НОВОСТИ УКРАИНСКОЙ ПСИХИАТРИИ
Более 1000 полнотекстовых научных публикаций
Клиническая психиатрияНаркологияПсихофармакотерапияПсихотерапияСексологияСудебная психиатрияДетская психиатрияМедицинская психология

Українська версія статті »

СУДЕБНО-ПСИХИАТРИЧЕСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА АЛКОГОЛЬНЫХ ПСИХИЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВ В ГРАЖДАНСКОМ ПРОЦЕССЕ: ДАННЫЕ ОТРАСЛЕВОЙ СТАТИСТИЧЕСКОЙ ОТЧЁТНОСТИ

А. В. Канищев, А. А. Ревенок, О. П. Олейник

* Перевод с украинского.
* Публикуется по изданию:
Каніщев А. В., Ревенок О. А., Олійник О. П. Судово-психіатрична експертиза алкогольних психічних розладів у цивільному процесі: дані галузевої статистичної звітності // Архів психіатрії. — 2014. — Т. 20, № 2. — С. 118–121.

Алкогольная зависимость и другие психические расстройства, связанные с употреблением алкоголя, остаются важной медицинской и социальной проблемой. Распространённость данной патологии среди населения не может не сказываться на её представленности в практике судебно-психиатрической экспертизы (СПЭ) по гражданским делам. Кроме того, последние два десятилетия ознаменовались существенным увеличением общего объёма СПЭ в гражданском процессе. Значительно возросло количество имущественных правоотношений и как следствие — количество гражданских исков о признании сделки недействительной. Приведённые обстоятельства обусловливают необходимость изучения количественных показателей и качественных закономерностей судебно-психиатрической экспертной практики в отношении алкогольных психических расстройств.

Целью нашего исследования стал анализ данных официальной статистической отчётности МЗ Украины относительно судебно-психиатрической экспертной оценки алкогольных психических расстройств по гражданским делам.

Материал и методы исследования

Мы исследовали отчёты о проведении судебно-психиатрических экспертиз (форма № 38–здоров), при сосредоточении основного внимания на таблице 2600 («Судебно-психиатрическая экспертиза по гражданским делам») — последней из шести таблиц указанной отчётной формы.

Следует отметить, что до 1999 г. форма № 38–здоров (утверждённая приказом МЗ Украины от 04.09.1992 № 130) предусматривала лишь минимальные сведения об экспертизах, проведённых по гражданским делам. Новая редакция данной формы, которая была утверждена приказом МЗ Украины от 03.05.1999 № 102 и подверглась незначительным изменениям в 2002 г. (приказ МЗ Украины от 04.07.2002 № 274), содержит более глубокую детализацию отчётности по диагностическим рубрикам и вариантам экспертных решений. Исходя из приведённого, мы исследовали статистические данные с 1999 по 2013 годы, то есть за 15-летний период.

Перед началом анализа данных в отношении судебно-психиатрической экспертной оценки алкогольных психических расстройств необходимо вкратце остановиться на особенностях организации данных в таблице 2600 формы № 38–здоров. Общее количество алкогольных психических расстройств представлено в строке 21 («Расстройства психики и поведения вследствие употребления алкоголя»). В числе этих расстройств отдельно учитывается острая интоксикация (строка 22) и психотические расстройства (строка 23). Соответственно, значение в строке 21, за вычетом значений строк 22 и 23, будет составлять количество иных непсихотических расстройств алкогольного генеза.

Результаты и их обсуждение

Обращает на себя внимание невысокое количество расстройств, связанных с употреблением алкоголя, в практике СПЭ в гражданском процессе (табл. 1). В большинстве областей Украины указанная патология представлена единичными случаями, что практически делает невозможным содержательный анализ региональных различий экспертной практики. Удельный вес алкогольных психических расстройств среди всех случаев СПЭ по гражданским делам также является незначительным: в течение анализируемого 15-летнего периода он составлял 0,5–1,4% с тенденцией к стабилизации в последние 5 лет на уровне 1,2–1,4%.

