НОВОСТИ УКРАИНСКОЙ ПСИХИАТРИИ
Более 1000 полнотекстовых научных публикаций
Клиническая психиатрияНаркологияПсихофармакотерапияПсихотерапияСексологияСудебная психиатрияДетская психиатрияМедицинская психология

РЕЗУЛЬТАТЫ КОМПЛЕКСНОЙ ОЦЕНКИ АДДИКТИВНОГО СТАТУСА УЧАЩЕЙСЯ МОЛОДЁЖИ С ПОМОЩЬЮ СИСТЕМЫ ОРИГИНАЛЬНЫХ AUDIT-ПОДОБНЫХ ТЕСТОВ

И. В. Линский, А. И. Минко, А. Ф. Артемчук, Е. Г. Гриневич, М. В. Маркова, Г. А. Мусиенко, В. В. Шалашов, Л. М. Маркозова, Е. С. Самойлова, И. В. Шалашова, В. И. Пономарёв, А. В. Бараненко, А. А. Минко, С. В. Гольцова, О. В. Сергиенко, Е. И. Линская, О. В. Выглазова

* Публикуется по изданию:
Линский И. В., Минко А. И., Артемчук А. Ф., Гриневич Е. Г., Маркова М. В., Мусиенко Г. А., Шалашов В. В., Маркозова Л. М., Самойлова Е. С., Шалашова И. В., Пономарёв В. И., Бараненко А. В., Минко А. А., Гольцова С. В., Сергиенко О. В., Линская Е. И., Выглазова О. В. Результаты комплексной оценки аддиктивного статуса учащейся молодёжи с помощью системы оригинальных AUDIT-подобных тестов // Вісник психіатрії та психофармакотерапії. — 2010. — № 1. — С. 27–37.

ВВЕДЕНИЕ

Предыдущие статьи [1, 2] представленного выше авторского коллектива были посвящены, в основном, описанию метода комплексной оценки аддиктивного статуса индивида и популяции при помощи системы оригинальных AUDIT-подобных тестов [3, 4].

Предложенный авторами подход, позволяющий рассматривать различные виды пристрастий и зависимостей в едином измерительном масштабе, дал возможность провести прямое сравнение аддиктивных потенциалов психоактивных веществ и иных объектов «употребления» (мер их наркологической опасности, злокачественности) не в лабораторных условиях, а в реальной молодёжной среде.

Комплексный характер метода сделал доступным для наблюдения и количественной оценки такое свойство аддиктивно опасных объектов, как их способность сочетаться между собой. В качестве меры данного свойства было предложено использовать индекс сопряжения, который представляет собой среднее число зависимостей от иных (кроме рассматриваемого) объектов «употребления», обычно сочетающихся с зависимостью от рассматриваемого объекта «употребления».

Кроме того, предложенный метод позволил выявить взаимосвязь между опытом употребления табака, алкоголя и азартных игр с опытом «употребления» иных, в первую очередь нелегальных, объектов, что послужило веским аргументом в пользу гипотезы о «каталитической» роли легальных объектов «употребления» в процессе приобщения молодёжи к наркотикам.

Объём стандартной журнальной публикации не позволил дать исчерпывающее описание предложенного метода и полученных с его помощью результатов, поэтому в данной статье мы продолжаем знакомить читателя с его возможностями.

Цель работы, как следует из названия, состояла в комплексной оценке аддиктивного статуса учащейся молодёжи (с выявлением связей и взаимодействий между отдельными его компонентами) с помощью системы оригинальных AUDIT-подобных тестов.

МЕТОД И МАТЕРИАЛЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

В качестве мишеней исследования были избраны актуальные в современной молодёжной среде пристрастия и зависимости, для исследования которых были разработаны и защищены свидетельствами о регистрации авторского права семнадцать соответствующих AUDІT-подобных тестов [1, 2] (полные версии входящих в систему тестов и инструкции к ним доступны для ознакомления и загрузки с целью дальнейшего свободного самостоятельного использования по следующей ссылке: http://www.psychiatry.ua/articles/paper313.htm).

В процессе обработки полученных результатов использовались методы математической статистики, а именно дисперсионный и корреляционный анализ [5]. Все расчёты осуществлялись на компьютере с помощью пакета «Анализ данных» программы Excel из пакета MS Offіce 2003, а также SPSS for Windows 15.0.

Всего было обследовано 1532 респондента в возрасте 15–18 лет (ученики 10–11-х классов средних школ и студентов I курсов средних специальных и высших учебных заведений г. Харькова и Харьковской области, средний возраст 16,39±0,032 лет (средние величины поданы в формате: «средняя арифметическая±стандартная ошибка средней арифметической»)), в том числе 744 респондента женского пола и 788 респондента мужского пола.

РЕЗУЛЬТАТЫ И ОБСУЖДЕНИЕ

Средние значения выраженности аддикции к различным объектам «употребления»

Для оценки аддиктивного статуса обследованной группы (в целом, а также отдельно в выделенных по половому признаку подгруппах) были рассчитаны средние значения выраженности всех участвующих в образовании данного статуса аддикций. Для максимально полного учёта собранных данных указанные средние значения рассчитывались отдельно для трёх различных категорий обследованных: для всех респондентов (включая тех, кто уклонился от определённого ответа); только для тех респондентов, которые дали определённые ответы («да» или «нет») и только для тех респондентов, которые имеют опыт соответствующего «употребления» (табл. 1).

