НОВОСТИ УКРАИНСКОЙ ПСИХИАТРИИ
Более 1000 полнотекстовых научных публикаций
Клиническая психиатрияНаркологияПсихофармакотерапияПсихотерапияСексологияСудебная психиатрияДетская психиатрияМедицинская психология

Книги »  Актуальные вопросы современной психиатрии и наркологии »

ПОТЕНЦИАЛЬНАЯ ВОЗМОЖНОСТЬ ФОРМИРОВАНИЯ РЕМИССИЙ ПРИ АЛКОГОЛЬНОЙ ЗАВИСИМОСТИ В ЗАВИСИМОСТИ ОТ МЕТОДА ЛЕЧЕНИЯ

И. М. Сквира

Гомельский государственный медицинский университет, г. Гомель, Республика Беларусь

* Электронная публикация:
Сквира И. М. Потенциальная возможность формирования ремиссий при алкогольной зависимости в зависимости от метода лечения [Электронный ресурс] // Актуальные вопросы современной психиатрии и наркологии: Сборник научных работ Института неврологии, психиатрии и наркологии АМН Украины и Харьковской областной клинической психиатрической больницы № 3 (Сабуровой дачи), посвящённый 210-летию Сабуровой дачи / Под общ. ред. П. Т. Петрюка, А. Н. Бачерикова. — Киев–Харьков, 2010. — Т. 5. — Режим доступа: http://www.psychiatry.ua/books/actual/paper099.htm.

Введение. Проблема лечения алкогольной зависимости чрезвычайно актуальна в связи с масштабами распространения и продолжающимся ростом заболеваемости алкоголизмом, величиной экономических, демографических и нравственных потерь, а также происходящей в последние десятилетия трансформацией классических форм, нарастающим явлением коморбизма алкогольной болезни [1, 6].

Еще в 70–80-х годах прошлого века был выявлен низкий эффект от лечения алкоголизма одной симптоматической терапией [7], лучший эффект наблюдали от применения комплексной терапии [7, 8], а применение гипносуггестивной психотерапии в авторском исполнении позволяло достичь годичной ремиссии в 35% случаев [8].

За последние два десятилетия в наркологии разработано и внедрено в практику огромное количество научно доказанных, эффективных подходов и методов лечения алкоголизма, как медикаментозных, так и немедикаментозных [1–3, 5, 6, 10, 11].

Однако в научных публикациях всё ещё встречаются утверждения об одинаковой эффективности всех методов лечения алкоголизма [11], а среди потребителей наркологических услуг всё ещё остаются популярными легко доступные одномоментные подходы избавления от алкоголизма, эффективность которых остаётся невыясненной.

Целью настоящей работы стало сравнительное изучение возможности формирования ремиссий у пациентов с алкогольной зависимостью при получении ими помощи широко распространёнными на пространстве СНГ подходами: симптоматической медикаментозной терапией, плацеботерапией и при обращении к целителю.

Материал и методы. Нами изучены 320 случаев формирования ремиссий у 226 пациентов с синдромом алкогольной зависимости (шифр F10.2 по МКБ-10). В исследование не включались злоупотребляющие алкоголем без синдрома зависимости (шифр F10.1 по МКБ-10), больные алкоголизмом с амнестическим синдромом и резидуальными психическими расстройствами (шифры F10.6, 10.7 по МКБ-10), больные с другими психическими и поведенческими расстройствами. Все случаи ремиссий у наших пациентов были разделены на 4 репрезентативные по всем параметрам группы, отличающиеся друг от друга только применяемыми в них методами лечения. Первую группу (контрольную) составляли 32 случая попыток пациентов «бросить пить» самостоятельно, без внешней помощи. Вторая группа состояла из 21 случая лечения пациентов, которым проводилась традиционная симптоматическая терапия (именуемая в народе как «капельница») [10]. Третья группа (77 случая) состояла из случаев обращения за помощью в лечении алкоголизма к «народному целителю» (без медицинского образования), практикующему религиозно-магический подход [9]. Четвёртая группа пациентов, состоящая из 190 человек, прошла два этапа амбулаторного или стационарного лечения алкоголизма. Этим пациентам на первом этапе лечения проводилась традиционная медикаментозная терапия по показаниям [10], а на втором («активном») этапе лечения проводилась сенсибилизирующая терапия с завершением лечения имплантацией препаратов пролонгированного действия (23 пациентам внутримышечно имплантирован препарат «Эспераль», а 167 пациенту внутривенно введён препарат «Торпедо»).

