НОВОСТИ УКРАИНСКОЙ ПСИХИАТРИИ
Более 1000 полнотекстовых научных публикаций
Клиническая психиатрияНаркологияПсихофармакотерапияПсихотерапияСексологияСудебная психиатрияДетская психиатрияМедицинская психология

МОТИВАЦИЯ ПРЕСТУПНОГО ПОВЕДЕНИЯ ЛИЦ С ПСИХИЧЕСКИМИ АНОМАЛИЯМИ, СОВЕРШИВШИХ СЕКСУАЛЬНЫЕ ПРАВОНАРУШЕНИЯ

А. Ю. Дышлевой

* Электронная публикация:
Дышлевой А. Ю. Мотивация преступного поведения лиц с психическими аномалиями, совершивших сексуальные правонарушения [Электронный ресурс] // Новости украинской психиатрии. — Харьков, 2001. — Режим доступа: http://www.psychiatry.ua/articles/paper018.htm.

Проблема мотивации является одной из ключевых в социально-психологической характеристике любой человеческой деятельности, в том числе и противоправного характера. Мотивация является психологической формой активности субъекта, выражающей его потребности. Будучи социально детерминированной, непосредственно изнутри субъекта мотивация определяет криминальную направленность его действий. Без изучения проблемы криминальной мотивации невозможно уяснить себе вопросы детерминации преступного поведения. Исследование проблемы мотивации представляет особый интерес не только для познания причинности преступного поведения, но и в практическом плане, в частности, для правильной квалификации деяний и индивидуализации наказания, а также в плане прогнозирования и превенции преступлений.

У человека мотивация зависит от прошлого опыта и научения, от социальных, характерологических и культурных факторов. Уровень мотивации определяется выбором цели, уровнем притязаний, успехом и неуспехом. Можно выделить мотивации: биологическую, познавательную, социальную, положительную и отрицательную. Неуспех в результате препятствий и других неблагоприятных обстоятельств может порождать состояние конфликта и фрустрации, агрессии и регрессии, длительного психического напряжения, реакции замещения, смещения и генерализации.

Человеческое существование состоит из непрерывного взаимодействия с окружающим миром, что позволяет индивидууму обеспечить свою адаптацию, а тем самым и выживание. Человек ежеминутно сталкивается с ситуациями, значение которых варьирует в зависимости от его потребностей или намеченных целей. Первоначально происходит активация мозга в результате сопоставления внутреннего состояния индивида с внешними объектами или ситуациями. Затем мозг обрабатывает поступающую от организма и из внешнего мира информацию с целью запустить третий этап — наиболее подходящее поведение с учётом как текущих обстоятельств, так и прошлого опыта.

Активация психической деятельности человека основывается на двух процессах: мотивации и восприятии, неразрывно связанных друг с другом на уровне экстравертированного сознания. Восприятие есть результат истолкования сигналов, поступающих из внешнего мира, а также сигналов внутреннего порядка, то есть мысленных образов и воспоминаний. Однако, поиск и выбор сигналов зависят от второго источника активации, который постоянно направляет эти процессы, то есть от мотивации. Без восприятия и осознания внешней действительности мы были бы неспособны направлять свою активность на удовлетворение наших потребностей во взаимодействии с окружающим миром. С другой стороны, без мотивации любое восприятие становится бесполезным.

Обработка информации не рефлекторном уровне и на уровне инстинктивного поведения осуществляется стереотипным образом, автоматически. При сложных процессах научения и, особенно, при сознательном принятии решения в обработке информации участвуют такие психические процессы, как память и мышление. Инстинкты сохранили у человека своё динамизирующее значение, однако они не могут направлять и контролировать эффективность его поведения. Биологические потребности человека проявляются в социализированных формах; любое влечение вменяемого человека на уровне сознания соотносится с действительностью, с реальными возможностями его удовлетворения. Поведение человека определяется в основном рассудочной деятельностью.

Человек является одновременно и частью природы, подчиняющейся её законам и субъектом, наделённым разумом и способным осознать свою беспомощность в мире. Не имея столь сильных инстинктов, которые присущи животным, человек обладает способностью самостоятельного принятия решения. Однако, сталкиваясь с веером альтернативных решений, он не всегда может выбрать правильное из них, что порождает тревогу и беспокойство.