Таблица 1

Средние значения выраженности аддикции к различным объектам «употребления» в разных группах респондентов

Объекты «употребления» Средняя выраженность пристрастия-зависимости в группах (баллы)
Все респонденты (включая тех, кто уклонился от определённого ответа) Только те респонденты, которые дали определённые ответы Только те респонденты, которые имеют опыт соответствующего «употребления»
Мужчины Женщины p3) Мужчины Женщины p3) Мужчины Женщины p3)
Еда1) 7,22±0,19 9,75±0,21 < 0,001 7,24±0,19 9,75±0,21 < 0,001 7,24±0,19 9,75±0,21 < 0,001
Секс2) 3,97±0,17 3,38±0,17 < 0,05 4,46±0,18 4,46±0,20 > 0,05 5,76±0,20 5,96±0,22 > 0,05
Работа (учёба) 9,49±0,24 12,08±0,27 < 0,001 9,51±0,24 12,13±0,27 < 0,001 9,51±0,24 12,13±0,27 < 0,001
Телевидение 9,04±0,23 10,65±0,25 < 0,001 9,05±0,23 10,68±0,25 < 0,001 9,85±0,23 11,71±0,24 < 0,001
Интернет (без игр) 4,63±0,24 2,71±0,20 < 0,001 4,70±0,24 2,76±0,20 < 0,001 8,79±0,34 7,35±0,40 > 0,05
Азартные игры 1,76±0,13 0,84±0,10 < 0,001 2,87±0,20 2,10±0,22 < 0,01 4,62±0,28 3,47±0,33 < 0,05
Компьютерные игры 7,92±0,26 3,35±0,18 < 0,001 8,88±0,27 5,16±0,24 < 0,001 9,24±0,27 5,75±0,25 < 0,001
Шоппинг 3,11±0,14 7,32±0,20 < 0,001 5,01±0,17 8,09±0,20 < 0,001 5,13±0,17 8,13±0,20 < 0,001
Чтение (внеклассное) 3,70±0,16 5,79±0,19 < 0,001 5,21±0,20 6,92±0,20 < 0,001 5,36±0,20 7,08±0,20 < 0,001
Алкоголь 5,37±0,23 3,28±0,16 < 0,001 6,30±0,25 4,03±0,18 < 0,001 6,61±0,26 4,33±0,19 < 0,001
Табак 7,36±0,39 5,20±0,32 < 0,001 12,89±0,56 10,43±0,51 < 0,001 15,98±0,58 12,36±0,54 < 0,001
Чай–кофе 7,69±0,23 8,56±0,22 < 0,01 8,55±0,23 9,30±0,22 < 0,05 8,90±0,23 9,59±0,21 < 0,01
Каннабиноиды 1,06±0,15 0,56±0,09 < 0,01 4,93±0,63 3,81±0,49 > 0,05 6,45±0,78 4,99±0,58 > 0,05
Летучие растворители 0,31±0,07 0,06±0,02 < 0,001 4,03±0,71 1,61±0,38 < 0,01 4,82±0,81 2,81±0,47 < 0,01
Седативно-снотворные 0,25±0,07 0,07±0,02 < 0,05 4,62±1,04 1,72±0,28 < 0,01 5,39±1,17 2,39±0,29 < 0,00
Психостимуляторы 0,40±0,10 0,19±0,04 > 0,05 5,03±1,09 2,30±0,37 < 0,05 6,37±1,31 2,96±0,43 < 0,01
Опиоиды 0,47±0,10 0,12±0,03 < 0,001 7,06±1,07 3,00±0,40 < 0,001 7,63±1,12 3,46±0,39 < 0,001
Галлюциногены 0,19±0,07 0,01±0,01 < 0,01 7,05±2,05 1,60±0,60 < 0,05 9,87±2,54 2,00±0,58 < 0,05

Примечания:
1) — ввиду того, что жизнь без еды невозможна, в данном случае под термином «зависимость» имелось в виду такое её употребление, которое сопровождалось борьбой мотивов и дискомфортом (замеченное самим респондентом переедание и/или диета);
2) — в данном случае под термином «зависимость» имелось в виду такая сексуальная активность, которая сопровождалась борьбой мотивов и дискомфортом (замеченные самим респондентом сексуальные излишества и/или сексуальный дефицит);
3) — достоверность различий между мужчинами и женщинами соответствующей группы.

О том, что такое дифференцированное вычисление средних величин выраженности аддикций имеет смысл, ярко свидетельствуют рис. 1 и 2 (отражающие данные, полученные от респондентов мужского и женского пола соответственно). На этих рисунках видно, насколько велико отличие средних оценок уровня некоторых аддикций у респондентов, давших определённые ответы, от аналогичных оценок у всех обследованных респондентов вместе взятых. Как и в предыдущих статьях [1, 2], следует подчеркнуть, что данное отличие отражает степень эмоционального напряжения респондентов, которое свидетельствует об их желании скрыть соответствующий опыт «употребления», либо, наоборот, — о желании скрыть свою «неопытность».

