НОВОСТИ УКРАИНСКОЙ ПСИХИАТРИИ
Более 1000 полнотекстовых научных публикаций
Клиническая психиатрияНаркологияПсихофармакотерапияПсихотерапияСексологияСудебная психиатрияДетская психиатрияМедицинская психология

Українська версія автореферату »

МЕХАНИЗМЫ РЕГУЛЯЦИИ СЕКСУАЛЬНОГО ПОВЕДЕНИЯ МУЖЧИН С ПСИХИЧЕСКИМИ РАССТРОЙСТВАМИ, СОВЕРШИВШИХ ИЗНАСИЛОВАНИЕ (дифференциальная диагностика, психокоррекция раптофилии)

А. Ю. Дышлевой

* Перевод с украинского
* Публикуется по изданию:
Дишлевой О. Ю. Механізми регуляції сексуальної поведінки чоловіків із психічними розладами, які вчинили зґвалтування (диференційна діагностика, психокорекція раптофілії). — Автореф. дис. … канд. мед. наук: 14.01.16. — Харків, 2004. — 19 с.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Сексуальные правонарушения относятся к группе преступлений против личности, её неприкосновенности и свободы. В то же время они составляют существенную часть всех совершаемых правонарушений. По данным Б. Л. Гульмана (1994), в местах лишения свободы за совершение сексуальных правонарушений отбывают наказание 22% общего числа осуждённых, и более 1/3 из них — повторно, что свидетельствует о недостаточной профилактике данного вида правонарушений. Последнее подтверждается и тем обстоятельством, что, по опубликованным данным (1998), количество только зафиксированных сексуальных деликтов возросло за период 1995–2000 гг. вдвое. Известно также, что у 72% лиц, совершивших изнасилование, диагностируются те или иные психические аномалии (2000). Сексуальное насилие состоит в причинении не только физического, но психического страдания жертве. Согласно исследованиям Г. Т. Сонника (2001), у подавляющего большинства женщин в результате изнасилования развиваются посттравматические стрессовые расстройства.

Изучению сексуальных правонарушений посвящён ряд исследований последнего десятилетия — работы Ю. М. Антоняна с соавт. (1991, 1993, 1998, 1999), А. А. Ткаченко (1997), А. П. Чуприкова, Б. М. Цупрыка (2000), Н. В. Дворянчикова, А. В. Герасимова, А. А. Ткаченко (1997), D. Rogers (1996), L. B. Schlesinger et al. (1999). Но в подавляющем большинстве из них анализ сексуального правонарушения сводится к изучению личности совершившего его лица и мотивов деликта без учёта того важнейшего обстоятельства, имеется ли у данного лица парафилия (раптофилия) или нет. Между тем от этого зависит правильная квалификация содеянного, его экспертная оценка.

Не учитывается и тот факт, что сексуальное поведение является результатом интеграции социальных, психологических, социально-психологических, биологических факторов, и сексуальный деликт, будучи одним из видов нарушения поведения, также отражает разные уровни взаимодействия личности и среды.

Психодиагностика сексуальности и сексуального поведения человека в последние годы разрабатывается всё более активно в работах Б. Л. Гульмана (1994, 1997), А. С. Андреева (1993), Л. М. Балабановой (1998), Б. Е. Алексеева (2001). Н. А. Марутой, В. В. Кришталём предложен ряд методов психотерапевтической коррекции эмоциональных, поведенческих, сексуальных расстройств у лиц с психическими расстройствами. Тем не менее, многие проблемы сексологии и медицинской психологии, связанные именно с девиантным поведением, ещё далеки от своего решения и требуют дальнейших исследований. К таким проблемам следует отнести, в частности, изучение причин и мотивации изнасилований, совершаемых лицами с психическими расстройствами, механизмов формирования приводящего к изнасилованию девиантного сексуального поведения, совершенствование методов диагностики раптофилии и её психотерапевтической коррекции.

Актуальность указанных проблем и их большое медицинское и социальное значение определили необходимость проведения настоящего исследования.

