НОВОСТИ УКРАИНСКОЙ ПСИХИАТРИИ
Более 1000 полнотекстовых научных публикаций
Клиническая психиатрияНаркологияПсихофармакотерапияПсихотерапияСексологияСудебная психиатрияДетская психиатрияМедицинская психология

МОНИТОРИНГ РАСПРОСТРАНЕНИЯ НАРКОТИКОВ СРЕДИ МОЛОДЁЖИ Г. ХАРЬКОВА (1995–1997 ГГ.)

А. Н. Ярмыш, В. А. Соболев, И. П. Рущенко, Л. Ф. Шестопалова

Харьковский университет внутренних дел

* Электронная публикация:
Ярмыш А. Н., Соболев В. А., Рущенко И. П., Шестопалова Л. Ф. Мониторинг распространения наркотиков среди молодёжи г. Харькова (1995–1997 гг.) [Электронный ресурс] // Новости украинской психиатрии. — Харьков, 2002. — Режим доступа: http://www.psychiatry.ua/articles/paper076.htm.

В полевом исследовании принимали участие курсанты гр. 222 социально-психологического факультета.

Раздел 1. ПРОГРАММА ИССЛЕДОВАНИЯ

Концепция исследования. Настоящее исследование является повторным с использованием инструментария 1995 года. Модернизация инструментария не затрагивает содержания основных показателей и методики их измерения. Дополнения и изменения направлены на расширение познавательных возможностей используемой методики и учитывают некоторые перемены, связанные с появлением на чёрном рынке новых наркотических средств (экстази). Повторное применение оправдавшей себя методики даёт возможность рассматривать динамику распространения наркотиков в молодёжной среде путём анализа и сравнения данных 1995 года с результатами опроса 1997 года. Это принципиально новый шаг в исследовании проблемы наркотиков, позволяющий перейти от статики к динамике и прогнозированию развития событий.

Цели и задачи исследования. Основная цель настоящего исследования — осуществление информационного контроля над процессом распространения наркотиков в молодёжной среде методами социологического измерения. В исследовании ставились следующие задачи:

Объект и предмет исследования. Объект настоящего исследования — учащаяся молодёжь г. Харькова в возрасте 14–24 года. Объектом являются ученики средних школ и профессионально-технических училищ, учащиеся и студенты техникумов, колледжей, студенты высших учебных заведений. Таким образом, объект исследования соответствует объекту исследования 95-го года. Следует отметить, что в указанном возрасте учащиеся составляют абсолютное большинство молодых людей. Это вполне «нормальная» и массовая молодёжная среда. Объектом исследования не являются наркоманы как таковые, изучается процесс распространения наркотиков в априори благополучной среде.

Предметом настоящего исследования являются факты молодёжного сознания и биографические факты, связанные с пробой наркотиков, наркокультурой, отношением молодых людей к проблеме наркотиков.

Методика исследования. Методом сбора первичной информации избран массовый выборочный репрезентативный опрос учащихся учебных заведений всех типов, расположенных в городской черте. Основными принципами полевого исследования является доверительность и анонимность. Распространение наркотиков относится к той разновидности латентных социальных процессов, факты которой не придаются широкой огласке, и субъекты процесса имеют основания не доверять соответствующую информацию посторонним. Это порождает, пожалуй, главную методическую проблему подобных исследований. Качество полученной информации, её достоверность находятся в прямой зависимости от того, насколько респонденты доверяют социологам и как организован сам процесс опроса, каким инструментарием пользуется исследователи. Для решения указанной проблемы были приняты следующие меры: во-первых, в инструментарии использовались исключительно вопросы закрытого типа, которые не предполагают заполнения анкеты своим почерком, во-вторых, опрос проходил только в группах методом раздаточного анкетирования; в-третьих, анкетеры не проверяли полноту и правильность техники заполнения анкет (незаполненные или заполненные неправильно анкеты выбраковывались позднее при подготовке к вводу данных в компьютер), анкеты обезличивались и эти условия предварительно сообщались опрашиваемым; в-четвёртых, создавались условия, чтобы при заполнении анкеты каждый респондент работал самостоятельно за отдельным столом или партой. Совокупность указанных правил, как показало проведённое исследование, даёт положительные результаты.

В основу разработки выборочной совокупности положены данные Облстатуправления — табл. 14С «Распределение учащихся по типам учебных заведений и возрасту, г. Харьков». Модель выборочной совокупности включала три этапа отбора: 1) типизация среды учащихся по признаку «тип учебного заведения»; 2) случайный (шаговый) отбор учебных заведений в рамках типических групп (школы, ПТУ, средние специальные учебные заведения, вузы); 3) случайный отбор классов или академических групп и сплошное анкетирование в «гнёздах». Фактически была повторена выборка 1995 года, т. е. в выборочную совокупность были включены те же учебные заведения, в которых проходил аналогичный опрос и два года тому назад. Общее число учебных заведений — 40. Такой подход усиливает надёжность сравнительного метода и делает показатели динамики более обоснованными и достоверными. Объём выборки (1000 единиц) так же сохранён на прежнем уровне.

Всего опрошено 1000 юношей и девушек, из них ученики школы — 306 человек (30,6%), ученики ПТУ — 118 (11,8%), учащиеся средних специальных учебных заведений и колледжей — 162 (16,2%), студенты вузов — 414 (41,4%). Это практически соответствует расчётным значениям: 30,6%, 12,2%, 16,3%, 40,8 процента. Распределение юношей и девушек в массиве опрошенных соответственно — 45,15% и 54,85%. Небольшое преобладание девушек объясняется двумя факторами: во-первых, службой юношей в вооружённых силах (после 18 лет) и спецификой случайного отбора групп в учебных заведениях, где есть «женские» и «мужские» специальности. В целом структура опрошенных соответствует расчётной выборочной совокупности и данные исследования с точностью в 3% можно распространить на генеральную совокупность, которая составляет около 140 тысяч юношей и девушек.

Раздел 2. ДИНАМИКА РАСПРОСТРАНЕНИЯ НАРКОТИКОВ В МОЛОДЁЖНОЙ СРЕДЕ (1995–1997 гг.)

Основной показатель. Исследование 95-го года явилось первым опытом массового опроса в Харькове на тему распространения наркотиков в молодёжной среде. К сожалению, нам приходится ограничить анализ динамики глубиною в два года. В 95-м году с учётом общей ситуации в Украине и данных медицинской статистики был сделан вывод о подъёме «наркотической волны» в ближайшие годы. Это явилось основной гипотезой настоящего исследования. Насколько подтвердилась данная гипотеза?

Обобщающим контрольным показателем динамики нами избран признак пробы «вкуса» наркотиков. Под эту категорию попадают как лица, имевшие однократный немедицинский приём наркотических веществ, так и те, кто употреблял неоднократно или пользуется наркотиками систематически. Термин «наркотики» содержит три основных аспекта: медико-фармакологический, социальный и юридический. Первый — означает, что под термином «наркотики» мы понимаем вещества, в силу своего химического состава способные вызывать у человека специфические реакции (возбуждение, опьянение, галюцинации, депрессия и др.) со стороны центральной нервной системы, в связи с чем они опасны для здоровья и могут быть источником конфликтов с окружением. Второй (социальный) аспект связан с широтой распространённости наркотических веществ, существованием определённой наркотической субкультуры, которая включает неформальные слэнговые названия, традиции, способы приготовлен6ия и употребления и пр. Для анонимного опроса, который не предполагает медико-фармакологической экспертизы, этот аспект весьма существенен, ибо респонденты оперируют не химическими формулами, а понятной им терминологией, которая часто является смесью слэнговых и фармакологических понятий. Например, наркотик «эфедрон» — изменённое название химического вещества и лекарственного препарата «эфедрин», который используется в качестве прекурсора. В опроснике умышленно использован широкий перечень названий, в т. ч. и синонимичных. Например, каннабис, препараты конопляной группы в анкете обозначены понятиями «гашиш», «анаша», «план», «драп», «марихуана». Однако и используемый перечень не является исчерпывающим; не влючены региональные и менее распространённые названия, например, «мацанка». Опыт подобных опросов показывает, что юноши и девушки нередко идентифицируют факт употребления наркотиков с конкретным слэнговым названием вещества, а не с теми, которые фигурируют в специальных перечнях, таблицах и списках. И, наконец, третий, юридический, аспект означает, что «наркотики» — это вещества, находящиеся под национальным и международным правовым контролем и внесены в соответствующие списки и таблицы растений, сырьевых материалов, веществ и препаратов. Незаконный, немедицинский оборот наркотиков явдяется разновидностью преступных деяний. Это является основанием не относить табакокурение и употребление алкоголя к разряду «наркотики», хотя с медико-фармакологической стороны и первое и второе классифицируется как наркотики. Правовые последствия хранения, транспортировки, изготовления и продажи наркотических веществ превращают процесс распространения наркотиков в специфически латентное социальное явление. Это обстоятельство, как уже указывалось выше, учитывалось при разработке методики опроса.

Итак, признак пробы «вкуса» делит молодёжную среду на две большие группы, границы которой весьма подвижны во времени. Этот показатель мы рассматривали как интегральный, дополняемый системой косвенных и непрямых вопросов, позволяющих установить факт пробы «вкуса». Присутствие таких вопросов обязательно, ибо некоторая часть молодых людей либо не вполне адекватно понимают содержание понятия «наркотики», либо не склонны отвечать на прямые вопросы. Например, не все опрошенные считают лёгкие наркотики (курение травки) настоящими наркотическими веществами; большинство молодых людей таковым не рассматривают чифир. Методика настоящего исследования предполагала, что ответы респондентов на прямой вопрос «Доводилось ли Вам пробовать вкус наркотиков?», будут дополнены социологами, если из дальнейшего содержания анкеты вполне очевиден факт употребления конкретных наркотических веществ. Как показывает практика, это увеличивает показатель пробы на 3–5 процентов.

