НОВОСТИ УКРАИНСКОЙ ПСИХИАТРИИ
Более 1000 полнотекстовых научных публикаций
Клиническая психиатрияНаркологияПсихофармакотерапияПсихотерапияСексологияСудебная психиатрияДетская психиатрияМедицинская психология

СЛОВО ОБ АКАДЕМИКЕ АЛЕКСАНДРЕ РОМАНОВИЧЕ ЛУРИИ (К 110-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ)

В. Н. Кузнецов, П. Т. Петрюк

* Публикуется по изданию:
Кузнецов В. Н., Петрюк П. Т. Слово об академике Александре Романовиче Лурии (к 110-летию со дня рождения) // Психічне здоров’я. — 2013. — № 1. — С. 97–103.

Достойный человек не идёт по следам других людей.

Конфуций

Александр Романович Лурия
Александр Романович Лурия
(1902–1977)

Александр Романович Лурия (1902–1977) — всемирно известный выдающийся отечественный психолог, основоположник нейропсихологии в СССР, доктор педагогических наук (психология) (1937), доктор медицинских наук (1943), профессор (1944), член Академии педагогических наук РСФСР (1947), член Академии педагогических наук СССР (1967), вице-президент Международного союза научной психологии (1969–1972), зарубежный член Национальной академии наук США (1968), Американской академии наук и искусств, Американской академии педагогики, а также почётный член ряда зарубежных психологических обществ (британского, французского, швейцарского, испанского и других), получивший широкую известность благодаря своей научной, педагогической и общественной деятельности не только в СССР, но и за его пределами — в Европе, США, Канаде, Мексике, Бразилии, Японии, Китае и в ряде других стран, который одно время трудился на Сабуровой даче и входил в известную Харьковскую группу психологов. Ученик Л. С. Выготского. Он был почётным доктором ряда университетов: гг. Лейстера (Англия), Люблина (Польша), Брюсселя (Бельгия), Тампере (Финляндия) и других. В течение более чем 50-летней научной работы Александр Романович внёс важный вклад в развитие различных областей психологии, а именно: общую, клиническую, экспериментальную, сравнительную психологию, историческую, кросс-культуральную, детскую психологию, дефектологию, психофизиологию, психолингвистику, психогенетику, этнопсихологию и другие. Более того, вклад Александра Романовича оказался конкретным и неоспоримым, — ведь нет ничего естественнее допустить существование связи между психикой и мозгом. Среди отечественных учёных он имеет один из самых высоких индексов цитирования в англоязычной литературе. Его научные труды переведены на многие языки и являются достоянием не только отечественной, но и мировой психологической науки. Замечательный педагог, А. Р. Лурия явился одним из организаторов психологической науки в Московском университете. Многие его работы выросли из курсов лекций, читаемых для студентов. Он также является автором популярных книг по психологии [1–5].

Исследуя в 20-х годах XX века аффективные состояния человека, Александр Романович разработал сопряжённую моторную методику, выявляющую скрытые аффективные комплексы. В дальнейшем, работая с Л. С. Выготским, А. Н. Леонтьевым и другими отечественными психологами, разрабатывал культурно-историческую теорию развития человеческой психики. Главные теоретические и экспериментальные исследования А. Р. Лурии, посвящённые проблемам мозговой локализации высших психических функций и их нарушений при локальных повреждениях мозга, послужили основой формирования концептуального аппарата и феноменологической базы нейропсихологии, а также выработки системы методов нейропсихологической диагностики. А. Р. Лурия был пионером становления и развития в СССР аппаратного метода «детекции лжи». Тогда же им первым в Советском Союзе было сформулировано и первое определение полиграфа [6, 7]. Он создал классификацию различных форм умственной отсталости, получившую широкое применение в медицине и педагогике.

А. Р. Лурия родился 16 июля 1902 года в г. Казани третьим из четырёх сыновей в интеллигентной еврейской семье. Его отец — известный терапевт, впоследствии профессор Роман Альбертович Лурия — занимался частной медицинской практикой; мать — Евгения Викторовна Лурия (урождённая Хаскина, 1875–1951) — была зубным врачом. Окончил факультет общественных наук Казанского университета (1921) и 1-й Московский медицинский институт (1937). В 1921–1934 годах — на научной и педагогической работе в Казани, Москве, Харькове. С 1922 по 1930 годы — член Русского психоаналитического общества. С 1934 года работал в научно-исследовательских учреждениях Москвы. С 1945 года — профессор Московского государственного университета (МГУ). Заведующий кафедрой нейро- и патопсихологии факультета психологии МГУ (1966–1977).