Связь работы с научными программами, планами, темами. Работа выполнена в соответствии с планом научных исследований Харьковской медицинской академии последипломного образования МЗ Украины по теме: «Психопрофилактика нарушений сексуального здоровья» (№ государственной регистрации 01004004263).

Цель и задачи исследования. Цель исследования — на основании системного изучения регуляции сексуального поведения лиц с психическими расстройствами, совершивших изнасилование, разработать дифференцированные критерии его комплексной экспертной оценки и методы психотерапевтической коррекции выявленной раптофилии.

Для достижения указанной цели в работе были поставлены следующие задачи.

  1. Изучить соотношение и роль социогенных, психогенных, негативных социально-психологических и психических факторов в генезе совершения изнасилования лицами с психическими расстройствами.
  2. Выявить особенности сексуального дизонтогенеза у мужчин с психическими расстройствами, совершивших изнасилование.
  3. Установить особенности личности указанного контингента пациентов.
  4. Исследовать механизмы регуляции поведения совершивших изнасилование лиц с психическими расстройствами без парафилий и страдающих раптофилией.
  5. Разработать дифференцированные критерии комплексной экспертной оценки характера сексуальности и сексуального поведения совершивших изнасилование лиц с раптофилией и без парафилий.
  6. Разработать систему психотерапевтической коррекции раптофилии.

Научная новизна полученных результатов. Новым в работе является комплексный подход к изучению сексуального поведения мужчин, совершивших сексуальные правонарушения, с позиций концепции его многофакторного обеспечения, предложенной В. В. Кришталём. Впервые показана роль социальных, негативных психологических, социально-психологических и психогенных факторов в формировании раптофилии; выявлено соотношение сексуального дизонтогенеза и психических расстройств в механизмах совершения изнасилования лицами с раптофилией и без парафилий. Впервые определены отличительные особенности психосексуального развития личности и сексуального поведения тех и других лиц. Новыми являются разработанные дифференциально-диагностические критерии определения раптофилии и система её психотерапевтической коррекции, включая эмоционально-волевой тренинг.

Впервые обоснована необходимость комплексной — сексологической, психологической и психиатрической — экспертной оценки лица, совершившего сексуальное правонарушение.

Практическая значимость полученных результатов. Практическую значимость для сексологической клиники имеют разработанные в диссертации система диагностики раптофильного сексуального поведения и метод мотивационной психотерапии раптофилии, приводящей к совершению изнасилования, определение принципов и путей психопрофилактики сексуальных правонарушений. Практическую ценность для судебно-сексологической экспертизы представляют изучение сексуального дизонтогенеза и разработанные дифференциальные критерии, позволяющие разграничить сексуальное поведение лиц с раптофилией и без неё независимо от имеющейся у тех и других психической патологии.

Объект исследования — сексуальное поведение совершивших изнасилование лиц с психическими расстройствами.

Предмет исследования — механизмы формирования сексуального поведения лиц с психическими расстройствами без парафилий и страдающих раптофилией, приведшего к изнасилованию.

Методы исследования — клинические, клинико-психопатологические, психодиагностические методы, системно-структурный анализ сексуального поведения, социологические методы, методы математической статистики.

Личный вклад соискателя. Диссертантом лично проведены клинические, клинико-психопатологические, сексологические, психодиагностические, социологические исследования, которые позволили выявить особенности личности, сексуальности и патопсихологические механизмы регуляции сексуального поведения 140 мужчин, совершивших изнасилование. Автором самостоятельно разработана и проведена пациентам дифференциальная диагностика сексуального поведения лиц с раптофилией и без парафилий, предложена новая система психокоррекции раптофилии. Лично автором разработан метод эмоционально-волевого тренинга, проведён курс мотивационной психотерапии пациентам с раптофилией и проанализированы его результаты. Статистическая обработка полученных в исследованиях данных осуществлена самостоятельно автором.

Результаты исследования внедрены в практику работы Харьковского межобластного центра судебно-психиатрической экспертизы и в педагогический процесс на кафедре сексологии и медицинской психологии и кафедре психиатрии Харьковской медицинской академии последипломного образования.

