НОВОСТИ УКРАИНСКОЙ ПСИХИАТРИИ
Более 1000 полнотекстовых научных публикаций
Клиническая психиатрияНаркологияПсихофармакотерапияПсихотерапияСексологияСудебная психиатрияДетская психиатрияМедицинская психология

ПСИХИАТРИЯ ПРИ НАЦИЗМЕ: МЕДИЦИНСКИЕ ЭКСПЕРИМЕНТЫ НА ЖИВЫХ ЛЮДЯХ. Сообщение 5

П. Т. Петрюк, О. П. Иваничук

* Публикуется по изданию:
Петрюк П. Т., Иваничук О. П. Психиатрия при нацизме: медицинские эксперименты на живых людях. Сообщение 5 // Психічне здоров’я. — 2011. — № 4. — С. 65–76.

Не знать истории — значит всегда быть ребёнком.

Марк Туллий Цицерон

«Беспамятство — разрушительно, память — созидательна» [1], — эти слова Д. С. Лихачёва приобретают особый смысл в год 65-летия принятия Нюрнбергского кодекса. Нюрнбергский процесс (1946–1947) вскрыл факты чудовищных по своей жестокости и по своему размаху медицинских экспериментов над человеком, когда огромное число узников концентрационных лагерей, в основном негерманского происхождения, использовались для научно-исследовательских целей и медицинских опытов. Именно эти «исследования» и «опыты» вошли неотъемлемой частью в понятие «преступление против человечности» [2].

К этому виду преступлений в соответствии со статьёй 6 Устава Международного военного трибунала отнесены: «убийства, истребления, порабощение, ссылка и другие жестокости, совершённые в отношении гражданского населения до или во время войны или преследования по политическим, расовым или религиозным мотивам с целью осуществления или в связи с любым преступлением, подлежащим юрисдикции Трибунала, независимо от того, являлись ли эти действия нарушением внутреннего права страны, где они были совершены, или нет» [3].

Одержимые идеями завоевания мирового господства, утверждения превосходства нордической германской расы и создания нового мирового порядка в мире, нацисты развернули и пытались осуществить программу покорения, порабощения и уничтожения «неполноценных» народов. Претворение этой программы в жизнь явилось тягчайшим преступлением против человечности. Уничтожение основ нравственности, разжигание ненависти между народами, ограбление и эксплуатация населения завоёванных стран, уничтожение культурных ценностей побеждённых народов, разрушение городов и деревень, не оправданные военной необходимостью, германизация временно оккупированных территорий, массовое заключение и уничтожение людей в многочисленных концентрационных лагерях — все эти преступления были направлены на ликвидацию нормальных отношений между народами, отдельными людьми, на попрание моральных норм и человеческого достоинства. Недаром после окончания войны, и особенно в современных условиях, придаётся такое большое значение созданию нравственного климата в отношениях между народами, выработке новых правовых норм, направленных на защиту человечества от преступных посягательств, на охрану прав и интересов отдельного человека.

Если все преступления, охватываемые статьёй 6 Устава Нюрнбергского трибунала, именуются в силу своей направленности и опасности «преступлениями против человечества», то деликты, предусмотренные пунктом «в» этой статьи «преступления против человечности», — имеют в виду деяния, конкретно представляющие опасность для людей, такие, как: преследование по расовым признакам, уничтожение определённых социальных групп на захваченных нацистами территориях, депортация местного населения, медицинские эксперименты на живых людях, конфискация и уничтожение имущества, взятие заложников, конфискация и уничтожение национальных культурных ценностей, направление населения на принудительные работы, насильственное «онемечивание». Нацисты, осуществляя преступления против человечности, систематически разрушали экономику завоёванных стран, лишая их население самых необходимых средств существования [3].

Справедливости ради следует отметить, что с конца 30-х годов XX века, ещё до зверств нацистов в концлагерях, в секретном подразделении японского «отряда 731» массово велись опыты на живых людях, создавалось бактериологическое оружие для войны против Советского Союза. Всё испытывали на живых людях — военнопленных китайской Красной армии, борцах с японской оккупацией, красноармейцах и просто похищенных местных крестьянах.

Подопытные лица сначала получали полноценное трёхразовое питание, которое иногда включало и десерт, имели возможность постоянно отдыхать и достаточно спать. Они должны были как можно скорее восстановить силы и стать физически здоровыми. И вот с этого момента их начинали использовать для опытов.

Пленным прививали бактерии чумы, холеры, тифа, дизентерии, спирохету сифилиса. Велись бесчеловечные эксперименты по обморожению, заражению газовой гангреной, проводились расстрелы в опытных целях.

К примеру, в вакуумную барокамеру помещали подопытного и постепенно откачивали воздух. По мере того как разница между наружным давлением и давлением во внутренних органах увеличивалась, у человека сначала вылезали глаза, потом распухало лицо, сосуды вздувались, а кишечник выползал наружу. Всё это снималось на киноплёнку для определения «потолка» высоты для лётчиков.

Эксперименты по обмораживанию проводились при температуре ниже минус 20 градусов по Цельсию, пленных заставляли опускать оголённые руки или ноги в бочку с холодной водой, а потом ставили под искусственный ветер до тех пор, пока они не получали обморожение. После палочкой стучали по рукам, пока они не издавали звук дощечки, а омертвевшая кожа и мышцы отваливались, обнажались кости.

Целью вскрытия живого человека было изучение различных изменений, возникавших во внутренних органах после того, как людям вводили внутрь те или иные химические вещества. Сотрудников отряда интересовали детальные процессы, которые происходят в организме при введении воздуха в вены, крови лошади в почку, заполнении лёгких или желудка ядом. Людей заживо превращали в мумии, помещая в комнату с низкой влажностью и высокой температурой, а потом тело взвешивали, после чего оказывалось, что весит оно около 22% от первоначальной массы. Именно так в «отряде 731» было сделано ещё одно «открытие», что тело человека на 78% состоит из воды [4, 5].

Под экспериментами нацистов над людьми следует понимать серию медицинских экспериментов, проводившихся на большом числе заключённых в нацистской Германии на территории концентрационных лагерей во время Второй мировой войны. Заключённые принуждались к участиям в этих экспериментах и, как правило, эксперименты приводили к смерти, обезображиванию, потере способности воспроизводить потомство или потере дееспособности. В Освенциме и других лагерях под руководством доктора Эдуарда Виртса отобранные заключённые подвергались различным экспериментам, которые были разработаны для того, чтобы помочь немецким военнослужащим в боевых ситуациях, разработать новое оружие и методики лечения немецких солдат, получивших ранения. Также эти эксперименты проводились для продвижения расовой теории, которой придерживался Третий Рейх. Врачи концлагерей знали о своих моральных и юридических обязанностях, но, к сожалению, в отношении заключённых они сочли возможным ими пренебречь.

