НОВОСТИ УКРАИНСКОЙ ПСИХИАТРИИ
Более 1000 полнотекстовых научных публикаций
Клиническая психиатрияНаркологияПсихофармакотерапияПсихотерапияСексологияСудебная психиатрияДетская психиатрияМедицинская психология

О РОЛИ АСИНХРОНИЙ СОМАТО-ЭНДОКРИННОГО СОЗРЕВАНИЯ В ГЕНЕЗЕ ПАТОЛОГИЧЕСКОГО ПУБЕРТАТНОГО КРИЗА

Л. А. Крыгина, И. А. Зинченко

* Публикуется по изданию:
Крыгина Л. А., Зинченко И. А. О роли асинхроний сомато-эндокринного созревания в генезе патологического пубертатного криза // Архів психіатрії. — 1997. — № 3–4. — С. 37–40.

В последние годы отечественные подростковые психиатры всё более широко используют диагностическую категорию «патологический пубертатный криз». Данным термином обозначают принципиально обратимые специфические подростковые психопатологические нарушения, характеризующиеся общими закономерностями возникновения, клинического оформления и обратного развития [3]. В современных руководствах по детской и подростковой психиатрии [4, 5] отсутствуют определение нозологической принадлежности и описание клинической сущности патологического пубертатного криза, поэтому изучаемый синдромокомплекс неоднозначно оценивается представителями различных психиатрических школ. Так, Г. Д. Мазурко [6], Э. С. Наталевич [7] рассматривают патологический пубертатный криз как своеобразную пубертатную декомпенсацию резидуально-органических поражений головного мозга, формирующихся психопатий, Н. Е. Буторина [1] — как самостоятельную возрастную психическую патологию. В. А. Гурьева [2] допускает возможность проявления данного психопатологического состояния как в рамках известных нозологических групп, так и вне их. Вместе с тем ведущая роль подросткового периода в генезе патологического пубертатного криза безоговорочно признаётся всеми. При этом, используя термины «подростковый возраст», «пубертатный период» при обсуждении этиологических факторов, авторы, за редким исключением [2], не оговаривают фактического содержания используемой терминологии, т. е. не указывают, подразумевается ли в каждом конкретном случае нормативный или асинхронный характер возрастных перестроек; идёт ли речь преимущественно о нарушениях сомато-эндокринной, психологической, социальной составляющих созревания личности или об их совокупности. Между тем, как теоретические разработки, так и практическая работа (профилактика и лечение возникающих нарушений) невозможны без уточнения этих важных вопросов.

С целью выяснения роли особенностей протекания сомато-эндокринного созревания в генезе патологического пубертатного криза исследованы две группы подростков 14–18 лет. Основная группа — 103 несовершеннолетних, которым в период прохождения стационарной судебно-психиатрической экспертизы установлен диагноз «патологический пубертатный криз» в рамках какой-либо нозологии (45 случаев — как специфическая пубертатная декомпенсация остаточных проявлений органического поражения головного мозга, 34 случая — в рамках формирующихся психопатий) или как самостоятельная диагностическая категория (24 случая). Контрольная группа — 60 практически здоровых подростков, учащихся профессионально-технического училища, не обращавшихся когда-либо за помощью к психиатрам, не состоящих на учёте в психоневрологическом диспансере. Оценка соответствия развития общефизических и вторичных половых признаков календарному возрасту подростка проводилась с помощью обобщённой таблицы основных периодов пубертатного возраста [5].

В основной группе нормативное гармоничное сомато-эндокринное созревание не выявлено. Те или иные варианты нарушения протекания нейроэндокринной перестройки обнаружены в 100% случаев. Пубертатные пертурбации в большинстве наблюдений начинались в срок (66 случаев, 64,1%), реже — запаздывали (29 случаев, 28,1%). Раннее начало пубертатного периода выявилось наименее характерным — 8 случаев (7,8%). В 35 наблюдениях (34%) отмечалась сохранность календарных сроков не только начала, но и окончания пубертата, однако созревание характеризовалось ярко выраженной «скачкообразностью» (чередованием периодов «бурного», ускоренного и замедленного, «приостановившегося» созревания), дисгармоничностью между соматическим и половым созреванием, нарушением последовательной закономерности в выявлении отдельных вторичных половых признаков. В 68 наблюдениях (66%) выявлена акселерация (38 случаев, 36,9%) или ретардация (30 случаев, 29,1%) сомато-эндокринного созревания. Из них только в 5 наблюдениях (4,8%) констатирован гармоничный характер акселерации (2 случая, 1,9%) или ретардации (3 случая, 2,9%). Остальные 63 наблюдения (61,2%) наряду с ускоренным или замедленным темпом сомато-эндокринного созревания характеризовались выраженной дисгармоничностью и скачкообразностью этих процессов. При дисгармонически акселерированном характере созревания в половине наблюдений обнаружено позднее начало пубертатного периода (14–15 лет) с последующим массивным выявлением пубертатных изменений (18 случаев). Раннее начало пубертата для дисгармонической акселерации было малохарактерным (4 случая, 3,9%). Аналогично при дисгармонически ретардированном созревании (27 случаев, 26,2%) преобладало позднее начало подросткового периода (11 случаев, 10,7%), и только в 1 случае (1%) выявлено раннее начало.