Апробация результатов исследования. Материалы диссертации доложены и обсуждены на конференции молодых учёных «Новые технологии в медицине» (2001); на научно-практической конференции «Актуальные проблемы сексологии и медицинской психологии» (2002).

Публикации. По материалам диссертации опубликованы 7 самостоятельных статей в специальных научных журналах согласно «Перечню ВАК Украины» и 1 статья в сборнике материалов научной конференции.

Структура и объем диссертации. Основной текст работы изложен на 150 стр. Диссертация состоит из введения, обзорной главы, пяти глав собственных исследований, обобщения результатов исследований, выводов и списка использованных источников.

Материалы диссертации иллюстрированы 18 таблицами и 2 рисунками. Библиографический список содержит 208 источников, из которых 122 отечественных и 86 иностранных.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Характеристика обследованных. Под наблюдением были 140 мужчин, совершивших сексуальное правонарушение в форме изнасилования и находившихся в исправительно-трудовом учреждении ИТУ №313/18 Харьковской области.

У 24 (17±3%) из них была выявлена разновидность парафилии (F65), называемая раптофилией (А. А. Ткаченко, 1997) и характеризующаяся тем, что страдающей ею человек получает сексуальное удовлетворение только при насильственном половом акте. У 116 (83±3%) мужчин парафилий выявлено не было.

Обследованные были в возрасте от 18 до 47 лет, причём подавляющее большинство из них — от 23 до 32 лет.

В результате обследования у находившихся под наблюдением мужчин были выявлены психические нарушения, чаще всего специфическое (F60) и органическое (F07.0) расстройства личности.

Наиболее распространённым было индивидуальное изнасилование (69±4%), совершённое впервые, но 17±3% мужчин были привлечены к ответственности повторно, это были лица с раптофилией.

Подавляющее большинство мужчин (78±4%) не состояли в браке или (значительно реже) были разведены, не был женат никто из лиц с раптофилией. Дети, в основном один ребёнок, имелись у 48±4% обследованных.

Лишь 14±3% обследованных были работниками умственного труда, остальные до задержания занимались физическим трудом или работали в сфере обслуживания и торговли. Большинство (82±4%) мужчин имели среднее или среднее специальное образование.

Методы обследования. Было проведено комплексное всестороннее клиническое, психодиагностическое и социологическое обследование мужчин, совершивших изнасилования. Клиническое обследование включало изучение субъективного и объективного анамнеза жизни и болезни, психического статуса, дневниковых записей медицинского персонала, данных медицинской документации и материалов уголовного дела.

Для оценки криминогенности сексуального поведения лиц с психическими расстройствами использовали метод системно-структурного анализа сексуального поведения по В. В. Кришталю, Б. Л. Гульману (1997), применив его прежде всего для исследования формирования сексуального поведения, которое привело к совершению сексуального правонарушения. Половую конституцию обследованных определяли по векторной шкале Г. С. Васильченко (1990).

Исследовали характер и особенности совершения правонарушения, проводя сопоставительный анализ показаний обвиняемого, свидетелей и объективных показателей, полученных в ходе расследования.

Психодиагностическое обследование имело целью выявление характерологических черт, самооценки, уровня притязаний мужчин, совершивших изнасилование, и характера их межличностных отношений в семье и социуме.

Для изучения личностных особенностей обследованных использовали модифицированный вариант личностного опросника MMPI — СМИЛ (Л. Н. Собчик, 1998). Для оценки расстройств половой идентичности (А. А. Ткаченко, 1997) была применена методика многомерного шкалирования, позволяющая провести интегративную оценку степени выраженности и интегративную оценку степени динамической выраженности этих расстройств. Степень выраженности дисгармонии и задержки развития определяли по шкале интегративной оценки дизонтогенеза (А. А. Ткаченко, 1997).

