НОВОСТИ УКРАИНСКОЙ ПСИХИАТРИИ
Более 1000 полнотекстовых научных публикаций
Клиническая психиатрияНаркологияПсихофармакотерапияПсихотерапияСексологияСудебная психиатрияДетская психиатрияМедицинская психология

МЕТОДОЛОГИЧЕСКОЕ И ТЕОРЕТИЧЕСКОЕ ОБОСНОВАНИЕ КУЛЬТУРНО-ИСТОРИЧЕСКОГО ПОДХОДА К ИЗУЧЕНИЮ ТЕЛЕСНОСТИ

Е. С. Язвинская

* Электронная публикация:
Язвинская Е. С. Методологическое и теоретическое обоснование культурно-исторического подхода к изучению телесности [Электронный ресурс] // Новости украинской психиатрии. — Киев–Харьков, 2007. — Режим доступа: http://www.psychiatry.ua/articles/paper257.htm.

Современная психология обладает достаточным теоретическим и терапевтическим материалом, позволяющим говорить о взаимодействии психики и тела. Так, в психосоматике, нейропсихологии и телесно-ориентированной психотерапии накопилось достаточно не только терапевтического, но и экспериментального материала, говорящего о конгруэнтности психических и физиологических процессов. Это открывает новые горизонты, как в теории психологии, так и в прикладных её областях. Таким образом, возникло новое направление в психологии — психология телесности.

Выделение телесности как объекта психологического исследования и её анализ осуществляется путём соединения психического и физиологического в единую сущность. Кроме того, существует разграничение понятий «тело» и «телесность», которое связано с тем, что «первое из них чаще всего ассоциируется с некоторым фиксированным, относительно статичным, ограниченным анатомо-физиологическим объектом» [2]. Телесность же — это психофизиологические, психосоматические, биоэнергетические проявления человеческого тела, характеризующиеся двигательной активностью, являющиеся результатом онтологического и социокультурного развития и осуществляющиеся в аксиологическом пространстве социума [4]. Таким образом, предпринимается попытка свести к нулю дихотомию психики и тела. Но телесность — это не только конгруэнтность психического и физиологического, телесность это также знак, символ культуры и времени, причём как исторического, так и биологического. Как тело в целом, отдельные части его, так и телесность в разные историко-культурологические периоды наделялись определённым смыслом. Так, М. М. Бахтин, анализируя символичность отдельных частей тела в период средневековья и использование их как символов в народных обрядах и гуляниях выделяет тему родового тела в историческом контексте. «Тема относительного бессмертия семени даётся в неразрывной связи с темой исторического прогресса человечества. Человеческий род не просто обновляется с каждым новым поколением, но каждый раз он подымается на новую высшую ступень исторического развития — это живое ощущение народом своего коллективного исторического бессмертия, составляет самое ядро всей системы народно-праздничных обрядов».

Таким образом, истолкование знаковости тела и телесности в разных культурах и в разные исторические периоды развития человечества требует, с одной стороны, учёта историко-культурологического подтекста, а с другой стороны — континуума человеческого развития. Учитывая возможности такого анализа тела и телесности, мы используем основу данного подхода, а именно телесность как знак и символ, но уже в отношении каждого конкретного человека. Для выполнения данной задачи необходимо обратиться к культурно-историческому подходу изучения психических образований (Л. С. Выготский, А. Р. Лурия, А. Н. Леонтьев), который позволит объяснить механизмы взаимодействия элементов в структуре телесности. Так, одним из проявлений знаковости телесности, кодом, несущим информацию о внутреннем теле, является телесная метафора.

Целью данной статьи является выделение телесных метафор как объекта исследования и проведение анализа конгруэнтности телесных метафор и внутриличностных конфликтов, а также психосоматических заболеваний.

Таким образом, мы предлагаем рассматривать телесные метафоры как «некоторое комплексное синтетическое представление, объединяющее в единый образ разрозненные телесные ощущения, т. е. обобщение кинестетического опыта» [3]. И, самое главное — вербализация данного опыта и интеграция его в сознание. Таким образом, интерцептивные ощущения становятся частью самосознания. В данном случае культурно-историческая концепция развития психики позволяет объяснить трансформацию непроизвольной физиологически детерминированной натуральной телесной функции в произвольно регулируемую психологически детерминируемую. Основная идея здесь заключается в том, что естественные, натуральные телесные функции, включаясь в культурные отношения и проходя социализацию, как в процессе филогенеза, так и в процессе онтогенеза, становятся осознаваемыми и произвольно регулируемыми, приобретая свойства высших психических функций. Таким образом, телесность становиться знаково-символическим опосредованием взаимоотношения человека и окружающего мира. Существуют общечеловеческие телесные метафоры, такие как «ватные ноги», «камень на сердце» и т. д., а также индивидуальные, сформировавшиеся в результате индивидуальных психофизиологических особенностей человека.