Александр Романович — основатель и главный редактор «Докладов АПН РСФСР» — издания, в котором начали свои публикации представители ряда как психологических, так и гуманитарных направлений (Московский логический кружок) послевоенной мысли в России и СССР. Надо отдать должное А. Р. Лурии: он очень много сделал по организации собственно научных изданий, и я думаю, подчёркивал Г. П. Щедровицкий, что журнал «Доклады АПН РСФСР», который во многом определил рост и развитие советской психологической науки в 1950–60-е годы, один из многих памятников ему [8].

А. Р. Лурия создал новое направление — нейропсихологию, ныне выделившуюся в специальную отрасль психологической науки и получившую международное признание. Начало развития нейропсихологии было положено исследованиями мозговых механизмов у больных с локальными поражениями мозга, в частности в результате ранения. Разработал теорию локализации высших психических функций, сформулировал основные принципы динамической локализации психических процессов, создал классификацию афазических расстройств и описал ранее неизвестные формы нарушений речи, изучал роль лобных долей головного мозга в регуляции психических процессов, мозговые механизмы памяти [9].

Как ученик Л. С. Выготского, он участвовал в создании отечественной психологической науки, в разработке теории культурно-исторического развития психических процессов, участвовал в создании теории деятельности. Его работы по объективному изучению аффективных состояний положили начало целому ряду аналогичных исследований, как в России, так и за рубежом. В области генетической психологии Александр Романович (изучая на близнецах роль генетических и социальных факторов в развитии психических процессов) выявил значение речи в организации психических функций у детей. Показал, что соматические признаки в значительной степени обусловлены генетически, элементарные психические функции (например, зрительная память) — в меньшей степени. А для формирования высших психических процессов (понятийное мышление, осмысленное восприятие и другие) решающее значение имеют условия воспитания. Докторская диссертация А. Р. Лурии по педагогически наукам, подготовленная и защищённая в 1937 году, была посвящена проблеме конфликтов. Начиная с 1940 года, Александр Романович проводил исследования, посвящённые анализу мозговых механизмов психических процессов. В результате многолетних исследований нарушений психических процессов при различных поражениях мозга (в годы Великой Отечественной войны — в восстановительном госпитале клиники нервных болезней Всесоюзного НИИ экспериментальной медицины в г. Кисегаче, а после войны — в Московском институте нейрохирургии им. Н. Н. Бурденко АМН СССР), — А. Р. Лурия создал, как уже подчёркивалось выше, новое направление в психологии — нейропсихологию, имеющую важное теоретическое и практическое значение. Им разработана новая теория локализации высших психических функций, представляющая существенный шаг вперёд по сравнению с прежними теориями, им внесён важный вклад в понимание природы речевых нарушений и создана новая классификация афазий. Специальная серия работ Александра Романовича и его сотрудников посвящена роли лобных долей мозга в регуляции психических процессов. Им изучены различные формы нарушения памяти при разного рода локальных поражениях мозга. На основании системных исследований мозговых коррелятов высших психических функций он разработал методы нейропсихологической диагностики локальных поражений головного мозга и основные принципы восстановления нарушенных психических процессов [10].

В области дефектологии А. Р. Лурия развивал объективные методы исследования аномальных детей. Результаты комплексного клинико-физиологического изучения детей с различными формами умственной отсталости послужили основанием для их классификации, имеющей важное значение для педагогической и медицинской практики [11].

Нельзя не отметить, что и до начала своей работы в Институте дефектологии Александр Романович проявлял большой интерес к дефектологической науке, видя в изучении патологии развития важнейший источник научных обобщений широкого плана, активно поддерживал новые тенденции в этой области. Так, он активно поддержал в своё время начавшееся в НИИ дефектологии изучение внешне сходных состояний при различной структуре аномалии. Он первым из ведущих учёных стал горячим поборником акустико-гностической трактовки фонематических нарушений, предложенной Р. М. Боскис и Р. Е. Левиной [11].