Оценку степени стереотипизации сексуального поведения производили по шкале, позволяющей учитывать как феноменологические, так и поведенческие характеристики стереотипности. Нарушение полоролевой идентичности исследовали с помощью методики «Кодирование», представляющей собой модифицированный А. А. Ткаченко с соавт. (1997) вариант «Проективного перечня» З. Старовича. Методика позволяет исследовать представления об образах потенциальных и реальных объектов влечения, выявить степень интериоризованности полоролевых нормативов, эмоционального отношения к ним. По этой методике определяли также наличие деперсонифицированного восприятия объекта влечения, как одного из важных признаков раптофилии.

Для оценки уровня агрессивности и враждебности обследованных была использована методика А. Басса–Дарки, модифицированная А. К. Осницким (цит. по А. А. Ткаченко, 1997).

Социологическое обследование, проводившееся с помощью интервьюирования и анкетирования, для чего была разработана специальная анкета, имело целью выявить влияние образования, родительской и собственной семьи, трудовой деятельности на формирование мотивации преступного сексуального поведения.

Полученные в исследованиях данные были обработаны методами математической статистики по таблицам процентов и их ошибок В. С. Генеса (1967), методом статистической оценки малых групп М. А. Плахинского, по Стьюденту–Фишеру (достоверность различий между группами (p < 0,05).

Результаты исследований. Проведённое комплексное системное обследование показало, что у всех совершивших изнасилование мужчин имел место психический дизонтогенез, выражавшийся в отклонениях темпа, сроков психического развития и в нарушении соотношения различных компонентов развивающейся психики. Наблюдавшиеся в детстве и подростковом возрасте личностные и поведенческие расстройства соответствовали по характеру установленным в период обследования нозологическим формам.

Психическое состояние обследованных определялось имеющейся у них патологией. У большинства (68±4%) мужчин наблюдались специфическое (F60, чаще всего диссоциальное и эмоционально неустойчивое, реже демонстративное, ананкастное и в единичных случаях — шизоидное) и органическое (F07.0) расстройства личности. У остальных отмечались умственная отсталость лёгкой степени (F70, 13±3%), шизотипическое расстройство (F21, 9±2%) и синдром зависимости от алкоголя (F10.2, 11±3%). Обследованные со всеми указанными расстройствами психики чаще всего совершали индивидуальное изнасилование, за исключением больных с умственной отсталостью и ананкастным расстройством личности, участвовавших в групповых изнасилованиях. Повторные деликты были более частыми у лиц с органическим расстройством личности.

В момент совершения правонарушения аффективное сужение сознания имело место только у лиц с раптофилией, у них также значительно чаще, чем у мужчин без парафилий, возникали дистимии (соответственно у 50±5 и 4±2%). Почти все мужчины без парафилий совершали изнасилование в состоянии алкогольного опьянения, тогда как среди мужчин с раптофилией — менее половины. Для последних были характерны повторные (систематические) деликты.

Сексуальный дизонтогенез был характерен для подавляющего большинства обследованных (84±4%). Особенно частыми были сочетанные асинхронии полового развития при расстройствах личности (86±7%) и синдроме зависимости от алкоголя (73±12%). Среди девиаций психосексуального развития обращают на себя внимание нарушения полоролевого поведения: у большинства обследованных, особенно с расстройствами личности и шизотипическим расстройством — гипермаскулинное, а иногда и патологическое гипермаскулинное. Проведённые наблюдения свидетельствуют о том, что расстройства личности предрасполагают к искажению полоролевого поведения, причём типологические особенности больных определяют специфическую окраску его нарушений.