После войны эти эксперименты послужили поводом для Нюрнбергского трибунала по делу врачей, а также толчком для развития Нюрнбергского Кодекса медицинской этики [6–9].

Целью нашей работы явилось изучение на основе источников специальной научной литературы характера проводимых нацистами экспериментов на живых людях и их систематизация.

Материал и методы исследования. Проведён теоретический анализ большого ряда научных работ отечественных и зарубежных исследований, в которых освещаются вопросы медицинских экспериментов на живых людях. Методы исследования: исторический, теоретический, системный, клинико-психопатологический и экспертный.

Результаты проведённой работы позволили выделить следующие виды проводимых ранее нацистами экспериментов на живых людях.

Эксперименты по воздействию на сознание человека. Специалисты уверены, что нелегальные эксперименты, направленные на манипулирование сознанием людей, проводятся во многих странах. Это психотропное оружие относится к одному из типов так называемого нелетального оружия. Его невидимые компоненты могут убить человека на расстоянии, создавать любое хроническое заболевание, провоцировать авиационную, железнодорожную или автомобильную катастрофы, управлять поведением людей и изменять мировоззрение у населения.

Одним из родоначальников исследований в этой области является академик В. М. Бехтерев. В 1925 году группа Владимира Михайловича провела первые опыты по коллективному внушению эмоций на расстоянии. Следует отметить, что метод гипнорепродукции, которым в своё время занимался К. И. Платонов, является экспериментальным методом, который позволяет формировать заданные психические состояния, то есть создавать определённые психические модели эмоций, свойств и состояний человека применительно или к изменённому ходу времени, или к определённым условиям деятельности [10, 11].

Первые наиболее интенсивные эксперименты по контролю над человеческим сознанием начали проводиться во время Второй мировой войны в концлагерях Японии и Германии. Нацистские врачи в концлагере Дахау ставили над военнопленными эксперименты по гипнозу и наркогипнозу с использованием наркотика мескалина.

После войны США захватили секретные научные разработки Третьего Рейха, а многих бывших нацистских учёных и врачей привлекли уже к своей исследовательской работе. С 1953 года ЦРУ начало проводить эксперименты по наркогипнозу. Его «пациентами» стали заключённые тюрем, психически больные, незаконные иммигранты, представители этнических и сексуальных меньшинств [12].

Перед открытием XI летних Олимпийских игр в Германии (Берлин, 1–16 августа 1936 года). Министр пропаганды Германии Йозеф Геббельс заявил: «Мы всем им покажем тот мир, который обретён нами!». А. Гитлер собрал на закрытое совещание руководство Рейха и потребовал от него всеми силами добиться того, чтобы германские спортсмены завоевали первое место. Особую роль для выполнения этой задачи он отвёл Г. Герингу и Г. Гиммлеру, в подчинении которого формально находилась самая тайная организация «Аненербе». Её успешная работа на Олимпийских играх в Берлине была высоко оценена А. Гитлером, а через некоторое время — полностью интегрирована в структуру СС. Её руководители вошли в состав личного штаба рейхсфюрера СС Г. Гиммлера.

Все специалисты в области оккультных наук Рейха оказывали воздействие на спортсменов-соперников из других стран, чтобы изменить их сознание, подавить стремление к победе, вызвать повышенное утомление, депрессию или бессонницу, что, естественно, сказывалось на результатах спортсменов. Но наибольшую надежду А. Гитлер возлагал на совместную работу знаменитой организации Г. Геринга «Научно-исследовательское управление Министерства авиации (ФА)», которая вела прослушивание телефонных переговоров, и «Аненербе». Опытные врачи «Аненербе» к этому времени уже подошли к разгадке тайны воздействия на сознание человека специально закодированных шумов, которые передавались по обычным телефонным линиям связи. Конечно, до завершения работ ещё было далеко, но зато какой великолепный материал для экспериментов нацистских «медиков» представляли спортсмены низших рас, особенно еврейской национальности, которые осмелились конкурировать с арийскими спортсменами! [13].

Эксперименты над близнецами. Эксперименты над детьми-близнецами в концентрационных лагерях были начаты для того, чтобы обнаружить схожесть и различия в генетике близнецов. Основной фигурой в этих экспериментах был Йозеф Менгеле, который произвёл эксперименты над более чем 1500 пар близнецов, из которых только около 200 остались живы. Й. Менгеле проводил свои эксперименты над близнецами в концлагере Аушвитц. Близнецов классифицировали по их возрасту и полу и располагали в специальных бараках. Эксперименты включали в себя инъекции различных химических препаратов в глаза близнецов, чтобы проверить, возможно ли изменить цвет глаз. Также проводились попытки «сшить» близнецов, чтобы искусственно создать сиамских близнецов. Й. Менгеле также использовал метод заражения инфекциями одного из близнецов с последующим вскрытием обоих подопытных, с целью исследования и сравнения поражённых органов [6, 14].

Эксперименты с гипотермией. В 1941 году Люфтваффе провели серию экспериментов для изучения гипотермии. В ходе одного из экспериментов человека на три часа помещали в резервуар, наполненный холодной водой со льдом. В другом случае заключённых голыми несколько часов держали на улице при очень низкой температуре. Эксперименты проводились с целью обнаружения различных способов спасения человека, перенёсшего гипотермию.

Эти эксперименты проводились для верховного командования. Эксперименты проводились на мужчинах, чтобы моделировать условия, которые приходилось переносить германской армии на Восточном фронте, по причине того, что немецкие силы были плохо подготовлены к сильным морозам.

Данные эксперименты проводились в Дахау и Аушвитце. Зигмунд Рашер сообщал полученные данные непосредственно Г. Гиммлеру, а также предал гласности результаты своих экспериментов в 1942 году на медицинской конференции, носившей название «Медицинские проблемы, вызванные морем и зимой».

Эксперименты делились на две части. Во-первых, устанавливалось, как долго человек может выжить в условиях низкой температуры, а во-вторых, как лучше реанимировать жертву, подвергшуюся обморожению.

Самым эффективным способом для быстрого понижения температуры человеческого тела оказался резервуар, заполненный ледяной водой. Для эксперимента выбирали молодых здоровых мужчин. Перед экспериментом их обычно раздевали догола и помещали в прямую кишку устройство, измеряющее понижение температуры человеческого тела. После этого жертв одевали в униформу Военно-воздушных сил и помещали в резервуар с холодной водой [6].