Была выдвинута следующая гипотеза: индивидуальный ряд телесных метафор, которые соответствуют социальным ситуациям с одной стороны и ощущениям — с другой стороны, возникают в результате реакции на те или иные ситуации. В случае негативно окрашенных эмоционально-чувственных телесных метафор их можно рассматривать как код, символ внутриличностных конфликтов и соответствующих им психосоматических нарушений. Подобный анализ возможен только в рамках телесно-ориентированной методологии с помощью методов интегративной телесно-ориентированной психотерапии (ИТОП).

Исследования проводились на основе авторской тренинговой программы «Вдохновение». Методологичесокй базой данной программы является интегративная телесно-ориентированная психотерапия.

Приведём несколько примеров, позволяющих продемонстрировать данную концепцию.

Пример 1. Женщина 27 лет. Телесная метафора: «железные пластины в теле». Психосоматические заболевания: язва желудка, заболевание яичников. Кроме того, выявлен сильнейший зажим в тазобедренной области. В ходе анализа выяснилось, что данная телесная метафора соответствует комплексу неполноценности, связанного с постоянным соперничеством с братом за любовь отца, что стало причиной амбивалентности чувств к отцу — любви и ненависти. В свою очередь это стало причиной развития шизоидности. Люди такого типа часто страдают алекситимией или «эмоциональной тупостью», которая в итоге приводит к полному разотождествлению с собственным телом. Следствием этого становится полная потеря способности испытывать оргазм, удовольствие от еды, да и вообще испытывать чувство удовольствия, а также — полная потеря способности танцевать. Функциональные возможности тела снижены, движения очень скованные и ригидные, пространство вокруг себя практически не задействовано. Полная неспособность повторить сложное движение, в котором одновременно задействованы все части тела, или какое-либо их сочетание. Реоэнцефалографическое исследование показало серьёзные изменения в работе сосудов головного мозга, особенно в правом полушарии. По результатам MMPI показатели шкал завышены. По результатам САН наблюдаются низкие показатели по шкалам настроения и самочувствия. Также получены низкие показатели по опроснику телесного потенциала. В результате ИТОП телесная метафора «железные пластины в теле» изменилась на «тёплые потоки в теле». К сожалению, полностью снять зажим в области таза не удалось в силу того, что терапия была прервана из-за отъезда испытуемой в другую страну. Но показатели MMPI, САН, опросника телесного потенциала, а также результаты арт-терапевтических методов показали значительное улучшение. Так, участница эксперимента в начале исследования использовала преимущественно чёрный, грязно-красный и грязно-оранжевый цвета, в конце в её рисунках появились ярко-жёлтый, светло-голубой, зелёный и другие яркие чистые цвета.

Пример 2. Женщина 45 лет. Диагнозы, установленные лечащими врачами: камни в жёлчном пузыре, повреждение роговицы обоих глаз, изменения в работе сосудов головного мозга, особенно левого полушария. Телесные метафоры: «тяжесть в голове», «тяжёлый агрегат» (последнее относится к области таза). Движения однотипные, скованные. В танце свободно используются только руки. Сильные зажимы в тазобедренной области и шейно-грудном отделе позвоночника. В ходе терапии было выявлено сильное подавление чувств (гнева, страха, а также любви) и полная неспособность осознавать и выражать эти чувства. Кроме того — инфантильность, которая в данном возрасте играет патогенную роль, проявляющуюся в эмоциональной и материальной зависимости от родителей. У испытуемой очень властный и амбициозный отец и нереализовавшая свой личностный потенциал мать. В данном случае дочерью были усвоены указанные взаимоисключающие тенденции, что в конечном счёте привело к полной фрустрации как естественных потребностей, так и высших, таких как самореализация и самоактуализация. В итоге — полная социальная дезадаптация и пустота в личной жизни. В ходе анализа выяснилось, что телесная метафора «тяжесть в голове» соответствует чувству страха перед ответственностью за свою жизнь, а также чувству страха и неуверенностью перед завтрашним днём. Телесная метафора «тяжёлый агрегат» соответствовала подавлению сексуальности и страху иметь детей. В начале терапии у испытуемой наблюдалось полное подавление жизненной энергии. Все рисунки были нарисованы простым карандашом. В середине терапии появились маниакальные проявления, характеризующиеся ощущением наполненности энергией и неадекватно повышенной самооценкой. Это сложный период в терапии, особенно для пациента, поскольку он определённым образом связан с моментом инициации, когда человек пытается обрести своё новое имя. В этот период обычно пациенты пытаются эмоционально отделиться у родителей. Чем старше человек, тем более этот процесс является длительным и болезненным. Часто он сопровождается регрессом. В этот период человек пытается порвать невротическую связь с родителями. Не всем это удаётся с первого раза. Индивидом делается попытка воспринимать себя уже не объектом постороннего воздействия, а свободно действующим субъектом. И, наконец, размытые сексуальные ощущения, эротические чувства начинают переживаться как неотъемлемая часть существования. Опасность данной стадии психотерапии заключается в том, что вслед за таким эмоциональным подъёмом, открытием в себе новых горизонтов при определённой предрасположенности наступает период опустошённости и подавленности, что характерно и для маниакально-депрессивного психоза. Кстати, в рассматриваемом случае это особенно проявилось при рисовании мандал. После мандал, нарисованных исключительно простым карандашом, последующие мандалы были нарисованы только в ярко-жёлтом или только в ярко-оранжевом цвете, что подтверждает данную тенденцию.