Сопоставительный анализ характера сексуальности и сексуального поведения лиц с раптофилией и без парафилий позволил выявить ряд закономерных различий. При раптофилии нарушена, и часто в выраженной степени, половая идентичность; сексуальное поведение всегда стереотипизировано, часто в высокой степени; у значительной части мужчин (38±10%) наблюдается эгосинтоническое отношение к расстройству влечения, и они принимают своё криминальное сексуальное поведение как должное; их жертвами становятся, как правило, незнакомые женщины. Лица с раптофилией никогда не совершают анального насильственного полового акта, для них типичны вагинальный половой акт, незрелые формы сексуального поведения — петтинг, рассматривание половых органов жертвы и символические сексуальные действия, вне деликта — вуайеризм, просмотр фотографий или видеозаписей с мастурбацией. Им свойственны также деперсонификация объекта влечения, фетишизация элементов одежды потерпевших, индивидуальная территория деликтов, симптом «охоты», патологическая идеаторная активность: в снах, фантазиях при мастурбации — отсутствие лиц у объектов влечения, насильственный половой акт, фетишистские образы отдельных частей тела. Первый половой акт лицами с раптофилией очень часто совершался насильственно или с элементами насилия.

Для мужчин с раптофилией характерно парафильное поведение и до совершения сексуального правонарушения: символические сексуальные действия, садистические проявления, фроттеризм и др. Парафильное влечение чаще всего носит обсессивно-компульсивный, несколько реже — импульсивный и обсессивный характер.

Проведённые наблюдения дают основание выделить три варианта раптофилии у совершивших изнасилование лиц: 1) типичный вариант (более чем у половины обследованных) — влечение к совершению насильственного полового акта; 2) атипичный вариант (у 1/4 обследованных) — нападение на женщин, часто по неосознаваемым мотивам или осознаваемым как стремление рассмотреть или потрогать их половые органы; 3) сексуальный садизм (у 3 человек) — стремление причинить жертве особые мучения. Атипичный вариант раптофилии с фетишистской фиксацией на внешних половых признаках жертвы, фроттажем, эксгибиционистскими проявлениями можно считать, как нам представляется, полиморфным парафильным синдромом.

Выделенные характерные проявления сексуальности и сексуального поведения лиц с раптофилией, достоверно отличающиеся от наблюдающихся у мужчин без парафилий, могут служить дифференциальными критериями при судебно-сексологической экспертизе лиц, совершивших сексуальное правонарушение в форме изнасилования.

Исследование формирования личности и сексуального поведения находившихся под наблюдением мужчин позволило установить определённые закономерности этого процесса. Все мужчины, совершившие изнасилование, выросли либо в неполной, либо в полной, но конфликтной семье и получили неправильное общее воспитание, чаще всего по типу эмоционального отвержения или гипопротекции. Полового воспитания и сексуального просвещения не получил никто из обследованных, а источником информации о сексе был в основном личный опыт. Изучение направленности личности показало чрезвычайно низкий духовный и культурный уровень, примитивную жизненную позицию мужчин.

У всех мужчин, совершивших изнасилование, имела место неадекватная сексуальная мотивация: у лиц без парафилий преобладали агрессивно-эгоистический, агрессивно-аверсионный (50±4%) и легкомысленно-безответственный (15±3%) её типы, а у всех лиц с раптофилией наблюдался девиантофильный тип мотивации. Мотивом насильственного полового акта у этих мужчин было удовлетворение девиантного влечения, а у лиц без парафилий — достижение оргазма, самоактуализация (в основном у мужчин со специфическим расстройством личности), снятие полового напряжения (у лиц с синдромом зависимости от алкоголя).

Большинство мужчин с раптофилией понимали противоправный характер своего сексуального поведения и его последствия, но были не в состоянии контролировать свои действия. Неадекватные сексуальная мотивация и мотивы полового акта в подавляющем большинстве случаев были обусловлены имеющейся у обследованных психопатологией и нарушением общего психического и психосексуального развития. Однако у части из них, в основном у лиц эмоционально неустойчивых, умственно отсталых и страдающих алкоголизмом, правонарушение было ситуационно обусловлено.

Исследование черт личности по методике СМИЛ подтвердило наличие у мужчин, совершивших изнасилование, личностных особенностей, характерных для имеющихся у них нозоформ психических расстройств, а также показало, что адаптивные возможности их снижены, самооценка большей частью неверна, при этом имеется внутренняя напряжённость, личностная дезинтеграция. Исследование по методике «Кодирование» показало наличие у всех обследованных с раптофилией характерного для них обезличивания объекта влечения. При изучении агрессии по Басса–Дарки были выявлены наиболее высокие показатели общей агрессии у лиц со специфическим (кроме ананкастного), органическим расстройством личности и умственной отсталостью, вербальной агрессии и раздражительности — при зависимости от алкоголя, подозрительности и враждебности — при шизотипическом расстройстве.

