Причиной аутоагрессии в большинстве случаев нередко был не один фактор, а комплекс факторов, связанных со спецификой армейской службы. Данные факторы могли следовать один за другим, дискретно накапливая и кумулируя суицидогенный потенциал, или же выступали одновременно, сочетано, в итоге импульсивно, по принципу короткого замыкания, завершаясь суицидальными действиями.

Все пациенты были исследованы в ближайшем постсуицидальном периоде (постсуицидальное стрессовое состояние) в психиатрическом отделении военного госпиталя при оказании им неотложной фармакологической и психотерапевтической помощи в психиатрическом отделении военного госпиталя. В исследовании были использованы методы: а) клинико-психопатологического наблюдения, б) психометрического тестирования (шкала депрессии Hamilton, тест Spilberger), в) электрофизиологический.

В результате скрининга установлено, что из всех изученных случаев суицидальных попыток («незавершённые суициды») у 81 юноши-военнослужащего (18,6%) непосредственным, основным, доминирующим, фасадным поводом суицидальных мотиваций и попыток покончить жизнь самоубийством явилась «сексуальная психотравматизация», «сексуальные дисфункции», «сексуальная проблематика».

Приводим краткую социально-демографическую характеристику данного контингента. Возраст подавляющего большинства (табл. 1) был в диапазоне от 18 до 25 лет — 77 чел. (95,17%), т. е. коррелировал с критерием призывного возраста и возрастом солдат срочной службы. Зарегистрирован один случай в возрастном диапазоне от 26 до 30 лет и три случая (3,70%) — в диапазоне от 36 до 40 лет, что можно отнести к сексуальной казуистике у офицеров, которая по частоте не отличается от общей популяции.

Таблица 1

Распределение военнослужащих-суицидентов по возрастным диапазонам

  Возрастные диапазоны (лет) Всего
до 20 21–25 26–30 31–35 36–40
Абс. 65 12 1 3 81
% 80,25 14,82 1,23 3,70 100,0

Незаконченное среднее образование имели 20,99%, среднее — 27,16%, среднее специальное — 44,44%, высшее — 7,41% обследованных. Распределение по месту жительства до призыва в армию: город — 60,49%, село — 37,04, посёлок городского типа — 2,47%.

До армии 46,91% исследованных суицидентов не работали, 45,68% непродолжительное время работали на неквалифицированных работах, 6,17% — на квалифицированных и 1 чел. (1,23%) — работал служащим. Наследственная отягощённость по психическим заболеваниям у ближайших родственников выявлена у 10 (12,35%) исследованных. Родились при патологических родах у матери — 29,63%.

Воспитывались в полной семье — 72,84%, в семье без отца — 22,22%, в семье без матери — 2,47%, в детдоме — 2,47%. У подавляющего большинства пациентов имели место конфликты в семье — 72,84%. Свой уровень жизни до армии 20,99% исследованных оценили как «низкий», 69,13% — как «средний», «удовлетворительный» и 9,88% — хороший. У 67,9% пациентов в детские годы были психотравмы и невротические реакции (54,32%). При целенаправленном интервьюировании суицидентов и их родственников у 21 пациента (25,93%) установлена сексуальная психотравматизация детского возраста (первичная шоковая, невротическая реакция на порнографию, не скрытый от ребёнка (случайно увиденный) секс родителей, братьев, сестёр, других родственников, посторонних лиц, сцены сексуальной агрессии из кинофильмов или в реальной жизни и т. д.). По характеру отношений со сверстниками: склонность к лидерству — 20,99%, склонность к подчинению — 20,99%, ничем не выделялись — 45,68%, отличались враждебностью — 12,34%. Успеваемость в школе: отличная — 3,7%, хорошая — 30,86%, посредственная — 51,85%, низкая — 13,58%.

Распределение по воинскому званию на момент исследования: рядовые срочной службы — 93,83%, прапорщик по контракту — 1,23%, младший и старший офицерский состав — 4,94%. На период совершения суицидальной попытки 93,8% исследованных были холостяками, 4,94% — женаты и один (1,23%) — в разводе.