В 1995 г. показатель пробы «вкуса» равнялся 22%. Настоящее исследование зафиксировало уже 34,6% молодых харьковчан, пробовавших «вкус» наркотиков. Прибавление 12,6% за два года свидетельствует о том, что процесс распространения наркотической субкультуры среди молодёжи приобрёл крайне интенсивный характер. Основной показатель вырос в полтора раза! Если этот темп сохранится, то уже через пять — шесть лет в Харькове не останется ни одного молодого человека в возрасте 14–24 года, не попробовавшего хотя бы одного раза наркотики. Однако механические расчёты и автоматические экстраполяции не оправдываются там, где действуют системы ценностей, фактор воспитания и мировоззрения. Ведь полученные результаты можно интерпретировать и по-другому: почти 2/3 молодых людей пока ещё к наркотикам не тянулись. Вполне реалистична гипотеза, что значительная часть молодёжи не подвержена «заражению» в силу своих внутренних убеждений и свободы позитивного выбора. Эта гипотеза — вполне реалистична. Но мы не знаем априори ту границу, которая окажется для наркотиков недоступной. Очевидно, она зависит не только от индивидуального сознания, но и определяется макросоциальными факторами, в т. ч. и идеологического, духовного порядка. Если общество не смирится с наркотической волной, не будет пассивно наблюдать за процессом наркотизации молодёжи и, что наиболее важно, внутри молодёжи возникнет моральное неприятие наркотиков, эта граница может отделить всё-таки большую часть юношей и девушек. Ближайшие четыре года дадут ответ на этот вопрос.

Исследование 1995-го года зафиксировало, что юноши в три раза чаще прибегают к наркотикам, в сравнении с девушками (соответственно 31,7% и 9,9%). В 1997-м году соотношение определённым образом изменилось. Опрос зафиксировал резкий рост наркотизации женской половины молодёжи. Показатель пробы «вкуса» наркотиков для юношей и девушек составил соответственно 44,6% и 26,1%. Показатель девушек возрос в 2,1 раза! Теперь они «отстают» от юношей менее чем в два раза. Вероятно, здесь сказываются особенности механизма «заражения» молодёжной среды: на первых этапах в роли «неофитов» выступают главным образом юноши в силу своей подвижности, большему влиянию на них уголовной среды, связям с торговцами наркотиками и общей склонности к риску и девиации. Впоследствии именно юноши приобщают своих подруг к запретному зелью.

Исследование также зафиксировало значительный подъём уровня заражённости наркотиками студенческой среды высших учебных заведений. В 1995-м году основной показатель вузов составлял 27,7%, в 1997-м — 43,1%. По всей видимости, это можно объяснить кумулятивными свойствами показателя: с каждым годом жизни молодого человека вероятность «пробы» увеличивается. Действительно, сегодня аналогичный показатель в старших классах средней школы составляет 29,6%, а средняя разница в возрасте между учеником старших классов и студенческой молодёжью равняется пяти — шести годам. На начальных стадиях наркотизации молодёжи эта закономерность не действовала в полном объёме, т. к. условно все возрастные группы «стартовали» в одно время. Вот почему ещё два года назад разница между вузами и школами (27,7% и 19,5%) не выглядела столь существенной.

Непрямые и дополнительные показатели динамики. Увеличение показателей носит системный характер — выросли все без исключения индикаторы распространённости наркотической субкультуры. Молодые люди стали чаще соприкасаться с незаконным оборотом наркотиков, лучше осведомлены о наркотических веществах, имеют больше социальных контактов с теми, кто употребляет наркотики; они имеют больше шансов самостоятельно пробовать наркотические вещества. Так, видели человека, находящегося в наркотическом опьянении, в 1995-м году 64,8%, а в 1997-м — 73,3% опрошенных. Имеют знакомых, употребляющих наркотики, соответственно 59,0% и 62,1%, близких людей (друзья и родственники) — 29,8% и 32,8%. В 95-м году 44,8% респондентов «признались», что они бывали в компаниях, где на их глазах употреблялись наркотики; за два года этот показатель вырос почти на десять процентов и составляет 54,0%. Наконец, получали приглашение «присоединиться» — 42,5% (в 1995 году) и 51,4% по данным последнего опроса. Теоретически можно не задавать респондентам прямых вопросов, а судить о степени распространённости наркотической субкультуры, опираясь на косвенные показатели. Но мы видим, что соотношение косвенных показателей с основным — меняется. На первых этапах наркотизации оно, вероятно, выше, чем в дальнейшем, когда процесс уже развился, и наркотическая субкультура прочно вошла в жизнь молодёжи. Начальный этап характерен тем, что факторы «заражения» уже действуют в полную силу, но наркотики ещё не приобрели популярности, отсутствует на них мода, действуют сдерживающие механизмы. В последующем соотношение как бы выравнивается. Так, если несколько округлить цифры, то получается: в 1995-м году видели человека в состоянии наркотического опьянения молодых людей в три раза больше от количества, пробовавших «вкус»; сегодня соотношение равняется 2:1. Вместе с тем, происходит расслаивание молодёжных кругов на те, которые принимают, и группы, не принимающих наркокультуру. Эта тенденция так же способствует «сближению» основных и косвенных показателей. Иными словами, молодёжь в одном социальном слое часто сталкивается с фактами наркокультуры, а в другом — нет.

Дополнительные показатели в целом рисуют негативную тенденцию. Так, из числа тех, кто знаком со «вкусом» наркотиков, в 1995-м году одну пробу имели 32,8%, через два года этот показатель уменьшился до 24,6%. Таким образом, происходит рост числа тех, кто уже неоднократно пользовался наркотиками. В 1995 году около пяти процентов молодых людей (от числа пробовавших «вкус») имели больше десяти проб, два года спустя — 18,3%. Первое исследование зафиксировало, что «недавно» наркотик употребляли 17,4% (так же от числа знакомых со «вкусом» наркотиков); ныне этот показатель увеличился до 26,1%. Эти показатели красноречиво говорят об интенсификации наркотизации.

Структура наркотиков в незаконном обороте. Общая тенденция использования наркотических веществ за два года не изменилась. Учащаяся молодёжь активно экспериментирует со слабыми наркотиками конопляной группы. Сравним ответы на вопрос «что это было?», обращённый к тем респондентам, кто присутствовал при употреблении наркотиков в компаниях два года назад, с полученными данными в 97-м году:

  1995 г. 1997 г.
вдыхание химических препаратов 8,3% 13,6%
употребление таблеток 25,6% 25,0%
курение травки 83,8% 91,3%
укол в вену, инъекции 14,9% 10,4%

Как видно из цифр, практически все опрошенные сталкиваются с курением конопляных препаратов (каннабис). В качестве контрольного показателя нами было избрано знакомство респондентов с наиболее популярным названием из этой группы — планом. За два года ситуация, как и ожидалось, изменилась в сторону ещё большей популярности плана. Сравним показатели 1995-го и 1997-го годов:

  1995 г. 1997 г.
ничего не знают 24,3% 15,3%
видели как выглядит 39,5% 53,2%
пробовали на вкус 15,8% 24,1%
употребляли неоднократно 4,7% 7,3%.

Следует заметить, что показатели 2 и 3 кумулятивные, так в число «видевших» включены и те, кто пробовал вкус, а в число пробовавших вкус — респонденты, имевшие случаи неоднократного употребления. Как правило, респонденты, знакомые со вкусом наркотиков, отмечали пробу не только плана, но и других препаратов конопли: с анашой по данным 1997 года непосредственно «знакомы» — 19%; с драпом — 21,1%; марихуаной — 5,6%; гашишем — 3,8%.

Наркологам известна определённая последовательность в «карьере» наркомана: табак, алкоголь — лёгкие наркотики (каннабис) — тяжёлые наркотики. Если сами по себе лёгкие наркотики не несут катастрофической угрозы для жизни и здоровья, то юридические последствия, связанные с их незаконным оборотом, весьма существенны. Лёгкие наркотики втягивают человека в наркокультуру, дают ощущение эйфории и стимулируют к поиску более сильных средств изменения сознания. Любопытно, что, по данным наших исследований, на фоне крутого подъёма интереса молодёжи к наркотическому зелью, легальные наркотики «остаются в той же поре». Мы не зафиксировали какого-либо существенного увеличения тяги молодых людей к табакокурению и употреблению спиртного.

Очевидно, важную роль играет мода и подражание, а не биологическая потребность.

