НОВОСТИ УКРАИНСКОЙ ПСИХИАТРИИ
Более 1000 полнотекстовых научных публикаций
Клиническая психиатрияНаркологияПсихофармакотерапияПсихотерапияСексологияСудебная психиатрияДетская психиатрияМедицинская психология

Книги »  Актуальные вопросы современной психиатрии и наркологии »

ЛЕЧЕНИЕ ТОПАМАКСОМ ПСИХИЧЕСКИХ НАРУШЕНИЙ ВСЛЕДСТВИЕ ЭПИЛЕПСИИ

Е. О. Мулик

Луганская областная клиническая психоневрологическая больница, г. Луганск

* Электронная публикация:
Мулик Е. О. Лечение топамаксом психических нарушений вследствие эпилепсии [Электронный ресурс] // Актуальные вопросы современной психиатрии и наркологии: Сборник научных работ Института неврологии, психиатрии и наркологии АМН Украины и Харьковской областной клинической психиатрической больницы № 3 (Сабуровой дачи), посвящённый 210-летию Сабуровой дачи / Под общ. ред. П. Т. Петрюка, А. Н. Бачерикова. — Киев–Харьков, 2010. — Т. 5. — Режим доступа: http://www.psychiatry.ua/books/actual/paper070.htm.

В Украине детское население составляет 10 млн. 657 тыс. Среди психиатрической диспансерной группы 2,1 на 100 000 детей страдают эпилепсией со слабоумием, 4,1 на 100 000 детей — непсихотическими расстройствами в виде поведенческих и эмоциональных нарушений вследствие эпилепсии. Среди подростков 1,1 на 100 000 больны эпилепсией со слабоумием, а 3,5 на 100 000 — эпилепсией без слабоумия. Сочетание олигофрении с эпилепсией встречается с частотой от 14% до 37%. У 20 000 детей, больных эпилепсией, синдромы не учитываются. А по данным ВОЗ, из 6 млрд. людей, проживающих на Земле, эпилепсией страдают 50 млн. детей.

Целью фармакотерапии является полное прекращение припадков без нервно-психических и соматических побочных явлений и обеспечение педагогической, профессиональной и социальной адаптации пациента [1]. Сегодня конкурируют две точки зрения на фармакотерапию. Одна из них предполагает, что противоэпилептическое лечение, подавляя эпилептическую нейрональную активность, препятствует прогрессированию эпилептического процесса, а при успешности способствует его обратному развитию. Такая установка вытекает из рассмотрения эпилептического заболевания в качестве самоподдерживающегося патологического процесса, при котором сама эпилептическая гиперсинхронная активность нейронов в мозге ведёт к вовлечению в эту активность других систем мозга и непрерывному нарастанию эпилептической массы в мозге. Вторая точка зрения рассматривает эпилепсию как устойчивое динамическое состояние дисбаланса нейротрансмиттерных систем с преобладанием процессов нейронального возбуждения над торможением, вследствие чего возникают гиперсинхронные разряды, нарушающие психические, сенсорные и моторные процессы и проявляющиеся клинически эпилептическими припадками. Отсюда следует, что противоэпилептические препараты не лечат эпилепсию, а, восстанавливая в определённой мере баланс тормозных и возбудительных процессов в мозге, блокируют эпилептические гиперсинхронные разряды и влияют существенным образом на саму патогенетическую основу заболевания, подобно заместительной терапии допаминергическими агентами при паркинсонизме [7].