Эксперименты с малярией. С февраля 1942 по апрель 1945 года в концлагере Дахау проводились эксперименты, целью которых было разработать вакцину от малярии. Здоровых обитателей лагеря возрастом от 25 до 40 лет заражали малярией при помощи москитов или инъекции экстракта слюнной железы самок москитов. После заражения заключённым проводили курс лечения различными препаратами с целью выявить их эффективность. Более 1000 людей вынуждены были участвовать в этих экспериментах, половина из которых умерли в их результате. Эксперименты проводил гауптштурмфюрер СС, доктор Курт Плетнер [6].

Эксперименты по разработке усовершенствованной вакцины против тифа. Нацисты готовились и к полномасштабной бактериологической войне. Одним из самых перспективных типов бактериологического оружия следует признать скоротечные заболевания, способные вызывать в короткие промежутки времени массовые эпидемии: чуму, тиф, сибирскую язву. Третий Рейх имел большие запасы возбудителей сыпного тифа и в случае массового применения этого оружия требовалось обеспечить как вермахт, так и мирное население необходимым количеством эффективных вакцин.

Разработка дешёвой и эффективной технологии массового производства вакцины от тифа была поручена профессору Полу, который испытывал различные виды вакцин на заключённых Бухенвальда. В 1942 году он привил сыпной тиф 26 цыганам, незадолго до того вакцинированным. Из этой группы 6 человек скончались в результате болезни. Очевидно, что подобная смертность (более 25%) была признана руководством Рейха неудовлетворительно высокой.

Опыты в этом направлении продолжались и после 1942 года. В начале 1944 года нацисты провели новую серию испытаний вакцины от тифа на людях. Испытания осуществлялись в концлагере Нацвейлер; эти эксперименты проводил доктор Кретьен. В качестве опытной партии были использованы 80 цыган. Эксперименты проводились в несколько этапов. Людей заражали не только воздушно-капельным путём, но и путём укола кожи заражённой иглой. Подобным способом были инфицированы 6 человек. У этих людей появились большие нарывы, из которых сочился гной. Кретьен наблюдал за развитием процесса и не предпринимал попыток лечить больных.

Все тифозные инфицированные из лагеря Нацвейлер в течение 1944 года либо погибли от отсутствия медицинской помощи, либо были казнены лагерной охраной. Возможно, именно в силу технической неспособности накопить необходимое количество эффективных вакцин против тифа А. Гитлер не решился развязать бактериологическую войну на территории Германии в конце 1944–1945 годов [15].

Эксперименты с горчичным газом. В различное время с сентября 1939 по апрель 1945 года в Заксенхаузене и других лагерях проводились эксперименты по обнаружению наиболее эффективного способа лечения ранений, полученных из-за горчичного газа. Подопытные подвергались воздействию горчичного газа и других везикантов, которые наносили сильные химические ожоги. Раны жертв экспериментов изучали для обнаружения наиболее эффективного способа лечения ожогов от горчичного газа [6].

Эксперименты с морской водой. Эксперименты проводились приблизительно с июля по сентябрь 1944 года в концентрационном лагере Дахау, чтобы изучить различные методы превращения морской воды в питьевую. Эксперименты были разбиты на две части. Одна половина врачей занималась тем, что опаивала заключенных искусственно подсоленной водой (соответствовавшей своим химическим составом воде из Северного моря) и собирала данные о характере протекания отравления. Другая — испытывала на людях опреснительные таблетки. Последними очень гордились нацистские химики; предполагалось, что брошенная в стакан с морской водой таблетка свяжет минеральные соли, которые выпадут в виде осадка, а получившаяся вода окажется пригодной для пищевого употребления. Разумеется, чистой и полезной никто такую воду назвать не мог. Для того, чтобы проверить безопасность полученной таким способом жидкости, было решено провести «натурные испытания» на цыганах. В одном из случаев группа, состоявшая примерно из 90 цыган, была лишена пищи и получала только морскую воду. В результате этого эксперимента их организмы были настолько обезвожены, что жертвы облизывали недавно вымытый пол в надежде получить немного воды.

Помимо опаивания, так сказать, в чистом виде, немцы проводили опыты по введению в организм солёной воды посредством внутримышечной инъекции. Дело в том, что врачей СС чрезвычайно занимала задача выработки оптимального с точки зрения затрат времени и сил способа умерщвления людей. В силу очевидных соображений отравление представлялось гораздо предпочтительнее, скажем, расстрела. Но поскольку транспортировка и хранение значительного количества яда представлялось делом весьма хлопотным, нацисты решили проверить возможность использования для умерщвления людей солёной воды. Эти эксперименты привели к результатам, не удовлетворившим фашистов. Оказалось, что введение в мышцу даже 5 граммов солёной воды не приводит к быстрой смерти. Если подопытные лица и умирали, то происходило это не сразу и по причинам, не связанным напрямую с воздействием воды. Поэтому солёную воду не приходилось рассматривать как эффективный яд. Убедившись в этом, нацисты потеряли интерес к такого рода «опытам». Вся подопытная группа цыган была расстреляна [6, 15, 16].

Эксперименты проводил доктор Ганс Эппингер, ответственным лицом за проведение экспериментов был профессор Вильгельм Байгльбёк.

Эксперименты по массовой стерилизации людей. Нацисты, ратовавшие за очищение Европы от «расово неполноценных народов», требовали от науки выработать эффективные методики уничтожения репродуктивной способности целых этносов. И многие немецкие врачи с готовностью отзывались на призыв партии. Известно письмо врача, члена СС, австрийца Адольфа Покорны, с которым он обратился к Г. Гиммлеру в 1942 году, в котором можно найти такие откровенные пассажи: «Врага необходимо не только победить, но и искоренить… В тех случаях, когда его не нужно убивать… его следует лишить возможности воспроизводить себя. Сама по себе мысль о том, что три миллиона большевиков, находящихся сейчас в немецком плену, могут быть стерилизованы и в то же время будут пригодны для работы, открывает далеко идущие перспективы».

Осенью 1941 года доктор Шуман предложил использовать для массовой стерилизации мужчин рентгеновское излучение. Свои опыты Шуман ставил на заключённых в Освенциме цыганах. Количество людей, ставших жертвами этого изувера, определению не поддаётся, поскольку никто из них не дожил до победы над фашизмом и не смог дать показания союзникам, расследовавшим злодеяния нацистов.