Повторное исследование не зафиксировало увеличения тяги к тяжёлым наркотикам, которые в нашем регионе традиционно представляют опиаты. Показатели опия, вытяжки маковой соломки, морфина, омнопона остались практически на том же уровне. Это обнадеживающий результат. Но элементы наркокультуры постепенно входят в сознание молодых людей — несколько возросла численность тех, кто слышал название или видел своими глазами наиболее опасные виды наркотиков. Например, об эфедроне два года назад ничего не было известно 80,5% опрошенным, ныне — 72,0%. Это весьма характерный пример, ибо этот термин специфический, он не часто фигурирует в средствах массовой информации, кинофильмах или художественной литературе, но его знают все наркоманы. Героин имеет несколько иную судьбу — это название знают почти все. В 1995-м году около 86% респондентов отмечали, что знакомы с этим названием, но никто не пробовал вкуса, и только 8% — видели, как выглядит наркотик. Настоящее исследование зафиксировало определённую тенденцию продвижения «заморских» наркотиков в среду нашей молодёжи. Героин уже видели 13% опрошенных, а шесть человек сообщили, что пробовали его вкус. Примерно так же обстоит дело и с кокаином: два года назад его видели всего 3%, а в 1997-м году — около 16%, семь человек успели попробовать его «вкус». Появился в незаконном обороте экстази — синтетический наркотик в виде таблеток возбуждающего действия. Больше половины молодых людей осведомлены о появлении этого наркотика, видели — 13,4%, пробовали — 3,6%. Особняком в этом перечне стоит чифир — вполне национальный наркотик, пришедший из тюрем и лагерей. Его специфика заключается в том, что оборот чайного листа не только не запрещён, но и является одним из наиболее массовых товаров на легальном рынке. Однако он обладает стимулирующим действием и классифицируется как аналептик; чай действительно находится в свободной продаже, но не чифир. Последний необходимо приготовить с ясно выраженной целью получить наркотический эффект определённого характера. Нигде в официальных справочниках, сборниках рецептов или кулинарных книгах его рецептов мы не найдем. Тем не менее, большинство опрошенных не идентифицируют чифир с наркотиками. Интересно, что уровень употребления чифира практически не меняется. В 1995-м году его «вкус» был известен 13,9%, и в 1997-м этот показатель равняется 13,9%. Показатель достаточно высокий, но неизменный. Очевидно, традиционные наркотики не подвержены моде.

Раздел 3. СОЦИОКУЛЬТУРНЫЙ МЕХАНИЗМ РАСПРОСТРАНЕНИЯ НАРКОТИКОВ

История распространения наркотиков. История распространения наркотиков подтверждает гипотезу о том, что массовое распространение наркотиков начинается в обществе в определённые моменты, когда складывается соответствующий социокультурный механизм. В свою очередь «удобным моментом» являются переходные периоды, эпохи модернизации и быстрой трансформации социальных структур и институтов. Момент разрушения традиционного общества является наиболее благоприятным для «запуска» механизма «заражения».

В ХХ столетии наркотики к нам «прорывались» неоднократно, этому способствовали определённые обстоятельства. Несомненно, способствующими факторами явились обе мировые войны и революционные события. В 1917 – начале 20-х годов общество (кроме всего прочего) потрясала эпидемия кокаинизма, она охватила люмпенизированные слои. Например, существует интересное свидетельство той эпохи: обследование психиатрами заключённых одной из тюрем показало, что 21,2% — были кокаинистами (см.: Рапопорт А. И. Кокаинизм и преступность // Московский медицинский журнал. — 1926. — № 1). Но время наркотиков ещё не наступило — отмена в 1925 году «сухого» закона способствовало быстрому спаду первой волны. Новая война дала толчок морфинизму — тысячи людей видели в морфине единственную защиту от болей и страданий, вызванных последствиями ранений и ампутаций. Наркологические обследования послевоенного времени свидетельствовали, что 60% больных на морфиноманию стали такими в результате длительного назначения врачами соответствующих обезболивающих препаратов (см.: Селіванов М. П., Хруппа М. С. Антинаркотичне законодавство України. Теорія. Історія. Коментар. — Київ, 1997. — С. 16). Однако время массового распространения наркотиков и тогда ещё не пришло. В послевоенную эпоху начинается быстрый подъём наркотической волны на Западе, где идут стремительные процессы модернизации, возникают общества индустриального и постиндустриального типа. У нас социум находился в «замороженном» состоянии, действовали сильные рычаги социального контроля, немалую роль играл и «железный занавес». В 1958 году в наркологических учреждениях Украины было зарегистрировано 450 морфинистов. Несомненно, процесс наркотизации разворачивался и у нас, но несколько десятилетий он носил скрытый характер, в т. ч. по идеологическим соображениям. Тем не ме6нее к началу «перестройки» в Украине состояло на учёте уже 25 тысяч человек, из них 2,8 тыс. — несовершеннолетние. Модернизация бывшего советского общества в форме «перестройки» срабатывает как спусковой механизм. Толчком (но не причиной) процесса, в частности, явилась бесславно провалившаяся антиалкогольная кампания: именно на период её проведения приходится новая волна — токсикомания в среде подростков. Уже в середине 90-х годов официальная статистика достигла 50-тысячной отметки, а ныне численность официально зарегистрированных наркоманов возрастает каждый год на 15–20 тысяч человек (см.: Криміногенна ситуація в Україні: оцінка, тенденції, проблеми. — Київ: МВС України, 1997. — С. 45).

Ситуация 90-х годов не имеет аналогов в нашей истории. Сегодня быстро формируется наркотическая субкультура, которая связана не с маргинальными прослойками, а является актуальной для «нормальной» молодёжной среды. Эта субкультура имеет собственный механизм распространения. То, что сегодня происходит можно назвать процессом заражения молодёжной среды наркотиками. Термин «заражение» используется и медициной и социальной психологией. Мы вкладываем в это понятие более широкое содержание, чем эффект эмоционального заражения в группе или толпе. Заражение наркотиками — это распространение в молодёжной среде наркотической субкультуры, которое опирается на определённый социокультурный механизм, элементами которого есть и феномены групповой динамики (мода, давление, суггестия), и трансформация ценностной структуры молодёжного сознания, и система социальных связей и контактов и другие элементы.

Факторы и индикаторы механизма «заражения». Социокультурный механизм, на наш взгляд, заключается в том, что молодому человеку передаётся определённая информация, касающаяся наркотиков, стереотипы и ценностные установки, мотивы и система оправдания (легитимации) их употребления, знания и навыки по применению наркотических веществ; наконец, он становится объектом прямого и непрямого давления и внушения, заложником моды или традиции, возникшей в той среде, где он находится. Особенность механизма состоит в том, что он не нуждается в официальных каналах; наркотическая субкультура транслируется за счёт личных контактов и фактов индивидуальной биографии. Решающую роль играет среда, система социальных связей и контактов. Методика настоящего исследования содержит ряд индикаторов, позволяющих измерять элементы механизма «заражения». Соответствующие показатели по итогам опроса 1997-го года приведены в таблице. Они расположены в определённом порядке, образуя условную «пирамиду заражения». Индикаторы ранжированы в порядке возрастания их веса как фактора «заражения». Ранжирование и определение веса факторов осуществлялось путём сравнения показателей в двух группах респондентов: группа А — те, кто пробовал «вкус» наркотиков, В — все остальные опрошенные. Показатели группы А заметно превосходят величины (в процентах от числа ответивших) показателей второй группы, что указывает на наличие статистической связи между выделенными факторами и признаком пробы «вкуса» наркотиков. Частное от деления величины показателей (А/В) показывает вес соответствующего фактора. Например, наличие у молодого человека близких ему людей, употребляющих наркотики, является весьма существенным фактором «заражения». Опрос зафиксировал, что у 59,5% молодых людей, пробовавших «вкус» наркотиков, есть «ближний круг», а из числа группы В только 19,3% опрошенных имеют таких близких (соотношение показателей равняется 3:1). «Ближний круг» является более существенным фактором, чем простое знакомство с теми, кто употребляет наркотики (соотношение 1:7).

Таблица 1

Элементы механизма «заражения»

Факторы и индикаторы «заражения» Группа А, в % Группа В, в % А/В
1. Употребляют алкоголь (регулярно, часто, редко) 94,1 82,1 1,1
2. Слышали название «план» 95,6 79,2 1,2
3. Обсуждают тему наркотиков в своём кругу 85,0 70,8 1,2
4. Видели человека в состоянии наркотического опьянения 94,7 62,3 1,52
5. Знакомы с людьми, употребляющими наркотики («дальний круг») 85,2 50,1 1,7
6. Считают, что наркотики в Харькове «достать» легко 77,7 39,8 1,95
7. Видели, как выглядит «план» 88,1 38,1 2.3
8. Присутствовали при употреблении наркотиков в компаниях 90,0 35,3 2,55
9. Получали приглашение «присоединиться» 86,7 31,8 2,73
10. Встречались с продавцом наркотиков 55,6 18,3 3,0
11. Имеют близких людей, употребляющих наркотики («ближний круг») 59,5 19,3 3,1
12. Присутствовали при употреблении наркотиков много раз 31,3 9,1 3,4
13. Регулярно курят табак 42,9 11,9 3,6
14. Пробовали наркотики 1–2 раза 13,9 нет нет
15. Употребляли наркотики 3–10 раз 13,4 нет нет
16. Свыше 10 раз 6,1 нет нет

Следует заметить, что статистическая связь показателей не должна заслонять качественной интерпретации показателей. Так, употребление алкоголя слабо коррелируется с основным показателем. Однако именно «легальный» наркотик даёт представление о наркотическом опьянении, возможности изменять сознание «принудительно» с помощью химического вещества. А вот систематическое курение табака имеет сильную статистическую связь с основным показателем. Эта связь объясняется рядом обстоятельств. Во-первых, препараты конопли приготавливаются главным образом для курения, курильщику проще решиться на первую пробу; во-вторых, регулярное курение — это определённый стиль жизни и показатель отношения к собственному здоровью. Наркологам хорошо известна зависимость: все без исключения наркоманы являются заядлыми курильщиками табака.