Начиная с 1923 года, А. Р. Лурия проводил большую педагогическую работу: он преподавал в Академии Коммунистического воспитания им. Н. К. Крупской, в Московском педагогическом дефектологическом институте, а с 1945 года — в Московском университете (на кафедре психологии философского факультета); с 1968 по 1977 годы он заведовал кафедрой нейро- и патопсихологии факультета психологии МГУ им. М. В. Ломоносова. В течение многих лет он читал курс общей психологии, создал новый курс нейропсихологии, ряд спецкурсов. Под руководством Александра Романовича защищено более 50 кандидатских диссертаций, многие из его учеников стали докторами наук, руководителями кафедр и научно-исследовательских коллективов. В Москву к Александру Романовичу ехали учиться со всего света [12]. За свою плодотворную научно-педагогическую деятельность А. Р. Лурия был награждён орденом В. И. Ленина, орденом «Знак почёта» и медалями Советского Союза. Александр Романович был удостоен Ломоносовской премии 1-й степени.

А. Р. Лурия имел высокий международный авторитет, он являлся, как уже подчёркивалось нами выше, зарубежным членом Национальной академии наук США, Американской академии наук и искусств, Американской академии педагогики, а также почётным членом ряда зарубежных психологических обществ (британского, французского, швейцарского, испанского и других). Многие его работы переведены и изданы за рубежом. А. Р. Лурия часто и с благоговением упоминается в работах английского невропатолога Оливера Сакса, с которым он вёл многолетнюю переписку.

Следует также отметить, что А. Р. Лурия работал в лаборатории экспериментальной психологии при Московской губернской прокуратуре, где усовершенствовал весьма популярный в экспериментальной психологии тех лет ассоциативный метод и применил его для выявления скрываемой информации у лиц, совершивших тяжкие преступления. Тогда же им первым в нашей стране было сформулировано и первое определение полиграфа — «многоцелевой медико-биологический прибор, предназначенный для регистрации нескольких параллельно протекающих физиологических процессов: дыхания, кровяного давления, биотоков (мозга, сердца, скелетной и гладкой мускулатуры и т. п.) и пр.» [6, 7].

Занимаясь изучением состояния аффекта у преступников и обобщив огромный экспериментальный материал, Александр Романович пришёл к выводу о том, что в результате совершения преступления у преступников возникает «состояние психической травмы, осложнённое необходимостью скрывать её и ограниченное страхом саморазоблачения, создаёт у преступника состояние острого аффектного напряжения; это напряжение весьма вероятно увеличивается потому, что субъект находится под страхом раскрытия совершённого им преступления: чем серьёзнее преступление, тем выраженнее аффект, и тем больше опасность его раскрытия, и, следовательно, тем сильнее этот комплекс подавляется… Такое напряжение, несомненно, является одним из серьёзнейших факторов в признании преступником своей вины. Признание служит преступнику средством избежать следов аффекта, найти выход из создавшегося напряжения и разрядить аффективный тонус, который порождает в нём невыносимый конфликт. Признание может уменьшить этот конфликт и возвратить личность в определённой степени к нормальному состоянию; именно в этом и заключается психофизиологическая значимость этого признания» [6].

В 1923 году в Москве, в Институте психологии А. Р. Лурия провёл серию исследований по выявлению ложных ответов у людей, причастных к совершению различных видов преступлений. Исследование состояло из двух частей: 1) выявление информативных признаков предлагаемых методик; 2) проверка в реальных условиях раскрытия преступлений.

Испытуемым была предложена следующая фабула преступления: в помещение церкви, взломав оконное стекло, незаметно пробрался вор. Он прошёл в алтарь, и когда стало совсем тихо, стал осторожно собирать ценные вещи и складывать их в мешок. Он взял золотой крест, золочёные подсвечники, рясы от икон и много других ценных вещей. Забрав всё это, он завязал мешок и осторожно скрылся тем же путём, как и пришёл. После этого испытуемым (знавшим и не знавшим фабулу преступления) давалось задание скрыть информацию о совершённом преступлении. Во время обследования им предлагалось ответить на список из 70 слов, из которых 10 являлись критическими (алтарь, крест, мешок, золото, икона и т. д.). Испытуемый должен был отвечать любым схожим по смыслу словом, при этом нажимая на определённую кнопку. Было установлено, что у обследуемых, не знавших фабулу преступления, время нажатия кнопки на предъявление значимых вопросов практически не отличалось от времени на нейтральные вопросы, а во второй группе оно значительно возрастало.

