НОВОСТИ УКРАИНСКОЙ ПСИХИАТРИИ
Более 1000 полнотекстовых научных публикаций
Клиническая психиатрияНаркологияПсихофармакотерапияПсихотерапияСексологияСудебная психиатрияДетская психиатрияМедицинская психология

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ, КАК ФАКТОРЫ ПРЕДРАСПОЛОЖЕННОСТИ К РАЗВИТИЮ ПСИХИЧЕСКИХ И ПОВЕДЕНЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВ ВСЛЕДСТВИЕ УПОТРЕБЛЕНИЯ ПСИХОАКТИВНЫХ ВЕЩЕСТВ

И. В. Линский, Т. В. Савкина

* Публикуется по изданию:
Линский И. В., Савкина Т. В. Психологические особенности, как факторы предрасположенности к развитию психических и поведенческих расстройств вследствие употребления психоактивных веществ // Український медичний альманах. — 2000. — Т. 3, № 2 (додаток). — С. 84–86.

Вопрос о взаимосвязи психологических особенностей и предрасположенности к психическим и поведенческим расстройствам, развивающимся вследствие употребления психоактивных веществ (далее — расстройства-F1, по шифру в МКБ/ICD-10), издавна привлекает внимание исследователей. Однако, нет единства во мнениях о том, какие психологические особенности, а именно акцентуации и психопатии, вносят наибольший вклад в предрасположенность к расстройствам-F1. Так, Р. Я. Голанд [3] и Н. В. Канторович [5] считали, что наркоманами чаще становятся психастеники, истерики и неустойчивые психопаты. П. Б. Ганнушкин [2] полагал, что наркоманиям подвержены эпилептоиды и циклотимики. В. С. Битенский и соавт. [1] установили, что в наибольшей степени наркомании подвержены эпилептоидные и истероидные акцентуанты. Противоречивость данных литературы, а также их описательный характер стали причиной того, что прогностический потенциал психологических особенностей, как факторов предрасположенности к расстройствам-F1, практически не используются.

В связи с вышеизложенным, целью настоящего исследования был поиск факторов предрасположенности к расстройствам-F1 путём формализованной сравнительной оценки некоторых психологических особенностей больных опиоманией и здоровых испытуемых.

Материал и методика. В идеале для идентификации факторов предрасположенности к расстройствам-F1 следовало бы сравнивать между собой распространённость различных психологических признаков среди здоровых лиц, впоследствии заболевших наркоманией или алкоголизмом, а также среди тех, кто так и не пристрастился к употреблению психоактивных веществ. Однако для этого необходимо исследовать огромное число людей и обеспечить сбор достаточных по глубине катамнестических сведений о каждом, в расчёте на то, что у некоторых из них разовьётся расстройство-F1. Очевидно, что реализовать такое исследование практически невозможно. Поэтому, в качестве основного объекта исследований было решено использовать больных опийной наркоманией (500 испытуемых мужского пола в состоянии купированного абстинентного синдрома). При этом исходили из представлений о том, что употребление наркотиков ведёт к заострению преморбидных черт личности, но не может вызывать их качественных изменений: смены доминирующего типа характерологических особенностей, а также темперамента [2]. Контрольная группа была представлена здоровыми мужчинами сопоставимого среднего возраста (300 студентов старших курсов высших учебных заведений г. Харькова).

Тип характерологических особенностей у испытуемых в возрасте 15–18 лет определялся с помощью патохарактерологического диагностического опросника (ПДО) [6]. У испытуемых в возрасте 19 лет и старше в тех же целях использовался опросник Леонгардта–Шмишека [7]. Для определения экстра-интравертированности личности и уровня нейротизма использовался личностный опросник Айзенка (в адаптации А. Г. Шмелева). Оценка процессов возбуждения-торможения в ЦНС осуществлялась с помощью тест-опросника Я. Стреляу [7].