За два истёкшие года большинство факторов и индикаторов «заражения» увеличились на несколько процентных пунктов. Например, если в 1995-м году 44,8% респондентов ответили, что они попадали в ситуацию, когда в их присутствии употреблялись наркотики, то в 1997-м году показатель составил 54,0%. «Много раз» это случалось у 21,6% респондентов, два года назад — 17,6%. 51,4% опрошенным поступало предложение «присоединиться», в 95-м году — 42,5%.

Заметно отличаются пирамиды «заражения» у юношей и девушек (см. табл. 2).

Таблица 2

Факторы и индикаторы «заражения» Юноши Девушки
1. Употребляют алкоголь (регулярно, часто, редко) 87,7 85,0
2. Слышали название «план» 89,3 81,0
3. Обсуждают тему наркотиков 72,7 78,5
4. Видели человека в состоянии наркотического опьянения 82,3  
5. Знакомы с людьми, употребляющими наркотики («дальний круг») 64,8 59,9
6. Считают, что наркотики в Харькове «достать» легко 58,8 48,0
7. Видели как выглядит «план» 64,4 44,0
8. Присутствовали при употреблении наркотиков в компаниях 61,4 47,8
9. Получали приглашение «присоединиться» 61,1 43,1
10. Встречались с продавцом наркотиков 38,8 24,5
11. Имеют близких людей, употребляющих наркотики («ближний круг») 35,1 30,8
12. Присутствовали при употреблении наркотиков много раз 26,0 17,0
13. Регулярно курят табак 29,1 17,7
14. Пробовали наркотики 1–2 раза 36,0 49,7
15. Пробовали наркотики 3–10 раз 38,4 42,6
16. Пробовали наркотики свыше 10 раз 26,3 7,6

Типизация молодёжной среды. Анализ данных показывает, что для типизации молодёжной среды одного лишь основного показателя недостаточно. Действительно, деление молодёжи на тех, кто пробовал и не пробовал «вкус» наркотиков весьма важно для оценки состояния молодёжной среды в связи с процессом распространения наркотиков. Однако деление только на две группы весьма упрощает реальную картину. Фактически существует большее количество групп. Они связаны со ступенями приобщения молодых людей к наркокультуре. Молодой человек, вставший на путь употребления наркотиков (или не идущий этим путём), волей неволей проходит ряд этапов от полного незнания наркокультуры к определённым состояниям погружённости. Учитывая масштабы «заражения» молодёжной среды эта участь уготована практически всем юношам и девушкам. Вопрос в том, кто на какой стадии остановится. Теперь понятно, что одним критерием не обойтись, но использование нескольких показателей не операционально. Наилучшим выходом из ситуации является оценка степени индивидуального «заражения» в баллах как сумма числовых показателей по многим факторам и индикаторам.

Методика типизации молодёжной среды, использованная в настоящем исследовании, предполагает, во-первых, выделение системы показателей, свидетельствующих о факте «заражения», во-вторых, оценку значений показателей в числах (баллах), в-третьих, суммирование баллов по каждому респонденту с последующей процедурой группировки. В итоге можно получить несколько групп молодёжи, которые объединяют лиц, имеющих близкие показатели «заражения». Для начисления баллов использованы шкалы, по которым респонденты отвечали на поставленные в анкете вопросы. В большинстве случаев основанием начисления баллов являются ответы «Да» на те вопросы, которые отнесены к элементам механизма «заражения». Например, если респондент знаком с теми, кто употребляет наркотики или имеет «ближний круг» и отвечает на соответствующие вопросы утвердительно, то ему начисляется 1 или 2 балла (в случае присутствия «ближнего круга»). Порядковым шкалам присваивались определённые числовые дополнения. Так, позициям шкалы, на которой фиксировалась частота употребления наркотиков, были присвоены значения от 1 до 5 в порядке возрастания количества проб наркотиков. Перечень показателей и методика начисления баллов приведены в таблице. Такие таблицы заполнялись социологами при обработке анкет, а сумма баллов вводилась в компьютер для статистической обработки.

Таблица 3

№ вопроса Факторы и индикаторы «заражения» (показатели и позиции шкал, которые могут быть оценены в баллах) Количество возможных баллов Фактическое количество баллов
2. 05. Легко «достать» наркотики 1  
4. 01. Видел человека в состоянии наркотического опьянения 1  
6. 01. Знаком с людьми, употребляющими наркотики 1  
8. 01. Имеет близких людей, употребляющих наркотики 2  
10. 01. Присутствовал при употреблении наркотиков 1  
11. 01, 02, 03. Частота присутствия при употреблении… 1–3  
13. 01. Получал предложение «присоединиться» 2  
14. 01. Пробовал «вкус» наркотиков 2  
15. 01, 02, 03. Как давно употреблял наркотики 1–3  
16. 01, 02, 03, 04, 05. Сколько раз употреблял наркотики 1–5  
17. Знает стоимость одной порции разных видов наркотиков 1–3  
18. 02, 03, 04. Частота обсуждения темы наркотиков 1–3  
21. 01. Встреча с продавцом наркотиков 1  
21. 01. Личная инициатива для встречи с продавцом 2  
24. Слышал названия наркотиков из списка 1–2  
24. Видел, как выглядят отдельные наркотики из списка 1xN  
24. Пробовал вкус отдельных наркотиков из списка 2xN  
24. Неоднократно употреблял наркотики из списка 4xN  
32. 02, 01. Частота курения 1–2  
33. 03, 02, 01. Частота употребления алкоголя. 1–3  
Общая сумма баллов:

Исследование зафиксировало весьма пёструю картину: диапазон «заражения» в баллах растянулся от нуля до шестидесяти с лишним единиц. Распределение респондентов по признаку набранных баллов наглядно демонстрируется графиком (см. рис. 1). Интервал в три балла выбран по чисто техническим соображениям для удобства обработки на компьютере. Средний балл по всему массиву составляет 18,4. Этот показатель весьма удобен для сравнения между собой выборочных массивов. Например, чётко видно различие в уровне «зараженности» среды юношей и девушек, средние баллы которых соответственно 20,9 и 16,4. Далее можно установить степень наркотической «зараженности» других групп молодёжи. С точки зрения «топографии» города наименее благополучными выглядят многоэтажные микрорайоны (Салтовка, Новые Дома, Алексеевка и др.) — средний балл равняется 20,1; центр города — 17,0 и частный сектор, удалённый от центра — 15,5 балла. Заметно выше средний показатель «заражения» в той группе молодых людей, которые не имеют полной родительской семьи. Так, у тех респондентов, кто проживает только с матерью, средняя сумма баллов равна 22,7.

Гистограмма и полигон распределения молодёжи г. Харькова по группам в зависимости от уровня «заражения» наркотической субкультурой

Рис. 1. Гистограмма и полигон распределения молодёжи г. Харькова по группам в зависимости от уровня «заражения» наркотической субкультурой (в баллах)

Интересными закономерностями является следующее: показатель среднего балла связан с материальным положением семьи и успеваемостью молодых людей в учебных заведениях. Уровни «зараженности» возрастают у плохо успевающих и в группах материально обеспеченных молодых людей. Это иллюстрируют данные, приведённые в табл. 4

Таблица 4

Группы молодёжи Средний бал
Учатся только на «5» 15,3
Учатся на «5» и «4» 16,4
Учатся в основном на «4» 18,8
Учатся на «3» и «4» 19,9
Учатся на «3» 24,2
Семья ограничивает себя во всём, даже в питании 14,6
Денег в семье постоянно не хватает 16,9
В целом денег хватает, но лишних нет 18,4
Семья ни в чём себе не отказывает 24,9

Оценка молодёжи по шкале «заражения». Процедура оценки позволяет осуществить главную и наиболее ценную для анализа ситуации операцию — группировку молодёжи в зависимости от степени приобщённости к наркокультуре. Анализ полученных результатов позволяет выделить четыре основные группы. Первая получила условное название «нулевой».

Она охватывает респондентов, имеющих 0–3 балла, и составляет 5,84% молодёжи. Это молодые люди, фактически находящиеся вне наркокультуры, они не имеют связей с лицами, употребляющими наркотики, их мало интересует тема наркотиков, они не бывают в компаниях, где можно увидеть наркотики «своими глазами» и наблюдать их употребление. Вторая группа является наиболее многочисленной. Её можно охарактеризовать как группу «риска». Сюда попадают все, кто набрал от 4 до 21 балла. Она составляет 61,53% от общей численности учащейся молодёжи. Эта группа внутренне не однородная: одним краем она примыкает к тем, кто вне поля «заражения», а другим — к группе тех, кто уже экспериментирует с наркотиками. Вот почему её уместно разбить на три подгруппы:

Группа риска является наиболее многочисленной не случайно, а как следствие общей ситуации в городе и молодёжной среде. Сегодня молодому человеку достаточно трудно «быть вне игры», т. е. научиться избегать рискованных встреч и находиться вне зоны наркокультуры. Вот почему большая часть юношей и девушек, даже тех, кто ещё избежал пробы «вкуса» наркотиков, вполне оцениваются на шкале «заражения». И первая проба, как правило, происходит не случайно — ей предшествует определённая психологическая подготовка под влиянием тех факторов «заражения», о которых шла речь выше.