Рейтинг средних значений выраженности аддикции к различным объектам «употребления» в группах респондентов мужского пола (рейтинг составлен по группе респондентов, давших определённые ответы. Другие пояснения — в тексте)

Рис. 1. Рейтинг средних значений выраженности аддикции к различным объектам «употребления» в группах респондентов мужского пола (рейтинг составлен по группе респондентов, давших определённые ответы. Другие пояснения — в тексте)

Примечания:
* — ввиду того, что жизнь без еды невозможна, в данном случае под термином «аддикция» имелось в виду такое её употребление, которое сопровождалось борьбой мотивов и дискомфортом (замеченное самим респондентом переедание и/или диета);
** — в данном случае под термином «аддикция» имелось в виду такая сексуальная активность, которая сопровождалась борьбой мотивов и дискомфортом (замеченные самим респондентом сексуальные излишества и/или сексуальный дефицит).

Рейтинг средних значений выраженности аддикции к различным объектам «употребления» в группах респондентов женского пола (рейтинг оставлен по группе респондентов, давших определённые ответы. Другие пояснения — в тексте)

Рис. 2. Рейтинг средних значений выраженности аддикции к различным объектам «употребления» в группах респондентов женского пола (рейтинг оставлен по группе респондентов, давших определённые ответы. Другие пояснения — в тексте)

Примечания:
* — ввиду того, что жизнь без еды невозможна, в данном случае под термином «аддикция» имелось в виду такое её употребление, которое сопровождалось борьбой мотивов и дискомфортом (замеченное самим респондентом переедание и/или диета);
** — в данном случае под термином «аддикция» имелось в виду такая сексуальная активность, которая сопровождалась борьбой мотивов и дискомфортом (замеченные самим респондентом сексуальные излишества и/или сексуальный дефицит).

Заметно, что величина указанных различий особенно велика там, где речь идёт о нелегальных (наркотики) объектах «употребления», а также — о табаке. Разумеется, наиболее информативны ответы определённые, поэтому дальнейший анализ был сосредоточен именно на них.

Использование единой, позаимствованной из широко известного теста AUDIT [3, 4], методологии для оценки различных аддикций и вычисление средних величин их выраженности в группах респондентов разного пола, позволило применить для интерпретации полученных данных хорошо отработанные (на примере AUDIT) критерии и, таким образом, оценить (в первом приближении) состояние усреднённого «наркологического (аддиктологического) здоровья» указанных групп респондентов (рис. 1, 2).

Из публикаций, посвящённых тесту AUDIT [3, 4], известно, что «употребление» (в случае оригинального AUDIT — алкоголя) на уровне до 7 баллов (включительно) принято считать относительно безопасным; 8–15 баллов — опасным; 16–19 баллов — сопровождающимся вредными последствиями и, наконец, 20–40 баллов — сопровождающимся всеми признаками клинически выраженной зависимости.

Использование этих критериев при анализе полученных результатов закономерно приводит к выводу о том, что аддикция в группе обследованных юношей (рис. 1) по отношению к таким «объектам употребления», как (в порядке возрастания выраженности): азартные игры, летучие растворители, секс, седативно-снотворные средства, Интернет (без игр), каннабиноиды, шоппинг, психостимуляторы и внеклассное чтение — остаётся на относительно безопасном уровне (≤ 7 баллов). К верхнему пределу безопасности в группе обследованных юношей приближается потребления алкоголя (6,30±0,25 балла), а употребление галлюциногенов и опиоидов, а также проблемы, связанные с приёмом пищи (переедание и/или диета) уже превысили этот предел (7,05±2,05 балла; 7,06±1,07 балла и 7,24±0,19 балла, соответственно). Наконец, уверенно «шагнули» за условную черту в 7 баллов (в порядке возрастания выраженности): употребление чая и/или кофе (8,55±0,23 балла), компьютерные игры (8,88±0,27 балла), телевидение (9,05±0,23 балла), а также работа и/или учёба (9,51±0,24 балла). Первую строчку этого рейтинга, с большим отрывом от ближайших «преследователей» заняло курение табака (12,89±0,56 балла).

Рейтинг выраженности аддикций, вызванных различными объектами «употребления» в группе обследованных девушек выглядит несколько иначе (рис. 2). Вместо курения табака, первое место занимает работа и/или учёба (12,13±0,27 балла). Образно говоря, девушки работают и учатся почти также интенсивно, как юноши курят. Второе место в рейтинге у девушек занимает телевидение (10,68±0,25 балла) и только на третьем месте — курение табака (10,43±0,51 балла). Тем не менее, нельзя не отметить, что, невзирая на перемену мест, состав тройки «аддикций-лидеров» и у юношей, и у девушек (представителей учащейся молодёжи) выглядит одинаково.

Кроме того, за «порогом» относительной безопасности (> 7 баллов) у девушек оказались (в порядке убывания выраженности): проблемы, связанные с приёмом пищи (переедание и/или диета — 9,75±0,21 балла); употребление чая и/или кофе (9,30±0,22 балла), а также шоппинг (8,09±0,20 балла). Несложно заметить, что две аддикции из трёх, расположившиеся с четвёртого по шестое место рейтинга, также совпадают у молодых людей различного пола. Это — проблемы, связанные с приёмом пищи (переедание и/или диета) и употребление чая и/или кофе. Различия касаются третьего члена этой последовательности: у юношей это компьютерные игры, а у девушек — шоппинг. Все остальные аддикции у респондентов женского пола имели средние показатели степени выраженности, соответствующие уровню относительной безопасности (≤ 7 баллов).