Таблица 1

Структура алкогольных психических расстройств в судебно-психиатрической экспертизе по гражданским делам

Год Психотические расстройства Острая интоксикация Другие расстройства Всего
абс. % абс. % абс. %
1999 5 18,5 2 7,4 20 74,1 27
2000 6 42,9 1 7,1 7 50,0 14
2001 11 39,3 5 17,9 12 42,9 28
2002 12 36,4 3 9,1 18 54,5 33
2003 17 50,0 0 0,0 17 50,0 34
2004 17 43,6 0 0,0 22 56,4 39
2005 23 40,4 4 7,0 30 52,6 57
2006 21 35,0 1 1,7 38 63,3 60
2007 28 40,0 0 0,0 42 60,0 70
2008 34 47,9 0 0,0 37 52,1 71
2009 34 48,6 3 4,3 33 47,1 70
2010 23 31,9 2 2,8 47 65,3 72
2011 39 49,4 2 2,5 38 48,1 79
2012 36 47,4 0 0,0 40 52,6 76
2013 27 30,7 1 1,1 60 68,2 88
Итого за 15 лет 333 40,7 22 2,9 461 56,4 818

Отчёт о судебно-психиатрической экспертизе в гражданском процессе охватывает несколько принципиально различных в правовом отношении категорий экспертиз (табл. 2). Наибольшую из них представляют собой экспертизы по делам о признании лица недееспособным либо ограниченно дееспособным (столбцы 2, 3 таблицы 2600). Вторая по численности группа — это дела о признании сделок недействительными (столбцы 4, 5). Предусмотрены также отдельные немногочисленные группы экспертиз в отношении обжалования недобровольной госпитализации и установленного диагноза (столбцы 6, 7) и «иных» экспертиз (столбец 8). Последние, очевидно, включают в себя иски о возмещении морального ущерба, расторжении брака, определения места проживания ребёнка и т. д.

Таблица 2

Распределение алкогольных психических расстройств в зависимости от категории гражданских дел

Год Дела о признании лица недееспособным (ограниченно дееспособным) Дела о признании сделки недействительной Дела об обжаловании госпитализации и диагноза Иные гражданские дела Всего
всего в т. ч. признаны недееспособными всего в т. ч. признаны несделкоспособными всего в т. ч. признаны необоснованно госпитализированными
абс. % абс. % абс. %
1999 14 6 42,9 13 4 30,8 0 0 0,0 0 27
2000 8 5 62,5 4 1 25,0 0 0 0,0 2 14
2001 13 8 61,5 15 3 20,0 0 0 0,0 0 28
2002 13 10 76,9 20 7 35,0 0 0 0,0 0 33
2003 21 13 61,9 11 5 45,5 0 0 0,0 2 34
2004 22 14 63,6 16 7 43,8 0 0 0,0 1 39
2005 29 20 69,0 26 10 38,5 1 1 100,0 1 57
2006 25 14 56,0 32 10 31,3 0 0 0,0 3 60
2007 40 30 75,0 30 9 30,0 0 0 0,0 0 70
2008 36 21 58,3 30 5 16,7 0 0 0,0 5 71
2009 36 26 72,2 32 10 31,3 0 0 0,0 2 70
2010 40 23 57,5 32 5 15,6 0 0 0,0 0 72
2011 40 30 75,0 35 11 31,4 0 0 0,0 4 79
2012 37 28 75,7 37 13 35,1 0 0 0,0 2 76
2013 40 21 52,5 46 12 26,1 0 0 0,0 2 88
Итого за 15 лет 414 269 65,0 379 112 29,6 1 1 100,0 24 818

Среди общего количества подэкспертных, признанных дееспособными, доля лиц с алкогольными психическими расстройствами относительно стабильна и колеблется на уровне 2–4%. В то же время удельный вес расстройств алкогольного генеза среди недееспособных почти на порядок ниже (0,4–0,7%). Это, очевидно, объясняется незначительной распространённостью стойких тяжёлых психических расстройств чисто алкогольного происхождения.

Весьма значительное количество больных с алкогольными психическими расстройствами признаётся дееспособными. Так, если среди общего контингента подэкспертных дееспособными признаются лишь 8–12%, то при расстройствах алкогольного генеза доля дееспособных колеблется на уровне 25–45% (в 2013 г. достигла значения, максимального за последние годы — 57,1%). При этом следует заметить, что форма №  38–здоров не предусматривает отдельного учёта подэкспертных, признанных ограниченно дееспособными, поэтому они автоматически попадают в группу дееспособных, что может частично объяснить высокий удельный вес последних.