Многомерное шкалирование позволило выявить связь гиперролевого поведения, характерного для большинства наших обследованных, с генерализованным негативным отношением к женщинам при предпочтении общения с ними, а также связь нарушений физического Я на этапах формирования базовой идентичности и половой роли с психологической неудовлетворённостью при нормальных гетеросексуальных контактах.

Результаты психодиагностических исследований позволили нам дать психологический портрет лиц, совершивших изнасилование. Их отличают нетерпеливость, повышенная импульсивность, завышенный уровень притязаний, принятие решений в зависимости от сиюминутных побуждений, эгоцентризм, неустойчивость фона настроения и самооценки, ослабленный эмоциональный и интеллектуальный контроль, готовность разрешать внутриличностный конфликт агрессивным поведением.

Описанные выше показатели, позволяющие достаточно чётко дифференцировать характер сексуальности и сексуальное поведение совершивших изнасилование лиц с раптофилией и без парафилий должны, по нашему мнению, в первую очередь учитываться в качестве критериев при судебно-сексологической экспертизе. Анализ результатов клинико-психопатологического, сексологического и психодиагностического исследований в целом убедительно свидетельствует о необходимости комплексной экспертизы лиц, совершивших сексуальное правонарушение, с участием психиатра, сексопатолога и психолога.

Основываясь на полученных в исследовании данных о личностных особенностях наших пациентов с раптофилией, имеющейся у них психопатологии, мотивации сексуального поведения и мотивов совершения насильственного полового акта, иными словами — исходя из психологических механизмов совершённого правонарушения, мы разработали систему психотерапевтической коррекции раптофилии — мотивационную психотерапию.

Мотивационная психотерапия проводилась нами поэтапно по определённой программе с использованием разнообразных психотерапевтических методов. Первый этап — диагностический — проводили с помощью мотивационного интервьюирования с элементами рациональной психотерапии. Второй этап — выработка установки на лечение, и третий — информационный этап проводились методом рациональной психотерапии (мотивированного убеждения, эмоциональной психотерапии). На четвёртом этапе выработка негативного отношения к своему девиантному влечению достигалась использованием гипносуггестивной терапии и внушения наяву. Пятый этап — формирование нового личностного стандарта — проводили с помощью рациональной психотерапии и, при наличии достаточного уровня интеллекта, персоналистической психотерапии. На шестом этапе мотивационной психотерапии, посвящённом формированию адекватных мотивации сексуального поведения и мотивов полового акта, основным методом корригирующего воздействия был эмоционально-волевой тренинг с самовнушением, в котором использована идея А. Т. Филатова (1982) об эмоционально-волевой подготовке.

В свою очередь эмоционально-волевой тренинг проводился в несколько этапов. Первый этап был посвящён изучению личностных черт пациентов для того, чтобы адаптировать используемые методы психической регуляции к их индивидуальным особенностям. Второй этап представлял собой эмоционально-волевую подготовку. Она начиналась с обучения успокаивающим упражнениям, затем пациенты переходили к мобилизующим упражнениям, а после их усвоения — к аутотренингу. Мобилизирующая часть эмоционально-волевой подготовки и составляла третий этап эмоционально-волевого тренинга.

Мобилизирующее самовнушение — это формирование установки на активное самосовершенствование. Основные принципы самовнушения следующие: самовнушение должно иметь не отрицательное, а положительное содержание, которое является более действенным; самовнушение следует проводить несколько раз в день, причём в одно и то же время — утреннее (при пробуждении, не вставая, в течение 5–10 мин) и вечернее (перед засыпанием лёжа, также в течение 5–10 мин); самовнушение необходимо проводить постоянно, настойчиво, веря в его эффективность и потенцируя в себе эту веру. Формулы самовнушения мы подсказывали пациенту.