Как уже было сказано, предметом отдельного рассмотрения были средние величины выраженности аддикций у респондентов, имевших опыт соответствующего «употребления» (табл. 1, рис. 3). В данном рейтинге черты сходства и различия в группах, представленных респондентами разной половой принадлежности, представлены мозаично. Так, печальная «пальма первенства» и у юношей, и у девушек принадлежит курению табака. Именно табак — этот, как принято считать среди неспециалистов, «легчайший наркотик», в реальной молодёжной среде (независимо от пола) становится важнейшим фактором, отягощающим аддиктивный статус популяции (средний уровень выраженности 15,98±0,58 балла у юношей и 12,36±0,54 балла у девушек).

Женщины Мужчины
Рейтинги средних значений выраженности аддикции к различным объектам «употребления» в группах респондентов-женщин с опытом соответствующего «употребления» Рейтинги средних значений выраженности аддикции к различным объектам «употребления» в группах респондентов-мужчин с опытом соответствующего «употребления»

Рис. 3. Рейтинги средних значений выраженности аддикции к различным объектам «употребления» в группах респондентов разного пола с опытом соответствующего «употребления»

Примечания:
* — ввиду того, что жизнь без еды невозможна, в данном случае под термином «аддикция» имелось в виду такое её употребление, которое сопровождалось борьбой мотивов и дискомфортом (замеченное самим респондентом переедание и/или диета);
** — в данном случае под термином «аддикция» имелось в виду такая сексуальная активность, которая сопровождалась борьбой мотивов и дискомфортом (замеченные самим респондентом сексуальные излишества и/или сексуальный дефицит).

Кроме курения табака, в рейтингах аддикций, составленных на основе анализа данных, полученных в группах респондентов разного пола, есть ещё три совпадения: III место — просмотр телепередач (9,85±0,23 балла у юношей и 11,71±0,24 балла у девушек); VII место — увлечение Интернетом (8,79±0,34 балла у юношей и 7,35±0,40 балла у девушек) и XI место — употребление каннабиноидов (6,45±0,78 балла у юношей и 4,99±0,58 балла у девушек). Положения иных аддикций в указанных рейтингах не совпадает (рис. 3).

Рейтинги, представленные на рис. 3, позволяют сделать и некоторые другие интересные сопоставления.

Так, галлюциногены, в среде пробовавших их юношей, создают такой же средний уровень аддикции (9,87±2,54 балла), что и проблемы, связанные с приёмом пищи (переедание и/или диета) в среде знакомых с этими проблемами девушек (9,75±0,21). Это пугающее подобие заставляет вспомнить о том, что «проблемы с едой» возникают у девушек в связи с их желанием контролировать массу тела, чтобы соответствовать жёстким (а порой и жестоким) требованиям моды, а также о том, что такое желание легко приобретает черты сверхценного образования, способного довести свою жертву до полного истощения и смерти от анорексии.

Не следует забывать, что желание следовать моде (контролировать ради этого массу своего тела) имеет, в значительной степени, сексуальную подоплёку (желание нравиться лицам противоположного пола). И хотя у девушек средняя выраженность аддикций, связанных собственно с сексом (5,96±0,22 балла), существенно уступает соответствующему показателю аддикций, связанных с едой (9,75±0,21), она практически не уступает средней выраженности аддикций, связанных с употреблением алкоголя, в среде юношей, определённо знакомых с вкусом алкоголя (6,61±0,26 балла).

Несоответствия рейтингов аддикций в разнополых группах указывают на определённые гендерные предпочтения. Их легко выявить, если нормировать средние выраженности аддикций в группе девушек по средней выраженности соответствующих аддикций в группе юношей, приняв последние за 100% (рис. 4).

Соотношения средних значений выраженности аддикции к различным объектам «употребления» в группах респондентов разного пола с опытом соответствующего «употребления» (за 100% принята средняя выраженность аддикции к соответствующему объекту «употребления» у мужчин)

Рис. 4. Соотношения средних значений выраженности аддикции к различным объектам «употребления» в группах респондентов разного пола с опытом соответствующего «употребления» (за 100% принята средняя выраженность аддикции к соответствующему объекту «употребления» у мужчин)

Примечания:
* — ввиду того, что жизнь без еды невозможна, в данном случае под термином «аддикция» имелось в виду такое её употребление, которое сопровождалось борьбой мотивов и дискомфортом (замеченное самим респондентом переедание и/или диета);
** — в данном случае под термином «аддикция» имелось в виду такая сексуальная активность, которая сопровождалась борьбой мотивов и дискомфортом (замеченные самим респондентом сексуальные излишества и/или сексуальный дефицит).

При анализе данных посредством рейтинга, представленного на рис. 4, становится очевидным, что все объекты «употребления» (и связанные с ними аддикции) могут быть условно разделены на три группы: преимущественно женские, преимущественно мужские и амбисексуальные (различия по средней степени выраженности которых между разнополыми группами недостоверны (см. табл. 1)).

Так, к преимущественно женским объектам «употребления» относятся (в порядке уменьшения величины различий с мужчинами): шоппинг, еда, чтение (внеклассное), работа (учёба), телевидение и чай–кофе (рис. 4). Соответственно к преимущественно мужским объектам «употребления» относятся (в порядке увеличения величины различий с женщинами): табак, азартные игры, алкоголь, компьютерные игры, летучие растворители, психостимуляторы, опиоиды, седативно-снотворные и галлюциногены (рис. 4). К амбисексуальным объектам «употребления» относятся: каннабиноиды, Интернет (без игр) и секс (рис. 4).