Отбор в группы происходил по желанию пациентов, в зависимости от их свободного выбора, доверия к методу, целителю или врачу.

Методы исследования: анамнестический, клинико-психопатологический, патопсихологический с определением клинико-психологических терапевтических установок [4], формируемых в процессе лечения алкоголизма, и катамнестический при длительности наблюдения более 5 лет. Длительность ремиссии оценивалась до срыва, то есть попадания первых капель алкоголя в организм больного алкоголизмом. С учётом принципов клинической типификации ремиссии, принятых в современной наркологии [2], были выделены следующие её варианты:

Компенсированные ремиссии (более одного года) характеризовались отсутствием клинически выраженных аффективных реакций, актуализации ПВА. При них, в отдельных случаях, наблюдались непродолжительные (менее двух недель), не резко выраженные, аутохтонные или реактивно спровоцированные аффективные реакции, или колебания настроения, не приводившие к актуализации ПВА.

Полученные данные подвергали статистической обработке с использованием пакета программ Microsoft Excel 2000, достоверность отличия определяли по критерию Стьюдента и критерию согласия χ2.

Результаты и обсуждение. В процессе изучения динамики становления ремиссии во всех четырёх группах нами наблюдались как рецидивы, так и стойкие ремиссии. Но разница выявлена существенная (табл. 1).

Таблица 1

Зависимость длительности ремиссии от метода лечения

Методы лечения (группы) Всего Из них ремиссии длительностью
0–6 месяцев 7–12 месяцев Более 1 года
Пациенты без лечения (группа 1) 32 30 (94%) 2 (6%) 0
Симптоматическая терапия (группа 2) 21 14 (67%) 6 (29%) 1 (4%)
Помощь целителя (группа 3) 77 63 (82%) 4 (5%) 10 (13%)
Группа плацебо-терапии (группа 4) 190 85 (45%) 34 (18%) 71 (37%)
Всего случаев 320 189 49 82

В результате исследований нами установлено, что в контрольной группе, в которой пациенты пытались бросить пить сами, без посторонней помощи, в подавляющем большинстве случаев (93,8%) рецидив заболевания происходил в первом полугодии воздержания, то есть фактически спонтанно установившейся ремиссии длительностью более одного года мы не наблюдали (табл. 1).

При симптоматической терапии (группа 2) большинство пациентов (70%) также сорвались в первом полугодии, но, в отличие от контрольной группы, срывы происходили достоверно медленнее, чем в контрольной группе (p < 0,05). В то же время ремиссии более года наблюдались менее чем у 5% пациентов (p > 0,05), что не позволяет достоверно утверждать о возможности установления длительных ремиссий после проведения чисто симптоматической, традиционной медикаментозной терапии алкоголизма.

При получении помощи пациентами с алкогольной зависимостью у религиозно-магического целителя мы наблюдали срывы и рецидивы также в первом полугодии воздержания, на этапе становления ремиссии (см. табл. 1). Рецидив до 6 месяцев воздержания наступил у 62 из 77 пациентов (82%), что больше, чем при симптоматическом медикаментозном лечении (p < 0,05), но и меньше, чем у пациентов без лечения (p < 0,05). Но в то же время среди пациентов, получивших помощь у целителя, нами наблюдались ремиссии свыше года у 10 из 77 пациентов (13%), что достоверно отличает по этому показателю данную группу от первых двух (p < 0,05).

При лечении пациентов четвёртой группы (где после симптоматической терапии на втором этапе лечения проводилась имплантация препарата «Эспераль» или «Торпедо»), срыв до 6 месяцев воздержания происходил в значительно меньшем количестве случаев — у 85 (45%) пациентов из 190, в сравнении с пациентами первых трёх групп (p < 0,05). Срыв в период с 7 до 12 месяцев происходил у 34 (18%) пролеченных пациентов, а ремиссия свыше года наблюдалась у 71 (37%) из 190 пациентов.

Таким образом, среди обследованного контингента больных нами не выявлено спонтанных ремиссий, что подтверждает выводы и других авторов о том, что ремиссии при алкоголизме фактически бывают только терапевтические [2]. Но и при чисто симптоматической медикаментозной терапии алкоголизма формирование ремиссий маловероятно (p > 0,05).