Что же представляет собой мотивация? На физиологическом уровне мотивация (от фр. «motif» — побудительная причина) — является механизмом выбора реакций, направленных на удовлетворение банальных потребностей (например, поиск пищи или избежание опасности). В плане психодинамики под мотивацией понимается сфера импульсов — психоэнергетики — побуждений, придающих действию направленность, избирательность и стремительность. На личностном уровне мотивация есть селективный механизм, позволяющий выбрать из возможных форм поведения ту, которая лучше всего соответствует состоянию психики или планам данного лица. В самом общем смысле мотивация — это совокупность факторов, определяющих поведение. Данное понятие описывает отношение, существующее между действием и причинами, которые его объясняют.

В конечном итоге разработка проблемы мотивации призвано ответить на вопрос: почему в конкретных ситуационных условиях человек выбирает данную, а не какую-то иную цель (активность) и некоторое время с определённой настойчивостью стремится её достичь? Причём ставить вопрос «зачем» и искать мотивацию имеет смысл лишь применительно к произвольным единицам активности, в которых осознаны преследуемая цель и возможность контроля за ходом разворачивающихся процессов. Произвольная активность всегда проходит на фоне более или менее отчётливых ожиданий предполагаемого результата или возможных последствий такого результата. Наиболее явно эти ожидания выступают в волевых действиях, однако они прослеживаются и в сугубо импульсивных реакциях.

Любое преступление сугубо индивидуально не только по своей объективной характеристике, но и по своей мотивации. Причём оперативная часть действия в структуре правонарушения полностью подчинена мотивационной стороне и самостоятельного смыслового значения не имеет.

Изучение криминальной мотивации показывает, что причина преступного поведения заключается в том, что человек психологически готов ради разрешения стоящих перед ним утилитарных задач выйти за рамки нормативных ценностей, в том числе и правового характера.

Если рассматривать преступление как эпизод в жизни конкретного лица, то в таком случае преступные действия (бездействия) никак не могут быть самоцелью. Любое человеческое существо нацелено на выживание, соответственно индивид стремится улучшить как своё положение во внешнем мире, так и своё внутреннее психологическое состояние. Отсюда тенденция выбирать оптимальный, то есть наиболее выигрышный в данных условиях вариант поведения. Причём оптимальным в рамках конкретной жизненной ситуации и индивидуальных позиций субъекта, вполне может быть противозаконный способ действий.

Совершение преступления является разновидностью поведенческих актов человеческих существ. Оно обладает определённой спецификой, так как действие индивида имеет антисоциальную направленность и посягает на объекты, охраняемые уголовным законом.

Широкое понимание мотивации с углублением исследования данного феномена предлагает профессор В. В. Лунеев. По мнению профессора В. В. Лунеева, мотивацию следует рассматривать в двух измерениях: «по горизонтали», по элементам, и «по вертикали», то есть по уровням одновременно.

Горизонтальный срез: мотивация как внутренний психологический стержень генезиса преступного поведения. Соответственно, в этом смысле мотивация «пронизывает» весь механизм.

Здесь каждый последующий момент вытекает из предыдущего:

  1. Актуализация потребности.
  2. Формирование мотива.
  3. Целеполагание.
  4. Выбор пути достижения цели.
  5. Прогнозирование возможных результатов.
  6. Принятие решения.
  7. Контроль и коррекция действий.
  8. Анализ наступивших последствий.
  9. Раскаяние или выработка защитного мотива.

Это элементы (если рассматривать их в статике), либо этапы мотивации (если рассматривать их в динамике). Исходное побуждение «достраивается» (то есть уточняется и конкретизируется) остальными элементами, которые переводят его из сферы субъективных переживаний в действие и составляют вместе с исходным побуждением единый мотивационный вектор.

Вертикальный срез: мотивация как результирующая взаимодействия личности правонарушителя с социальной криминогенной средой. Исследование «по вертикали» проводится в криминологических целях. Здесь есть четыре уровня:

  1. Психологический уровень позволяет рассмотреть связи интеллектуальных, эмоциональных, волевых процессов, а также сложных образований личности (направленности, способностей, характера) с преступным поведением.
  2. На биологическом (психофизиологическом) уровне рассматривается влияние на преступное поведение особенностей нервной системы, темперамента и пограничных состояний.
  3. Социально-психологический уровень позволяет раскрыть криминогенное влияние социальных традиций, настроений, правосознания как специфических явлений и общественного мнения, межличностного общения, моды, психологического влияния, внушения, подражания, конформизма как механизмов массового сознания.
  4. На социальном уровне рассматривается криминогенное влияние социальных, экономических, демографических, идеологических, организационных явлений и процессов в социуме.