Следующую группу можно окрестить «неофитами», т. е. теми, кто начал приобщаться к новой «вере». Она охватывает тех, кто имеет по нашим подсчётам от 22 до 39 баллов и составляет 25,8% от общей численности молодых людей. Сюда входят те, кто имел пробы наркотиков, неоднократно бывал в соответствующих компаниях, хорошо ориентируется в названиях наркотиков, многие из них видел своими глазами и т. д. И, наконец, последняя группа — «прозелиты», т. е. те, кто наиболее рьяно отстаивает новую «веру», молодые люди, которые делают заметные успехи в карьере наркомана. Она состоит респондентов, набравших 40 и более баллов. Их доля составляет 6,87%. В неё входят главным образом юноши, имеющие неоднократные пробы наркотиков, как правило, разных по названию и характеру действия. У «прозелитов» присутствуют практически все факторы и признаки «заражения», но основное количество баллов они «зарабатывают» на неоднократном употреблении наркотических веществ. Так, средний бал тех, кто неоднократно курил «план» (73 человека) — 45; транквилизаторы (5 человек) — 65; экстази (10 человек) — 60,5; героин (2 человека) — 80,5; эфедрон (2 человека) — 94. Определённая часть молодых людей из этой группы, по всей видимости, уже испытывают наркотическую зависимость.

Подведём итог процедуре типизации молодёжной среды по степени «заражения». Если округлить проценты, то соотношение четырёх групп выглядит так: 6:61:26:7. А если принять размер наименьшей «нулевой» группы за 1, соотношение составит: 1:10,2:4,3:1,2. Как выяснилось, среднее значение показателя «зараженности» составляет 18,4, и эта величина условно «проходит» через группу повышенного риска. Это дополнительная и немаловажная характеристика ситуации, которая сложилась в среде молодых харьковчан. Группа повышенного риска (около 15 процентов от числа учащихся) составляет ближайший резерв «неофитов» и «прозелитов». Фактически при сохранении нынешних тенденций ей суждено (по крайней мере, статистически) полностью перейти на ступеньку выше по лестнице наркотизации молодёжи уже в ближайшие два года. В этом и заключается суть негативной для общества динамики — «заражение» молодёжной среды наркокультурой действует не одномоментно на все группы и слои молодёжи, но её влияние выглядит как неотвратимый факт. Присутствие факторов «заражения» инициирует динамику процесса. А она заключается в том, что молодые люди идут по невидимым ступеням вниз, последовательно переходя из группы в группу. Параллельно меняется конфигурация групп — их численность, половозрастной состав. Сдвиг параметров конфигурации, к сожалению, всё ещё происходит по нисходящей, в сторону увеличения количества лиц, активно экспериментирующих с наркотиками. Большая часть молодых людей имеют достаточно силы воли, чтобы остановиться и не переходить к эксперименту с тяжёлыми наркотиками. Однако статистические показатели «профессиональной» наркоманов неуклонно растёт. Эту — последнюю на шкале «заражения» и наркотизации группу — непрерывно «подпитывает» молодёжь.

Объективные данные. Данные социологического опроса можно дополнить данными официальной статистики. Статистика ведётся, во-первых, наркологической службой и фиксирует количество лиц с различными формами химической зависимости, которые нуждаются в лечении; во-вторых, органами милиции, которые регистрируют преступления и происшествия, связанные с наркотиками. Объект нашего исследования и объекты официальных статистик не совпадают. Если мы анализируем процесс «заражения» молодёжной среды наркотиками на первых и наиболее массовых стадиях, то государственная статистика содержит данные о последних и финальных стадиях этого процесса — количестве больных с диагнозами наркомания и токсикомания, частоте суицида и смертей в среде наркоманов, частоте совершения преступных деяний и правонарушений в состоянии наркотического опьянения и преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиком. Принципиально различны и методики: социологический опрос показывает реальную картину с точностью в несколько процентов. Официальная статистика на порядок не совпадает с реальными величинами. Так, общепринято считать, что на 1 наркомана, поставленного на учёт наркологическими учреждениями, приходится 10 человек с химической зависимостью, либо активно употребляющих наркотические вещества. Тем не менее, именно официальная статистика даёт нам недостающее звено на шкале наркотического «заражения».

На конец 1996 г. на учёте в амбулаторных наркологических учреждениях г. Харькова и области находилось 1378 человек, из них — 248 женщины, что составляло 4,49 на 10 тысяч населения. В течении 1996 г. диагноз наркомания впервые был установлен 328 лицам, из них — 64 женщины и 33 подростка. На профилактический учёт за этот период поставлены 470 человек, а на профилактический учёт взяты 265 харьковчан. В 1996 г. в наркологические и психиатрические стационары были госпитализированы 718 человек, страдающих наркоманией и токсикоманией. Умерло 44 человека, страдающих наркоманией и состоящих на учёте в наркологических учреждениях. Анализ статистических данных показывает, что ежегодный прирост показателей составляет 10–12 процентов. Таким образом, в последние годы, если сопоставить данные наших опросов с ростом показателей официальной статистики, соотношение увеличения показателей массового «заражения» молодёжной среды и данных прироста зарегистрированных наркоманов составляет 2:1. Очевидно, динамическая фаза процесса «заражения» характеризуется структурным «перекосом» в пользу начальных фаз и групп «заражения», когда группы «неофитов» и «прозелитов» уже сформировались как массовые прослойки, но группа наркоманов ещё не стала чем-то действительно массовым. В ближайшие годы произойдёт расширение группы наркоманов и указанное соотношение выровняется, а в момент стабилизации процесса распространения (что так же неизбежно в обозримом будущем) показатели прироста наркоманов будут опережать данные динамики, полученные методом социологического опроса.

В 90-х годах быстро увеличивалась уголовная статистика, связанная с наркотиками. Сегодня по Украине выявление соответствующих преступлений составляет 8 случаев на 10 тысяч населения. В этих преступлениях чаще всего (но не всегда) замешаны наркоманы. Вот почему статистика преступников указывает на то, что закон нарушают в основном (69,5%) те, кто нигде не работают и не учатся. Это целиком совпадает с социальным портретом наркоманов. В 1996 г. в Украине наркоманами в состоянии наркотического возбуждения совершено 16261 преступлений. Для сравнения в 1992 г. — только 2013! Впечатляет и динамика преступлений, связанных с незаконным оборотом (изготовление, хранение, сбыт наркотических веществ): суммарный показатель по Украине вырос за пять лет в 2,5 раза. По Харьковской области аналогичных преступлений в 1996 г. совершено — 1723, что в 2,2 раза превосходит показатель 1992 года. Харьков не относится к зоне наиболее интенсивного «заражения». «Наркотическая история» Днепропетровской, Донецкой, Луганской областей показывает истинную силу нарковзрыва. По Луганску криминальная статистика выросла в 12,2 раза! По оперативным данным за 11 месяцев 1997 года по Харьковской области совершено около двух с половиною тысяч преступлений, связанных с наркотиками, а по городу — 1700. Эти показатели практически совпадают с тем, что фиксировалось в 1995-м и 1996-м годах. Они вызывают некоторое недоумение в связи с тем, что нарковолна не спадает и все показатели наркотизации населения увеличиваются. Возможно, разгадка кроется в том, что численность и материально-техническая оснащённость отделов по борьбе с незаконным оборотом наркотиков практически не растёт и не улучшается. Есть пределы насыщения объёмами работы, за которыми увеличение показателей уже невозможно. Это ещё раз подтверждает мысль о ненадёжности официальной статистики, которая зависит от многих внешних факторов, начиная от методики исчисления показателей до требований и политики руководства в вопросах фиксации событий.

Раздел 4. МОЛОДЁЖНОЕ СОЗНАНИЕ И НАРКОТИКИ

Отношение молодёжи к проблеме наркотиков. То, что наркотики — это проблема с молодёжью, является очевидным и вполне понятным фактом. А считают ли сами юноши и девушки наркотики своей проблемой? Насколько серьёзно они относятся к быстрому распространению у нас наркотиков? Данные опросов 1995-го и 1997-го годов дают сходную картину — половина респондентов расценивают проблему как «очень серьёзную», а в целом в разной степени её значение понимают больше девяносто процентов юношей и девушек. Эти показатели достаточно стабильны и не изменились за два года. Следует подчеркнуть, что два года очень небольшой срок для существенных сдвигов в общественном сознании, но на фоне стабильности этого и других показателей, непосредственно несвязанных с динамикой распространения наркотиков, особенно рельефно выступает увеличение величины факторов и индикаторов «заражения».

Однако не следует полагать, что в молодёжном сознании проблема наркотиков занимает приоритетное место или молодые люди выдвигают её на первое место в ряду других проблем. Ранг проблемы наркотиков можно выявить, анализируя ответы респондентов на последний вопрос анкеты, где молодым людям предлагалось выделить наиболее острые проблемы, стоящие перед нашим обществом. Респондентам предъявлялся список из шестнадцати общенациональных проблем, в число которых была включена позиция «распространение наркотиков». Из этого списка респондент мог выбрать до пяти альтернатив. В таблице приведены результаты опроса после процедур ранжирования и группировки величин показателей. Из неё явствует, что проблема наркотиков попадает в середину списка, причём только каждый третий опрошенный отметил её актуальность в сравнении с другими проблемами. А на первом месте в списке стоят две равноценные проблемы — невыплата зарплат и преступность. Молодёжное сознание в достаточной степени эгоистично и оценивает проблемы через призму своего «Я». С проблемой задержек зарплаты сегодня сталкивается большая половина семей, но в не меньшей степени молодые люди обеспокоены тем, что они могут стать объектом преступных посягательств.