Австриец Ферингер был сторонником использования для стерилизации мужчин экстракта тропического растения каладий (caladium seguinum), на длительное время вызывавшего некроспермию. Успех методики был 100%, она имела один лишь изъян: в условиях войны не могло быть и речи о массовых поставках в Европу экзотического каладия. Другой немецкий врач — Лукас — разработал методику несложной хирургической операции, посредством которой предполагалось осуществлять массовые стерилизации мужчин. Чтобы доказать руководству СС эффективность методики, Лукас в январе 1945 года устроил в Равенсбрюке настоящий «конвейер», стерилизуя лично по 6 человек в день. Особый цинизм действиям Лукаса придавал тот факт, что для своих опытов он вызывал «добровольцев», которым обещал скорое освобождение. Это освобождение оказалось газовой камерой для одних и рытьём окопов — для других. Но на суде Лукас истово твердил, что «работал только с добровольцами» и провёл всего три операции.

В конце 1944 года профессор Карл Клауберг предложил новый способ стерилизации женщин — посредством уколов матки нестерильной иглой. Заживление очагов искусственно занесённой инфекции приводило к образованию спаек на внутренней поверхности матки, что препятствовало выходу яйцеклетки в полость матки для оплодотворения. Способ был очень прост в исполнении, ему можно было обучить всего за одно занятие даже человека, не имевшего медицинского образования вообще.

К. Клауберг осуществлял свои операции на несовершеннолетних девушках и девочках (произвёл стерилизацию около 140 девушек, с учётом умерших). От их матерей он требовал официального разрешения на стерилизацию, обещая освобождение детей после операции [15].

Следует подчеркнуть, что фашисты отнюдь не сразу дошли до мысли уничтожать цыган физически. До начала Второй мировой войны борцы за расовую чистоту предполагали отселить «расово неполноценных» из пределов Великой Германии (собственно Третьего Рейха, Австрии и Судетской области Чехословакии). Местом еврейского исхода должна быть стать Палестина (тут цели сионистов и фашистов совпадали), а цыганского — Абиссиния либо Полинезия [15].

Следовательно, эксперименты проводились с марта 1941 по январь 1945 года в Аушвитце, Равенсбрюке и других местах под руководством доктора К. Клауберга. Цель экспериментов заключалась в том, чтобы создать эффективный способ половой стерилизации, который будет подходить для того, чтобы стерилизовать миллионы людей с минимальными затратами времени и усилий. Эксперименты проводились при помощи рентгена, хирургии и различных лекарственных средств. В ходе экспериментов были стерилизованы тысячи человек. Кроме того, нацистское правительство стерилизовало около 400 тысяч человек в ходе программы по обязательной стерилизации. В ходе экспериментов применялись внутривенные инъекции йода или нитрата серебра. При помощи этих инъекций успешно достигалась стерилизация, но они имели массу побочных эффектов, таких как влагалищное кровотечение, сильные боли в животе и рак шейки матки. Поэтому более предпочтительным было радиационное облучение. Было установлено, что определённая доза рентгеновских лучей способна лишить организм человека возможности вырабатывать сперму и яйцеклетки. Стерилизация происходила при помощи обмана. Заключённых приводили в комнату и просили заполнить анкеты, заполнение которых занимало 2–3 минуты. В это время они подвергались радиационному облучению, в результате чего заключенные становились полностью бесплодными, сами не зная этого. Многие заключённые в результате облучения получали серьёзные радиационные ожоги [6].

Эксперименты с ядами. Проводились с декабря 1943 по октябрь 1944 года в Бухенвальде, чтобы исследовать эффект различных ядов. Яды тайно добавлялись участникам экспериментов в их пищу. Жертвы умирали в результате отравления или их немедленно убивали для произведения вскрытия их трупа. В сентябре 1944 года был произведён расстрел участников эксперимента пулями, содержащими яд.

В 1944 году по поручению вермахта эксперименты в блоке № 28 производил врач Эмиль Кашуб. Он втирал в верхние конечности здоровых людей различные токсичные субстанции, в результате чего образовывались болезненные, гноящиеся раны. Многим заключённым впрыскивался керосин под кожу в голень. Для химического раздражения кожи применялся 80% раствор уксуснокислого алюминия. После этого снимали весь слой кожи и отправляли на исследование. У тех же лиц, у которых было глубокое раздражение кожи, вырезали кусок мяса с кожей и также отправляли на исследование. Э. Кашуб прививал также искусственную желтуху и вливал кровь, заражённую малярией. Результаты наблюдений, подкреплённые снимками, позволяли получить сравнительные данные с целью разоблачения тех, кто при помощи нанесения себе ран хотел уклониться от военной службы [6, 16].

Для того же вермахта врачи СС Виктор Капезиус, Бруно Вебер и Вернер Роде испытывали на заключённых действие неизвестной жидкости, после принятия которой часть заключённых умирала. В данном случае нужно было изобрести такое средство, под влиянием которого военнопленные выдавали бы военные тайны, теряя самоконтроль [16].

Эксперименты по разработке антидота отравляющих веществ. Одним из сценариев «тотальной войны», провозглашённой А. Гитлером в 1944 году, предусматривалось развязывание против наступавшей Красной Армии неограниченной химической войны. Было очевидно, что химическое оружие окажется эффективным лишь в том случае, если немецкие войска будут страдать от него в меньшей степени, нежели их противник. Перед медиками вермахта была поставлена задача разработать лекарства, дающие способность сохранять боеспособность личного состава в случае его ограниченного поражения отравляющими веществами (ОВ). Понятно, что появление подобного препарата позволило бы перевернуть традиционные представления о способах ведения химической войны. С научной точки зрения, создание универсального антидота (т. е. защищающего от всех типов боевых отравляющих веществ) представляется практически нереальным даже при современном уровне медицинских технологий.

Поэтому в феврале 1944 года в небольшом концентрационном лагере Нацвейлер была поставлена серия опытов по апробации компонентов антидота ОВ. Сейчас трудно сказать, каким был химический состав «антидота», но, скорее всего, это была смесь, стимулирующая работу сердца и каким-то образом замедляющая отёк легких. Подопытным группам цыган делали внутримышечные инъекции, после чего их помещали в герметически закрытых комнатах, которые наполнялись отравляющим веществом. Поскольку выжившие говорили о чесночном запахе газа, можно предположить, что фашисты накачивали в помещение иприт.

Несомненно, что часть людей умирала после окончания опытов, поскольку нацисты вовсе их не лечили. Но даже выжившим в ходе экспериментов сохранение жизни отнюдь не гарантировалось. Известно, что врачи умерщвляли оставшихся в живых с целью исследовать их внутренние органы.

Помимо концлагеря Нацвейлер, опыты по программе разработки антидота осуществлялись в Заксенхаузене. Но если в первом лагере в качестве подопытного материала использовались только цыгане, то во втором — лица и других национальностей [15].