С 1927 года аналогичные исследования А. Р. Лурия стал проводить с лицами, подозреваемыми в убийстве. Всего было обследовано около 50 человек. У всех подозреваемых время нажатия на кнопку при предъявлении значимых вопросов увеличивалось до 24%. Исследования Александра Романовича имели большой научный и практический интерес, в особенности за рубежом. Фактически это был переворот в криминалистике. В США даже была издана его книга «The nature of human conflicts» (1932), которая на родине учёного, к сожалению, была опубликована только спустя 70 лет — «Природа человеческих конфликтов: объективное изучение дезорганизации поведения человека» (2002) [6].

А. Р. Лурия. — автор более 600 научных работ в разных отраслях психологии, многие из которых переведены на иностранные языки и выдержали несколько изданий (и продолжают переиздаваться поныне). Он автор и редактор более 30 монографий и сборников. Основные его работы следующие: «Речь и интеллект в развитии ребёнка» (1927); «Сопряжённая моторная методика и её применение в исследовании аффективных реакций» (1928); «Психология в определении следов преступления» (1928); «Экспериментальная психология в судебно-следственном деле» (1929), «Речь и интеллект деревенского, городского и беспризорного ребёнка» (1930); «Этюды по истории поведения» (1930) (в соавт. с Л. С. Выготским); «The nature of human conflicts» (1932); «Учение об афазии в свете мозговой патологии» (1940); «Травматическая афазия» (1947); «Восстановление функций после военной травмы» (1948); «Очерки психофизиологии письма» (1950); «Речь и развитие психических процессов у ребёнка» (1956) (в соавт. с Ф. Я. Юдович); «Проблемы высшей нервной деятельности нормального и аномального ребёнка», (1956–1958, тт. 1–2); «Умственно отсталый ребёнок» (1960); «Высшие корковые функции человека и их нарушения при локальных поражениях мозга» (1962, 2-е изд. 1969); «Мозг и психические процессы» (1963, т. 1;1970, т. 2); «Лобные доли и регуляция психических процессов» (1966); «Маленькая книжка о большой памяти» (1968); «Основы нейропсихологии» (1973); «Нейропсихология памяти» (1974, т. 1; 1976, т. 2); «Основы нейролингвистики» (1975); «Язык и сознание» (1979); «Природа человеческих конфликтов: объективное изучение дезорганизации поведения человека» (2002) и ряд других.

А. Г. Асмолов справедливо напоминает, что А. Р. Лурию называли Бетховеном психологии. «Я не хочу заниматься конкуренцией сравнений, но рискну упомянуть такого исследователя как Бахтин, который, говоря о Ф. М. Достоевском и пытаясь найти его специфику работы, писал: «Множественность самостоятельных и неслиянных голосов и сознаний, подлинная полифония полноценных голосов действительно является основной особенностью романа Ф. М. Достоевского «Преступление и наказание». Ф. М. Достоевский — творец полифонического романа». Эти слова полностью относятся к творчеству Александра Романовича Лурии: А. Р. Лурия выступает как творец полифонического романа — культурно-исторической психологии, созданной им вместе с Л. С. Выготским и другими отечественными психологами» [13].

Выступая на I Международной конференции, посвящённой памяти А. Р. Лурии, которая состоялась 24–26 сентября 1997 года в Москве, А. Г. Асмолов говорил: «Я считаю, что здесь собралось особое племя людей, племя, созданное Александром Лурия и Львом Выготским. И, говоря об этом племени, я и хочу прибегнуть к одному символу, который подарили нам Майкл Коул и Шейла Коул, дав своеобразный, но уникально точный перевод одной из книг А. Р. Лурии. Эту книгу они назвали «The making of mind». По-русски это звучит как «производство сознания» или «создание разума». По сути дела, А. Р. Лурия был тот, кто занимался не только производством сознания, но и производством миров, производством целого ряда «неслиянных голосов». Александр Романович ко всем вопросам подходил с уникальной установкой (и идеологической, и культурно-исторической) — и это пронизывает всё его творчество. Мы говорим об А. Р. Лурии как о создателе миров. Сейчас, — буквально на наших глазах, — рождается ещё один мир, который восходит к работам Александра Романовича. Во многих школах России детская (или генетическая) нейропсихология становится основанием для создания практической психологии образования. Именно детская генетическая нейропсихология, заданная работами Александра Романовича и развиваемая его последователями, становится основой для уникальной психодиагностики ребёнка, особенно детей с трудностями обучения. Без А. Р. Лурии сегодня нет также и дефектологии, при этом надо особо подчеркнуть, что его работы выступают как методология по отношению к дефектологии» [13].