Пример 3. Женщина 35 лет. Телесная метафора: «железный обруч на голове». Врачами зафиксированы вегетососудистая дистония, а также воспаление яичников. В ходе анализа выяснилось, что эта телесная метафора соответствует чувству и желанию держать всё и всех под своим контролем с одной стороны и полной зависимостью (материальной, эмоциональной и т. д.) — с другой стороны. В данном случае внутриличностный конфликт является следствием столкновения этих равнозначных по силе и разнонаправленных тенденций. Хотя дальнейший анализ показал, что причина гораздо глубже, а именно в невротической связи с матерью. С одной стороны — зависимость от неё (в данном случае эмоциональная), а с другой — желание быть свободной от матери. Амбивалентность чувств в отношениях с матерью привела к хроническому подавлению злости, раздражения, обиды, что в итоге привело на соматическом уровне к сильнейшему зажиму в шейно-грудном отделе позвоночника. Это послужило причиной нарушения венозного оттока и работы сосудов головного мозга (подтверждено реоэнцефалографическим исследованием). Данный внутриличностный конфликт был перенесён на другие отношения в семье, а именно на отношения с мужем и с детьми. В ходе терапии, по мере осознания собственных вытесненных чувств и выработке стратегии по использованию их как энергетического материала, шла также работа в направлении целеполагания и целеобразования, т. е. осознание истинных мотивов и желаний и возможности их реализации. Таким образом, у пациентки постепенно появлялся собственный мир, в котором она зависела только от себя, что естественным образом вело к снижению невротизации, тревожности и возрастанию самопонимания. Это нашло своё подтверждение в ходе экспериментального исследования. Появилось адекватное отношение к себе и окружающим. Значительно улучшились отношения с мужем и детьми. Произошло разделение между миром матери и собственным миром пациентки. На психосоматическом уровне также произошли значительные улучшения. Венозный отток восстановлен, воспаление яичников не зафиксировано.

Пример 4. Женщина 33 года. Телесная метафора: «груз на плечах». В ходе ИТОП были выявлены мышечные зажимы в грудном и шейном отделах позвоночника. В ходе анализа выяснилось, что данная телесная метафора, а также телесные зажимы соответствуют вытесненным чувствам обиды и злости. Пациентка вспомнила о давних конфликтах с матерью и бывшем мужем. Эти межличностные конфликты были следствием внутриличностного конфликта, а именно столкновения инфантильных тенденций с тоталитарными тенденциями. Адаптационными функциями являются манипуляция окружающими, с одной стороны, и обман (прежде всего самообман) — с другой стороны. В итоге вся психическая энергия уходит на нахождение компромисса, который и выражается в хроническом вытеснении чувств, разотождествлении с собственным телом, что в результате приводит к мышечным зажимам и психосоматическим расстройствам. В данном случае были выявлены нарушения в гормональной системе и избыточный вес. В таких случаях необходима работа в аксиологическом пространстве. Как только в структуре телесности восстановлены все функциональные связи, сразу же происходят изменения и в системе ценностей человека. На наш взгляд, это объясняется тем, что при восстановлении функциональных связей в структуре телесности не происходит накопления негативного бессознательного материала, который является частью сознания, а следовательно, и личности.