Устойчивость взгляда молодёжи на наркотики как серьёзную проблему — положительный факт, ибо гарантирует повышенное внимание юношей и девушек к соответствующей тематике, например, на страницах периодической прессы или в телевизионных программах. Этим необходимо разумно пользоваться в целях профилактики и предупреждения распространения наркотических веществ. С другой стороны, данные исследования открывают негативную тенденцию к «опривычиванию», когда сознание воспринимает явление как нечто будничное, естественное и даже нормальное. Такая тенденция связана с увеличением доли тех, кто пробовал вкус наркотиков, и весьма продвинулся на шкале «заражения». Это хорошо прослеживается в оценке молодёжи фигуры наркомана. В группе В наркомана считают больным, которого необходимо лечить — 73,8%, а в группе А — только 58,0 процента. Многие из тех, кто пробовал наркотики, расценивают наркомана как нормального (11,8%) или даже как особого, исключительного человека. В противоположной группе эти показатели составляют соответственно 4,8 и З,0 процента. Два года назад только 10% респондентов указали, что отнесутся равнодушно к тому, что их друг, приятель или близкий знакомый — наркоман. Сегодня этот показатель составляет 15 процентов. Эффект привыкания неизбежен, когда явление становится массовым, но в свою очередь он становится фактором механизма «заражения», ибо снимает защитные реакции испуга, тревоги, недоверия и т. п.

Таблица 5

R Проблемы, которые стоят перед нашим обществом %
1 Невыплата зарплаты 67,4
  Преступность 66,1
2 Экономический кризис 53,7
3 Упадок морали, нравственности 43,7
4 Распространение наркотиков 32,8
  Насилие в обществе 32,3
  Чернобыльская катастрофа, опасность её повторения 29,0
  Появление «очень бедных» и «очень богатых» 28,0
  Обнищание больших масс людей 27,6
5 Пьянство, алкоголизм 24,3
  Кризис образования, культуры 22,2
6 Высокие цены 17,3
  Угроза гражданской войны 12,0
7 Межнациональные конфликты 9,4
  Политическая борьба и разобщённость людей 6,7
9 Забастовки, митинги, пикеты 2,7

Мнение о причинах и предупреждении распространения наркотиков. Мнение молодёжи о причинах, побуждающих употреблять наркотики, так же не претерпело значительных изменений за два года. Доминирующая позиция (77,8% как в 1995-м, так и в 1997-м году) — влияние других людей, компаний.Это целиком подтверждает нашу теорию социокультурного «заражения». Последующие позиции в порядке убывания частоты признаков — «из-за стремления к удовольствию» (60,7%), «от безделья, отсутствия занятий» (49,8%), «ради интереса к запретному плоду» (45,3%) — показывают отсутствие ясного мотива и демонстрируют, что механизм «заражения», образно говоря, использует слабые стороны молодёжного сознания и образа жизни. Это — гедонизм, отсутствие определённых занятий и стремление к эксперименту. Отсутствие чётких жизненных ориентиров, ясной позиции и воли, с одной стороны, мода, предложения «присоединиться» и групповое давление, с другой, — неотъемлемые элементы механизма «заражения». Большинство молодых людей осознают свои слабые стороны: 62,4% респондентов считают — «молодым людям необходимо контролировать своё поведение, иметь силу воли», чтобы избежать наркотиков. Из девяти альтернатив именно эта позиция пользуется наибольшей поддержкой респондентов. На втором месте — мнение о том, что молодёжи необходимо создавать лучшие условия для досуга и спортивных занятий (54,5%). Почти половина опрошенных поддержали мысль о более широком освещении проблемы наркотиков в средствах массовой информации.

Нужны ли молодым людям беседы о вреде наркотиков? Абсолютное большинство респондентов даёт утвердительный ответ: «да» — 58,7%, «скорее да, чем нет» — 26,9%. Но получает ли молодёжь квалифицированные объяснения и от кого? Данные настоящего исследования говорят о том, что за два года ситуация с профилактикой серьёзно не изменилась. Только одна треть родителей регулярно или несколько раз имели беседы со своими детьми о вреде наркотиков. Похоже, что единственным институтом, который осуществляет какую-то профилактическую работу, это школа — более половины опрошенных указали, что школьные учителя говорили о проблеме наркотиков. Значительно меньше «показатель» медицинских работников и самый скромный — у работников милиции.

Несомненно, молодёжь острее чувствует проблему наркотиков, чем взрослые, которые в молодости практически не соприкасались с наркотиками, и в настоящий момент далеки от наркокультуры. Обострённость молодёжного сознания — «хороший предлог» для социально-педагогической коррекции. Эту специфику полезно знать тем, кто ставит перед собой задачу сбить «наркотическую волну».

ВЫВОДЫ

Настоящее исследование открыло новый этап информационно-социологического контроля над процессом распространения наркотиков в г. Харькове. Впервые исследована динамика процесса на отрезке в два года. Основные выводы можно сформулировать следующим образом:

Социологический контроль над процессом распространения наркотиков начался в момент, когда он уже набрал силу. Исключительно важно продолжить наблюдения с регулярной периодичностью. Разработанная на кафедре социологии Университета внутренних дел методика контроля показала свою эффективность, её расширение за счёт оценки респондентов в баллах на шкале «заражения» повышает эвристические возможности методики. Она в состоянии дать достаточно полную и объёмную картину процесса и служить основой прогнозирования дальнейшего распространения наркотиков в харьковском регионе.

СТАТИСТИЧЕСКИЙ ДАННЫЕ ОПРОСОВ 1995–1997 ГГ.
(одномерные распределения)

1. Мнение респондентов о том, насколько наркотики являются серьёзной проблемой для молодёжи:

  1995 1997
  % Ранг % Ранг
Количество ответивших 1000 999
Очень серьёзная проблема 51,30 1 49,55 1
Достаточно серьёзная 31,00 2 32,63 2
Скорее серьёзная, чем нет 10,40 3 10,51 3
Затруднились ответить 4,10 4 2,80 4
Скорее несерьёзная, чем серьёзная 1,40 5 2,20 5
Не серьёзная 1,20 6 1,50 6
Абсолютно не серьёзная 0,60 7 0,80 7

2. Легко ли молодому человеку «достать» наркотики в Харькове:

  1995 1997
  % Ранг % Ранг
Количество ответивших 1000 994
Трудно 3,20 5 1,81 5
Скорее трудно, чем легко 8,69 4 5,23 4
Затрудняюсь ответить 45,35 1 40,04 1
Скорее легко, чем трудно 24,58 2 32,39 2
Легко 18,18 3 20,52 3

3. Мнение опрошенных о причинах, которые побуждают молодых людей употреблять наркотики:

  1995 1997
  % Ранг % Ранг
Количество ответивших 1001 998
Под влиянием других людей, компаний 77,82 1 77,76 1
Из-за стремления к удовольствию 53,45 2 60,72 2
От безделья, отсутствие занятий 49,75 3 49,80 3
Ради интереса к «запретному плоду» 40,36 4 45,29 4
Чтобы забыть плохое 38,16 5 34,67 5
Желание выглядеть взрослым 26,87 6 27,35 6
От неумения контролировать себя 23,88 7 21,44 7
От незнания всех последствий употребления наркотиков 19,98 8 20,54 8
Отсутствует контроль взрослых 14,29 9 13,53 9
По принуждению 13,39 10 11,42 10
Из-за употребления спиртных напитков 8,69 11 8,02 11
Затрудняюсь ответить 4,20 12 4,31 12

4. Видели ли респонденты человека, находящегося в состоянии наркотического опьянения:

  1995 1997
  % Ранг % Ранг
Количество ответивших 994 999
Да 64,79 1 73,27 1
Нет 25,35 2 17,62 2
Затрудняюсь ответить 9,86 3 9,11 3

5. Кем, на взгляд опрошенных, является наркоман:

  1995 1997
  % Ранг % Ранг
Количество ответивших 958 996
Нормальный человек 8,66 3 7,23 3
Больной, которого нужно лечить 55,02 1 68,47 1
Преступник, которого необходимо изолировать 4,80 5 2,91 6
Аморальный человек 6,05 4 5,02 4
Особый, исключительный человек 3,34 6 4,42 5
Затрудняюсь ответить 22,13 2 11,95 2

6. Знакомы ли респонденты с людьми, которые употребляют наркотики, но не являются для них близкими, не входят в компанию:

  1995 1997
  % Ранг % Ранг
Количество ответивших 994 998
Да 59,05 1 62,12 1
Нет 32,60 2 31,29 2
Затрудняюсь ответить 8,35 3 6,61 3

7. Как могли бы поступить респонденты, если бы узнали, что их друг (приятель, близкий знакомый) наркоман:

  1995 1997
  % Ранг % Ранг
Количество ответивших 1000 1000
Прекратят знакомство 10,00 4 10,00 4
Отнесутся к этому равнодушно 10,90 3 15,30 2
Постараются воздействовать на человека с тем, чтобы он «оставил» наркотики 72,80 1 70,00 1
Попросят попробовать наркотик 2,00 6 2,10 6
Сообщат кому-то из старших (родителям, учителям) 9,90 5 6,80 5
Затрудняюсь ответить 13,20 2 11,90 3

8. Есть ли у респондентов близкие им люди, употребляющие наркотики

  1995 1997
  % Ранг % Ранг
Количество ответивших 956 997
Да 28,35 2 32,80 2
Нет 63,80 1 60,88 1
Затрудняюсь ответить 7,85 3 6,32 3