Следовательно, сегодня идеи А. Р. Лурии служат базой для создания службы практической психологии образования не только в России, но и в других странах мира.

«Дорогие коллеги! В своём выступлении Карл Прибрам говорил об ответственности и анализировал проблему ответственности. Я не случайно начал своё выступление с ассоциации творчества А. Р. Лурии с полифонией романа Ф. М. Достоевского. Многоплановость научного творчества А. Р. Лурии привела к тому, что взявшись за вещи, казалось бы, далёкие от этических категорий, ученики А. Р. Лурии, как и он сам, подходили к подлинной, как он называл, «романтической» или этической психологии. Кто бы мог подумать, что от исследования персевераций Евгений Субботский перейдёт к исследованию свободного независимого поведения ребёнка? Кто бы мог подумать, что после изучения моторики в 1965–1966 годах В. В. Лебединский станет с успехом заниматься проблемой дизонтогенеза, мотивацией, аффектами и их ролью в поведении ребёнка. И это не случайно» [13].

Необходимо обозначить, что опубликована одна из наиболее известных его книг — «Потерянный и возвращённый мир. История одного ранения» (1971). Это удивительный человеческий документ, имеющий отнюдь не только научное значение (как о том, в частности, писал А. Р. Лурии английский писатель Джон Фаулз). Это документ, свидетельствующий о мужестве больного и такте, внимании и милосердии учёного. Как и многие другие, эта книга была издана за рубежом и получила широкую известность.

В последние годы жизни Александр Романович разрабатывал проблемы функциональной асимметрии больших полушарий мозга, а также широкий круг теоретических вопросов психологии.

Одну из своих последних работ он так и назвал: «Последняя книга». Правда, она впервые увидела свет на английском языке под названием, данным ей её американским редактором М. Коулом, — «Сотворение разума». На русском языке она вышла уже после смерти А. Р. Лурии под названием «Этапы пройдённого пути». Это научная автобиография, в которой очень много интересных и поучительных историй в изложении самого А. Р. Лурии. Но «Этапы пройдённого пути» — это и своего рода научное завещание. Своим собственным примером Александр Романович завещал новым поколениям психологов, которые учатся по его книгам, своё творческое отношение к делу, веру в гуманистическое назначение науки, интерес не только к теории, но и к психологической практике, без чего не может быть настоящей науки. Это мировоззренческий и этический аспекты его завещания, значимость которых возрастает с каждым днем.

Небезынтересно, что А. Р. Лурия был единственным советским психологом, которому редактор серии «История психологии в автобиографиях» Э. Г. Боринг предложил предоставить для публикации свою научную автобиографию. Это был действительно учёный с мировым именем, действительный член АПН СССР, профессор, иностранный член Национальной академии наук США, Американской академии наук и искусств, Американской академии педагогики, почётный член французского, британского, швейцарского, испанского психологических обществ, почётный профессор шести зарубежных университетов. Его труды с 20-х годов XX века и до наших дней издаются на разных языках по всему миру [14].