Эксперименты с фармакологическими средствами. В 1941–1944 годах доктор Гельмут Феттер и врачи Фридрих Энтрес, Эдвард Виртс, Фриц Кляйн производили на заключённых фармакологические эксперименты, целью которых было испытание новых, ещё не применяемых лекарств. Эти медикаменты были обозначены условно «Б-1012», «Б-1034», «B-1036», «3582», «P-111» или носили названия, как, например, «Рутеноль».

Опыты производились главным образом на больных сыпным тифом, туберкулёзом, флегмоной, реже — на больных рожей, трахомой и другими болезнями. Они производились не только на больных, но также на здоровых людях, которых специально заражали, к примеру, путём внутривенного вливания крови больных тифом или подкожного вливания гноя. Испытываемые препараты вводились в виде таблеток, пилюль, уколов и ректальных вливаний. Некоторые из них вызывали у больных рвоту и кровавый понос. Во многих случаях эти опыты вели к смерти заключённых, так как ни один из применяемых препаратов не имел лечебных свойств, а некоторые оказались даже вредными. Но, несмотря на бесспорно отрицательные результаты экспериментов, производившие их по поручению фармацевтических фирм врачи продолжали свои опыты, не давая в то же время возможности применять другие, известные и действенные лечебные средства.

Сохранилась переписка коменданта лагеря с фармацевтической фирмой «Байер» относительно продажи 150 узниц в экспериментальных целях. После согласования цены по 170 марок за человека (лагерь требовал 200 марок) сделка была заключена. Об этом свидетельствует письмо от фирмы «Байер» коменданту концентрационного лагеря Аушвитц, в котором говорится: «Мы получили отправленных вами 150 узниц. Несмотря на изнурение, мы считаем их подходящими. О ходе экспериментов будем вас регулярно ставить в известность». В следующем письме он сообщает: «Опыты произведены. В живых не осталось никого. Вскоре я свяжусь с вами относительно новых поставок».

С июля 1942 до сентября 1943 года производились также эксперименты, целью которых было изучение эффективности сульфаниламида — синтетического противомикробного средства. Людям наносились раны и производилось заражение бактериями стрептококка, столбняка или анаэробной гангрены. Кровообращение останавливалось при помощи жгутов, накладываемых с обеих сторон раны. В рану также помещали древесную стружку или стекло. Инфекцию лечили сульфаниламидом и другими лекарствами, чтобы определить их эффективность. Экспериментами руководил профессор Гебхард [6, 16].

Эксперименты с зажигательными смесями. Эти эксперименты с ноября 1943 до января 1944 года проводились в Бухенвальде, чтобы установить эффективность различных фармацевтических средств для лечения ожогов от фосфора. Эти ожоги причинялись заключённым с использованием фосфора извлекаемого из зажигательных бомб [6].

Эксперименты по воздействию перепадов давления. В начале 1942 года над заключёнными в концентрационном лагере Дахау проводились эксперименты под руководством Зигмунда Рашера. Целью этих экспериментов было помочь немецким пилотам, которые должны были находиться на большой высоте. Барокамера, использующаяся в этих экспериментах, моделировала условия как на высотах до 20 км. По некоторым данным, З. Рашер проводил вивисекцию на мозге жертв, переживших эксперимент. Из 200 подопытных 80 умерли в ходе эксперимента, остальные были убиты.

Австрийский заключённый Антон Пахолег, который работал в отделе доктора З. Рашера, описал «эксперименты» менее научным языком: «Я лично видел через смотровое окно барокамеры, как заключённые переносили вакуум, пока не происходил разрыв лёгких. Они сходили с ума, рвали на себе волосы, пытаясь уменьшить давление. Они расцарапывали себе голову и лицо ногтями и пытались искалечить себя в приступе безумия, бились головой о стены и кричали, стремясь ослабить давление на барабанные перепонки. Такие опыты завершались, как правило, смертью испытуемых» [17].

Эксперименты Йозефа Менгеле и концепция генетического оружия. В секторах под условными названиями «Биркенау-2» и «Биркенау-3», которые служили местом заточения этнических цыган, крупнейшего фашистского концентрационного лагеря Освенцим, ставил свои медицинские эксперименты печально известный доктор Й. Менгеле, которого прозвали «Ангелом смерти Освенцима».

Начиная с мая 1943 года, он последовательно прививал заключённым тиф, оспу и водяную гангрену (другое название — нома). Последняя болезнь, чрезвычайно интересовавшая Й. Менгеле, поражала слизистые оболочки губ, полость рта, приводя к образованию незаживающих ран. Нома давала очень большой коэффициент летальных исходов и по ряду причин рассматривалась немецкими врачами в качестве чрезвычайно перспективного биологического оружия. Нома не приводила к эпидемиям (и в этом отношении была безопаснее, скажем, чумы или оспы), но при условии модификации бактерий могла превратиться в весьма серьёзное оружие.

Необходимо отметить, что Й. Менгеле был одержим идеей создать генетическое оружие, т. е. такую разновидность биологического оружия массового поражения, которая, поражая представителей одного этноса, оставалась бы безвредной для представителей другого. Нельзя не заметить, что при всей кажущейся фантастичности сама по себе концепция генетического оружия строго научна. Идеи доктора Й. Менгеле намного опередили своё время и для 1943 года они были явно утопичны, но подобные разработки после Второй мировой войны велись во всех ведущих странах мира (разумеётся, в отличие от Германии на людях там никто не экспериментировал).

Й. Менгеле надеялся создать такую разновидность номы, которая, развиваясь у людей с тёмным цветом радужной оболочки глаз, не поражала бы голубоглазых. Последними, как нетрудно догадаться, были в своей основной массе арийцы; темноглазые же — славяне и вообще «неарийские народы», противостоящие Рейху. Для этого Й. Менгеле изучал как само заболевание, так и генетический механизм передачи цвета глаз от родителей детям.

Доктор-изверг (этот эпитет подходит Й. Менгеле без всяких оговорок) прививал ному всем близнецам, каких только мог разыскать в Освенциме. Заражённых не лечили, но если один из них чудом оставался жив, его умерщвляли, чтобы Й. Менгеле путём вскрытия выяснил природу повышенной индивидуальной переносимости болезни. Даже при эвакуации Освенцима, когда гитлеровцы спешили замести следы своих преступлений, Й. Менгеле запретил уничтожать тела последних 12 пар близнецов. У смертников он лично написал на груди мелком буквы ZS, по которым опознал тела после удушения газом. Помеченные мелом тела казнённых цыган были отобраны и эвакуированы в тыл. Об этом рассказали доктора Бендель и Эпштейн, ассистировавшие тогда Й. Менгеле.

