НОВОСТИ УКРАИНСКОЙ ПСИХИАТРИИ
Более 1000 полнотекстовых научных публикаций
Клиническая психиатрияНаркологияПсихофармакотерапияПсихотерапияСексологияСудебная психиатрияДетская психиатрияМедицинская психология

К ВОПРОСУ О ФОРМУЛЕ ОГРАНИЧЕННОЙ ВМЕНЯЕМОСТИ

А. В. Зайцев

* Публикуется по изданию:
Зайцев А. В. К вопросу о формуле ограниченной вменяемости // Проблеми законності: Республіканський міжвідомчий науковий збірник / Відп. ред. В. Я. Тацій. — Харків: Національна юридична академія України, 2002. — Вип. 57. — С. 156–162.

Новый УК Украины предусмотрел норму об уголовной ответственности лиц с психическими расстройствами, не исключающими вменяемости. Таким образом, наряду с вменяемостью (ч. 1 ст. 19) и невменяемостью, о которой речь идёт в ч. 2 ст. 19, в уголовном законе появилась норма, которая позволяет учитывать психофизические нюансы, влияющие на формирование поведенческих реакций человека. Ст. 20 получила название «ограниченная вменяемость». Она говорит о явлении, которое в различных авторских интерпретациях именуется как уменьшенная (ограниченная, пограничная, частичная) вменяемость [1, 2, 9].

Представляется, что в теории уголовного права наряду с формулой невменяемости, необходимо сконструировать формулу ограниченной вменяемости. Следует для этого провести анализ как ст. 20, так и формулировок УК тех государств, в которых нашёл отображение институт ограниченной вменяемости. Эта сравнительная характеристика, в конечном счёте, позволит описать формулу ограниченной вменяемости с чётким указанием тех критериев, с помощью которых она образуется.

В ч. 1 ст. 20 УК указано, что «подлежит уголовной ответственности лицо, признанное судом ограниченно вменяемым, то есть такое, которое во время совершения преступления, в силу наличия у него психического расстройства в полной мере не способно было осознавать свои действия (бездействие) и (или) руководить ими».

Ещё В. С. Трахтеров писал, что «формула уменьшенной вменяемости должна быть построена по так называемому «смешанному» методу и должна содержать в себе указание на психопатическое состояние, с одной стороны, и на оказываемое им серьёзное значительное нарушение психических способностей, с другой» [8, с. 74]. Это утверждение верно, и при конструировании формулы ограниченной вменяемости необходимо пользоваться указанием на медицинский (биологический) и юридический (психологический) критерии, выделение которых возможно при анализе ст. 20.

Медицинский критерий выражен в уголовном законе общим понятием «психические расстройства». В одном из проектов УК Украины при конструировании формулы ограниченной вменяемости был использован термин «болезненное состояние психики» [7]. Однако в итоге законодатель выбрал иной путь учёта ответственности лиц с психическими отклонениями, не исключающими вменяемости, указав на понятие «психические расстройства». Представляется, что это связано с тем, что при закреплении предложенной проектом УК формулировки произошло бы неточное отображение медицинского критерия ограниченной вменяемости, речь тогда бы шла исключительно о болезненных психических расстройствах, то есть к состоянию ограниченной вменяемости могли бы относиться лишь такие психические процессы, которые с точки медицины трактуются как болезненные. Не отрицая тот факт, что в большинстве случаев применения категории ограниченной вменяемости следует говорить о болезненных процессах психики, важно указать, что на способность осознавать значение своих действий и (или) руководить ими оказывают влияние и другие процессы, не относящиеся к болезненным, например, некоторые предболезненные состояния, острые реакции психики на стресс, реактивные состояния и др. Таким образом, законодатель при помощи понятия «психические расстройства» попытался охватить круг и так называемых пограничных состояний, и аномалий психического развития, не достигающих уровня психического заболевания.

Как видно из уголовно-правовой нормы (ст. 20), сам термин «психические расстройства» не указывает на конкретную форму психического отклонения, не образующего невменяемости. Некоторые учёные предприняли попытку дать полный перечень подобных аномалий, придав ему исчерпывающий характер [4, с. 278], однако представляется, что здесь возможен лишь примерный перечень психических расстройств, не достигающих, однако, состояний, образующих медицинский критерий невменяемости — это шизофрения, эпилепсия, маниакально-депрессивный психоз и др. Виды психических расстройств, составляющих медицинский критерий ограниченной вменяемости, будут постоянно уточняться с учётом практики применения ст. 20. К ним, однако, бесспорно следует отнести различного рода психопатии, олигофрению в степени дебильности, сосудистые заболевания с психическими изменениями, реактивные состояния, шизофрению в стадии стойкой ремиссии и некоторые другие психические расстройства.