Александр Романович связывал и знакомил своих коллег со следующими известными личностями того времени: Г. И. Челпановым, И. П. Павловым, Г. Г. Шпетом, Р. О. Якобсоном, С. М. Эйзенштейном, В. М. Мясищевым, С. Г. Левитом, Л. А. Орбели, Б. Г. Ананьевым, Э. А. Асратяном, В. М. Черниговским, П. К. Анохиным, Н. И. Гращенковым, Н. И. Бурденко, Н. В. Коноваловым, М. Ю. Рапопортом, А. А. Маркосяном, И. А. Соколянским, Д. Н. Узнадзе, И. С. Бериташвили. Все они отдавали дань его яркому человеческому и научному таланту. Дорогого стоит, например, признание, высказанное как-то исключительным по уму и таланту Б. М. Тепловым в том, что А. Р. Лурия талантливее его. В молодые, ещё казанские годы А. Р. Лурия переписывался с В. М. Бехтеревым и З. Фрейдом. О его обширных контактах с западными учёными многое могли бы рассказать Дж. Брунер, К. Прибрам, М. Коул.

Замечательно, что А. Р. Лурия был «лицо неофициальное», но весьма авторитетное, пользовавшееся неограниченным доверием. Притом, что ему принадлежит немало собственных открытий, Александр Романович не уставал делать открытия в работах западных и отечественных учёных и знакомил своих коллег и друзей друг с другом. Один пример: А. Р. Лурия убедил Н. А. Бернштейна сделать английский перевод ряда своих работ и содействовать их изданию в Англии. Познакомившись с ними, Дж. Брунер написал в письме А. Р. Лурии, что Н. А. Бернштейн — человек на грани гениальности, и сожалел, что не познакомился с ним при его жизни [10].

Работы Александра Романовича Лурия заставляют нас вспомнить и об ответственности, и о свободе, и поэтому его творчество можно назвать совестью психологии [13].

В течение многих лет А. Р. Лурия вёл большую общественную работу. Он являлся членом редсовета и редколлегии журнала «Вопросы психологии» (со времени его основания) и членом редколлегии ряда зарубежных научных журналов. В течение ряда лет он был членом Исполкома Международного союза научной психологии, а затем его вице-президентом. Он многократно входил в состав партийного бюро факультета психологии МГУ.

А. Р. Лурия — участник многих международных и всесоюзных конгрессов, конференций, симпозиумов, где он неизменно с большим успехом выступал с докладами, лекциями. Александр Романович проводил интенсивную организационную работу. Он был активным членом Центрального совета Общества психологов СССР, участником всех его съездов [12].

Вместе с этим в жизненном и творческом пути великого учёного имеются факты и обстоятельства, которые нуждаются в дальнейшем и тщательном исследовании, к примеру: каковы истинные мотивы отказа подписать коллективное письмо советских учёных против А. Д. Сахарова (советского физика, академика АН СССР, одного из создателей первой советской водородной бомбы; впоследствии — общественного деятеля, диссидента и правозащитника, народного депутата СССР, автора проекта конституции Союза Советских Республик Европы и Азии, лауреата Нобелевской премии мира), почему в своё время А. Р. Лурия был более известен за рубежом, чем в своём Отечестве, почему его книга «The nature of human conflicts» (1932) в России была опубликована только через 70 лет, почему Александра Романовича обвиняли в лженаучной теории и расизме, почему существовала угроза ареста учёного, дан ли критический анализ сказкам, написанным учёным-романтиком, что интересного можно найти в дневниках выдающегося психолога, который он вёл с 13 лет и ряд других вопросов [16].

Александр Романович Лурия умер 14 августа 1977 года в Москве. На ранний период его творчества оказал большое влияние Л. С. Выготский, многие работы того времени написаны ими совместно.

Таким образом, оценивая значение научного творчества А. Р. Лурии, следует, безусловно, признать, что его заслуги перед отечественной и мировой психологической наукой состоят не только в создании нейропсихологии — новой отрасли психологии, но и в существенном продвижении в других областях психологической науки — общей, исторической, детской психологии, дефектологии, психофизиологии и других. А. Р. Лурия совместно с Л. С. Выготским и другими отечественными психологами сыграл большую роль в разработке общепсихологических фундаментальных концепций, на которых основана современная психология. В 1920-е годы, когда в отечественной официальной психологии господствовали субъективно-идеалистические представления о психике, он вместе с Л. С. Выготским, А. Н. Леонтьевым и другими встал на путь борьбы за материалистическую, естественнонаучную психологию, за создание её непротиворечивых методологических и теоретических основ. В этом его основная заслуга перед психологической наукой [1].