Теоретик генетической войны был поражён, когда узнал, что истинные цыгане (род «синти») как прямые потомки древних арийцев нередко имеют голубые глаза. Й. Менгеле попросил СС разыскать и предоставить в его распоряжение голубоглазых цыган, заявив, что их изучение совершенно необходимо для разработки новых систем оружия. В феврале 1944 года СС предоставило врачу-садисту 4 цыган (трёх мужчин и женщину), имевших радужную оболочку глаз голубого цвета. Й. Менгеле умертвил этих людей, вынул глазные яблоки и в законсервированном виде отправил их на исследование в Берлин. Он намеревался выделить вещество, отвечающее в человеческом организме за цвет радужной оболочки глаз, и использовать его в качестве нейтрализатора разрабатываемой им «генетической модификации гангрены» [15].

Необходимо подчеркнуть, что эксперименты Й. Менгеле берут своё начало в политике поощрения рождаемости у германского народа. Доктор Й. Менгеле должен был ответить на вопрос: каким образом увеличить способность к размножению у немецкого народа, чтобы она удовлетворяла потребности запланированного в широких масштабах заселения немцами оккупированных областей стран Восточной Европы. В центре его внимания находилась проблема близнецов, а также физиология и патология карликовости. Опытам подвергались монозиготные близнецы, главным образом дети, карлики и лица с врождёнными увечьями. Таких искали среди прибывающих в лагерь транспортов.

Проводимые доктором Й. Менгеле эксперименты можно разделить на два этапа. Первый этап из них охватывал всевозможные исследования, которые можно проводить на живых людях, например: исследование органов зрения, слуха, крови, всякого рода измерения черепной коробки, роста. По распоряжению Й. Менгеле узница Дина Готтлибова из Праги делала сравнительные рисунки голов, ушных раковин, носов, ртов, рук и ног. У близнецов переливали кровь от одного другому и делали им рентгеновские снимки. Второй этап охватывал сравнительный анализ внутренних органов, который производился во время вскрытия. Такой анализ было бы трудно провести в обычных условиях ввиду малой вероятности одновременной смерти обоих близнецов.

В лагере сравнительный анализ близнецов производился сотни раз. Для этой цели доктор Й. Менгеле умерщвлял их уколами фенола. Однажды он возглавлял операцию, во время которой были сшиты вместе два мальчика-цыгана, чтобы создать сиамских близнецов. Руки детей оказались сильно заражены в местах резекции кровеносных сосудов. Й. Менгеле обычно без всякой анестезии отсекал часть печени или других жизненно важных органов у еврейских детей и убивал их чудовищными ударами по голове, если возникала необходимость в только что умершем «подопытном кролике». Многим детям он вводил в сердце хлороформ, других своих подопытных он заражал тифом. Многим женщинам Й. Менгеле вводил в яичники патогенные бактерии. Некоторым близнецам с разным цветом глаз впрыскивали колоранты в глазницы и зрачки, чтобы изменить цвет глаз и изучить возможность производства близнецов-арийцев с голубыми глазами. В конце концов у детей вместо глаз оставались зернистые сгустки.

Й. Менгеле, занимаясь своими экспериментами, сотрудничал с Институтом антропологических и биолого-расовых исследований (Max-Planck-Gesellschaft) в Берлине, отправляя туда представляющие интерес анатомические препараты (глаза детей-близнецов, головы обезглавленных детей, скелеты евреев, новорождённых в формалине) с целью более тщательного их изучения. Полученные оттуда результаты анализов хранились вместе с остальной документацией по проведённым опытам в делах, заведённых на отдельных лиц. Особенно тесно Й. Менгеле сотрудничал с лауреатом Нобелевской премии Адольфом Бутенандтом (чьи исследования в сфере половых гормонов и протеинов входят в число самых важных научных завоеваний XX века, обвиняется в проведении экспериментов над людьми: речь идёт о воздействии некоторых видов плесени на клетки печени; тяжёлые тучи сомнений нависли и над его «проектом гемопетина», исследованием о веществах, которые могут улучшить качество крови у лётчиков Люфтваффе и позволить им выжить в холодной воде или холодном климате) и доктором Отмаром фон Вершуером (мировой авторитет в области исследований близнецов — от Й. Менгеле получал большое количество человеческих препаратов). Адольф Бутенандт и доктор Отмар фон Вершуер пользовались славой учёных мирового уровня и научных редакторов New York Times. Первый в 1972 году был президентом Max-Planck-Gesellschaft, второй возглавлял в новорождённой Федеральной Республике Германии Немецкое общество антропологии. Ни один из них никогда не отвечал за пресловутые связи с Й. Менгеле.

В 1945 году Й. Менгеле аккуратно уничтожил все собранные «данные» и сбежал из Освенцима. До 1949 года Й. Менгеле спокойно работал в родном Гюнцбурге на фирме отца. Потом по новым документам на имя Хельмута Грегора он эмигрировал в Аргентину. В начале 50-х годов, когда Интерпол выдал ордер на его арест с правом убить его при задержании, Йозеф перебрался в Парагвай. Все с тем же паспортом на имя Грегора Йозефа Менгеле неоднократно посещал Европу, где остались его жена и сын. Швейцарская полиция следила за каждым его шагом — и ничего не делала! Он дожил до 1979 года и утонул при невыясненных обстоятельств во время купания на одном из пляжей в Бразилии [16].

Почти 35 лет Й. Менгеле скрывался от преследований, несколько раз «охотник за нацистами» Симон Визенталь и Моссад были очень близки к его обнаружению. После Адольфа Эйхмана, арестованного в 1960 году, Й. Менгеле считался наиболее разыскиваемым преступником. Его могила была обнаружена только в 1985 году, и лишь в 1992 году было окончательно доказано, что в ней лежат именно его останки [14].

Как и Й. Менгеле, жертв своих убивал другой лагерный экспериментатор Иоганн Пауль Кремер. Он вёл исследования в области бурой атрофии печени. Для своих исследований И. П. Кремер брал у заключённых биопсию печени, селезёнки и поджелудочной железы. Многих узников он умерщвлял с помощью инъекций фенола. Больного с гипотетическим диагнозом, лежащего уже на столе для вскрытия, он перед умерщвлением ещё расспрашивал о подробностях, связанных с заболеванием [16].

Эксперименты с целью освоения хирургической оперативной техники. В лагере производились и другие эксперименты. Хирургические операции производились по произволу врачей, практиковавшихся в освоении оперативной техники. Молодой немецкий врач Кениг отбирал заключённых с воспалительными процессами конечностей и практиковался в ампутации последних. Немецкие врачи Тилло и Фишер собирали большие массы заключённых и без всяких показаний производили грыжесечения. Главный врач больницы Энтрес при малейшей жалобе на боли в животе производил чревосечения, практикуясь на операциях по поводу язвы желудка [16].