На каждом этапе исследования оценивались частоты изучаемых признаков среди больных опиоманией и здоровых лиц. В дальнейшем на основании этих частот рассчитывались диагностические коэффициенты (ДК) и мер информативности (J(хij)) каждого признака по Е. В. Гублеру [4]. Признаки с положительными ДК рассматривались как факторы предрасположенности к расстройствам-F1, а признаки с отрицательными ДК — как факторы устойчивости к данной патологии. Затем найденные ДК и J(хij) использовались для выявления предрасположенности или устойчивости к расстройствам-F1 посредством процедуры распознавания качественно различных состояний [4].

Результаты исследований и их обсуждение. Чтобы избежать неоправданной детализации, были выделены следующие укрупнённые группы испытуемых (больных и здоровых) по признакам доминирующего типа акцентуации: 1) эпилептоидный, эпилептоидно-шизоидный, эпилептоидно-истероидный; 2) лабильный, лабильно-истероидный, лабильно-циклоидный; 3) шизоидный, шизоидно-истероидный, шизоидно-психастенический; 4) гипертимный, гипертимно-неустойчивый; 5) психастенический; 6) сенситивный, сенситивно-психастенический; 7) циклоидный; 8) конформно-гипертимный; а также 9) без акцентуации.

Полученные в результате исследований распределения больных опиоманией, а также испытуемых контрольной группы по типам акцентуаций, темпераменту и подвижности нервных процессов представлены в таблице.

Таблица

Сравнительные данные о частоте некоторых психологических признаков в группах здоровых и больных опиоманией

Признак Здоровые (300 чел.) Больные (500 чел.) ДК J(xij)
Абс. данные (чел.) % от общ. числ. Абс. данные (чел.) % от общ. числ.
Тип акцентуации (психопатии)
Эпилептоидный, эпилептоидно-шизоидный, эпилептоидно-истероидный 19 6,33 109 21,80* 5,37 0,4151
Лабильный, лабильно-истероидный, лабильно-циклоидный 32 10,67 56 11,20
Шизоидный, шизоидно-истероидный, шизоидно-психастенический 39 13,00 71 14,20
Гипертимный, гипертимно-неустойчивый 41 13,67 83 16,60
Психастенический 23 7,67 19 3,80*** –3,05 0,0589
Сенситивный, сенситивно-психастенический 27 9,00 27 5,40
Циклоидный 13 4,33 37 7,40
Конформно-гипертимный 11 3,67 35 7,00*** 2,81 0,0468
Отсутствие акцентуации характера 95 31,67 63 12,60* –4,00 0,3816
Темперамент
Экстраверты Холерический 67 22,33 231 46,20* 3,16 0,3767
Сангвинический 98 32,67 112 22,40** –1,64 0,0841
Интроверты Меланхолический 87 29,00 103 20,60*** –1,49 0,0624
Флегматический 48 16,00 54 10,80*** –1,71 0,0444
Подвижность нервных процессов
Высокая 197 65,67 357 71,40
Низкая 103 34,33 143 28,60

Примечания:
* — достоверность различия с контрольной группой на уровне p < 0,001; ** — достоверность различия с контрольной группой на уровне p < 0,01; *** — достоверность различия с контрольной группой на уровне p < 0,05.

Установлено, что акцентуации характера в целом у больных опийной наркоманией встречаются достоверно чаще, чем у здоровых лиц. Лишь у 63 опиоманов (12,6% численности группы) не было выявлено признаков акцентуации характера. В то время как среди здоровых доля лиц без признаков акцентуации была существенно выше (95 человек, или 31,67% от общей численности группы).

При сравнительном анализе исследованных групп по отдельным типам акцентуаций выяснилось, что достоверно чаще среди больных встречаются акцентуации с преобладающим эпилептоидным и конформно-гипертимным типами. Наоборот, достоверно реже среди больных встречаются акцентуации по психастеническому типу.

Среди больных наркоманиями преобладают экстраверты, причём среди экстравертов доминируют холерики. Число лиц с холерическим темпераментом достоверно различно в группах больных и здоровых.

По признаку подвижности нервных процессов достоверных различий между группами здоровых и больных выявлено не было.