Важной чертой творчества А. Р. Лурии является то, что, работая в различных отраслях психологии, он на разном материале изучал не столько частные, присущие данному направлению вопросы, сколько общепсихологические проблемы (закономерности формирования высших психических функций, их социальной и биологической детерминанты, опосредования знаками-символами, системного строения и мозговой организации и другие) [12]. Во всех своих «прикладных» исследованиях, как при формировании замысла, так и при интерпретации полученных результатов, он опирался на систему общепсихологических знаний. И в этом его отличие от многих современных психологов-специалистов лишь в какой либо одной конкретной области психологии, не рассматривающих её как часть единой психологической науки [1].

Вне сомнения, А. Р. Лурия внёс существенный вклад в развитие различных направлений отечественной и мировой психологии, в частности, внёс значительный вклад в детскую и историческую психологию, а его методы диагностики и восстановления высших психических функций обеспечили ему признание, как в России, так и за рубежом. Нет сегодня в мире специалиста по исследованиям мозга, который не изучал бы его труды. Помимо этого, А. Р. Лурия внёс весомый вклад в решение множества психологических проблем. Безусловно, жизненный и творческий путь всемирно известного выдающегося отечественного психолога нуждается в дальнейшем и тщательном исследовании.

Выражение признательности

Авторы выражают признательность заслуженному деятелю науки и техники Украины, профессору, доктору медицинских наук И. И. Кутько за ценные замечания при работе над более ранней версией данной статьи.

Литература

  1. Хомская Е. Д. А. Р. Лурия и психологическая наука // Психологический журнал. — 2002. — Т. 23, № 4. — С. 39–48.
  2. Вклад А. Р. Лурии в развитие советской психологии [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.psyarticles.ru/view_post.php?id=603.
  3. Лурия А. Р. О природе психологических функций и её изменчивости в свете генетического анализа // Вопросы психологии. — 2002. — № 4. — С. 4–18.
  4. Лурия А. Р. Этапы пройдённого пути. Научная автобиография. — М.: МГУ, 1982. — 184 с.
  5. Лурия Е. А. Мой отец А. Р. Лурия. — М.: Гнозис, 1994. — 222 с.
  6. Александр Романович Лурия [Электронный ресурс] // Детектор лжи (полиграф). — Режим доступа: http://www.detector24.ru/page2.php.
  7. Лурия Александр Романович [Электронный ресурс] // Юридическая психология в лицах. — Режим доступа: http://yurpsy.fatal.ru/files/lica/luriya.htm.
  8. Щедровицкий Г. П. Я всегда был идеалистом… — М.: Путь, 2001. — 323 с.
  9. Лурия, Александр Романович [Электронный ресурс] // Википедия. — Режим доступа: http://ru.wikipedia.org/wiki.
  10. Лурия Александр Романович [Электронный ресурс] // Медицинская энциклопедия. — Режим доступа: http://www.medicinecatalog.ru/luriya-aleksandr-romanovich.
  11. Бейн Э. С., Власова Т. А., Левина Р. Е., Лубовский В. И. А. Р. Лурия и дефектология [Электронный ресурс] // Музей Института коррекционной педагогики РФ. — Режим доступа: http://музей.институт-коррекционной-педагогики.рф/peoples/lurija-aleksandr-romanovich.
  12. Хомская Е. Д. Методологические и теоретические проблемы психологии в трудах А. Р. Лурия // Вопросы психологии. — 1983. — № 1. — С. 66–81.
  13. Асмолов А. Г. Мир А. Р. Лурия и культурно-историческая психология // I Международная конференция памяти А. Р. Лурия: Сборник докладов / Под ред. Е. Д. Хомской, Т. В. Ахутиной. — М.: Факультет психологии МГУ, 1998. — С. 5–7.
  14. Кузина И. Александр Романович Лурия [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://exitt.narod.ru/luria.htm.
  15. Александр Романович Лурия: некролог // Вопросы психологии. — 1977. — № 5. — С. 189–190.
  16. Фильм об Александре Романовиче Лурии [Электронный ресурс] / Реж. А. Садковой. — ТРК «Цивилизация», 2002. — Режим доступа: http://www.youtube.com/watch?v=lWNFTc-tzyo.


© «Новости украинской психиатрии», 2013
Редакция сайта: editor@psychiatry.ua
ISSN 1990–5211