9. Состав «близких людей», употребляющих наркотики:

  1995 1997
  % Ранг % Ранг
Количество ответивших 409 436
Друзья по месту жительства, дому, двору 48,90 1 46,79 1
Соученики, студенты учебного заведения 25,43 4 21,33 4
Члены семьи, родственники 12,71 5 6,65 5
Члены компании 27,38 3 26,15 3
Другие лица 39,12 2 30,50 2

10. Попадали ли респонденты в ситуацию, когда в их присутствии употреблялись наркотики:

  1995 1997
  % Ранг % Ранг
Количество ответивших 996 996
Да 44,78 2 54,02 1
Нет 52,31 1 43,88 2
Затрудняюсь ответить 2,91 3 2,11 3

11. Как часто молодые люди были свидетелями употребления наркотиков:

  1995 1997
  % Ранг % Ранг
Количество ответивших 460 565
Один раз 24,35 2 26,02 2
Несколько раз 58,04 1 52,39 1
Много раз 17,61 3 21,59 3

12. Каким способом употреблялись наркотики на глазах респондентов:

  1995 1997
  % Ранг % Ранг
Количество ответивших 673 751
Вдыхание химических препаратов 8,32 4 13,58 3
Употребление таблеток 25,56 2 25,03 2
Курение «травки» 83,80 1 91,34 1
Укол в вену (инъекция) 14,86 3 10,39 4

13. Поступали ли респондентам предложения «присоединиться»:

  1995 1997
  % Ранг % Ранг
Количество ответивших 869 934
Да 42,46 2 51,39 1
Нет 48,10 1 44,00 2
Затрудняюсь ответить 9,44 3 4,60 3

14. Доводилось ли респондентам пробовать «вкус» наркотиков:

  1995 1997
  % Ранг % Ранг
Количество ответивших 972 984
Да 22,02 2 34,55 2
Нет 73,97 1 64,13 1
Затрудняюсь ответить 4,01 3 1,32 3

15. Как давно употреблялись наркотики:

  1995 1997
  % Ранг % Ранг
Количество ответивших 311 379
Очень давно 26,05 3 18,73 3
Сравнительно давно 30,22 1 38,52 1
Недавно 17,36 4 26,12 2
Затрудняюсь ответить 26,37 2 16,62 4

16. Сколько раз респонденты употребляли наркотики:

  1995 1997
  % Ранг % Ранг
Количество ответивших 323 334
Один раз 32,82 1 24,55 2
Два раза 12,38 3 17,07 4
3–5 раз 15,17 2 30,84 1
6–10 раз 4,95 5 9,28 5
Больше 10 раз 8,98 4 18,26 3

17. (а) Сколько приблизительно на «чёрном» рынке стоит порция «травки» (спичечный коробок):

  1995 1997
 

%

Ранг

%

Ранг

Количество ответивших 1000 986
Не знаю 80,42 1 63,69 1
50 копеек 1,40 7 0,20 9
1,5 гривны 3,10 3 0,71 8
3 гривны 5,09 2 1,42 7
5 гривен 2,00 6 3,25 5
10 гривен 0,80 9 7,40 3
15–18 гривен 1,30 8 13,59 2
18–30 гривен 2,99 4 7,40 4
Свыше 30 гривен 2,90 5 2,33 6

17. (б) Сколько приблизительно на «чёрном» рынке стоит один укол («ширка», «кубик»):

  1995 1997
  % Ранг % Ранг
Количество ответивших 1000 988
Не знаю 83,38 1 80,36 1
50 копеек 2,90 3 0,91 8
1,5 гривны 1,30 7 0,51 9
3 гривны 2,70 4 1,21 7
5 гривен 0,90 9 2,53 6
10 гривен 1,20 8 2,63 5
15–18 гривен 2,00 6 3,04 4
18–30 гривен 2,10 5 3,64 3
Свыше 30 гривен 3,52 2 5,16 2

17. (в) Сколько приблизительно на «чёрном» рынке стоит стакан маковой соломки:

  1995 1997
  % Ранг % Ранг
Количество ответивших 1000 991
Не знаю 82,36 1 81,94 1
50 копеек 2,30 4 0,50 8
1,5 гривны 0,80 8 0,91 6
3 гривны 0,30 9 0,50 9
5 гривен 1,50 5 0,91 7
10 гривен 0,90 7 2,12 4
15–18 гривен 1,10 6 2,12 5
18–30 гривен 3,21 3 4,54 3
Свыше 30 гривен 7,53 2 6,46 2

18. Как часто респондент обсуждает проблему наркотиков «в своём кругу»:

  1995 1997
  % Ранг % Ранг
Количество ответивших 998 1000
Никогда 25,15 2 24,10 2
Иногда 60,32 1 66,20 1
Часто 6,61 3 8,50 3
Регулярно 1,20 4 1,20 4

19. Нужны ли, по мнению респондентов, молодым людям беседы, разъясняющие вред наркотиков:

  1995 1997
  % Ранг % Ранг
Количество ответивших 999 999
Да 59,17 1 58,66 1
Скорее да, чем нет 23,92 2 26,93 2
Затрудняюсь ответить 9,41 3 7,91 3
Скорее нет, чем да 4,60 4 4,50 4
Нет 2,90 5 2,00 5

20. (а) Как часто проводят беседы о вреде наркотиков родители:

  1995 1997
  % Ранг % Ранг
Количество ответивших 984
Никогда 48,85 1 48,88 1
1 раз 17,09 3 14,02 3
Несколько раз 28,57 2 28,56 2
Регулярно 5,49 4 8,54 4

20. (б) Как часто проводят беседы о вреде наркотиков учителя, педагоги:

  1995 1997
  % Ранг % Ранг
Количество ответивших 982
Никогда 33,37 2 42,16 1
1 раз 24,38 3 14,56 3
Несколько раз 37,36 1 35,85 2
Регулярно 4,70 4 7,43 4

20. (в) Как часто проводят беседы о вреде наркотиков школьные психологи:

  1995 1997
  % Ранг % Ранг
Количество ответивших 980
Никогда 67,33 1 68,37 1
1 раз 12,39 3 13,16 3
Несколько раз 17,38 2 14,59 2
Регулярно 2,70 4 3,88 4

20. (г) Как часто проводят беседы о вреде наркотиков врачи:

  1995 1997
  % Ранг % Ранг
Количество ответивших 977
Никогда 63,24 1 67,35 1
1 раз 15,08 3 12,18 3
Несколько раз 18,28 2 15,25 2
Регулярно 3,30 4 5,22 4

20. (д) Как часто проводят беседы о вреде наркотиков работники милиции:

  1995 1997
  % Ранг % Ранг
Количество ответивших 977
Никогда 79,64 1 81,58 1
1 раз 10,93 2 8,39 2
Несколько раз 7,22 3 6,76 3
Регулярно 2,40 4 3,28 4

21. Встречались ли респонденты с продавцами наркотиков:

  1995 1997
  % Ранг % Ранг
Количество ответивших 997 989
Да 27,58 2 30,94 2
Нет 64,19 1 61,48 1
Затрудняюсь ответить 8,23 3 7,58 3

22. При встрече с продавцами наркотиков инициатива исходила:

  1995 1997
  % Ранг % Ранг
Количество ответивших 341 388
От меня 7,33 4 7,47 5
От продавца 6,16 5 9,28 4
От моих друзей, знакомых 21,41 3 22,16 3
Это была случайная встреча 36,95 1 37,63 1
Затрудняюсь ответить 28,15 2 26,80 2

23. Кто выступал в роли продавца (данные 1997 года):

  1997
  % Ранг
Количество ответивших 850
С продавцами не встречался 62,94 1
«Свои», друзья, близкие, знакомые 15,53 2
Местные жители 13,29 3
Цыгане 6,94 4
Выходцы из Кавказского региона 3,76 6
Африканцы 0,47 8
Выходцы из Средней Азии 0,94 7
Другие 6,47 5

24. (а) Ничего не знают о следующих разновидностях наркотических веществ:

  1995 1997
Названия % Ранг % Ранг
Циклодол 82,98 1 83,37 2
Омнопон 82,58 2 84,76 1
Эфедрин («мулька», «джеф») 80,52 3 72,34 5
Промедол 73,33 4 76,82 3
Кодеин 72,43 5 74,04 4
ЛСД 63,14 6 56,58 7
Крек 54,23 7 55,48 8
Вытяжка маковой соломки, («химия», «лекарство») 52,55 8 54,62 9
Транквилизаторы 51,75 9 40,34 13
Морфин 42,06 10 43,68 11
Опий («ханка») 37,86 11 34,00 14
Токсические химические вещества 36,68 12 43,58 12
Чифир 29,38 13 33,70 15
Анаша 24,48 14 20,46 16
План 24,28 15 15,26 20
Гашиш 20,48 16 17,64 17
Кокаин 13,99 17 13,47 21
Героин 13,75 18 15,54 19
Марихуана 12,19 19 12,99 22
Маковая соломка 9,39 20 10,20 23
Другие наркотики 21 67,21 6
Экстази 22 46,40 10
Драп 23 15,86 18