Такой многомерный и системный подход представляется оправданным, поскольку каждое конкретное действие всегда отвечает более общему жизненному отношению, определяемому потребностями и ценностями субъекта, его привычками, простым опытом, которые в свою очередь определяются ещё более общими закономерностями биологического и социального развития, и только в этом контексте оно может получить своё подлинное причинное объяснение. Проблема мотивации в широком смысле предполагает выяснение всех факторов и детерминант, побуждающих, направляющих и поддерживающих поведение человека.

Проведённое В. В. Гульданом и Ю. М. Антоняном изучение мотивов преступлений показало, что их личностный смысл обычно ускользает от сознания, слабо или вообще не охватывается им, носят бессознательный характер. У каждого человека есть основная мотивационная тенденция (или ведущие мотивы), составляющая, в определённом смысле, сущность его личности и, в целом, определяющая поведение. Учёт этой тенденции позволяет связать воедино и объяснить преступные действия в прошлом, поведение в период отбывания наказания и последующие поступки, а тем самым и прогнозировать поведение, учитывая и наличие аномалий психики.

Однако несмотря на то, что мотивы многих преступлений носят бессознательный характер, неосознанность мотивов не освобождает от уголовной ответственности за совершение преступных действий, поскольку субъект осознаёт их уголовно наказуемый характер.

Необходимо сказать, то большинство противоправных действий аномальных личностей носит полимотивированный характер.

У лиц с психическими аномалиями разной нозологии выделяют три основных типа мотивации поведения, определящие механизм общественно опасных действий.

Первый тип характеризуется отсутствием (разрывом) связи между потребностью, мотивом и поведением. Их называют и беспотребностными, и безмотивными.

Второй тип мотивации общественно опасных действий лиц с психическими нарушениями связан с реализацией патологических (бредовых) мотивов, побудительная функция которых в результате болезненной трансформации приобретает характер сверхсильной мотивации. Ведущий бредовый мотив придаёт особое содержание всей деятельности больного, потому что им определяются не только побуждения, но и особенности смыслообразования, меняется смысл всех стимулов мира. Образуется порочный круг бредового поведения.

Третий тип мотивации противоправных действий у лиц с психическими нарушениями подчиняется общим закономерностям поведения человека, формируется в процессе актуализации потребностей субъекта, ставящего перед собой определённые цели, в процессе деятельности, отражающей все стороны личности, в том числе и её патологические изъяны, дефекты мышления, интеллекта, эмоционально-волевой сферы.

Б. В. Зейгарник выделила разные варианты нарушения строения мотивов при личностной патологии, в основе формирования которых лежат два психологических механизма мотивообразования:

  1. нарушение опосредования потребностей;
  2. нарушение их опредмечивания.

Нарушение опосредования потребностей заключается в несформированности или в разрушении социально детерминированных способов реализации потребностей.

Нами изучена криминальная мотивация 120 лиц с психическими аномалиями, совершивших сексуальные правонарушения, у которых исходя из особенностей нарушения психической деятельности на патопсихологическом уровне выделены шизофренический психопатический, органичекий, олигофрренический и психогенной дезорганизации симптомокомплексы.

Поведенный анализ показал, что аффектогенные мотивы часто наблюдаются в преступных действиях психопатических личностей и у лиц с психопатоподобными расстройствами. Это объясняется особенностью эмоциональных реакций этих преступников, их повышенной возбудимостью, застреваемостью аффективных переживаний, разрядка которых часто приводит к действиям, отличающимся жестокостью, агрессивностью, вандализмом.

Эти психопатические аффективные реакции чаще всего являлись психогенно спровоцированными, особенно когда психогения была адресована «больному пункту», имеющемуся у данного человека.

Условием возникновения аффективных реакций был внутренний конфликт между необходимостью действовать и субъективной невозможностью найти адекватные для этого средства, которые могли бы разрушить сложившуюся ситуацию.

Пониженное настроение, переутомление, соматическая ослабленность и некоторые характерологические особенности психически здоровых лиц (недостаточно устойчивая самооценка, неспособность к быстрому принятию решений в сложных ситуациях) способствовали облегчению возникновения аффективной реакции.

У психопатических личностей и у лиц с психопатоподобными расстройствами (алкоголики, наркоманы, олигофрены и т. д.) наиболее аффектогенными являются следующие ситуации:

а) предъявляющие повышенные требования к возможностям нервной организации, к слабым звеньям высшей нервной деятельности, лежащей в основе того или иного типа психопатий. Например, для астенических психопатов — это навязывание несвойственного им ритма работы;

б) ущемляющие основные личностные позиции субъекта, его эгоцентрические и эгоистические притязания, разрушающие его самооценку (особенно это касается истерических психопатов);

в) предъявляющие повышенные требования к когнитивной регуляции поведения (олигофрения);

г) субъективно ощущаемые как несущие угрозу, в том числе биологическому существованию индивида (шизоидные психопаты);

д) дающие возможность разрядки аффективных переживаний (астенические психопаты).