В зависимости от характера суицидоопасной сексологической ситуации военнослужащие распределились следующим образом:

  1. 13 чел (16,1%) суицидальные попытки совершили непосредственно после несостоятельности при половой близости из-за внезапно прекратившейся эрекции, что ими расценивалось как «импотенция». При этом у 5 солдат (6,2%) это был первый в жизни половой контакт.
  2. В 8 случаях суицидальных попыток (9,9%) частый онанизм трактовался как сексуальная патология, порок, неспособность в перспективе иметь нормальные интимные отношения. При этом в ряде случаев суицидальная мотивация была спровоцирована психогенным психологическим кризисом пациентов, обусловленным саркастическими издевательствами сослуживцев, заметивших мастурбацию.
  3. В 3 случаях (3,7%) имели место уговоры, недвусмысленное ухаживание, приставание со стороны сослуживцев в форме склонения к гомосексуальным актам. В одном случае суицидальная попытка была реакцией на такого рода близость, несмотря на то, что контакт произошёл по согласию суицидента.
  4. В 57 случаях (70,4%) в генезе аутоагрессивного поведения был комплекс тяжёлых переживаний, связанных с половым воздержанием, сексуальным перенапряжением, изнурительными сновидениями и поллюциями, ревностью, неудачной любовью, получением писем с сообщением о неверности любимой девушки или жены.

Кроме непосредственной роли указанных сексологических факторов в генезе суицидальных попыток, были установлены нередкие случаи, когда проблематика интима сыграла косвенную, опосредованную роль в комплексе иных кофакторов. Так, у 66 военнослужащих (15,1% всей генеральной совокупности) среди имевшегося комплекса причин, формировавших суицидологическую почву, одним из пусковых для совершения суицидальных попыток была реакция на известие о разводе родителей по мотивам сексуальной дисгармонии, адюльтера, ревности и др. В ряде случаев суицидальные порывы солдат носили характер демонстративной мести родителям, как ответная реакция протеста на распад семьи вследствие их «распущенности», «предательства», погоней за несемейными сексуальными приключениями. Суицидоопасно было то, что всё это хронологически совпадало с трудным периодом службы в армии, ностальгией, частыми письмами домой, вынужденным воздержанием и сексуально-гормональным стрессовым перенапряжением у сына-суицидента. Идентификация таких суицидоопасных феноменов нередко представляло собой определённые трудности и требовало применения элементов психоанализа и навыков доверительного психологического интервьюирования.

Следовательно, в общей совокупности сексуальные факторы сыграли прямую или косвенную негативную суицидогенную роль в 33,7% случаях (147 солдат) в структуре всех зарегистрированных незавершённых суицидов.

В результате многофакторного анализа у большинства военнослужащих в ближайшем постсуицидальном периоде были выявлены личностные девиации, повышенный уровень реактивной и личностной тревожности, невротизация, депрессивные расстройства, фрустрация, состояния дезадаптации, повышенная ранимость, неуверенность в себе, чувство вины, недостаточная способность к правильному и адаптированному решению жизненных ситуаций, переживания сексуальной направленности, постсуицидальные стрессовые состояния.

Характерно, что сексологическая травматизация играла свою суицидоопасную роль у военнослужащих на протяжении всех полутора лет службы в армии. Однако особенно велика опасность суицидов на сексуальной почве была в первые месяцы службы в армии, после чего она свою актуальность постепенно утрачивала (табл. 2, рис. 1). Так, в первом полугодии количество совершённых суицидов сексуального генеза составило 51,85% от общего их количества (n = 81), во втором полугодии — 22,6%, в третьем — 12,35%. В дальнейшем суициды носили единичный (казуистический) характер и касались они сверхсрочников и офицеров.

Таблица 2

Зависимость суицидальных попыток от длительности службы в армии

  до 3 мес. 3–6 мес. 6–12 мес. 12–18 мес. 18–24 мес. 2–5 лет 5–10 лет 10–15 лет 15–20 лет
Абс. 13 29 22 10 1 2 2 1 1
% 16,05 35,8 27,6 12,35 1,23 2,47 2,47 1,23 1,23


Зависимость суицидальных действий от периода службы в армии

Рис.1. Зависимость суицидальных действий от периода службы в армии

Среди способов суицидальных действий на первом месте были самоповреждения режущими и колющими предметами (75,31%), на втором — отравления медикаментам и химикатами (14,87%), далее — самоповешение (8,67%) и в одном случае (1,23%) — нанесение себе огнестрельного ранения. Что касается локализации самоповреждений, то здесь предпочтение отводилось верхним конечностям (71,6%), затем — голова, живот, грудь (13,57%), другие локализации — 14,81%.