Соотношения частот формирования аддикций, или как наличие опыта «употребления» одного объекта (или зависимости от него) влияет на вероятность формирования зависимости от иных объектов

Ранее [1, 2] нами был предложен специальный показатель — индекс сопряжения — который, как было сказано выше, представляет собой среднее число зависимостей от иных (кроме данного) объектов «употребления», обычно сочетающихся с зависимостью от данного объекта «употребления». Иными словами, этот индекс выражает способность одного аддиктивно опасного объекта, вызвавшего зависимость у склонного к ней субъекта, «притягивать» к себе зависимости, связанные с «употреблением» иных аддиктивно опасных объектов (у того же субъекта). Однако для практической работы важно знать не только общее количество дополнительных вероятных аддикций (кроме основной, уже обнаруженной у того или иного пациента), но также и то, какие вообще отношения (синергетические, нейтральные или антагонистические) существуют между различными аддикциями. Некоторое представление об этом даёт диагональная матрица коэффициентов корреляции между степенями выраженности различных аддикций у обследованных респондентов, приведённая в наших предыдущих работах [1, 2]. Но относительная редкость некоторых аддикций в обследованной популяции не позволила получить статистически значимые величины корреляции, невзирая на несомненную взаимосвязь между ними, выявленную посредством вычисления соотношений их частот в различных подгруппах [1, 2]. Вот почему следующим этапом анализа собранных нами данных стало построение матрицы усреднённых соотношений частот (УСЧ) формирования различных аддикций у обследованных респондентов мужского (табл. 2) и женского (табл. 3) пола.

Таблица 2

Усреднённые соотношения частот (УСЧ) формирования аддикций к различным объектам «употребления» у обследованных мужского пола (пояснения в тексте)

Усреднённые соотношения частот (УСЧ) формирования аддикций к различным объектам «употребления» у обследованных мужского пола (пояснения в тексте)

Таблица 3

Усреднённые соотношения частот (УСЧ) формирования аддикций к различным объектам «употребления» у обследованных женского пола (пояснения в тексте)

Усреднённые соотношения частот (УСЧ) формирования аддикций к различным объектам «употребления» у обследованных женского пола (пояснения в тексте)

Цифры, представленные в ячейках табл. 2 и 3 (кроме столбца и строки «усреднённые УСЧ»), являются результатом усреднения соотношений частот, рассчитанных по двум уровням выраженности аддикций, согласно принятым в интерпретации теста AUDIT пороговым значениям: 8–19 баллов — опасное «употребление», и ≥ 20 баллов — вероятная зависимость [3, 4].

Использование такой «двухуровневой» системы расчётов было вынужденной мерой, поскольку аддикции, достигавшие уровня вероятной клинически значимой зависимости (≥ 20 баллов) при анализе многих объектов «употребления» (в первую очередь — нелегальных) встречались довольно редко.

Расчёт УСЧ осуществлялся в соответствии со следующим алгоритмом.

Этап I. Из всей совокупности респондентов (отдельно для представителей мужского (nm = 788) и женского (nf = 744) пола) по признаку отношения к некому определённому объекту «употребления» (объект «X»), например, к еде, выделялось три группы, и оценивалась численность каждой из них:

При этом сумма численностей групп №№ 1–3 NX(< 8) + NX(8–19) + NX(≥ 20) равнялась nm у мужчин и nf у женщин соответственно.

Этап II. В каждой из трёх выделенных на первом этапе групп выявлялись лица с зависимостью от некого выбранного иного (кроме «X») объекта «употребления» (от объекта «Y»), в данном случае — от любого объекта, кроме еды, например, от азартных игр (≥ 20 балов в тесте GAMBLING-AUDIT) и оценивались их численности: для группы № 1 — NY(≥ 20)&X(< 8); для группы № 2 — NY(≥ 20)&X(8–19) и для группы № 3 — NY(≥ 20)&X(≥ 20).

Этап III. В каждой из трёх выделенных на первом этапе групп в процентах оценивалась частота (fY) случаев зависимости от объекта «Y» (в данном случае — от азартных игр) по формулам:

Этап IV. Расчёт соотношений частот осуществлялся, как было сказано выше, по двум уровням выраженности аддикции к объекту «X»: 8–19 баллов (Rf Y/X (8–19)) и ≥ 20 баллов (Rf Y/X (≥ 20)) по следующим формулам:

Таким образом, величина соотношения частот Rf Y/X(8–19) и указывала на то, во сколько раз чаще случаи зависимости от объекта «Y» встречаются среди лиц, «опасно употребляющих» объект «X», чем среди лиц, «независимых» от объекта «X»; а величина относительного риска Rf Y/X(≥ 20) — на то, во сколько раз чаще случаи зависимости от объекта «Y» встречаются среди лиц, «зависимых» от объекта «X», чем среди лиц, «независимых» от объекта «X».

Этап V. Расчёт усреднённых соотношений частот (УСЧ — Rf Y/X) вычислялся как средняя геометрическая величин соотношений частот, вычисленных по двум разным уровням выраженности аддикции к объекту «X» (Rf Y/X(8–19) и Rf Y/X(≥ 20)) по формуле: .