Для различных психических аномалий действие таких ситуаций различно.

Для возбудимых психопатических личностей аффектогенными чаще становились ситуации, затрагивающие их самооценку, притязания, требующие уступать занятые позиции, свои истинные или мнимые привилегии, поступиться своими правами или собственностью, требующие спокойствия, ожидания, хладнокровия, невмешательства, а также покушающиеся на индивидуальные стереотипы поведения.

Для истерических психопатов аффектогенными условиями являются такие, которые ограничивают их внешние контакты, не дают возможности самовыражения в яркой форме, а также ситуации, снижающие самооценку, затрагивающие уровень притязаний, разоблачающие их манипулятивное поведение, разрушающие защитные механизмы личности. Конфликты с окружающими у психопатических лиц истерического круга возникают из-за того, что их притязания, потребность во внимании не находили отклика у окружающих. Намеренная аффектация использовалась как средство привлечения внимания, нажима на окружающих с целью добиться признания, причём на первый план в ней выступали самовзвинчивание и демонстративность.

У психопатических личностей тормозимого круга аффектогенные мотивы реализовались в ситуациях, затрагивающих сенситивные стороны их личности, угрожающих компенсаторным личностным образованиям, требующих длительного физического и нервного напряжения, ответственности, множественности контактов с окружающими, решительности, смелости, необходимости отстаивать свои позиции. Аффектогенными для тормозимых психопатов являлись ситуации нарушения или изменения привычного стереотипа деятельности, требующие несвойственного им, навязанного извне ритма работы, принятия значимых решений в ситуации неопределённости.

Ситуационно-импульсивные мотивы вели к непосредственному удовлетворению актуальной потребности с помощью «ближайшего» объекта без учёта существующих социальных норм, прошлого опыта, внешней обстановки, возможных последствий своих действий. Наиболее часто такие мотивы встречаются у олигофренов, возбудимых и неустойчивых психопатов.

Как правило, ситуационно-импульсивные мотивы реализуются в противоправных действиях, для которых характерно отсутствие этапа предварительного планирования и выбора адекватных объектов, целей, способов и программы действия для удовлетворения актуальной. потребности.

Намерение совершить преступление формируется непосредственно в сложившейся ситуации. Решающую роль в этих случаях играет наличие объекта, способного удовлетворить актуальную потребность и субъективно воспринимаемого как весьма доступный.

Анэтические мотивы — это мотивы, в которых нарушения опосредования деятельности затрагивают самый высший уровень регуляции поведения — морально-этические и правовые нормы.

Наиболее часто они встречаются у больных олигофренией в степени дебильности, неустойчивых психопатов, истерических и возбудимых.

Все противоправные действия по анэтическим мотивам совершаются при игнорировании существующих правовых и социальных норм. Ведущим условием формирования анэтических мотивов было преимущественное игнорирование социально-правовых норм.

Изучение мотивации поведения психопатических личностей и лиц с психопатоподобными расстройствами показало, что их преступные действия часто связаны с реализацией потребностей в объектах биологически неадекватных или запрещённых существующими социальными нормами. Это, иными словами, объекты-«суррогаты», которые приобретали побудительную и смыслообразующую функцию.

Наиболее многочисленную группу лиц, в основе противоправного поведения которых лежат мотивы-«суррогаты», составляют психопатические личности с сексуальными перверзиями, которые и обусловливают совершение различных сексуальных преступлений.

В клинических исследованиях сексуальные перверзии рассматриваются как нарушение психосексуальной ориентации (искажение направленности полового влечения и форм его реализации).

Таким образом, нарушение процессов опосредования и опредмечивания сексуальных потребностей и исполнение неадекватных типов сексуальной мотивации — это те мотивационные нарушения, которые очень часто встречались среди лиц с психическими аномалиями, совершивших сексуальные правонарушения. Глубокое исследование феномена криминальной мотивации тем более значимо, в плане прогнозирования преступного поведения лиц, уже совершивших преступление.

Адрес для переписки:
dishlevoy@mail.ru

Консультации по вопросам судебно-психиатрической экспертизы
Заключение специалиста в области судебной психиатрии по уголовным и гражданским делам


© «Новости украинской психиатрии», 2001
Редакция сайта: editor@psychiatry.ua
ISSN 1990–5211