На четвёртом этапе эмоционально-волевого тренинга самовнушение имеет целью выработку «внутреннего фильтра», препятствующего совершению импульсивных поступков и действий. При этом пациент должен соблюдать определённую последовательность аутотренинга: предварительно представлять себе упражнение с его мысленным проговариванием, с применением слов-самоприказов; выполнять упражнения с использованием самоприказов; наконец, проводить отчёт-самооценку тренировки.

Чтобы система самовнушений стала привычной и пациент мог руководить собой в любой ситуации, он должен перед каждой тренировкой проводить индивидуальную настройку, обеспечивая необходимое эмоциональное состояние. Эмоционально-волевая подготовка может включать также настройку на предполагаемую конкретную ситуацию.

Пятый этап эмоционально-волевого тренинга направлен на развитие волевых качеств. На этом этапе мы совместно с пациентом составляли план воспитания черт характера, необходимых ему для нормальной жизни и деятельности (психологическую модель). Шестой этап был посвящён выработке и совершенствованию этих черт методом самовнушения.

Умение руководить своим психическим состоянием необходимо постоянно совершенствовать. С каждым этапом аутотренинга самовоздействия усложняются. Одно из них — самовоспитание, направленное, с одной стороны, на потенцирование волевых качеств для достижения положительных результатов, с другой — на устранение отрицательных черт характера. Эта работа может проводиться по разработанной на пятом этапе тренинга оптимальной психологической модели на основе вхождения в неё.

В целом мотивационная психотерапия представляет собой динамичную, гибкую систему, позволяющую индивидуализированно использовать адекватные в каждом конкретном случае психотерапевтические методы при сохранении системности воздействий. Описанная коррекция была проведена нами 21 пациенту с раптофилией в последние 5–6 мес. пребывания их в ИТУ, и за 18 из них проводились катамнестические наблюдения в течение 2 лет после освобождения. За этот период никто из мужчин не совершил сексуального правонарушения, 12 человек женились в течение первых 4–11 мес. после освобождения и сохранили семью в течение периода наблюдения, остальные имели постоянные нормальные сексуальные контакты. В трёх семьях родились дети.

Таким образом, катамнестические наблюдения свидетельствуют о высокой результативности мотивационной психотерапии как метода лечения раптофилии и в то же время вторичной психопрофилактики сексуальных правонарушений.