Эксперименты над гомосексуалами. Нацисты в своём уголовном праве не рассматривали женщин с гомосексуальной ориентацией (лесбиянок). Поэтому массовому и систематическому преследованию подвергались только мужчины-гомосексуалы. Нацисты рассматривали гомосексуализм как болезнь или как преступный порок. В связи с тем, что у гомосексуалов не рождалось детей, созданное нацистами Центральное управление Рейха по борьбе с гомосексуализмом и абортами рассматривало эти вопросы вместе. Желание нацистского режима увязать гомосексуальность и аборты вместе являлось отражением ведения политики повышения рождаемости «арийского» населения.

С 1940 года по приказу Г. Гиммлера мужчины-гомосексуалы с рецидивом по 175 параграфу Уголовного кодекса ссылались после вынесения им приговора в концентрационные лагеря на сроки до 10 лет. Такая же участь ждала и тех, кто отбыл тюремное заключение. После 1941 года гомосексуалов, отбывших срок в тюрьме, уже не освобождали, а посылали автоматически в концлагеря. Некоторые подлежали кастрации и другим медицинским экспериментам. До сих пор неизвестно количество гомосексуалов, посланных на принудительное лечение в психиатрические клиники. Некоторые из тех, кто преследовался за свою сексуальную ориентацию, даже не идентифицировали себя как гомосексуалы, а лишь «были похожи» на гомосексуалов или вызывали подозрения в гомосексуальности у властей либо у осведомителей.

Отношение к гомосексуалам в концентрационных лагерях было таким же жестоким, как и к евреям и коммунистам. Это являлось отражением гомофобных настроений в нацистской Германии. Заключённые концлагерей, в первую очередь политические заключённые, относились к гомосексуалам как к отвергнутым обществом. В лагерях гомосексуалы жили в отдельных бараках, где должны были спать, держа руки поверх одеяла, и подвергались изощрённым пыткам за малейшие провинности.

Врачи в концентрационных лагерях проводили медицинские эксперименты над гомосексуалами для того, чтобы выяснить причины гомосексуальности, рассматривались возможность гормональных нарушений у гомосексуалов, а также возможность создания антигомосексуальной вакцины. Одним из врачей, проводивших эксперименты над заключёнными, был датский врач-эсэсовец Карл Вернет. Он проводил медицинские эксперименты над заключёнными-гомосексуалами в концентрационном лагере Бухенвальд в 1944 году. Он имплантировал капсулу для выделения в организм мужского гормона тестостерона для преобразования гомосексуала в человека с гетеросексуальной ориентацией. За всё время в Бухенвальде содержалось 650 гомосексуалов из общего числа в 238 380 человек, т. е. меньше 1%.

В 1942 году СС разрешила начальникам лагерей кастрировать гомосексуалов для сохранения «арийского» генофонда. Эту унизительную операцию провели, например, над председателем Кассельского союза борьбы за гражданские права Эрнстом Нобисом. Так же поступили с монархистом Фридрихом-Паулем фон Гроссхаймом. В одном из интервью он так прокомментировал зверства фашистов: «Мои гомосексуальные чувства ничуть не изменились после этой бессмысленной операции» [18, 19].

Антропологические изыскания. Нацистских «расоведов» чрезвычайно занимали вопросы, связанные с национальной идентификацией. Для разработки методов, способных с абсолютной надёжностью выявить национальную принадлежность человека, они не жалели материальных и человеческих ресурсов. Нацисты считали, что каждая национальность имеет свои уникальные антропометрические соотношения (т. е. определённые пропорции между частями скелета) и фактически задача учёных-расоведов сводилась к выявлению таких соотношений и установлению их численных значений.

Ведущим специалистом по национальной идентификации считался профессор Военно-медицинской академии Фриц Фишер, который коллекционировал скелеты типичных представителей различных рас и народов. Ф. Фишер регулярно совершал поездки по концентрационным лагерям Третьего Рейха с целью отбора людей, чьи скелеты должны были пополнить его коллекцию. В мае 1942 года профессор отобрал 40 «типичных цыган» из числа содержавшихся в концлагере Заксенхаузен. Все они (а это были молодые мужчины и женщины) были умерщвлены посредством удушения газом, дабы не повредить скелет. Трупы были препарированы и тщательно обмерены Ф. Фишером и его помощником Хорнбеком. Большая часть скелетов была выброшена, но несколько были сохранены и попали в коллекцию профессора.

Она была достаточно велика, число «экспонатов» превышало сотню. Известно, что в «коллекции» профессора Ф. Фишера были скелеты представителей всех человеческих рас и крупнейших народов Земли. Можно примерно подсчитать число жертв этого «учёного». Если в его коллекцию скелетов попадало только 5–10% общего числа убитых и препарированных для антропометрических измерений людей, то всего это чудовище повинно в умерщвлении не менее 2 тыс. человек.

Следует отметить, что «антропологическими изысканиями» в Третьем Рейхе занимался не только доктор Ф. Фишер, но и профессор Август Хирт, возглавлявший Институт анатомии при Страсбургском университете и собиравший антропологическую коллекцию гораздо больших размеров, чем Ф. Фишер, причём помимо скелетов там были и черепа и отдельные фрагменты тел (как правило, с аномалиями развития), помещённые в спирт.

Помимо антропометрических обмеров скелетов нацистских расоведов чрезвычайно интересовали люди с выраженными аномалиями в развитии. Начальники всех нацистских концентрационных лагерей и тюрем были ориентированы на то, чтобы тщательно отслеживать судьбу карликов и аномально высоких людей и не допускать утраты или повреждения их скелетов. Их никогда не использовали на лагерных работах и уничтожали в первую очередь. Аномалии развития были призваны служить наглядной иллюстрацией гитлеровского тезиса о превосходстве арийской расы.

Кроме того, фашисты объявили настоящую охоту за близнецами. Трудно объяснить, что именно они хотели обнаружить, сравнивая их скелеты, но факт остаётся фактом — за первую половину сороковых годов они уничтожили практически всех цыган-близнецов. Примечательно, что немцы их не разлучали и умерщвляли в один день. Это означает, что нацистских антропологов интересовали именно парные скелеты [15].