Таким образом, величина Rf Y/X указывает на то, во сколько (в среднем) раз чаще случаи зависимости от объекта «Y» встречаются среди лиц, «опасно употребляющих» и «зависимых» от объекта «X», чем среди «независимых» от объекта «X» людей. Так, в рассмотренном примере с едой в качестве объекта «X» и азартными играми в качестве объекта «Y» видим, что мужчины (табл. 2), «опасно употребляющие — зависимые» от еды, имеют (в среднем) в 3,2 раза более высокий риск оказаться в зависимости от азартных игр, чем мужчины, «независимые» от еды (стоит лишний раз отметить, что имеется в виду не всякое употребление пищи, без чего жизнь невозможна, а только «проблемное» её употребление: обжорство или диета); в то время как у женщин (табл. 3) соответствующий показатель составляет 1,6 раза (см. в табл. 3 ячейку на пересечении строк и столбцов с названиями соответствующих объектов «употребления»).

Этап VI. Расчёт Rf Y/X для сочетаний выбранного объекта «X» (в рассматриваемом случае — еды) с иными объектами «Y» (кроме рассмотренного выше примера с азартными играми) требует повторения этапов I–V с последовательным перебором всех представленных в таблице объектов «Y» (пока не будет заполнены ячейки столбца с выбранным объектом «X» (едой)).

Этап VII. Расчёт Rf Y/X для всех иных объектов «X» (кроме уже рассмотренного случая с едой) требует повторения этапа VI с последовательным рассмотрением всех представленных в таблице объектов «X» (пока не будут заполнены все ячейки всех столбцов рассматриваемых таблиц).

Нетрудно понять, что величина Rf Y/X > 1 указывает на синергетические отношения в рассматриваемой паре аддикций (одна аддикция повышает вероятность появления другой), а величина Rf Y/X < 1 — на антагонистические отношения (одна аддикция снижает вероятность появления другой). При этом величины Rf Y/X, близкие к единице, свидетельствуют о нейтральном отношении друг к другу рассматриваемых аддикций (наличие одной из аддикций практически не влияет на вероятность появления другой).

Этап VIII. Для того, чтобы как-то упорядочить полученный массив УСЧ, было принято решение сделать ещё одно усреднение, а именно по строкам и столбцам табл. 2 и 3 (используя формулу поиска средней геометрической — произведение всех членов с последующим извлечением корня со степенью, равной числу членов), а затем выстроить объекты «употребления» в порядке убывания полученных усреднённых УСЧ (УУСЧ): в строках: слева — направо, а в столбцах: сверху — вниз. При этом в верхних левых углах обеих таблиц сосредоточились наиболее синергетические сочетания аддикций, а в нижних правых углах, соответственно, — наименее синергетические и даже антагонистические.

Последняя оговорка неслучайна, поскольку собственно антагонистических отношений между проанализированными аддикциями оказалось крайне мало.

Так, у респондентов мужского пола (табл. 2) отношения антагонизма (Rf Y/X < 1) наблюдались лишь в двух парах объектов «употребления»: «работа — нелегальные психоактивные вещества (ПАВ)» и «чтение (внеклассное) — табак».

У респондентов женского пола (табл. 3) палитра антагонистических отношений между объектами «употребления» оказалась богаче. Так, аддикция к компьютерным играм вступала у них в антагонистические отношения с пристрастием к алкоголю и табаку; любовь к чтению (внеклассному) противостояла пристрастию к просмотру телепередач; а увлечение работой (учёбой) препятствовало азартным играм и сексуальной зависимости (как тут не вспомнить фривольный «гарик» И. Губермана: «Если жизнь излишне деловая, функция страдает половая»). Наконец, формированию зависимости от нелегальных ПАВ (наркотиков) у девушек противостоят аддикции: к Интернету, компьютерным играм, еде, работе (учёбе) и, особенно, к внеклассному чтению. Последняя аддикция снижает вероятность зависимости от наркотиков примерно в 10 раз (Rf Y/X = 0,1; см. табл. 3).

Как можно видеть (табл. 2 и 3), между аддикциями к различным объектам «употребления» гораздо шире представлены отношения синергизма, при этом у юношей наибольшей синергетической активностью обладают аддикции, вызываемые азартными играми (УУСЧ = 3,8), нелегальными ПАВ (УУСЧ = 3,6) и сексом (УУСЧ = 3,4); а у девушек — азартными играми (УУСЧ = 3,7), сексом (УУСЧ = 2,8) и шоппингом (УУСЧ = 2,4). Кроме того, у девушек обращает на себя внимание экстремально сильная взаимосвязь между алкоголем и нелегальными ПАВ (Rf Y/X = 47,5; см. табл. 3).

Приведенные расчёты и оценки представляют не только академический интерес, но могут иметь непосредственное прикладное значение.

Чем сильнее выражен синергизм между аддикциями, чем в меньшей степени они противоречат друг другу, тем успешнее, как представляется, будет замена одной аддикции другой в рамках соответствующей заместительной терапии или программы «снижения вреда». Например, из полученных данных следует, что у лиц обоего пола азартные игры (игры на деньги) должны относительно легко замещаться флиртом и сексом (соответствующие УСЧ у юношей 11,1 раз, а у девушек 13,1 раз). Как говорили встарь — «женить надо», если это, конечно, окажется приемлемой альтернативой с иных точек зрения. У девушек также существует возможность успешной замены азартных игр (игр на деньги) компьютерными играми или играми с телеприставками (соответствующий УСЧ у девушек 10,0 раз). Последняя замена — безусловно, далеко не исцеление. Но такая замена должна привести к ощутимому снижению ущерба для бюджета семьи, что в ряде случаев, когда полный успех терапии оказался невозможным, следует считать достойной промежуточной целью лечения.