Как видно, это, прежде всего, нарушения в интеллектуальной и волевой сфере, при которых изменение деятельности головного мозга сопровождается неглубоким расстройством отражения реального мира, но в силу дисгармонии психических процессов характеризует изменение поведения, не исключающее вменяемости [3, с. 130]. Подобное состояние может иметь место при нарушениях интеллекта как способности человека применять знания и опыт в своей практической деятельности. Отсутствие самокритичности, самоконтроля, а точнее их ослабление, незрелость и примитивность интересов не позволяют лицу применять адекватное конкретной ситуации решение, сопоставить свои действия с социальными и правовыми нормами, с требованиями морали. Расстройство эмоциональной сферы могут выражаться в безмотивном изменении настроения, в неадекватном эмоциональном резонансе. Такие нарушения интеллектуальной, эмоциональной сферы не исключают способность человека контролировать, обдумывать свои действия, руководить ими.

Установление медицинского критерия ещё не даёт оснований для вывода об ограниченной вменяемости лица в момент совершения преступления, оно является лишь основой для критерия юридического, который определяет главное содержание ограниченной вменяемости.

Юридический критерий ограниченной вменяемости сформулирован в ч. 1 ст. 20 как неспособность лица «в полной мере осознавать свои действия (бездействие) и (или) руководить ими». Юридический критерий ограниченной вменяемости содержит интеллектуальный и волевой признаки.

Интеллектуальный критерий ограниченной вменяемости означает, что лицо не понимает в полной мере фактическую сторону, т. е. действительный смысл своего поведения. Волевой критерий свидетельствует о такой степени разрушения психическим расстройством волевой сферы человека, что он не может в полной мере руководить своими действиями (бездействием). Это самостоятельный элемент, который и при отсутствии интеллектуального признака может свидетельствовать о наличии юридического (психологического) критерия ограниченной вменяемости, не случайно в законе между этими признаками стоит союз «или». Судебная практика, а также данные психиатрии и психологии свидетельствуют, что лицо, совершившее общественно опасное деяние, при определённом состоянии психики осознаёт фактическую сторону своего деяния, может осознавать общественную опасность, как своих действий, так и их последствий, однако не может в полной мере руководить своим поведением. В таких случаях на основании одного лишь волевого признака можно говорить об ограниченной вменяемости. Следует иметь в виду, что неспособность в полной мере осознавать свои действия (бездействие) (интеллектуальный признак) всегда свидетельствует и о наличии волевого — неспособности в полной мере руководить этими действиями и, следовательно, о наличии юридического критерия ограниченной вменяемости.

Главным отличительным признаком ограниченной вменяемости является возможность лица осознавать свои действия (бездействия), руководить ими, но в силу психического расстройства существенно уменьшена способность к полноценной психической деятельности. Именно наличие способности хоть и не в полной мере, но осознавать свои действия (бездействия) и (или) руководить ими свидетельствует о том, что в данном случае перед нами особый вид вменяемости как обязательного признака субъекта преступления, не исключающего уголовную ответственность за совершённое преступление.

С точки зрения Н. Мирошниченко и Н. Орловской, при характеристике ограниченной вменяемости целесообразно было бы использовать формулу, которая содержит три критерия: юридический, медицинский и так называемый «клинический», который обозначал бы конкретный психический дефект, характеризующий возможность понимать поведение и управлять им, степень исполнения этих возможностей, описывать психическое состояние лица в момент совершения преступления, уточнять глубину патологических отклонений, которые уменьшают возможность субъекта совершать волевой выбор в результате своего действия в конкретной ситуации [5, с. 23, 24; 6, с. 12, 13]. Представляется, что предложение о введении «клинического» критерия недостаточно обосновано, так как в самом медицинском критерии содержатся все те элементы психического состояния, о которых пишут авторы. Именно такие психические расстройства оказывают влияние на сужение поля сознания субъекта при совершении преступления и (или) существенно ограничивают возможность руководить своими действиями. При этом нельзя не учитывать юридический критерий, определяющий глубину поражения психики, степень влияния психического расстройства на способность осознавать характер совершаемого деяния, его последствия и руководить своими поступками. В этом и проявляется неразрывная связь медицинского и юридического критериев смешанной формулы ограниченной вменяемости, не требующей каких-либо дополнительных признаков.

Для создания наиболее полного представления об институте ограниченной вменяемости представляется необходимым обратиться к зарубежному уголовному законодательству. Ограниченную вменяемость предусматривают многие действующие УК зарубежных государств, однако, в то время как в УК некоторых стран нормы об ограниченной вменяемости закреплены и действуют уже долгие годы (Швейцария, Германия), в некоторых европейских государствах она появилась сравнительно недавно (Франция, Польша и др.), соответственно способ законодательного описания этой уголовно-правовой категории в УК различных стран неодинаков.

Согласно ст. 11 УК Швейцарии 1937 года, ограниченная вменяемость считается установленной, «если во время совершения преступного деяния лицо вследствие расстройства душевной деятельности или расстройства сознания или вследствие недостаточного психического развития обладало пониженной способностью осознавать противоправность своего преступного деяния или действовать с сознанием этой противоправности…». Как видно, эта формулировка, используя общие понятия в описании медицинского критерия («расстройства душевной деятельности», «расстройства сознания», «недостаточное психическое развитие»), имеет особенностью то, что в интеллектуальный признак включена «пониженная способность осознания противоправности деяния». Неполное осознание противоправности свидетельствует здесь о нарушенной психической деятельности лица.