Пациенты как материал для исследований мозга. Поскольку по решению одного из экспертов пациенты всё равно должны были умереть, то почему бы их не использовать — живых или мёртвых — в интересах исследований? Две крупномасштабные исследовательские работы были начаты профессором К. Шнайдером (Гейдельбергский университет) и профессором Г. Хайнце (директор психиатрической лечебницы Горден/Бранденбурга), идея которых заключалась в том, чтобы на протяжении нескольких лет интенсивно, до изнеможения проводить психологические и физиологические эксперименты, после чего тихо убивать таких пациентов в специальных центрах и завершать исследование изучением анатомии их мозга. Эта работа далеко не продвинулась, поскольку после Сталинградской битвы многие врачи, принимавшие участие в этих исследованиях, были призваны на военную службу. Из переписки К. Шнайдера следует, что он особенно желал, чтобы специальные разрешения на убийство пациентов ему давали те специалисты, которые оценивали содержание анкет [20]. После получения таких разрешений пациенты направлялись в центры по уничтожению людей, где их убивали. Нет достаточных данных, чтобы судить о том, как далеко продвинулась работа в Горден/Бранденбурге. По крайней мере в трёх случаях профессор Юлиус Халлерфорден, заместитель директора Института изучения мозга им. Кайзера Вильгельма в Берлин-Бухе, лично посещал один из таких центров, который располагался в тюрьме Бранденбурга неподалеку от лечебницы в Гордене, и забирал мозги только что убитых людей. Диагнозы пациентов ему были известны ещё до того, как их убивали. Поэтому он был уверен, что изучение именно этих мозгов имеет непосредственное отношение к направленности его исследований. Он пригласил ответственного психиатра центра в свой институт в Берлине для изучения техники исследований и направил одного из своих технических работников в центр для ускорения работ. После войны К. Шнайдер покончил с собой, Г. Хайнце был назначен директором психиатрической клиники для детей в Западной Германии, а Ю. Халлерфорден остался на всеми уважаемой должности заместителя директора того же института [21, 22].

Следует отметить, что в 1980 году Гражданская комиссия по правам человека добилась отставки из «оргкомитета» Всемирной конференции психиатров бывшего члена СС Генриха Харрера, который во время войны вводил в мозг людям вытяжку из мозга свиньи, оправдывая свои действия диким предположением о том, что это может «повысить их интеллект» [23].

Выводы. Таким образом, несмотря, к сожалению, на серьёзнейшие нарушения врачебной этики при проведении опытов, они внесли существенный вклад в развитие в медицины. Например, современные знания о том, каким образом внутренние органы человека реагируют на замораживание, в значительной степени основаны на этих экспериментах. Однако следует всегда помнить, что в соответствии с принятыми сегодня принципами этического и правового регулирования биомедицинских исследований с участием человека, испытуемый должен быть максимально защищён от риска и ущерба своему здоровью и благополучию; одновременно он имеет право на получение всех преимуществ от успеха научных исследований, в которых участвует.

Эти принципы признаются всем мировым сообществом и служат одним из конкретных выражений таких общепризнанных моральных ценностей медицинской профессии, как уважение автономии и независимости человеческой личности, милосердие и справедливость.

Литература

  1. Лихачёв Д. С. Память преодолевает время // Наше наследие. — 1988. — № 1. — С. 1.
  2. Силуянова И. Преступление против человечности [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.otechestvo.org.ua/main/20079/2011.htm.
  3. Нюрнбергский процесс. Преступления против человечности [Электронный ресурс]. — Т. 5. — Режим доступа: http://www.litru.ru/?book=52171&page=2.
  4. История научных экспериментов на людях [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://novosti-n.mk.ua/ukraine_article/read/?id=709.
  5. Harris S. Japanese biological warfare research on humans: a case study of microbiology and ethics // Annals of the New York Academy of Sciences. — 1992. — Vol. 666. — P. 21–52.
  6. Эксперименты нацистов над людьми [Электронный ресурс] // Википедия. — Режим доступа: http://ru.wikipedia.org/wiki.
  7. Ширер У. Взлёт и падение Третьего Рейха: В 2 т. — М.: Военное издание, 1991. — Т. 2. — 526 с.
  8. Полторак А. И. Нюрнбергский эпилог. — М.: Юридическая литература, 1983. — 416 с.
  9. Семиряга М. И. Тюремная система нацизма и её крах. — М.: Юридическая литература, 1991. — 384 с.
  10. Гримак Л. П. Моделирование состояний человека в гипнозе (экспериментальный гипноз). — М.: Наука, 1978. — 270 с.
  11. Гримак Л. П. Тайны гипноза: современный взгляд. — СПб: Питер, 2004. — 304 с.
  12. Психотропное оружие или как стереть память [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.med74.ru/newsprint550.html.
  13. Клепов А. Олимпийские игры и Аненербе [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://webcache.googleusercontent.com/search?q=cache:FstTXNACavoJ:www.proza.ru/.
  14. Наследие Йозефа Менгеле: город близнецов [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.all-news.net/?id=33311.
  15. Медицинские опыты немецких нацистов на цыганах (Германия, 1940–45 гг.) [Электронный ресурс] // Ракитин А. И. Загадочные преступления прошлого. — 2001. — Режим доступа: http://www.murders.ru/d130_4.html.
  16. Ужасы не вернутся? Медицинские эксперименты фашистов [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://hitgid.ru/raznoe/3818-uzhasy-ne-vernutsja-medicinskie.html.
  17. Эксперименты доктора Зигмунда Рашера [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://copypast.ru/2009/11/18/forfriend-1-jeksperimenty_doktora_zigmunda_rashera_7_foto.html.
  18. Сексуальные меньшинства в Третьем рейхе [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://ru.wikipedia.org/wiki.
  19. Черносвитов Е. В. Сексуальные образы фашистской Германии: преступная идеология и её жертвы // Специальная социальная медицина: Учебное пособие для вузов. — М.: Академический проект; Фонд «Мир», 2004. — С. 643–682.
  20. Muller-Hill B. Murderous science: elimination by scientific selection of Jews, Gypsies, and others in Germany 1933–1945. — Oxford: Oxford University Press, 1988. — 256 p.
  21. Klee E. «Euthanasie» im NS-Staat. Die «Vernichtung lebensunwerten Lebens». — Auflage 12. — Frankfurt am Main: Fischer Taschenbuch Verlag, 1985. — 512 s.
  22. Мюллер-Хилл Б. Психиатрия при нацизме // Этика психиатрии / Под ред. С. Блоха, П. Чодоффа; Пер. с англ. — Киев: Сфера, 1998. — С. 340–348.
  23. Разоблачение геноцида: по следам психиатров-нацистов / Гражданская комиссия по правам человека. — М.: Б. и., 2004. — С. 13–18.


© «Новости украинской психиатрии», 2012
Редакция сайта: editor@psychiatry.ua
ISSN 1990–5211