Наоборот, чем сильнее выражен антагонизм между аддикциями, тем более успешным может быть вытеснение одной из них другой, например, в рамках программы реабилитации. Кроме того, указанный антагонизм может быть прямым указанием на то, каким должно быть содержание профилактических программ. Так, например, полученные данные лишний раз подтверждают известное представление о том, что увлечённость учёбой (работой) снижает риск зависимости от нелегальных ПАВ: у юношей — вдвое (УСЧ = 0,5 раз), а у девушек — впятеро (УСЧ = 0,2 раза). Из этого наблюдения с неизбежностью следует вывод о том, что учёба, которая будет интересна учащимся, помимо иных очевидных полезных следствий, станет мощным средством профилактики наркоманий.

Результаты кластерного анализа частоты и выраженности аддикций в популяции обследованных или насколько подобны эпидемиологические свойства различных объектов «употребления»

В результате комплексной оценки аддиктивного статуса обследованных популяций респондентов мужского и женского пола при помощи системы AUDIT-подобных тестов для каждой из них был получен набор цифр, отражающий частоты и степени выраженности рассмотренных аддикций. Такой набор является своеобразной характеристикой аддикции, её уникальной сигнатурой, отражающей её эпидемиологические свойства, создающей предпосылки для сравнительного анализа, для определения её места среди прочих, для установления меры её подобия по отношению к ним.

Эти предпосылки были реализованы в процессе двумерной (частота и степень выраженности) классификации рассмотренных аддикций средствами кластерного анализа, результаты применения которого в популяциях респондентов мужского (рис. 5) и женского (рис. 6) пола представлены ниже. Рис. 5 и 6 содержат дендрограммы, которые построены с учётом условной кластерной дистанции между различными аддикциями.

Чем больше кластерная дистанция между объектами «употребления» (чем дальше от нуля вертикаль, соединяющая горизонтали, проведённые к названиям соответствующих объектов употребления), тем сильнее отличаются друг от друга соответствующие аддикции по характеру распределения в популяции (по частоте, по выраженности, или по тому и по другому одновременно).

И наоборот, чем меньше кластерная дистанция между объектами «употребления», тем более подобны эпидемиологические характеристики соответствующих аддикций.

Дендрограмма, иллюстрирующая близость друг к другу различных объектов «употребления» (кластерная дистанция), составленная по результатам кластерного анализа частоты и выраженности аддикций, вызванных данными объектами, в популяции обследованных мужского пола

Рис. 5. Дендрограмма, иллюстрирующая близость друг к другу различных объектов «употребления» (кластерная дистанция), составленная по результатам кластерного анализа частоты и выраженности аддикций, вызванных данными объектами, в популяции обследованных мужского пола

Дендрограмма, иллюстрирующая близость друг к другу различных объектов «употребления» (кластерная дистанция), составленная по результатам кластерного анализа частоты и выраженности аддикций, вызванных данными объектами, в популяции обследованных женского пола

Рис. 6. Дендрограмма, иллюстрирующая близость друг к другу различных объектов «употребления» (кластерная дистанция), составленная по результатам кластерного анализа частоты и выраженности аддикций, вызванных данными объектами, в популяции обследованных женского пола

Несложно заметить, что и у юношей (рис. 5), и у девушек (рис. 6) практически все «нелегальные» объекты «употребления» (опиоиды, галлюциногены, психостимуляторы, седативно-снотворные средства), а также летучие растворители весьма близки по отношению друг к другу и потому образуют один, самый интегрированный кластер (кластер с наименьшими внутрикластерными диснациями), который выделен на рисунках заливкой чёрного цвета. Основным признаком, приведшим к такому подобию, стала относительно низкая частота аддикций (0,13–0,39%) [1, 2], вызванных данными объектами «употребления» в рассмотренных популяциях. Следует отметить, что у девушек к этому же кластеру принадлежат каннабиноиды (такая же редкая аддикция, как и прочие «нелегальные»), в то время как у юношей каннабиноиды образуют хотя и близкий по отношению к прочим «нелегалам», но обособленный кластер, что обусловлено существенно большей частотой случаев потребления каннабиноидов (по сравнению с прочими наркотиками). Следующей (и последней) общей чертой рассматриваемых дендрограмм является близость к каннабиноидам и прочим «нелегалам» азартных игр.

В остальном кластерная структура пула аддикций у юношей и девушек существенно отличается, что, как было сказано, отражает различия распределений рассматриваемых аддикций в соответствующих популяциях. И у юношей, и у девушек оставшиеся аддикции образуют весьма рыхлые (с большими внутренними дистанциями), но несовпадающие по составу кластеры.

Так, у юношей в кластер более высокого порядка наряду с нелегальными ПАВ и азартными играми входят (в порядке нарастания кластерной дистанции от нелегальных ПАВ): шоппинг, секс и чтение, Интернет и алкоголь с чаем (кофе). Второй крупный кластер у юношей образуют: еда, работа (учёба), телевидение и компьютерные игры. Наконец, третий кластер (весьма удалённый от двух предыдущих) образует всего одна аддикция — аддикция к табаку, что обусловлено сочетанием двух свойств последней: широкой распространённости и высокого аддиктивного потенциала объекта употребления [1, 2].

У девушек в кластер более высокого порядка наряду с нелегальными ПАВ и азартными играми входят (в порядке нарастания кластерной дистанции от нелегальных ПАВ): алкоголь, секс, компьютерные игры, Интернет, чтение и табак. Второй (и последний) крупный кластер у девушек образуют: шоппинг, чай–кофе, еда, телевидение и работа (учёба) [1, 2].