На наш взгляд, это связано с тем, что терапевтические воздействия при симптоматической медикаментозной терапии оказывались практически только на биологическом уровне функционирования пациента. При таком лечении удавалось купировать у пациентов алкогольный абстинентный синдром, нормализовать у больных соматическое, неврологическое и психическое состояние. Но только биологически ориентированное лечение алкоголизма у пациентов не приводило к переменам на психологическом и социально-психологическом уровнях функционирования. Патологический процесс алкогольной зависимости сохранялся в скрытом виде, через сознание (воспоминания о приятном алкогольном прошлом, алкогольные фантазии, алкогольные стереотипы мышления) и подсознание (эмоциональная память эйфоризирующих эффектов алкоголя, другие психологические компоненты ПВА) пациента он приводил к возникновению рецидивоопасных клинических состояний, сопряжённых с актуализацией ПВА, и к срыву.

И только в группах пациентов, получающих помощь целителя и комплексный курс противоалкогольного лечения, мы наблюдали не только рецидивы, но и формирование ремиссий (табл. 2).

Таблица 2

Клиническая оценка формирования ремиссии у пациентов, получивших помощь целителя и прошедших лечение с плацеботерапией

Характер ремиссии Плацебо (группа 4)
абс. (%)
Целитель (группа 3)
абс. (%)
Различия между группами
Рецидив и декомпенсированные ремиссии 119 (62,6%) 67 (87%) p < 0,05
Субкомпенсированные ремиссии 43 (22,7%) 1 (1,3%) p < 0,05
Компенсированные ремиссии 28 (14,7%) 9 (11,7%) p > 0,05
Всего 190 (100%) 77 (100%)

При изучении особенностей пациентов, у которых наблюдались ремиссии свыше года после обращения за помощью к целителю, нами было выявлено, что у этих пациентов изначально (до обращения к целителю) имели место высокий уровень осознания болезни и твёрдые установки на лечение, трезвость, а также вера в возможность излечения с помощью целителя. Фактически сам факт посещения целителя этими пациентами за счёт твёрдого решения «бросить пить» и символического участия целителя превращал решение «бросить пить» в окончательную уверенность возможности этого. Символическое участие харизматической личности целителя способствовало трансформации переживаний пациента, связанных с осознанием невозможности дальнейшей алкоголизации, через процесс борьбы мотивов («пить — не пить», «бросать пить сейчас или завтра» и т. д.) в принятие твёрдого решения об абсолютной трезвости. У части пациентов (13%) этого психологического перехода, при благоприятном течении болезни, оказывалось достаточно для становления, стабилизации и формирования установившейся ремиссии. Каких-либо специфических терапевтических воздействий на патологические или нормативно-компенсаторные процессы в действиях религиозно-магического целителя нам выявить не удалось.

У пациентов, прошедших только симптоматическую терапию, от лечения только и осталось воспоминание, что «делали капельницу», «уколы», «давали таблетки», в результате облегчилось состояние, наладился сон, после чего пациент надеялся, что уже «сам пить не будет». При этом психологических изменений с пациентом не происходило, его внутренний мир оставался прежним, что и приводило к быстро наступающему срыву (первой пробе алкоголя) и рецидиву алкоголизма.

Значительное улучшение результатов лечения в четвёртой группе находит объяснение комплексом оказанных лечебных воздействий, позволивших не только купировать патологическое влечение к алкоголю, состояние отмены алкоголя, восстановить соматическое и психическое состояние пациента, а и достигнуть изменений на психологическом уровне функционирования пациентов за счёт прямого и косвенного внушения с «суггестивной надбавкой» (имплантация препарата). При изучении особенностей пациентов, достигших в этой группе ремиссий свыше года, нами установлено, что только у части этих пациентов изначально при обращении были высокие уровни осознания болезни и твёрдые установки на трезвость. У большинства пациентов, как и во всех остальных исследованных случаях формирования ремиссий, установки на трезвость носили внешний или промежуточный характер и практически не изменились в процессе лечения (p > 0,05). Но, несмотря на это, они воздерживались от употребления алкоголя из-за страха за своё здоровье в случае употребления алкоголя на фоне действия пролонгированного препарата. Ремиссии при таких причинах воздержания были неустойчивыми, в лучшем случае субкомпенсированными (см. табл. 2), характеризовались выраженными, часто возникающими клиническими рецидивоопасными ситуациями, повышающими риск срывов и рецидивов алкоголизма.

Действительно, как подтверждают и другие авторы, лечение алкоголизма по шаблону, формально, без работы с личностью пациента, без переориентировки его мотиваций в сторону созидательного процесса, без установления партнёрских отношений с больным, без поддерживающей терапии на высоком уровне бесперспективно [2–6].