Пример 5. Мужчина 25 лет. Телесная метафора: «ватные ноги». Обратился за помощью в связи с проблемами в личной жизни. Сценарий, по которому разворачивались его отношения с женщинами, был один и тот же. Его постоянно бросали, причём совершенно неожиданно для него. В ходе терапии выяснилось, что пациент воспитывался в неполной семье. Отец их бросил, когда ему было 5 лет. Из классического психоанализа известно, что это очень важный период в развитии ребёнка, так называемый фаллический период, в течении которого формируются и усваиваются поло-ролевые стратегии поведения, а также происходит половая самоидентификация. Естественно, что в этот период для усвоения и понимания ребёнком гендерных различий необходимо присутствие и, что самое главное, максимально благоприятное общение ребёнка как с матерью, так и с отцом. Так же как и в полных семьях, мы можем наблюдать нарушения в отношениях ребёнок–родители, и в таких случаях у ребёнка формируются внутриличностные конфликты, а также различные фобии и даже перверсии. Таким образом, кроме нарушений в поло-ролевой функции, у мальчика сформировалось чувство вины перед родителями (обычно дети в этом возрасте думают, что родители расстались из-за них), а также страх быть брошенным. Став взрослым, он бессознательно стал создавать в отношениях с женщинами ситуации, в которых его действительно бросали. Кроме того, постоянное ощущение страха привело к психофизиологическим изменениям, а именно мышечной слабости, особенно в ногах. И это несмотря на его усиленные попытки «качать ноги». Кроме того, в ходе терапии выяснилось, что телесная метафора «ватные ноги» также соответствует чувству неуверенности в себе, причём, это прежде всего касалось мужских качеств. Таким образом, терапия была направлена прежде всего на осознание и переживание того вытесненного бессознательного материала, который был приобретён ещё в детстве, а затем на формирование мужской самоидентификации. Известно, что чувство вины неизбежно приводит к чувству агрессии, а у мальчиков и мужчин это чувство проявляется, прежде всего, в двигательной деятельности. Но так как в данном случае у пациента имелись нарушения в поло-ролевой сфере, то и агрессию он практически не выражал, а если и выражал, то делал это преимущественно таким же образом, как большинство женщин — вербально. Хотя, безусловно, в теле возникали совершенно другие импульсы выражения агрессии, которые в свою очередь активизировали определённые группы мышц. В данном случае чувство страха и агрессии активизировали тазобедренный отдел позвоночника, включая ноги, так и шейногрудной отдел позвоночника, включая руки. Ещё И. М. Сеченов писал, что «воля может подавить крик и всякое другое движение, вытекающее из боли, испуга и пр.» [6, с. 37]. В ходе диагностики методами ИТОП были выявлены сильные спазмы в мышцах рук и, особенно, ног. Работа, направленная на снятие данных спазмов, велась с помощью метода биоэнергетической психопластики, а также биоэнергетических упражнений А. Лоуэна, направленных на заземление. Кроме того, была использована растяжка как всего тела в целом, так и необходимых групп мышц. В итоге телесная метафора «ватные ноги» поменялась на телесную метафору «уверенно стоять на ногах». В работе с коррекцией мужской самоидентификации были использованы паттерны мужских движений, причём как в выражении агрессии, так и в выражении других чувств. Мужские движения характеризуются, прежде всего, резкостью, целесообразностью, собранностью, структурированностью, а также упорядоченностью. Хотя, безусловно, в каждом человеке присутствуют два начала — анима и анимус, и это необходимое условие для формирования целостной личности. Но когда речь идёт о нарушениях половой идентификации, то акценты в терапии необходимо делать на той половой принадлежности, с которой пациент себя всё-таки идентифицирует и где сформировались нарушения. Полученные результаты по методикам, используемых в исследовании, также подтвердили наличие описанных тенденций. Так, по методике СМИЛ мы получили повышенные показатели по шкалам 7 и 8 (тревожность) и пониженные показатели по шкалам 3 и 4 (маскулинность, агрессия). По завершению терапии эти показатели пришли в норму. Также по методике САН мы получили низкие показатели по всем трём параметрам — активности, самочувствию и настроению и повышение этих показателей уже в середине терапии.

Литература

  1. Бахтин М. М. Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса. — 2-е изд. — М.: Художественная литература, 1990. — 543 с.
  2. Быховская И. М. «Homo somatikos»: аксиология человеческого тела. — М.: Эдиториал УРСС, 2000. — 208 с.
  3. Ганнушкин П. Б. Избранные труды. — М.: Медицина, 1964. — 291 с.
  4. Лоуэн А. Биоэнергетика. — СПб: Ювента, 1998. — 365 с.
  5. Минченков А. В., Елпифидоров Н. Б. Методы структурной психосоматики. — СПб: Ювента; М.: Институт общегуманитарных исследований, 2001. — 409 с.
  6. Сеченов И. М. Элементы мысли. — СПб: Питер, 2001. — 416 с. — (Серия «Психология-классика»).
  7. Язвинская Е. С. Методы интегративной телесно-ориентированной психотерапии в решении проблем развития личности // Наукові записки Інституту психології ім. Г. С. Костюка АПН України. — Вип. 27. — С. 251–258.
  8. Язвинская Е. С. Методологические и практические аспекты проблемы психики и тела // Наука і освіта. — 2006. — № 1–2. — С. 56–59.

© «Новости украинской психиатрии», 2007
Редакция сайта: editor@psychiatry.ua
ISSN 1990–5211