ВЫВОДЫ

  1. Разработана работоспособная система AUDIT-подобных тестов, предназначенная для комплексной оценки аддиктивного статуса как отдельных индивидов, так и различных их популяций (полные версии входящих в систему тестов и инструкции к ним доступны для ознакомления и загрузки с целью дальнейшего свободного самостоятельного использования по следующей ссылке: http://www.psychiatry.ua/articles/paper313.htm).
  2. При усреднённой оценке аддиктивного статуса популяции юношей, давших определённые ответы, установлено, что «употребление» восьми аддиктивно опасных объектов превысило в ней «порог» относительной безопасности (7 баллов в соответствующих AUDIT-подобных тестах), а именно (в порядке убывания): табака (12,89±0,56 балла); работы–учёбы (9,51±0,24 балла); телевидения (9,05±0,23 балла); компьютерных игр (8,88±0,27 балла); чая–кофе (8,55±0,23 балла); еды (7,24±0,19 балла); опиоидов (7,06±1,07 баллов) и галлюциногенов (7,05±2,05 балла), а потребление алкоголя (6,30±0,25 балла) приближается к этому порогу.
  3. При усреднённой оценке аддиктивного статуса популяции девушек, давших определённые ответы, в целом установлено, что «употребление» шести аддиктивно опасных объектов превысило в ней «порог» относительной безопасности (7 баллов в соответствующих AUDIT-подобных тестах), а именно (в порядке убывания): работы–учёбы (12,13±0,27 балла); телевидения (10,68±0,25 балла); табака (10,43±0,51 балла); еды (9,75±0,21 балла); чая–кофе (9,30±0,22 балла) и шоппинга (8,09±0,20 балла), а внеклассное чтение (6,92±0,20 балла) приближается к этому порогу.
  4. По соотношениям средних значений выраженности соответствующих аддикций в группах респондентов разного пола с опытом соответствующего «употребления» все аддиктивно опасные объекты могут быть разделены на три группы: 1) преимущественно женские (в порядке убывания «фемининности»): шоппинг, еда (переедание и/или диета), внеклассное чтение, работа (учёба), телевидение и чай–кофе; 2) преимущественно мужские (в порядке убывания «маскулинности»): галлюциногены, седативно-снотворные, опиоиды, психостимуляторы, летучие растворители, компьютерные игры, алкоголь, азартные игры и табак; а также 3) амбисексуальные: Интернет, каннабиноиды и секс.
  5. Построены матрицы усреднённых соотношений частот формирования различных аддикций у обследованных респондентов мужского и женского пола, систематизирующие характер взаимодействия между указанными аддикциями (синергетический — антагонистический), что может быть полезным в деле выбора «объекта-заместителя» при формировании соответствующих программ снижения вреда, а также «объекта-вытеснителя (аверсанта)» при формировании соответствующих программ профилактики или реабилитации.
  6. В результате двумерной (частота и степень выраженности) классификации было установлено, что кластерная структура пула рассмотренных аддикций в популяциях респондентов мужского и женского пола имеет как общие, так и особенные черты. К общим чертам относится высокая интегрированность и подобие состава кластера нелегальных ПАВ, а к особенным — количество и состав кластеров высокого порядка.

Литература

  1. Линский И. В., Минко А. И., Артемчук А. Ф., Гриневич Е. Г., Маркова М. В., Мусиенко Г. А., Шалашов В. В., Маркозова Л. М., Самойлова Е. С., Пономарёв В. И., Бараненко А. В., Минко А. А., Гольцова С. В., Сергиенко О. В., Линская Е. И., Выглазова О. В. Метод комплексной оценки аддиктивного статуса индивида и популяции с помощью системы AUDIT-подобных тестов // Вісник психіатрії та психофармакотерапії. — 2009. — № 2. — С. 56–70.
  2. Линский И. В., Минко А. И., Артемчук А. Ф., Гриневич Е. Г., Маркова М. В., Мусиенко Г. А., Шалашов В. В., Маркозова Л. М., Самойлова Е. С., Пономарёв В. И., Бараненко А. В., Минко А. А., Гольцова С. В., Сергиенко О. В., Линская Е. И. Система AUDIT-подобных тестов для комплексной оценки аддиктивного статуса индивида и популяции [Электронный ресурс] // Новости украинской психиатрии. — Киев–Харьков, 2009. — Режим доступа: http://www.psychiatry.ua/articles/paper313.htm.
  3. Saunders J. B., Aasland O. G., Babor T. F., de la Fuente J. R., Grant M. Development of the Alcohol Use Disorders Identification Test (AUDIT): WHO collaborative project on early detection of persons with harmful alcohol consumption. II // Addiction. — 1993. — Vol. 88. — P. 791–804.
  4. Allen J. P., Litten R. Z., Fertig J. B., Babor T. A review of research on the Alcohol Use Disorders Identification Test (AUDIT) // Alcoholism: Clinical and Experimental Research. — 1997. — Vol. 21, № 4. — P. 613–619.
  5. Лапач С. Н., Чубенко А. В., Бабич П. Н. Статистические методы в медико-биологических исследованиях с использованием Excel. — Киев: Моріон, 2000. — 320 с.

© «Новости украинской психиатрии», 2013
Редакция сайта: editor@psychiatry.ua
ISSN 1990–5211