Выводы

  1. Характер проводимого при алкоголизме лечения сказывается не только на эффективности лечения, определяемой временем воздержания от употребления алкоголя, а и на качестве ремиссии.
  2. Лишь малой части пациентов, обращающихся за лечением алкоголизма, для формирования качественной ремиссии достаточно символической помощи. Подавляющее большинство пациентов с алкоголизмом нуждаются в полноценном лечении.
  3. Только ятрогенно ориентированные методы лечения алкоголизма (без преодоления анозогнозии и переориентировки мотиваций) способствуют увеличению (до 37%) количества пациентов с воздержанием от приёма алкоголя более одного года за счёт формирования субкомпенсированных ремиссий с разнообразными рецидивоопасными клиническими состояниями.

Заключение. В результате исследования установлена недостаточность для достижения длительных и качественных ремиссий при алкоголизме односторонней, только биологической (симптоматическая терапия) или только символической психологической (помощь целителя) помощи. При ведущем ориентировании на ятрогенный эффект повышение эффективности лечения алкоголизма происходит за счёт субкомпенсированных ремиссий с различными рецидивоопасными клиническими состояниями. Для достижения не только более длительных, но и качественных ремиссий при алкоголизме необходимо применение современных системно ориентированных методов лечения пациентов с алкогольной зависимостью.

Литература

  1. Артемчук А. Ф., Сосин И. К. Проблема коморбизма при алкогольной зависимости // Лечение и реабилитация лиц, зависимых от психоактивных веществ: Материалы 7-й Украинской конференции с международным участием, посвящённой 88-й годовщине со дня рождения А. Р. Довженко (г. Харьков, 4–5 апреля 2006 г.). — Харьков, 2006. — С. 6–14.
  2. Ерышев О. Ф., Рыбакова Т. Г., Шабанов П. Д. Алкогольная зависимость: формирование, течение, противорецидивная терапия. — СПб: Элби-СПб, 2002. — 192 с.
  3. Курышов В. Н., Валентик Ю. В. Способ диагностики терапевтических установок у больных алкоголизмом // Актуальные проблемы невропатологии, психиатрии и нейрохирургии: Сборник трудов Саратовского медицинского института, посвящённый 80-летию кафедры нервных и душевных болезней. — Саратов: СГУ, 1992. — С. 58–63.
  4. Рецидивоопасные клинические состояния ремиссионного периода в наркологии / И. К. Сосин, Л. В. Лазирская, В. Л. Давыдов, Н. П. Бурмака, А. И. Иванилова, И. М. Сквира, А. И. Балога, А. С. Комарницкий //Новые подходы к психотерапии и фармакотерапии состояний зависимости от психоактивных веществ: Материалы 5-й Украинской конференции с международным участием, посвящённой 86-й годовщине со дня рождения А. Р. Довженко (г. Харьков, 6–7 апреля 2004 г.). — Харьков, 2004. — С. 153–160.
  5. Скугаревская Е. И. Наркозависимость: современные пути решения проблемы // Медицинские новости. — 2001. — С. 11–12.
  6. Сосин И. К., Чуев Ю. Ф. Наркология: Монография. — Харьков: Коллегиум, 2005. — 800 с.
  7. Ураков Н. Г., Мирошниченко Л. Д., Творогова Н. А. К динамике становления ремиссий у больных алкоголизмом // Ремиссии при алкоголизме: Сборник научных трудов Ленинградского НИИ психиатрии им. В. М. Бехтерева. — Л., 1989. — С. 20–25.
  8. Филатов А. Т. Сравнение гипноза и медикаментозной терапии алкоголизма // Вопросы психотерапии, 1972. — С. 248–250.
  9. Франк Д. Что такое психотерапия // Введение в психотерапию: Сборник статей / Под ред. С. Блоха. — Киев, 1997. — С. 9–31.
  10. Шумский Н. Г. Алкоголизм // Руководство по психиатрии / Под ред. А. В. Снежневского. — М.: Медицина, 1983. — Т. 2. — С. 251–289.
  11. George R. L., Cristiani T. S. Counseling: theory and practice. — 3rd ed. — Englewood Cliffis–New York: Prentice-Hall, 1990. — 148 p.


© «Новости украинской психиатрии», 2010
Редакция сайта: editor@psychiatry.ua
ISSN 1990–5211