Среди подэкспертных с алкогольными психическими расстройствами, проходящих СПЭ по гражданским делам, почти половина приходится на дела о признании сделки недействительной. На протяжении исследуемого периода удельный вес таких дел колебался в пределах 30–60%, относительно стабилизировавшись в последние годы на уровне 42–46%. Это резко контрастирует с показателями по общему контингенту подэкспертных: в целом по Украине на дела о признании следки недействительной приходится лишь 11–18% от всех экспертиз, проведённых в гражданском процессе.

Доля несделкоспособных среди исследуемой группы колеблется на уровне 16–35%, в то время как среди общего контингента подэкспертных она составляет 53–75%. Удельный вес алкогольных психических расстройств приблизительно одинаков как среди несделкоспособных (2–5%), так и среди сделкоспособных (3–5%).

Удельный вес психотических расстройств алкогольного генеза при СПЭ по гражданским делам колеблется на уровне 31–50% (табл. 3). Приблизительно две трети подэкспертных с психотическими расстройствами алкогольного генеза проходили экспертизу по делам о признании лица недееспособным (ограниченно дееспособным).

Таблица 3

Экспертные решения в отношении психотических расстройств алкогольного генеза

Год Дела о недееспособности (ограниченной дееспособности) Дела о признании следки недействительной
всего в т. ч. признаны недееспособными всего в т. ч. признаны несделкоспособными
абс. % абс. %
1999 2 2 100,0 3 3 100,0
2000 4 4 100,0 1 1 100,0
2001 8 7 87,5 3 2 66,7
2002 6 6 100,0 6 6 100,0
2003 13 11 84,6 4 4 100,0
2004 10 10 100,0 7 4 57,1
2005 15 15 100,0 8 8 100,0
2006 14 11 78,6 6 5 83,3
2007 22 18 81,8 6 4 66,7
2008 22 19 86,4 11 4 36,4
2009 27 24 88,9 6 5 83,3
2010 21 18 85,7 2 2 100,0
2011 27 25 92,6 9 5 55,6
2012 25 23 92,0 11 6 54,5
2013 18 15 83,3 9 8 88,9
Итого за 15 лет 234 208 88,9 92 67 72,8

Обращает на себя внимание определённое количество экспертных решений, когда подэкспертные с тяжёлыми психическими расстройствами алкогольного генеза признаются способными осознавать значение своих действий и руководить ими (до 10 случаев ежегодно по Украине). По делам о признании сделки недействительной подобные решения могут объясняться динамикой психического состояния подэкспертного в период между совершением оспариваемой сделки и моментом освидетельствования СПЭ. Например, на момент сделки констатируется непсихотический вариант алкогольной зависимости, а на время проведения экспертизы — алкогольный амнестический синдром либо алкогольная деменция. Поэтому подобные случаи могут ошибочно заноситься в рубрику психотических расстройств, в то время как при учёте диагностического решения необходимо ориентироваться на тот период времени, к которому относятся юридически значимые действия.

Однако ещё больше вопросов вызывают случаи признания подэкспертных с алкогольными психозами дееспособными. Несмотря на незначительное количество, подобные случаи встречаются практически каждый год (2–4 случая по Украине). Вероятной причиной таких случаев является то, что в группу дееспособных попадают «нерешённые» случаи (то есть экспертизы, при которых, несмотря на установление определённого диагноза, констатируется невозможность ответа на вопрос о способности лица осознанно руководить своими действиями). Указанное встречается, в основном, при посмертных экспертизах. По делам о признании лица недееспособным невозможность решения экспертных вопросов может обусловливаться неопределённостью прогноза выявленного тяжёлого психического расстройства (то есть невозможностью однозначной квалификации такого расстройства как стойкого, хронического). Подобная ситуация может возникнуть, например, при диагностике алкогольного амнестического синдрома незначительной длительности либо затяжных алкогольных психозов. В таких случаях, несмотря на установку диагноза тяжёлого психического расстройства, эксперты могут прийти к выводу о необходимости отложить вынесение экспертного решения. Приведённые обстоятельства и обусловливают, по нашему мнению, то, что указанные случаи попадают в категорию дееспособных, хотя на самом деле экспертные вопросы остаются нерешёнными.