24. (б) Видели, как выглядят нижеприведённые наркотические вещества

  1995 1997
Названия % Ранг % Ранг
План 39,46 2 53,22 1
Драп 21 50,41 2
Маковая соломка 39,76 1 38,28 3
Чифир 38,12 3 34,92 4
Анаша 16,22 5 21,37 5
Марихуана 15,28 6 19,03 6
Токсические химические вещества 21,00 4 18,23 7
Гашиш 12,59 7 17,24 8
Транквилизаторы 11,29 9 15,37 9
Кокаин 8,49 11 14,87 10
Экстази 22 13,47 11
Героин 8,02 12 13,21 12
Вытяжка маковой соломки, («химия», «лекарство») 11,49 8 10,86 13
Морфин 9,49 10 9,31 14
Опий («ханка») 7,09 13 9,25 15
Другие наркотики 23 7,27 16
Эфедрин («мулька», «джеф») 3,40 18 5,47 17
ЛСД 4,40 15 5,34 18
Промедол 5,39 14 5,06 19
Кодеин 3,80 17 4,26 20
Крэк 3,13 19 3,75 21
Циклодол 4,01 16 3,14 22
Омнопон 2,81 20 2,13 23

24. (в) Пробовали «на вкус» нижеприведённые наркотические вещества

  1995 1997
Названия % Ранг % Ранг
План 15,78 1 24,10 1
Драп 19 20,89 2
Чифир 13,85 2 13,93 3
Анаша 4,40 3 6,65 4
Марихуана 3,50 4 5,64 5
Гашиш 2,40 5 3,83 6
Экстази 20 3,64 7
Транквилизаторы 1,80 8 2,43 8
Другие наркотики 21 2,35 9
Токсические химические вещества 2,09 6 1,73 10
ЛСД 0,60 12 1,31 11
Эфедрин («мулька», «джеф») 0,60 11 1,21 12
Маковая соломка 2,00 7 1,01 13
Циклодол 0,30 16 0,81 14
Кодеин 0,30 14 0,71 15
Опий («ханка») 1,00 9 0,70 16
Кокаин 0,50 13 0,70 17
Вытяжка маковой соломки, («химия», «лекарство») 0,70 10 0,61 18
Морфин 0,20 18 0,61 19
Героин 22 0,60 20
Омнопон 0,30 17 0,30 21
Крэк 23 0,30 22
Промедол 0,30 15 0,10 23

24. (г) Употреблял неоднократно нижеприведённые наркотические вещества:

  1995 1997
Названия % Ранг % Ранг
План 4,70 1 7,33 1
Чифир 2,70 2 3,23 3
Анаша 1,10 3 2,42 5
Марихуана 0,80 4 2,62 4
Гашиш 0,50 5 1,51 6
Токсические химические вещества 0,42 6 0,41 10
Транквилизаторы 0,40 7 0,51 9
Опий («ханка») 0,40 8 0,20 13
ЛСД 0,30 9 0,30 12
Маковая соломка 0,20 10 0,20 14
Вытяжка маковой соломки, («химия», «лекарство») 0,20 11 0,10 19
Циклодол 0,10 12 0,30 11
Омнопон 0,10 13 0,20 15
Морфин 0,10 14 0,0 21
Драп 15 7,03 2
Другие наркотики 16 1,02 7
Экстази 17 1,01 8
Эфедрин («мулька», «джеф») 18 0,20 16
Героин 19 0,20 17
Кокаин 20 0,20 18
Крэк 21 0,10 20
Кодеин 22 0,0 22
Промедол 23 0,0 23

25. При каких обстоятельствах произошла первая проба «вкуса»наркотиков:

  1995 1997
  % Ранг % Ранг
Количество ответивших 941 918
«Вкус» наркотиков я не пробовал 77,35 1 63,29 1
«Угостили» друзья 11,43 2 21,68 2
В компании по месту жительства 8,63 3 8,82 3
В компании соучеников, студентов 3,13 4 2,72 4
Самостоятельно, без «помощи» других 1,62 5 1,20 6
Со случайными знакомыми 0,86 6 1,96 5
Дал попробовать продавец 0,11 7 0,33 7

26. Добровольна ли была первая проба

  1995 1997
  % Ранг % Ранг
Количество ответивших 981 931
Наркотики я не употреблял 74,62 1 63,48 1
Добровольно 18,76 2 29,86 2
Скорее добровольно, чем нет 3,36 3 4,08 3
Затрудняюсь ответить 2,34 4 1,93 4
Скорее не добровольно, чем добровольно 0,41 6 0,54 5
Не добровольно 0,51 5 0,11 6

27. Меры, которые необходимо использовать для того, чтобы молодые люди не тянулись к наркотикам:

  1995 1997
  % Ранг % Ранг
Количество ответивших 999 996
Молодым людям необходимо иметь силу воли, контролировать своё поведение 60,46 1 62,35 1
Милиции вести эффективную работу с распространителями наркотиков 52,55 2 48,19 3
Уделять больше внимания организации досуга, развитию спорта 45,15 3 54,55 2
Вести соответствующую воспитательную и разъяснительную работу 38,34 4 43,78 5
Шире освещать проблему в средствах массовой информации, TV 33,93 5 47,29 4
Установить уголовную ответственность за употребление наркотиков 33,73 6 39,96 6
Родителям контролировать своих детей 33,43 7 37,25 7
Дать возможность молодёжи самостоятельно зарабатывать деньги 32,03 8 35,34 8
Давать детям религиозное воспитание 16,52 9 8,73 9
Затруднюсь ответить 6,71 10 5,12 10

28. Пол:

  1995 1997
  % Ранг % Ранг
Мужчины 51,31 1 45,15 2
Женщины 48,69 2 54,85 1

29. Употребляют алкоголь:

  1995 1997
  % Ранг % Ранг
Количество ответивших 955 999
Регулярно 1,36 4 1,20 4
Часто 5,65 3 8,11 3
Иногда 76,65 1 77,18 1
Никогда 16,34 2 13,51 2

30. Оценили уровень жизни своей семьи как:

  1995 1997
  % Ранг % Ранг
Количество ответивших 997 997
Заметно выше среднего 9,73 4 6,22 4
Немного выше среднего 20,26 2 19,36 2
Средний 51,66 1 57,77 1
Немного ниже среднего 13,44 3 13,74 3
Заметно ниже среднего 4,91 5 2,91 5

31. Материальное положение семьи респондента:

  1995 1997
  % Ранг % Ранг
Количество ответивших 997 997
Мы ни в чём себе не отказываем 12,04 3 6,72 3
В целом денег хватает, но лишних нет 71,41 1 69,71 1
Денег постоянно не хватает 14,04 2 21,66 2
Приходится во всём себя ограничивать, даже в питании 2,51 4 1,91 4

32. Имеют родителей:

  1995 1997
  % Ранг % Ранг
Количество ответивших 998 998
Отца и мать 81,36 1 82,97 1
Только мать 14,53 2 15,33 2
Только отца 3,21 3 1,40 3
Родителей нет 0,90 4 0,30 4

33. Курят:

  1995 1997
  % Ранг % Ранг
Количество ответивших 994 997
Регулярно 23,64 2 22,82 3
Иногда 22,43 3 24,22 2
Не курят 53,93 1 52,95 1

34. Верят в бога:

  1995 1997
  % Ранг % Ранг
Количество ответивших 998 998
Да 40,48 1 41,98 1
Скорее да, чем нет 28,06 2 23,35 2
Затрудняюсь ответить 18,44 3 20,74 3
Скорее нет, чем да 5,71 5 4,01 5
Нет 7,31 4 9,92 4

35. Учатся:

  1995 1997
  % Ранг % Ранг
Количество ответивших 1000 999
Только на «5» 4,30 5 5,71 4
На «5» и «4» 29,70 2 32,13 1
В основном на «4» 32,80 1 30,33 2
На «3» и «4» 27,50 3 26,23 3
В основном на «3» 5,70 4 5,61 5

36. Постоянно проживают:

  1995 1997
  % Ранг % Ранг
Количество ответивших 1001 999
В Харькове 71,33 1 77,98 1
В крупном городе, областном центре 4,50 4 2,80 4
В небольшом городе, райцентре 14,69 2 9,81 2
В селе, поселке 9,48 3 9,41 3

37. Район проживания (данные 1997 года):

  1997
  % Ранг
Количество ответивших 961
Центр города 22,06 2
Многоэтажный микрорайон 60,04 1
Частный сектор, удалённый от центра 17,90 3

38. Место проживания (данные 1997 года):

  1997
  % Ранг
Количество ответивших 999
Со своей семьёй (родственниками) 81,58 1
В общежитии 14,81 2
Снимаю квартиру, «уголок» 3,60 3

39. Наиболее острые национальные проблемы (данные 1997 года):

  1997
  % Ранг
Количество ответивших 991
Невыплата зарплаты 67,41 1
Преступность 66,09 2
Экономический кризис 53,68 3
Упадок морали, нравственности 43,69 4
Распространение наркотиков 32,80 5
Насилие в обществе 32,29 6
Чернобыльская катастрофа, опасность её повторения на других атомных электростанциях 29,57 7
Появление «очень бедных» и «очень богатых» 27,95 8
Обнищание больших масс людей 27,55 9
Пьянство, алкоголизм 24,32 10
Кризис образования, культуры 22,20 11
Высокие цены 17,26 12
Угроза гражданской войны 12,01 13
Межнациональные конфликты 9,38 14
Политическая борьба и разобщённость людей 6,66 15
Затрудняюсь ответить 2,93 16
Забастовки, митинги, пикеты 2,72 17



© «Новости украинской психиатрии», 2002
Редакция сайта: editor@psychiatry.ua
ISSN 1990–5211