Принимая во внимание вышесказанное, отметим, что препарат топамакс (топирамат) имеет уникальное сочетание основных механизмов противосудорожного действия, что лежит в основе широкого спектра его активности и прогнозируемости эффекта, особенно при полиморфных и неклассифицируемых типах приступов, и обеспечивает тем самым надёжный противосудорожный эффект при выборе фармакотерапии препаратом топамакс. Принципиально важным моментом в механизме действия топамакса является его сочетанное влияние на ГАМК-ергические и глутаматергические системы. Считается, что механизмы действия отдельных антиконвульсантов предопределяют не только различия между ними в плане устранения припадков определённого типа, но и широкую гамму психотропных эффектов (Ketter et al., 1999). При этом блокада Na-зависимых вольтажных каналов в большей мере предопределяет собственно антиконвульсивный эффект, тогда, как влияние на ГАМК-ергические и глутаматэргические рецепторы лежит в основе психотропного эффекта препарата (Ketter et al., 1999). При этом препараты с преимущественным воздействием на ГАМК-ергические системы (барбитураты, бензодиазепины, вальпроаты, габапентин, вигабатрин, тиагабин) обладают выраженным эффектом седации. С другой стороны, препараты с выраженным блокирующим воздействием на глутамат-рецепторы (фельбамат, ламотриджин) характеризуются активирующим действием (Ketter et al., 1999).

И в данном контексте топамакс, механизм действия которого сводится к активации ГАМК-ергических систем и блокаде глутаматных рецепторов, выгодно отличается смешанным сбалансированным эффектом, позволяющим назначать его лицам с разными типами нарушения психики.

Благодаря сочетанию пяти основных механизмов противосудорожного действия топамакс эффективен в отношении любых типов судорог любой локализации, в том числе полифокальных и резистентных к другой терапии, поэтому при терапии топамаксом нет необходимости определять характер эпилептических припадков [2, 3].

Топамакс повышает порог возникновения судорог и препятствует их распространению (генерализации) в отличие, например, от карбамазепина и фенитоина, обладает высокой эффективностью (синергизм между механизмами), эффективно применяется в виде монотерапии, что обеспечивает отсутствие лекарственного взаимодействия и лёгкость подбора дозы, снижает вероятность фармакодинамической толерантности. Топамакс имеет высокий профиль безопасности для пациентов [4].

Топамакс обладает уникальным свойством оказывать защитное воздействие на нейроны ЦНС и, тем самым, предотвращает или существенно замедляет прогрессирование заболевания [5].

Топамаскс — уникальный препарат со смешанным профилем психотропных эффектов, противосудорожное действие которого эффективно в качестве монотерапии при эпилепсии у детей парциальными или генерализованными тонико-клоническими судорогами, а также при сопутствующих психических расстройствах — сумеречном состоянии сознания (ночные страхи, сомнамбулизм), эпилептических аффективных психозах, при изменении личности по эпитипу с расстройством влечений (компьютерная зависимость, наркомания, алкоголизм).

Применение топамакса как монотерапии исследовалась у 12 детей в возрасте от 5 до 18 лет с парциальными приступами, сочетающимися с психическими расстройствами, эпилептическим слабоумием, расстройствами личности по эпитипу, эпилептическими аффективными психозами.

Из 12 детей, страдающих эпилепсией, 8 пациентов получали топамакс как монотерапию первично, 4 — перешли на топамакс с депакина. Проанализировать эффективность топамакса при снятии пароксизмальных состояний, дисфории, влияние на когнитивное функционирование [6].

Был проведён ретроспективный анализ историй болезней пациентов, которые находились на лечении в детском отделении ЛОКПНБ в течение 2005 г. и получали топамакс. Всего проанализировано 12 историй болезней. Из них детей в возрасте от 5 до 11 лет — 5 пациентов, в возрасте от 12 до 18 лет — 7 пациентов. 5 детей и 3 подростка, обратившиеся впервые по поводу эпилепсии находились на монотерапии топамаксом путём титрования, четверо подростков постепенно переведены с вальпроата натрия на топамакс.

Из 12 детей — 2 больных с генерализованными приступами, 8 пациентов — с парциальными приступами с вторичной генерализацией, из которых 4 имели концентрическое слабоумие, 4 — аффективные расстройства по типу дистрофий, 1 подросток — расстройства личности по эпитипу с нарушением влечений (компьютерная зависимость), 1 ребёнок — расстройства сна эпигенеза с кошмарными сновидениями, страхами, снохождением.