В контрольной группе преобладало гармоничное сомато-эндокринное созревание (26 случаев, 43,3%). В 18 наблюдениях (30%) обнаружена дисгармония созревания при нормативных сроках. Сомато-половая ретардация (8 случаев, 13,3%) и акселерация (8 случаев, 13,3%) встречались реже. При этом гармонически ускоренное, гармонически замедленное, дисгармонически ускоренное и дисгармонически замедленное созревание были одинаково малохарактерными (по 4 случая, по 6,7%).

При сравнении основной и контрольной групп обнаружены следующие существенные, статистически достоверные особенности: преобладание акселерации сомато-эндокринного развития как в целом (t = 3,2), так и её дисгармонического варианта (t = 4); преобладание дисгармонического ретардированного созревания (t = 3,1); тенденция к преобладанию замедленного сомато-эндокринного развития в целом (t = 2,3); нехарактерность гармонического варианта замедленного или ускоренного созревания (t = 4,6); отсутствие типичных неизменных форм протекания пубертата (t = 7). Дисгармоничность пубертата при сохранности его календарных сроков оказалась одинаково характерной как для основной, так и для контрольной групп (t = 0,5).

Таким образом, проведённое исследование позволяет сделать вывод, что наиболее значимыми типами асинхроний в генезе патологического пубертатного криза являются дисгармонически ускоренное и, в меньшей мере, дисгармонически замедленное сомато-эндокринное созревание, особенно в случае запоздалого начала пубертатного периода. Для более точной квалификации роли вышеуказанной асинхронии созревания в генезе патологического пубертатного криза как фактора патопластического, предиспонирующего, провоцирующего или патогенетического [5] необходимо выяснение роли других этиологических факторов (наследственность, экзогенно-органические воздействия, психогении) в изученных группах, а также расширение исследуемого материала за счёт включения контрольной группы подростков с типичной клинической картиной соответствующих нозологий.

В то же время необходимо учесть факт выявления в группе практически здоровых подростков случаев дисгармонически акселерированного и дисгармонически ретардированного сомато-эндокринного созревания. Исходя из роли этих асинхроний развития в генезе пограничных пубертатных психопатологических расстройств, следует предположить необходимость более широкого амбулаторного эндокринологического и психолого-психиатрического консультирования подростков с целью первичной профилактики и своевременной психокоррекции возможных психопатологических нарушений и сопутствующего девиантного поведения.

Литература

  1. Буторина Н. Е. Структура пубертатных изменений психики // Современные проблемы подростковой общей и судебной психиатрии. — М.: Б. и., 1987. — С. 12–16.
  2. Гурьева В. А. К систематике пубертатной психопатологии // Современные проблемы подростковой общей и судебной психиатрии. — М.: Б. и., 1987. — С. 3–12.
  3. Гурьева В. А., Крыгина Л. А., Бурелов Э. А. Клиника патологического пубертатного криза (возрастной патоморфоз) // Патоморфоз психических заболеваний в судебно-психиатрической клинике. — М.: Б. и., 1985. — С. 121–129.
  4. Ковалёв В. В. Психиатрия детского возраста. — М.: Медицина, 1995. — 560 с.
  5. Личко А. Е. Подростковая психиатрия. — Л.: Медицина, 1985. — 416 с.
  6. Мазурко Г. Д. Вопросы клинической дифференциации патологически протекающего пубертатного периода у подростков с асоциальным поведением // Актуальные вопросы организации психиатрической помощи, лечения и социальной реабилитации психически больных. — М.: Б. и., 1978. — С. 498–500.
  7. Наталевич Э. С. Клинические проявления патологических форм пубертата и их дифференциация // Актуальные вопросы социальной психиатрии. — Валдай, 1979. — С. 71–79.


© «Новости украинской психиатрии», 2008
Редакция сайта: editor@psychiatry.ua
ISSN 1990–5211