Алкогольные расстройства непсихотического уровня в количественном отношении составляют большую часть исследуемой группы подэкспертных (в последние годы — 50–70%). Причём экспертизы по делам об установлении недееспособности (ограниченной дееспособности) составляют среди них лишь треть. Соответственно две трети приходятся на дела о признании сделки недействительной (табл. 4).

Таблица 4

Экспертные решения в отношении непсихотических расстройств алкогольного генеза

Год Дела о недееспособности (ограниченной дееспособности) Дела о признании следки недействительной
всего в т. ч. признаны недееспособными всего в т. ч. признаны несделкоспособными
абс. % абс. %
1999 12 4 33,3 10 1 10,0
2000 4 1 25,0 3 0 0,0
2001 5 1 20,0 12 1 8,3
2002 7 4 57,1 14 1 7,1
2003 8 2 25,0 7 1 14,3
2004 12 4 33,3 9 3 33,3
2005 14 5 35,7 18 2 11,1
2006 11 3 27,3 26 5 19,2
2007 18 12 66,7 24 5 20,8
2008 14 2 14,3 19 1 5,3
2009 9 2 22,2 26 5 19,2
2010 19 5 26,3 30 3 10,0
2011 13 5 38,5 26 6 23,1
2012 12 5 41,7 26 5 19,2
2013 22 6 27,3 37 6 16,2
Итого за 15 лет 180 61 33,9 287 45 15,7

Не может не вызывать удивления то, что в группе непсихотических алкогольных расстройств приблизительно треть подэкспертных признаётся неспособными осознанно руководить своими действиями. По делам о признании сделки недействительной неспособность к осознанно-волевому поведению констатируется приблизительно в шестой части случаев. Такие цифры имеют несколько объяснений. Во-первых, в некоторых регионах до сих пор существует практика признания недееспособными больных алкогольной зависимостью вне признаков психоза либо деменции (со ссылкой на «степень выраженности» имеющейся психической патологии — например, при алкогольной деградации личности, абстинентном синдроме, запойном состоянии и т. д.). По нашему мнению, подобные подходы отражают скорее патерналистские установки экспертов, а не клиническую реальность. Во-вторых, причина может быть в нечёткой формулировке диагноза и ошибочном отнесении выявленного тяжёлого психического расстройства к непсихотической рубрике МКБ-10.

Совершенно ясно, что форма № 38–здоров охватывает не все случаи алкогольных психических расстройств, диагностированных при СПЭ. Речь идёт о так называемых «двойных диагнозах», то есть о случаях сочетания алкогольной зависимости с иным психическим расстройством (например, с органическим расстройством личности, умственной отсталостью и т. д.). Так, по данным В. Н. Шевелёва и М. И. Проценко, «чистая» алкогольная зависимость при СПЭ диагностируется лишь в 5,7% случаев, соответственно в 94,3% она сочетается с иными психическими расстройствами непсихотического уровня [3]. В исследовании Е. В. Королёвой (на материале двух судебно-психиатрических учреждений г. Москвы) синдром зависимости от алкоголя был диагностирован в 15,83% от общего количества экспертиз по поводу установления сделкоспособности [1]. А. Р. Мохонько и Л. А. Муганцева указывают на 7,8% больных с алкогольной зависимостью среди подэкспертных, признанных несделкоспособными в целом по Российской Федерации в 2012 г. [2].

Как свидетельствует наш опыт, в большинстве случаев «двойных диагнозов» алкогольная зависимость не указывается как основной диагноз, поэтому диагностированный в качестве «второго диагноза» синдром зависимости от алкоголя остаётся за рамками статистической отчётности. Установить точное количество таких случаев можно только путём исследования первичной медицинской документации.

Вместе с тем, несмотря на неполную представленность диагностированной алкогольной зависимости в отраслевой отчётности, а также вопреки неизбежным погрешностям и неточностям при заполнении формы № 38–здоров в экспертных учреждениях (подразделениях) Украины, имеющиеся данные позволяют прояснить структуру алкогольных расстройств и распределение экспертных решений при СПЭ по гражданским делам.