Топамакс был отменён у 2 детей в возрасте 5 и 6 лет из-за побочных действий (анорексии), у 4 из 12 детей (33%) отмечалось уменьшение частоты приступов на 50% и более. У 5 пациентов (41%) удалось добиться 100% отсутствия приступов. Кроме этого, отмечалось улучшение психического состояния — исчезли дисфорические аффекты, уменьшилась вязкость, назойливость у детей. В период назначения топамакса, его титрования у детей несколько снизилась концентрация внимания в течение первого месяца, что было связанно с быстрым титрованием препарата, в последующем при выходе на терапевтическую дозу эти явления исчезали; более того, у этих детей улучшилась школьная адаптация и успеваемость. Отмечалась 100% эффективность лечения топамаксом нарушений сна эпигенеза и компьютерной зависимости у эпилептоидной личности.

Срок наблюдения пациентов — от 6 до 12 месяцев.

Предварительные результаты подтвердили эффективность топамакса в качестве средства монотерапии при различных типах приступов у детей. Низкая частота отмены препарата из-за побочных действий свидетельствует о хорошей переносимости топамакса у детей. Ухудшение когнитивных функций в период титрования топамакса является транзиторным и не отмечается при дальнейшем применении его. Возможности комбинированного приёма с другими антиэпилептическими препаратами, в частности с депакином, без побочных эффектов, дают возможность легко замещать депакин топамаксом, а в тяжёлых случаях — применять оба препарата одновременно. В 41% случаев удалось добиться полного отсутствия приступов с исчезновением психотических расстройств в виде дисфории, сумеречных расстройств сознания, смягчением эпилептоидных черт характера, патологических влечений. Таким образом, при назначении топамакса наблюдается не просто устранение судорожной активности и нормализация показателей ЭЭГ, а, что наиболее важно у данной категории пациентов — коррекция их психического состояния. Это ещё раз показывает, что топамакс сегодня нельзя рассматривать только как препарат для предотвращения судорожных состояний, его необходимо выделить как препарат с уникальными свойствами, позволяющими предотвратить прогрессирование самого заболевания (антиэпилептогеник), а в ряде случаев добиться и регресса психической симптоматики

Литература

  1. Карлов В. А. Современная стратегия лечения эпилепсии // Лечение нервных болезней. — М., 2001. — № 1. — С. 4–7.
  2. Калинин В. В., Железнова Е. В., Соколова Л. В. Применение топамакса при лечении резистентной парциальной эпилепсии // Лечение нервных и психических заболеваний — М., 2003. — № 9. — С. 48–53.
  3. Калинин В. В. Новый антиэпилептический препарат топамакс // Русский медицинский журнал. — 2002. — Т. 10, № 25. — С. 4–9.
  4. Sachdeo C. Применение топирамата как средства монотерапии при парциальных эпилептических припадках // Эпилепсия. — 1997. — № 3. — С. 294–300.
  5. Мухина К. Ю., Петрухин А. С., Миронов М. Б. Клиническая эффективность и переносимость топамакса при комбинированной терапии эпилепсии // Журнал неврологии и психиатрии им. С. С. Корсакова. — 2003. — Т. 103, № 3. — С. 28–32.
  6. Марценковский И. А., Блажевич Ю. В. Влияние противосудорожной терапии на когнитивное функционирование больных эпилепсией // Архив психиатрии. — 2003. — № 3. — С. 84–88.
  7. Марценковский И. А., Бикшаева Я. Б. Некоторые аспекты лечения эпилепсии. Современные антиконвульсанты второй генерации // Архив психиатрии. — 2004. — № 3. — С. 213–219.

© «Новости украинской психиатрии», 2010
Редакция сайта: editor@psychiatry.ua
ISSN 1990–5211