Для признаков, частоты которых достоверно различны в группах больных и здоровых, были найдены диагностические коэффициенты и меры информативности (см. табл.). Установлено, что факторами предрасположенности к развитию расстройств-F1 являются такие признаки, как акцентуация характера по преимущественно эпилептоидному типу и холерический темперамент. Данный результат хорошо согласуется с выводами В. С. Битенского и А. Е. Личко [1], а также П. Д. Шабанова и О. Ю. Штакельберг [8].

Психастенический тип акцентуации характера, а также сангвинический и меланхолический темпераменты имеют отрицательные значения диагностических коэффициентов и поэтому могут рассматриваться как факторы устойчивости к развитию расстройств-F1.

Формально такой признак как отсутствие акцентуации характера также мог бы рассматриваться как фактор устойчивости к развитию расстройств-F1 (ДК < 0). Однако, как уже было отмечено выше, употребление опиатов ведёт к заострению преморбидных черт личности. Следовательно, меньшая среди больных доля лиц без акцентуаций характера по сравнению с группой здоровых и, соответственно, отрицательный ДК этого признака могут быть простыми следствиями наркотизации, а не отражением преморбидных различий. Из сказанного следует, что проведённое исследование не позволяет однозначно выделить признак «отсутствие акцентуации характера» как фактор устойчивости к развитию расстройств-F1

Флегматический темперамент и конформно-гипертимный тип акцентуации характера как дифференциальные признаки имеет слишком низкую информативность (J(xij) < 0,05), поэтому целесообразность использования этих признаков также остаётся под сомнением.

Процесс распознавания качественно различных состояний, в данном случае предрасположенности–устойчивости к расстройствам-F1, представляет собой сложение диагностических коэффициентов (с учётом знака ДК: «+» или «–») обнаруженных у испытуемого признаков и сравнение полученных сумм диагностических коэффициентов (ЈДК) с табличными пороговыми значениями [4]. На практике используются пороговые величины ЈДК = ±13, ЈДК = ±20, ЈДК = ±30, при которых вероятность ошибки составляет 5%, 1% и 0,1% соответственно.

Из представленных в табл. 2 данных следует, что даже наиболее информативное сочетание признаков «эпилептоидный тип акцентуации характера — холерический темперамент» (ЈДК = 5,37 + 3,16 = 8,53), не обеспечивает необходимой минимальной достоверности оценки (p > 0,1) о наличии предрасположенности или устойчивости к развитию расстройств-F1.

Выводы

  1. Факторами предрасположенности к развитию расстройств-F1 являются акцентуации характера по эпилептоидному типу и холерический темперамент.
  2. Факторами устойчивости к развитию расстройств-F1 являются психастенический тип акцентуации характера, а также сангвинический и меланхолический темпераменты.
  3. На основании одних лишь психологических факторов невозможно вынести достоверное заключение о наличии предрасположенности или устойчивости к развитию расстройств-F1.

Литература

  1. Битенский В. С., Личко А. Е., Херсонский Б. Г. Психологические факторы в развитии токсикоманий у подростков // Психологический журнал. — 1992. — Т. 12, № 4. — С. 86–89.
  2. Ганнушкин П. Б. Избранные труды. — М.: Медицина, 1964. — С. 292.
  3. Голанд Р. Я. Проблемы морфинизма // Труды Государственного института медицинских знаний. — 1929. — № 5. — С. 17–22.
  4. Гублер Е. В. Вычислительные методы анализа и распознавания патологических процессов. — М.: Медицина, 1978. — 294 с.
  5. Канторович Н. В. Диспансерные наблюдения за морфинистами // Советская психоневрология. — 1936. — № 3. — С. 63–70.
  6. Личко А. Е., Иванов Н. Я. Патохарактерологический диагностический опросник для подростков: Методические рекомендации. — СПб, 1992.
  7. Рогов Е. И. Настольная книга практического психолога. Книга первая. — М.: Владос, 1998. — С. 383.
  8. Шабанов П. Д., Штакельберг О. Ю. Наркомании: патопсихология, клиника, реабилитация. — СПб: Лань, 2000. — 368 с.


© «Новости украинской психиатрии», 2004
Редакция сайта: editor@psychiatry.ua
ISSN 1990–5211