ВЫВОДЫ

  1. В работе приведено теоретическое обоснование и дано новое решение задачи диагностики и психокоррекции раптофилии у лиц, совершивших изнасилование. Задача решена на основе системного изучения регуляции сексуального поведения страдающих психическими расстройствами и совершивших это правонарушение лиц с раптофилией и без парафилий.
  2. Многофакторная обусловленность сексуального поведения и роль социогенных, психогенных, негативных социально-психологических и психических факторов в генезе совершения сексуального правонарушения лицами с психическими расстройствами диктует необходимость проведения их комплексной — сексолого-психолого-психиатрической судебной экспертизы.
  3. Комплексное экспертное обследование даёт возможность выявить отсутствие или наличие у совершившего изнасилование лица сексуальной парафилии, что определяет экспертную квалификацию деликта.
  4. Дифференциальными критериями сексуальности и сексуального поведения, достоверно отличающими лиц с раптофилией от лиц без парафилий, являются: сексуальный дизонтогенез (у 100% обследованных); выраженная или средняя степень нарушения половой идентичности (100%); стереотипизация сексуального поведения (100%); фемининное (78±9%) или патологическое гипермаскулинное (12±6%) полоролевое поведение; отсутствие анальных половых актов при изнасиловании; интерес к порнографии (100%); систематическое совершение деликта (78±9%); мотив насилия — непреодолимое влечение (100%); деперсонификация объекта влечения (75±9%); патологическая идеаторная активность в сновидениях (100%); извращённые формы активности в фантазиях (100%); допубертатная и фрустрационная мастурбация (62±10%); парафильное поведение в прошлом (78±9%).
  5. Существует закономерная зависимость характера агрессии и личностных особенностей мужчин, совершивших изнасилование, от имеющихся у них нозоформ психических расстройств. Для лиц со специфическим (за исключением ананкастного) и органическим расстройствами личности, а также лиц с лёгкой умственной отсталостью характерны высокие показатели общей агрессии, для больных с синдромом зависимости от алкоголя — высокие показатели вербальной агрессии и раздражительности, для лиц с шизотипическим расстройством — высокие показатели подозрительности и враждебности. У всех мужчин, совершивших сексуальное правонарушение, имеет место личностная дезинтеграция. Для лиц с раптофилией характерно обезличивание объекта влечения.
  6. С целью психокоррекции раптофилии должна проводиться мотивационная психотерапия, осуществляемая в виде системы в шесть этапов с использованием разнообразных психотерапевтических методов. Первый этап — мотивационное интервьюирование; второй — выработка установки на лечение, и третий — информационный этап проводятся методом рациональной психотерапии; четвёртый этап — выработка негативного отношения к своему девиантному влечению с помощью гипносуггестивной терапии и внушения наяву; пятый этап — формирование нового личностного стандарта с помощью рациональной и персоналистической психотерапии; шестой этап — формирование адекватных типов сексуальной мотивации и мотивов полового акта, достигаемое методом эмоционально-волевого тренинга с использованием самовнушения. Противопоказанием к проведению мотивационной психотерапии следует считать врождённый или приобретенный когнитивный дефицит.
    Мотивационная психотерапия является высокорезультативным методом лечения раптофилии и в то же время методом вторичной психопрофилактики сексуальных правонарушений.

СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

  1. Дышлевой А. Ю. К вопросу о судебно-психиатрической характеристике мужчин с аномалиями психики, привлечённых к уголовной ответственности за совершение педофильных противоправных действий // Український вісник психоневрології. — 2001. — Т. 9, вип. 4. — С. 54–56.
  2. Дышлевой А. Ю. Мотивация сексуального поведения лиц с психическими расстройствами, совершивших изнасилование // Международный медицинский журнал. — 2001. — Т. 7, № 3. — С. 50–52.
  3. Дышлевой А. Ю. К вопросу о судебно-психиатрической характеристике лиц с психическими аномалиями, совершивших криминальные действия в форме эксгибиционизма // Український вісник психоневрології. — 2002. — Т. 10, вип. 3. — С. 34–36.
  4. Дышлевой А. Ю. Агрессия как форма противоправного сексуального поведения // Международный медицинский журнал. — 2002. — Т. 8, № 4. — С. 69–72.
  5. Дышлевой А. Ю. Дифференциальная диагностика и психокоррекция раптофилии // Український вісник психоневрології. — 2003. — Т. 11, № 3. — С. 43–45.
  6. Дышлевой А. Ю. Причинные факторы формирования мотивов и механизмов сексуальных преступлений у мужчин, страдающих педофилией // Вісник Харківського університету. Серія «Психологія». — Харків, 1999. — № 432. — С. 78–84.
  7. Дышлевой А. Ю. Причинные факторы и условия совершения гетеросексуальных изнасилований лицами с психическими аномалиями // Вісник Харківського університету. Серія «Психологія». — Харків, 2001. — № 517. — С. 55–59.
  8. Дышлевой А. Ю., Коваленко В. В., Шевелёв В. Н. Комплексное психолого-психиатрическое исследование преступников с психическими аномалиями, совершивших похотливые действия в отношении малолетних // Нові технології в медицині: Матеріали науково-практичної конференції молодих вчених. — Харків, 2001. — С. 29–30. (Здобувачем зібраний та оброблений клінічний матеріал).

Адрес для переписки:
dishlevoy@mail.ru

Консультации по вопросам судебно-психиатрической экспертизы
Заключение специалиста в области судебной психиатрии по уголовным и гражданским делам


© «Новости украинской психиатрии», 2004
Редакция сайта: editor@psychiatry.ua
ISSN 1990–5211