Наиболее полно вопросы, связанные с уменьшенной вменяемостью, регламентированы в УК Германии. В § 21 «уменьшенная вменяемость» указано, что «если — по одной из указанных в § 20 причин (т. е. вследствие болезненного психического расстройства, глубокого расстройства сознания, слабоумия или другого тяжёлого психического отклонения) способность лица осознавать противоправность деяния или действовать в соответствии с этим пониманием была существенно уменьшена при совершении деяния, то наказание согласно § 49 абз. 1 может быть смягчено». Особенностью немецкого уголовного законодательства относительно ограниченной вменяемости является описание медицинского критерия, который идентичен описанию медицинского критерию невменяемости (§ 20). Различаются же эти состояния лишь по юридическому (психологическому) критерию.

Нормы об ограниченной вменяемости в УК Франции 1992 г. и УК России 1996 г., имея между собой некоторые различия в использовании понятийного аппарата, в то же время сходны, так как содержат указания как на медицинский, так и на юридический критерии. Так, в ч. 2 ст. 122–1 УК Франции ограниченная вменяемость считается установленной, когда «лицо, которое в момент совершения преступного деяния было подвержено какому-либо психическому или нервно-психическому расстройству, снизившему его способность осознавать или мешающему его способности контролировать свои действия…». Формула ограниченной вменяемости изложена в ст. 22 УК России так: «Вменяемое лицо, которое во время совершения преступления в силу психического расстройства не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, подлежит уголовной ответственности».

Что касается УК Польши 1998 г., то при достаточно чётком описании признаков юридического критерия ограниченной вменяемости вообще отсутствует какое-либо упоминание о медицинском критерии. Так, в § 2 ст. 31 отмечено, что «если в момент совершения преступления способность понимать значение деяния или руководить поведением была в значительной степени ограничена…». Таким образом, законодателем предоставлена широкая возможность правоприменителю в практическом использовании категории ограниченной вменяемости, включая сюда и случаи, не связанные с психическими расстройствами.

Австрийский законодатель технически оформил ограниченную вменяемость иначе. В гл. 4 УК Австрии «определение размера наказания» (§ 34 «особые обстоятельства, смягчающие ответственность») предусмотрен пункт 1, где установлена возможность смягчения наказания лицу, которое в силу психических аномалий было не в полной мере способно понимать происходящее.

Уголовный кодекс Дании (1933 г.) предусматривает не ограниченную вменяемость, а психические аномалии как обстоятельство, влияющее на наказание. Под психическими аномалиями понимается состояние, не соответствующее невменяемости, а вытекающее из недостаточного развития, ослабления или нарушения психических способностей, включая слабоумие в слабой форме (§ 17).

В итоге следует отметить, что ограниченная вменяемость является универсальной категорией, с помощью которой возможен учёт особенностей преступлений, совершаемых лицами с отклонениями психики, не образующими невменяемости, в частности, в ней находит своё отображение принцип справедливости в отношении лица с ограниченными субъективными возможностями.

Литература

  1. Антонян Ю. М., Бородин С. В. Преступное поведение и психические аномалии. — М.: Спарк, 1998. — 207 с.
  2. Козаченко И. Я, Сухарев Е. А, Гусев Е. П. Проблема уменьшенной вменяемости. — Екатеринбург: Уральская государственная юридическая академия, 1993. — 33 с.
  3. Кругликов Л. Л., Зуев Ю. Г. Презумпции в уголовном праве (в сфере ответственности за экономические преступления). — Ярославль: Ярославский государственный университет, 2000. — 160 с.
  4. Курс уголовного права: Общая часть. Учебник для вузов. — Т. 1: Учение о преступлении / Под ред. Н. Ф. Кузнецовой, И. М. Тяжковой. — М.: Зерцало, 1999. — 592 с.
  5. Мірошниченко Н., Орловська Н. Обмежена осудність та її законодавче вирішення // Право України. — 1997. — № 7. — С. 23, 24.
  6. Орловська Н. А. Осудність та її види (порівняльний аналіз законодавства України та інших держав). — Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Одеса, 2001. — 20 с.
  7. Проект КК України // Українське право. — 1997. — № 2.
  8. Трахтеров В. С. Уменьшенная вменяемость в советском уголовном праве // Право и жизнь. — 1925. — № 9–10. — С. 72–76.
  9. Уголовный закон. Опыт теоретического моделирования / Под ред. В. Н. Кудрявцева. — М.: Наука, 1987. — 279 с.

Адрес для переписки:
tavr@rambler.ru

Консультации по вопросам судебно-психиатрической экспертизы
Заключение специалиста в области судебной психиатрии по уголовным и гражданским делам


© «Новости украинской психиатрии», 2005
Редакция сайта: editor@psychiatry.ua
ISSN 1990–5211