В зависимости от времени года суициды чаще случались в летнее и зимнее время (соответственно 38,27% и 24,69%). Затем по частоте суицидов были осень (20,89%) и весна (16,05%). Определённая тенденция прослеживалась и в отношении соотношений количества суицидальных попыток со временем суток, когда они совершались. Пик суицидов приходился на дневное время (от 9 до 18 часов) — 53,09%. С 18 до 3 часов ночи в среднем регистрировалось 39,51% и с 3 часов ночи до 9 часов утра — 2,46%.

У 6 военнослужащих (7,4%) до призыва в армию по различным причинам уже были суицидальные попытки.

Всем пациентам была проведена дифференцированная психофармакотерапия, психотерапия и психологическая коррекция. Комплекс таких мероприятий был включён в разработанную систему диагностики, мониторинга, превентивной и вторичной профилактики суицидов среди контингента военнослужащих.

Таким образом, в структуре многочисленных причин, прямо или косвенно провоцирующих суициды в армейской среде, примерно в 1/3 случаев присутствует сексологическая проблематика.

Суицидальные действия военнослужащих обусловлены реакциями на следующие основные ситуации: отсутствие или прекращение эрекции при попытке половой близости; преувеличение последствий онанизма и суицидоопасный сарказм сослуживцев по данному поводу; склонение к гомосексуальным актам или реакция на состоявшуюся такого рода близость; комплекс тяжёлых переживаний и депрессии, связанные с половым воздержанием, сексуальным перенапряжением, изнурительными сновидениями и поллюциями, ревностью, неудачной любовью, получением писем с сообщением о неверности любимой девушки или жены; реакция демонстративной мести на развод родителей по мотивам сексуальной дисгармонии, адюльтера, погоней за несемейными сексуальными приключениями в тот период, когда у сына ностальгия и ему особенно трудно.

Сексологическая травматизация играет свою суицидоопасную роль у военнослужащих на протяжении всего срока службы в армии. Однако особенно велика опасность суицидов на сексуальной почве — в первые месяцы службы, после чего она свою актуальность постепенно утрачивает.

Для среднестатистического военнослужащего, совершившего суицидальную попытку на почве сексологической проблематики, характерно следующее. Подавляющее большинство суицидентов — лица в возрасте 18–25 лет, холостяки, рядовые срочной службы, имеющие среднее и среднее специальное образование, жители города, не имеющие гражданской профессии, воспитывавшиеся в неполной семье с весьма скромным достатком, в условиях конфликтных ситуаций, перенёсшие в детстве многочисленные психотравмы (в т. ч. и сексуальные), невротические реакции, ничем не выделяющиеся в среде сверстников, с посредственной и низкой успеваемостью в школе. До призыва в армию некоторые (7,41%) уже совершали суицидальные попытки по различным причинам.

Среди способов суицидальных действий преобладают самоповреждения режущими и колющими предметами, отравления медикаментам и химикатами. При выборе локализации самоповреждений предпочтение отдаётся верхним конечностям. В зависимости от времени года суициды чаще случаются в летнее и зимнее время, т. е. сезоны, следующие за весенним и осенним призывами. В течение суток пик суицидов приходится на дневное время.

В ближайшем постсуицидальном периоде, который проходит под наблюдением врачей госпиталя, требуется неотложное проведение дифференцированной психофармакотерапии, психотерапии, психологической коррекции, социальной помощи. Комплекс таких мероприятий составляет основу системы диагностики, мониторинга, превентивной и вторичной профилактики суицидов среди контингента военнослужащих.

Таким образом, данная проблема должна быть объектом пристального и постоянного научного исследования и внимания командования. Назрела необходимость развития военной психологии и сексологии.



© «Новости украинской психиатрии», 2010
Редакция сайта: editor@psychiatry.ua
ISSN 1990–5211