Приведённые показатели свидетельствуют о не всегда обоснованных обращениях родственников больных с заявлениями о лишении их дееспособности, что приводит к определённой избыточности в назначении СПЭ. Причём это вряд ли можно считать недостатком в работе судов, поскольку действующее законодательство устанавливает обязательность назначения СПЭ при наличии достаточных данных о психическом расстройстве (ч. 1 ст. 239 ГПК Украины). Целью подачи таких заявлений нередко является не установление опеки либо попечительства над пациентом, а попытка дисциплинирующего воздействия на него в связи с вероятностью совершения им сделки, которая может противоречить имущественным интересам его родственников.

В практике иногда встречаются случаи назначения СПЭ при рассмотрении дел об ограничении дееспособности по основаниям, предусмотренным ч. 2 ст. 39 ГК Украины (злоупотребление алкоголем либо наркотиками, ставящее близких в тяжёлое материальное положение), хотя данные основания не предусматривают определения способности лица осознавать значения своих действий и руководить ими.

При рассмотрении исков о признании сделки недействительной по основаниям, предусмотренным ст. 225 ГК Украины (недействительность сделки, совершённой лицом, которое не осознавало значение своих действий и не могло ими руководить), суды на сегодняшний день обязаны назначать СПЭ по ходатайству хотя бы одной из сторон, то есть независимо от наличия объективных данных в пользу тяжёлого психического расстройства (см. п. 16 постановления Пленума Верховного Суда Украины от 06.11.2009 № 9 «О судебной практике рассмотрения гражданских дел о признании сделок недействительными»). Такая позиция привела к более широкому, нежели ранее, назначению СПЭ (хотя в предыдущие годы у судов были законные основания отказать в назначении экспертизы по мотивам отсутствия достаточных данных, свидетельствующих о тяжёлом психическом расстройстве).

Встречаются случаи, когда при алкогольной зависимости предъявление иска по основаниям, предусмотренным ст. 225 ГК Украины, имеет лишь предварительный, этапный характер и предшествует уточнению исковых требований с переходом на иные, «непсихиатрические» пороки воли, предусмотренные ГК Украины — ошибку (ст. 229), обман (ст. 230), физическое либо психическое давление (ст. 231), влияние тяжёлых обстоятельств (ст. 233). Но и при таких основаниях иска суды иногда назначают СПЭ, хотя указанные нормы гражданского законодательства не имеют психиатрического содержания и не предусматривают применения специальных знаний путём проведения судебно-психиатрической экспертизы.

Всё это обусловливает значительное количество СПЭ, назначаемых без достаточных медицинских оснований, а, следовательно, и больший удельный вес экспертных решений о сделкоспособности. Очевидно, социальный спрос на СПЭ психических нарушений алкогольного генеза по исковым гражданским делам опережает истинную распространённость тяжёлых психических расстройств в рамках данной нозологической группы.

Выводы

Приведённые данные статистической отчётности свидетельствуют также о необходимости унификации экспертных оценок при судебно-психиатрической оценке алкогольных психических расстройств по гражданским делам, о важности соблюдения единых и чётких критериев. Одним из путей усовершенствования экспертной практики в этом направлении может являться регулярный анализ диагностических и экспертных расхождений. Кроме того, назрела необходимость пересмотра и усовершенствования отчётной формы № 38–здоров (с учётом категории ограниченной дееспособности).

Литература

  1. Королёва Е. В. Судебно-психиатрическая оценка психических расстройств у лиц, совершивших сделки. — Автореф. дис. … д-ра мед наук: 14.01.06. — М., 2010. — 42 с.
  2. Мохонько А. Р., Муганцева Л. А. Судебно-психиатрическая экспертиза в гражданском процессе // Организационно-правовые, клинико-диагностические вопросы общей психиатрии, судебно-психиатрической экспертизы: Тезисы научно-практической конференции. — СПб: Альта Астра, 2013. — С. 13.
  3. Шевелёв В. Н., Проценко М. И. Особенности алкоголизма в судебно-психиатрической практике // Судебная и социальная психиатрия 90-х годов: Материалы международной конференции: В 2 т. — Киев–Харьков–Днепропетровск, 1994. — Т. 2. — С. 132–133.

Адрес для переписки:
editor@psychiatry.ua

Консультации по вопросам судебно-психиатрической экспертизы
Заключение специалиста в области судебной психиатрии по уголовным и гражданским делам


© «Новости украинской психиатрии», 2014
Редакция сайта: editor@psychiatry.ua
ISSN 1990–5211